Читать онлайн Завтрашние мечты, автора - Кэлмен Хизер, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэлмен Хизер

Завтрашние мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Они отдыхали на прекрасном берегу моря. И погода, и все кругом было чудесным. Пушистые белые облака плыли по голубому небу, и каждое облако было похоже на какое-нибудь животное, выступающее в цирке. Воздух был напоен ароматом сирени и казался слаще, чем в раю; нежный ветерок доносил теплое дыхание весны. Внизу простиралось море, гладкое и сверкающее, как бесконечно огромный изумруд. Вокруг них цвели цветы самых разных форм и оттенков. Кругом сидели кролики.
Сет постелил на траву дорогой персидский ковер, на котором они теперь лежали, держась за руки, и наблюдали, как очаровательный Томми носился от кролика к кролику, кормил их печеньем и прижимался розовой щечкой к пушистому меху.
Их Томми был таким веселым, любознательным мальчиком, высоким и здоровым, как его отец. Он постоянно бегал взад и вперед, всегда находился в движении, всегда что-то искал. «Настоящий егоза», — с улыбкой называла его няня.
— Посмотри, мама, — закричал он, его детский голосок дрожал от волнения. — Я нашел счастливого кролика! — Он побежал к ней, держа в руках серого кролика с розовой ленточкой.
Пенелопа поцеловала улыбающиеся губы Сета, а затем села, ее сердце наполнилось радостью, когда она раскрыла объятия навстречу бегущему мальчику. Томми бежал и бежал, его маленькие ножки быстро семенили по земле, но он не приближался. Казалось, он застыл во времени и пространстве далеко от нее.
Потом она увидела темную, ужасную, бесформенную тень, следовавшую за ним по пятам.
— Томми! — закричала она, отчаянно пытаясь подняться на ноги. Но ноги ослабели и сделались ватными, они не могли удержать ее. Снова и снова выкрикивая его имя, Пенелопа пыталась доползти до него и спасти от приближающегося к нему кошмара. Но руки, так же как и ноги, отказывались служить ей, и она упала, беспомощно цепляясь за землю. — Томми…
Тут чернота приблизилась и поглотила его, лишь отдаленное эхо его голоса слышалось еще некоторое время.
— Нет, только не это, — рыдала она. Все вокруг медленно исчезло, оставив ее одну в бесконечной пустоте. — Томми…
— Тише. Все хорошо, родная, — произнес успокаивающий голос в темноте. Что-то знакомое было в этом голосе, такое доброе и спасительное, как объятия любящего человека. Кто-то взял ее за плечи и нежно встряхнул. — Открой глаза и посмотри на меня, Пен. Давай. Пора просыпаться.
Пенелопа нехотя подчинилась. Смутно соображая после сна, она уставилась на склонившуюся над ней фигуру. Но Пенелопе не пришлось дожидаться, пока зрение прояснится, чтобы догадаться, кто это был; она везде узнает эти яркие медные волосы.
— Холли! — воскликнула она, бросаясь к ней в объятия. — Неужели это действительно ты?
— Собственной персоной, — заверила ее Холли и обняла.
— Но как… когда? — Она снова посмотрела в лицо своей невестки, не осмеливаясь поверить, что это не сон.
— Джейк получил телеграмму от Сета, тот просил нас приехать. Бармен в салоне Шекспира сказал нам, где вы находитесь.
Пенелопа с беспокойством взяла Холли за руку.
— Ты уже видела Сета?
— Бедолага. Ему ужасно не повезло, — сказала Холли. — Мы говорили с ним, как только приехали. Джейк и сейчас еще у него.
— Но ему сейчас гораздо лучше, правда? Если что-то случится с Сетом…
— Похоже, он идет на поправку, но я буду знать наверняка, как только осмотрю его. Он просил меня поговорить сначала с тобой… наедине. — Она прижала свою прохладную ладонь к щеке Пенелопы. — Он рассказал нам о ребенке. Мне очень жаль. Мне бы хотелось хоть чем-то помочь.
