Читать онлайн Завтрашние мечты, автора - Кэлмен Хизер, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэлмен Хизер

Завтрашние мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Удача могла вернуться к нему. Он чувствовал это всем своим существом. После целой ночи бесконечных проигрышей огромный выигрыш маячил совсем близко. Чтобы отыграться, ему нужна была только тысяча долларов.
Майлс пробирался по коридору к конторе Сета Тайлера. Он напряженно прислушивался, пытаясь уловить признаки жизни за закрытыми дверями по обеим сторонам коридора. Все было тихо. Он улыбнулся. Да, удача явно благоприятствовала ему. Никого из девушек еще не было, хотя солнце уже высоко поднялось над горизонтом.
Что до других обитателей, то своей матери он не видел с прошлого вечера, а остальные, все картежники, дожидались внизу, пока он раздобудет деньги для финальной партии в покер.
Именно этим он сейчас и занимался, собираясь заполучить нужную сумму из сейфа Тайлера. Вчера банк закрылся гораздо раньше в честь скачек, и вся выручка за четверг лежала в сейфе вместе с деньгами на текущие расходы салона. Из подслушанного вчера разговора между Монти и Тайлером он узнал, что в сейфе больше двух тысяч долларов.
На лице Майлса появилась лукавая улыбка, когда он остановился перед дверью конторы и достал из кармана несколько причудливо изогнутых проволок. Майлс знал, что большинство знакомых считали его полным дурачком, но он мог открыть любой замок, а также взломать сейф. Этим навыкам он выучился в пятнадцать лет от одного вора, любовника своей матери. Обычно у него не хватало духа пустить в дело свое мастерство, что весьма огорчало его мать. Но когда он все-таки прибегал к этому, никто ни разу не заподозрил его в совершении преступления. Никто не верил, что Майлс способен на серьезное дело, а тем более на взлом сейфов.
Он рассчитывал, что и на этот раз ему все сойдет с рук, если кражу вообще заметят в суматохе, которая поднимется, когда изуродованное тело Тайлера привезут в город, вероятно, уже сегодня днем. Майлс захихикал, засовывая отмычку в замочную скважину. Он намеревался стоять возле Лорели, когда, она увидит труп Тайлера, чтобы можно было сказать ей, кто виновен в его смерти и почему это произошло. Она будет так сильно опасаться за жизнь своего выродка, что беспрекословно подчинится ему.
Она даже переспит с ним. Он облизал губы, когда представил, как будет лежать на ней и погружаться в ее нежное тело. Без сомнения, она будет очень напряжена от отвращения, а значит, сильнее сожмет его плоть. Майлс ощутил возбуждение, когда замок щелкнул и открылся.
Спрятав отмычки в карман, он открыл дверь и проскользнул внутрь, сразу же замерев на пороге. На углу стола стояла зажженная лампа. Сердце у него тревожно забилось. Здесь кто-то был, и совсем недавно. Может, Тайлеру каким-то образом удалось избежать смерти…
Конечно, нет, успокоил он себя. Мать обещала убить Сета Тайлера, а она всегда выполняет свои обещания. Нет, если здесь кто-то и был, то это скорее всего Монти. Бармен вчера подсчитывал остатки спиртного, когда Майлсу удалось подслушать их разговор с Тайлером, и, наверное, он пришел пораньше, чтобы завершить подсчеты. В таком случае он, вероятно, находится внизу, в салоне, сверяя счета, и может появиться здесь в любую минуту.
Чтобы его не схватили с поличным, Майлс торопливо направился к сейфу в дальнем углу комнаты. Когда он обошел массивный стол, то вновь внезапно застыл на месте, на этот раз не от страха, а от шока.
Там, на полу, спали глубоким сном, прикрывшись черной накидкой, Лорели и вполне живой Сет Тайлер. Сет тесно прижался к ее спине, а их соединенные левые руки отдыхали на ее обнаженной правой груди. Они представляли собой живописную картину счастливых любовников.
Майлс не двигался, пораженный видом парочки. Потом его шок перерос в смертельную ярость. Лорели была его! Его, черт возьми! Зарычав от злости, он выхватил из сапога длинный охотничий нож, который всегда носил с собой во время карточных игр, и нанес удар. Тайлер заплатит за то, что украл его женщину, и дорого заплатит! Он довершит то, что не довел до конца Харли, и отправит этого негодяя прямо в ад, где ему самое место!
Сет вскочил с громким воплем, разбуженный неожиданной резкой болью. Он отчаянно пытался увидеть, кто это ругался и выкрикивал разные угрозы, но голова продолжала кружиться, и он видел только неясную тень, мелькавшую перед ним.