Пенелопа с трудом сглотнула и отодвинулась, стыдясь встречаться с сочувствующим взглядом Холли. Уставившись на серые уши плюшевого кролика, торчавшие из-под смятого одеяла, она пробормотала:
— Ты, должно быть, считаешь меня порочной.
— Порочной? — В голосе Холли прозвучало искреннее удивление. — Конечно, нет. А почему ты так думаешь?
Пенелопа опустила голову, слишком придавленная чувством вины и раскаяния.
— Потому что я убила своего сына и едва не убила Сета.
Повисло долгое молчание, затем Холли вздохнула.
— Посмотри на меня, Пенелопа. — Когда та не сразу подчинилась, Холли взяла ее за подбородок и приподняла ее голову. — Я хочу, чтобы ты смотрела на меня. Я должна быть уверена, что ты поймешь то, что я тебе скажу.
Пенелопа покорно подняла ресницы, чтобы встретиться взглядом с невесткой. Золотисто-карие глаза Холли были мягкими и теплыми, располагающими к доверию.
— В том, что случилось, нет твоей вины, — сказала она, делая упор на каждое слово. — Как бы это ни было трагично, но дети умирают от кори каждый день.
— Но это была моя вина, — настаивала Пенелопа. — Томми был слабым, болезненным. Ему нужен был постоянный медицинский уход с самого рождения. Из-за моих глупых ошибок его ни разу не осмотрел настоящий доктор, вплоть до самого конца. Но уже было слишком поздно.
— Но ты не отказывала ему в заботе, — твердо произнесла Холли. — Сет рассказал нам об этой ужасной женщине, дю Шарм.
Пенелопа снова посмотрела на кроличьи уши.
— Если бы я поступилась своей гордостью и вернулась домой в Сан-Франциско, когда поняла, что беременна, то он бы никогда не попал в руки Адель. И ничего этого не случилось бы. — Она дотянулась и провела пальцами по бархатному ушку. — Он был бы жив сегодня.
— Если бы ты вернулась домой в Сан-Франциско, чтобы родить ребенка, и я не отрицаю, что это было бы самым разумным, то он мог бы умереть от кори и там. В прошлом году в городе была страшная эпидемия этой болезни. Она унесла много ребятишек. Мы едва не потеряли нашего Рида.
Холли продолжала говорить, но все ее слова пролетали мимо ушей Пенелопы. Она вытащила из-под одеяла кролика Томми и, крепко сжав его шею, медленно подняла перед собой. Вид его вышитого крестиком носа и блестящих стеклянных глаз вернул ее в тот день, когда ее сыну исполнилось два годика. Она вспомнила, как он обрадовался игрушке, как радостно звучал его негромкий смех, и ей показалось, что она увидела его личико, отражавшееся в глубине глаз кролика. Он казался таким счастливым… таким красивым… как ангел.
— О Томми, — всхлипнула она, прижимая игрушку к груди. — Мой дорогой. Мне так жаль. Пожалуйста… прости меня. Я люблю тебя. Я не хотела убивать тебя… я…
— Ради Бога, Пен! Послушай меня! — потребовала Холли, схватив ее за плечи и сильно встряхнув. Пенелопа вырвалась и крепче прижала кролика.
— Нет, это ты послушай меня, — перебила она Холли громким шепотом. — Бог отнял моего ребенка, потому что я была эгоистичной и порочной, потому что я не заслуживаю любви. Он пытался отобрать Сета по той же самой причине.
Холли покачала головой.
— Это глупости. Бог не отбирал твоего ребенка, чтобы наказать тебя, и ты не причастна к тому, что произошло с Сетом. Он сказал, что на него напали, когда он находился за городом.
Пенелопа холодно посмотрела на нее.
— На Сета напали из-за меня. Адель наняла этих людей кастрировать, а затем убить его, потому что он любил меня. — Пенелопа невольно содрогнулась, как это бывало всякий раз, когда она представляла, что могло случиться. — Разве ты не видишь? Бог наказывает меня, забирая тех, кого я люблю. Он проклял меня.
— Нет, я не вижу, — твердо возразила Холли. — Сет жив, и никто, даже Бог не может забрать у тебя ребенка и любовь, которую ты к нему питаешь.
Ногти Пенелопы впились в спинку кролика.
— Как ты можешь говорить такое?! — истерично выкрикнула она. — Он забрал его! Томми умер! Холли нежно улыбнулась.
— Нет. Не умер. Он живет здесь, — она дотронулась до груди Пенелопы, — и он всегда будет жить в твоем сердце. Он будет жить и расти в твоих воспоминаниях.
— Эти воспоминания так мучительны… это мое наказание, — возразила она, прижимаясь щекой к кролику. — Они каждую секунду говорят мне о том, что я потеряла и почему. Они причиняют мне такую сильную боль, что я готова умереть, лишь бы избавиться от этой боли.
— Пенелопа, — прошептала Холли, обнимая ее.
Пенелопа вырвалась и села на край кровати, прижимая кролика так, словно он был ее сыном и она загораживала его от смерти. Глядя сквозь спутавшиеся волосы, она спросила:
— Ты знаешь о несчастьях Томми?
Холли кивнула.
— Сет сказал нам.
— Теперь я понимаю, что они тоже были частью моего наказания, моего проклятия, — продолжала Пенелопа.
— Проклятие не имеет ничего общего с недостатками твоего сына, — уверенно заявила Холли. — Есть вполне объяснимая причина…
— О, сначала я даже не задавалась вопросом, почему он родился не таким, как другие. Я просто любила его и заботилась о нем, — заговорила Пенелопа, совершенно не слушая свою невестку. — Потом Сет рассказал мне о своей дурной крови. — Ее глаза сузились, когда она встретила обеспокоенный взгляд Холли. — Полагаю, ты знаешь об этом? — Она дождалась, пока Холли кивнула, прежде чем продолжить. — Когда он объяснил, как это может отразиться на его потомстве, я подумала о Томми и была уверена, что его несчастья оказались следствием проклятой крови Сета. Но два дня назад миссис Вандерлин рассказала мне подлинную историю рождения Сета, и я увидела правду: не его проклятие повлияло на нашего ребенка, а мое.
— Ты не проклята! — Холли буквально закричала, чтобы Пенелопа услышала ее. — Я точно знаю, что недостатки твоего сына были вызваны родовыми травмами. Эта болезнь называется детский паралич. И единственной помощью для Томми могла быть любовь, и ты дала ему эту любовь. Тот факт, что он прожил так долго, говорит о том, какой сильной она была. Ты не проклята. Несчастья случаются с каждым. Но ведь происходят и хорошие события… даже прекрасные!.. Как появление Томми, Сета в твоей жизни. И я всегда убеждаюсь, что добро перевешивает зло примерно в сто раз.
Пенелопа лежала очень тихо, размышляя над ее словами. Конечно, Холли права. Плохое происходит с каждым, но ведь бывает и хорошее. И если бы у нее был выбор, то она скорее предпочла бы страдать, как сейчас, от боли, потеряв Томми, чем никогда не иметь возможности любить его.
— Сет любит тебя. Он страшно переживает, что не может тебя успокоить, — продолжала Холли. — Он хочет жениться на тебе, ты же знаешь.
— Сет. — Пенелопа вздохнула. — Я… я не знаю. Я люблю его, но мы так много перенесли вместе, так много печали. Я боюсь, что боль всегда будет присутствовать между нами и она омрачит наше счастье в будущем.