Словно издалека, до него донесся крик Пенелопы:
— Нет, Майлс! Боже, нет! — Затем ее мягкое тело метнулось к нему, сбив его с ног и прикрыв собой, словно щитом.
Сквозь проясняющийся в глазах туман Сет наконец увидел, что она делала, — она защищала его от Майлса. Стиснув зубы от подкатившей к горлу тошноты, он сосредоточился на распластавшейся на нем фигуре, стремясь наконец разглядеть ее. Черт! Это он должен защищать ее, а не наоборот. Она может быть ранена, прикрывая его.
К счастью, Майлс прекратил свою атаку, затеяв словесную перебранку с Пенелопой и давая тем самым Сету необходимое время для того, чтобы прийти в себя. Когда сильное головокружение утихло, он смог оценить ситуацию.
— Ты моя, Лорели! Моя! — орал Майлс, его голос дрожал от ярости. — Пора тебе понять это!
— Я не твоя и никогда не была твоею, — вскричала она, — я тысячу раз говорила тебе об этом! Почему ты не можешь смириться с этим?
У Майлса вырвался хриплый, неприятный смешок.
— Посмотрим, кто смирится, когда твой любовник будет раздавлен, как рождественская индейка, а твой выродок лишится одного или двух пальцев. Предвижу, что тогда ты сделаешь все, как я скажу.
Она оцепенела.
— Если ты хоть пальцем тронешь Сета или моего сына, клянусь, я убью тебя!
Ее сын? Сет перевел взгляд с Майлса, размахивавшего ножом, на Пенелопу.
— Сын? Что за черт?
В его сознании отдельные кусочки один за другим стали складываться в единое целое: напряженность в ее голосе, когда она задавала якобы теоретические вопросы о последствиях возможной беременности; ее задумчивый взгляд, когда интересовалась, будет ли он любить их ребенка, и ее явное облегчение, когда он ответил утвердительно.
Майлс схватил Пенелопу за волосы и сбросил ее с Сета.
— Сука! — заорал он. Прежде чем Сет смог что-то сделать из-за своей замедленной реакции, актер отбросил нож и дал ей такую пощечину, что она с рыданиями отлетела в сторону.
Ярость вернула Сету силы. Он ринулся на противника и сбил его с ног. Не обращая внимания на новый приступ головной боли, он повалил Майлса на пол, не давая ему дотянуться до ножа. Подмяв под себя актера, продолжавшего ругаться и изрыгать проклятия, Сет посмотрел ему прямо в глаза и зашипел:
— Урок номер один: джентльмен никогда не ударит женщину. — Тут он с ненавистью двинул кулаком по лицу Майлса. Раздался треск, и из сломанного носа Прескотта полилась кровь.
Майлс выгнулся и заорал от боли, задев локтем сломанное ребро Сета. У Сета потемнело в глазах, и он скатился с врага, инстинктивно прижимая руку к боку.
Когда он лежал, согнувшись, раздался крик Пенелопы:
— Сет! «Оглянись!
Он как раз вовремя поднял голову, чтобы увидеть, как Майлс приближается к нему с ножом в руках. Острое лезвие, направленное ему в грудь, ярко сверкнуло в утренних лучах солнца. Придерживая сломанное ребро, Сет откатился в сторону, подставив под удар правую руку.
Когда нож вонзился в его руку, Пенелопа вскочила на спину Майлса и начала колотить его по голове и плечам.
— Помогите… хоть кто-нибудь! — кричала она.
— Заткнись, мразь! — завопил Майлс, отбросив нож, чтобы скинуть ее с себя и отшвырнуть на пол. Когда он злобно схватил ее за волосы, она, продолжая кричать, стукнула по его сломанному носу. Актер взвыл и ударил ее кулаком по лицу. Она, словно тряпичная кукла, отлетела на ковер.
Зарычав от ярости, Сет набросился на противника, двинув его с такой силой, что тот распластался на полу.
Придавив его своим телом, Сет осыпал его градом ударов. Сквозь безумную злость, которая затуманила его сознание, и хриплые вопли Майлса он услышал:
— Прекратите это! Черт, прекратите! — Кто-то напал на него сзади, нанеся удар по почкам.
Ругаясь, он скатился с Майлса, схватив по пути своего нового врага, блондинку в синем шелковом платье. Только когда он полностью парализовал брыкающуюся и царапающуюся женщину, ему удалось узнать Адель дю Шарм.
— Черт, Тайлер, выпусти меня, — шипела она, как змея, приготовившаяся напасть.