— Но она также может сделать ваши узы более крепкими, — заметила Холли. — Прежде чем решить, тебе следует поговорить с ним. Ему просто не терпится увидеть тебя. Когда я оставляла мужчин, Сет пытался уговорить твоего брата помочь ему выбраться из постели, чтобы он мог дойти до тебя.
— Ты права… как всегда, — призналась Пенелопа с усталой улыбкой. — Я должна поговорить с Сетом.
— Хорошо. — Холли села, безуспешно пытаясь разгладить смявшиеся светлые шелковые юбки. — Джейк тоже очень хочет увидеть тебя. И не думай, — добавила она, словно прочитав мысли Пенелопы, — он не собирается ругать тебя. Он просто хочет обнять тебя и убедиться, что с тобой все в порядке.
Поцеловав Пенелопу в лоб, она поднялась.
— Могу я передать Сету, что ты навестишь его сегодня днем?
Пенелопа кивнула и села.
Холли направилась к выходу, но остановилась, взявшись за ручку двери.
— Пен?
Пенелопа подняла голову.
— Ты не всегда будешь чувствовать себя так, как сейчас. Со временем боль утраты утихнет, уверяю тебя. Помни об этом, когда будешь разговаривать с Сетом.
— Думаю, ты довольно быстро поправишься, — услышала Пенелопа голос Холли, когда подошла к открытой двери в комнату Сета. Нервно теребя черную шелковую юбку, она замерла на пороге, залюбовавшись открывшейся перед ней картиной.
Сет, одетый в свой любимый красный бархатный халат, сидел в просторном кресле возле камина, Холли осматривала его голову, Луиза подворачивала длинные полосатые брюки на его ногах, а Джейк, прислонившись к каминной полке, посвящал Сета в подробности их последнего делового предприятия — сахарорафинадного завода.
Пенелопа некоторое время критически разглядывала своего брата, а затем опять перевела взгляд на мужчину в кресле. Как бы она ни любила брата и каким бы необыкновенно красивым он ни был, в ее глазах он не шел ни в какое сравнение с Сетом. Даже сейчас, когда Сет еще не оправился после болезни.
Сердце ее заныло при виде любимого: лицо осунулось и заострилось, загорелая кожа приобрела сероватый оттенок, как у тяжелобольного. Под его опущенными веками пролегли темные круги, на щеке и возле рта багровели синяки, оставленные Харли и его приятелями.
Холли сняла повязку, чтобы осмотреть его рану, обнажив голову, гладко выбритую с одной стороны и с торчащими, неровно остриженными волосами с другой. Извилистая линия аккуратных стежков на выбритой левой половине свидетельствовала о том, как он был близок к смерти.
У Пенелопы вырвался стон, когда она увидела этот след страданий, выпавших на его долю из-за ее глупости.
Луиза подняла голову, услышав этот звук.
— Пенелопа, проходи, милая, — сердечно пригласила она, в то время как Холли одобрительно кивнула, а Джейк громко приветствовал ее.
Сет не проронил ни слова, да в этом не было нужды. То, с какой теплотой и любовью он смотрел на нее, выражало его радость красноречивее слов.
Как только она подошла к нему, Холли приободряюще сжала плечо Сета и сказала:
— Я как раз говорила Сету, что он быстро идет на поправку. Скоро он снова будет на ногах.
Пенелопа кивнула, неожиданно ощутив неловкость. Не зная, что сказать или сделать, она остановилась возле кресла Сета и снова начала беспокойно теребить шелковую тесьму, украшавшую ее юбку, не слушая Джейка, который что-то говорил. Она чувствовала на себе оценивающие взгляды и все больше смущалась. К счастью, выручила Холли.
— О Господи! Вы только посмотрите, у меня кончилась борная кислота! — воскликнула она, помахивая в воздухе пустой зеленой бутылочкой. — Я не могу закончить обрабатывать голову Сета, пока не раздобуду еще. — Холли перевела взгляд с Сета на Пенелопу, а затем многозначительно посмотрела на своего мужа. — Джейк, дорогой, ты не сбегаешь и не купишь мне новую бутылочку?
Джейк приподнял темную бровь в ответ на ее явный намек и кивнул.
— С удовольствием.
Когда Джейк вышел, Луиза собрала разбросанные на столике остатки бинтов и спросила:
— Вы не возражаете, если я помогу вам приготовить свежую повязку, доктор Пзрриш? — Холли с готовностью кивнула, и они тоже вышли, оставив Пенелопу наедине с Сетом.
Довольно долго никто из них не осмеливался заговорить. Наконец Сет попытался пошутить:
— Я знаю, что выгляжу ужасно, милая, но ты не превратишься в камень, если посмотришь на меня.
В его словах проскальзывала такая боль, что ей захотелось обнять его и утешить, как в ту ночь, когда он плакал у нее на руках. Но именно воспоминание о той ночи и ее обещании выйти за него замуж, обещании, которое она собиралась нарушить сейчас, остановило ее.
Изобразив бодрую улыбку, она подняла глаза и посмотрела на него.
— Ты не выглядишь ужасно, — заявила она, потянувшись, чтобы погладить его остриженные волосы. — Ты всегда такой красивый.
Он вздрогнул и перехватил ее руку, не давая дотронуться до своей головы. Поцеловав ее пальцы, Сет сказал:
— Я ценю твою деликатность, но я видел себя в зеркале. Я похож на лишайную собаку. — Тут он мягко улыбнулся ей. — Мне очень не хотелось, чтобы ты видела меня таким, но я тревожился, все ли с тобой в порядке.
То, что он, избитый до полусмерти и едва не погибший, заботился прежде всего о ней, потрясло Пенелопу. Чувства вины, сожаления, грусти сразу навалились на нее, и она опустилась на колени перед ним.
— О Сет, — растерянно проговорила она. — Прости меня. Я… я все так испортила.
— Тише, принцесса, не надо, — успокоил он, наклоняясь и вытирая слезу на ее щеке. — Мы оба виноваты в том, что случилось.
Она покачала головой.
— Ты только старался защитить меня.
— А ты старалась защитить своего сына. Так что ты не можешь обвинять себя. — Он взял ее за подбородок, приподнял голову и заглянул в лицо. Его глаза были полны нежности.
— Мы оба просто делали то, что считали необходимым. Я думаю, настало время простить друг другу наши ошибки и продолжать жить дальше.
Пенелопа слабо улыбнулась.
— Твоя мать рассказала мне, что твоим отцом был Мартин Вандерлин. Так что у тебя впереди целая жизнь, которую ты можешь прожить так, как захочешь.
— Я хочу прожить ее с тобой, если ты все еще любишь меня. — В его глазах вспыхнул огонь страсти, который она так хорошо знала. — Выходи за меня, Пенелопа. Нам хорошо будет вместе, мы наполним нашу жизнь любовью и радостью. Мы сделаем все, что задумали… мы осуществим наши мечты, — с мольбой произнес Сет.
Она собралась было сказать, что все их мечты уже неосуществимы, но он не дал ей открыть рот.
— Теперь я могу предложить тебе настоящее имя, гордое имя, которое мы сможем дать нашим детям. Нет, — торопливо добавил он ласковым голосом, — не думай, эти дети никогда не заменят нам Томми. Он всегда будет самой дорогой частью нашей жизни, я обещаю. И хотя я никогда не знал его по-настоящему, надеюсь, что ты познакомишь меня с ним, будешь рассказывать о нем.
Он наклонился ближе, пока их губы не оказались совсем рядом.
— Скажи «да», милая. Скажи, что ты станешь миссис Сет Вандерлин.
Пенелопа резко отодвинулась, ее разбитое сердце разлетелось на миллион острых осколков.
— Я не могу, — прошептала она. — Прости… но я не могу выйти за тебя замуж.