В противоположной стороне комнаты послышались голоса и удивленные возгласы. Сет посмотрел туда, продолжая крепко прижимать Адель к ковру. В дверях стояли три девушки, зачарованно уставившись на его голое тело. Но их взгляды тут же переметнулись на женщину под ним, которая завопила:
— Помогите мне! Помогите! Он пытается изнасиловать меня!
Услышав вопли Адель, одна из девушек торопливо побежала по коридору, что-то бормоча о шерифе, находившемся на третьем этаже с Титанией. Две оставшиеся девицы переминались с ноги на ногу, неуверенно глядя друг на друга.
Едва Сет открыл рот, чтобы разоблачить Адель как лживую суку, до него донесся стон Пенелопы:
— Сет?
— Я здесь, — хрипло отозвался он, выпустив Адель, чтобы добраться до пытавшейся сесть Пенелопы. — Я здесь, родная. Все хорошо. — Когда он нежно накрывал ее накидкой, сзади он услышал глухой рев.
Быстро повернувшись, Сет увидел Майлса, занесшего над ним свой нож. Не имея возможности уклониться в сторону, ведь тогда под удар попадала Пенелопа, Сет сделал единственно верный шаг — он бросился прямо на актера.
Завизжав, как раненая свинья, Прескотт опрокинулся на спину. Двое мужчин, сцепившись, катались по полу, ударяясь то о мебель, то о стены, пока с дикой яростью боролись за нож.
Наконец они внезапно прекратили борьбу, оставшись лежать возле стола.
Женщины не издали ни звука, глядя туда, где неподвижный Майлс лежал поверх совершенно безжизненного Сета. Между их телами струилась кровь.
Зарыдав от страха, Пенелопа кинулась к лежавшим мужчинам, забыв о своей наготе и стремясь только добраться до Сета.
— Сет! — кричала она, нежно убирая волосы с его бледного лица. Его волосы были выпачканы кровью, как и та сторона головы, где прошлым вечером доктор накладывал швы. — Пожалуйста, любимый! Только не умирай, — молила она. — Ты так нужен мне.
Его длинные ресницы дрогнули, глаза медленно открылись. Некоторое время он смотрел на нее, словно ничего не понимая. Потом один уголок его рта слегка изогнулся.
— Принцесса?
У нее от счастья ослабели ноги.
— Да, любимый, я здесь.
— Майлс! — внезапно вскрикнула Адель, как будто она вдруг пришла в себя. Встав на колени с другой стороны возле мужчин, она начала трясти своего неподвижного сына, словно пыталась разбудить его то уговорами, то приказаниями. — Черт возьми, Майлс! Вставай сейчас же! Ну, давай. Будь хорошим мальчиком и открой глазки.
Когда он не ответил, она взглянула сначала на Пенелопу, затем на парочку молчаливо застывших девушек.
— Ну? Что вы там встали, как глупые коровы. Помогите мне перевернуть его.
Девушки обменялись беспокойными взглядами, затем неуверенно посмотрели на Пенелопу. Она кивнула, желая, как и Адель, поскорее сдвинуть актера, чтобы можно было увидеть, серьезно ли ранен Сет. Девушки с явной неохотой подчинились. С огромными усилиями им удалось свалить Майлса с Сета. Когда тот перевернулся на спину, все четыре женщины громко ахнули и отскочили назад.
Он был мертв. Его собственный нож поразил его в самое сердце.
Некоторое время женщины стояли как завороженные: девушки с широко открытыми от ужаса глазами, Адель с похожим на горе выражением лица, если она вообще была способна на такие чувства, а Пенелопа с облегчением оттого, что это Майлс, а не Сет лежал с ножом в груди.
Пенелопа первой нарушила эту мрачную тишину. Оторвав взгляд от лица Прескотта, сделавшегося неузнаваемым и превратившегося в застывшую маску сатанинской ненависти, она взглянула на Сета, который пытался сесть.
Повязка на ребрах съехала вниз, бинт на плече размотался, хотя швы каким-то чудом держались. Пенелопа с беспокойством осмотрела его тело. Несмотря на кровь, залившую его грудь и лицо, единственными травмами, которые она обнаружила, были порез на руке и открывшаяся рана на голове.
Пенелопа не могла ничего сделать, поэтому она положила руку ему на грудь, заставляя снова лечь.
— Тебе нужно полежать спокойно, пока не появится доктор, чтобы осмотреть тебя.
Он взял ее руку и поцеловал.
— Я в порядке. Только несколько синяков и царапин. — Он кивнул на свое тело, словно в подтверждение своих слов. Потом, нахмурившись, сказал: — Но я голый.