Сет выглядел таким ошеломленным, словно она ударила его в живот.
— Разве ты не понимаешь, Сет? — Она в отчаянии теребила краешек его халата, ей трудно было видеть боль в его глазах. — Наша женитьба не приведет ни к чему хорошему. Хотя я люблю тебя так же, как и раньше… даже больше, но между нами слишком много боли и печали, и вместе мы не сможем обрести покой. Мы просто разрушим друг друга.
— Однажды ты решилась поставить на нашу любовь, когда все было намного хуже, — хрипло прошептал Сет. — Ты осмелилась поверить тогда, неужели ты не сможешь сделать то же самое сейчас?
Пенелопа уставилась вниз, перебирая пальцами тесьму на юбке, слезы застилали ей глаза, когда она покачала головой.
— Поверить тогда значило иметь веру в тебя. Поэтому я так охотно сделала это. Я знала, что даже если безумие попытается овладеть тобой, ты все равно найдешь способ одолеть его, чтобы остаться со мной. Но сейчас, — тут она снова покачала головой, — это означает поверить в себя. Поверить, что я смогу смотреть на тебя и не думать о Томми… не вспоминать о своих ошибках, своих горестях.
Она заставила себя посмотреть в его потухшие глаза.
— Пожалуйста, прости меня, Сет. Но я не могу поверить. У меня нет сил.
Сет со вздохом потер себе виски. Если кто и выглядел побитым жизнью, так это Сет Вандерлин.
— Возможно, со временем ты передумаешь, — прошептал он, закрыв глаза, точно ему было больно смотреть на нее. — Тебе нужно подождать несколько месяцев, прежде чем дать мне ответ.
— А если ответ не изменится?
— Я больше всего хочу сделать тебя счастливой, Пенелопа. Но если ты решишь, что моя любовь не может сделать этого, то я не буду настаивать. — Он опустил руки на колени и медленно открыл глаза. — Окажи мне любезность, давай заключим с тобой последнюю сделку. Я больше ни о чем не буду просить тебя.
Она улыбнулась, несмотря на тяжесть, сдавившую ей сердце.
— Что за сделка, мистер Тайлер… Вандерлин?
Сет слегка улыбнулся, когда она назвала его новое имя.
— Мы с матерью решили объединить пивоварню Вандерлинов с городской пивоварней. По моим подсчетам, на все это потребуется около шести месяцев. Потом я вернусь в Сан-Франциско. Если за это время твое настроение изменится, то ты попросишь меня жениться на тебе, что я немедленно сделаю. В противном случае я больше никогда не вернусь к этому разговору. — Он протянул ей руку. — Договорились?
Когда они пожимали друг другу руки после заключения сделки, Пенелопа молча вознесла молитву:
«Пожалуйста, Господи. Пожалуйста, надели меня мудростью, чтобы принять верное решение». Затем она спрятала в складках юбки левую руку и скрестила пальцы.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер



Как мне нравился первый роман в серии, смешной,интересный, и я прочитала продолжение. Разочаровалась. Такое ощущение, что писательница не любит своих героев. Беднаые герои, стоьлко пережили.
Завтрашние мечты - Кэлмен ХизерМария
30.04.2014, 14.00





роман понравился.только концовка грустная.
Завтрашние мечты - Кэлмен ХизерТомыч
10.09.2014, 16.42





Роман не вызвал никаких чувств, кроме недоумения - как у автора возникла идея такого неестественного сюжета, ведь невозможно, чтобы большинство героев были недоумками.
Завтрашние мечты - Кэлмен Хизернадежда
11.02.2016, 18.23





пока читала роман в голове была только одна мысль:" в конце концов автор прикончит главного героя".....столько горестных собитый на протяжении всего романа....почитать можно, но перечитывать....я не буду. 7 из 10
Завтрашние мечты - Кэлмен Хизералена
1.06.2016, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100