— Я принесу твои брюки.
— Сначала сама прикройся, — напомнил он, когда она отошла.
В коридоре послышались торопливые, быстро приближающиеся шаги и взволнованные голоса. Пенелопа поспешно закуталась в накидку Сета, затем подала ему брюки. Улыбнувшись в знак благодарности, он стал надевать их.
Когда Сет приподнялся, чтобы натянуть их на бедра, то вздрогнул от острой боли. Прикусив нижнюю губу, он торопливо перевернулся на правый бок и попытался взглянуть на свою левую ягодицу. Там оказалась глубокая рана.
Как раз в этот момент в открытую дверь ворвались шериф, на котором были только брюки, ботинки и пистолет, растрепанная Титания и бегавшая за ними девушка.
Крепко стиснув зубы, Сет надел брюки, невольно застонав, когда жесткая шерстяная ткань задела его рану. Пенелопа нежно положила руку ему на плечо, но кто-то схватил ее за локоть и оттащил от него.
Это оказалась Адель. Ее руки и вечернее платье были перепачканы кровью Майлса, а в покрасневших глазах сквозило безумное отчаяние, еще более ужасающее, чем ее злоба. Глубоко вонзив острые ногти в руку Пенелопы, она прижала ее к себе и прошипела:
— Если ты любишь своего выродка, то держи язык за зубами и подтверди мои слова.
Долгие месяцы страха за жизнь Томми заставили Пенелопу съежиться и покорно кивнуть, от слов Адель у нее перед глазами промелькнули страшные картины смерти ребенка.
Тремя длинными шагами шериф покрыл расстояние от двери до тела Майлса. Он оказался высоким мужчиной, почти такого же роста, как и Сет. Но в отличие от стройного, с крепкими мышцами Сета он был полным и рыхлым. Присев возле трупа, он проревел:
— Что, черт возьми, здесь произошло?
— Он, — затараторила та девушка, что привела его, указывая пальцем на Сета, — пытался изнасиловать ее. — Тут она перевела палец на Адель. — Клеопатра, Джульетта и я видели его. Он лежал на ней, а она сопротивлялась изо всех сил.
Сет недоуменно хмыкнул и поднялся. Тут все заговорили разом.
Шериф вскочил на ноги и выхватил пистолет. Направив его на Сета, он рявкнул:
— Ты, Тайлер, не двигайся! Остальные все замолчите! Я выслушаю каждого по очереди.
Сет равнодушно пожал плечами и присел на край стола.
Бросив на него последний предупреждающий взгляд, шериф повернулся к Адель.
— Начнем с вас, мадам. Что здесь произошло?
Адель крепче вцепилась в Пенелопу, похлопывая ее по спине, словно успокаивая.
— Я услышала крики Лорели и когда зашла посмотреть, то увидела, что Тайлер насилует ее. Я попыталась остановить его, но он набросился на меня, намереваясь сделать то же и со мной. Когда мой сын услышал шум и прибежал ко мне на помощь, Тайлер, — ее голос прервался от жалобного рыдания, — вонзил ему нож в сердце.
Пенелопа громко вскрикнула, ужаснувшись такой лжи Адель.
Адель схватила ее за волосы и прижала лицом к себе, заставив девушку замолчать.
— Тише, дорогая. Я знаю, все это очень тяжело для тебя, но справедливость должна восторжествовать, и мы должны все рассказать шерифу, — громко заговорила она перед собравшимися. Затем она прижалась губами к самому уху Пенелопы и прошептала: — Еще один звук, и твой выродок мертв. Помни об этом.
Пенелопа покорно подчинилась, страх снова сковал ее, но ненадолго. Потом до нее дошло, что Адель не в силах осуществить свои угрозы без помощи Майлса. Неудивительно, что Адель была в отчаянии, ведь она понимала: если Пенелопа расскажет шерифу о похищении ребенка и о шантаже, то никто не поможет ей избавиться от главной улики — Томми, чтобы доказать свою невиновность.
Как только ребенок будет найден, на что потребуется не так много времени (ведь едва Сет узнает, что Томми его сын, он сразу же займется поисками), весь этот кошмар кончится. Адель окажется за решеткой, где и должна быть, а Томми будет спасен. Единственная загвоздка в том, что ей придется рассказать и о своих собственных неблаговидных поступках, приведших к этим неприятным событиям.
От этой мысли все внутри Пенелопы похолодело. Придется рассказать и о том, что она хотела бы скрыть от Сета. И тогда он действительно может почувствовать к ней неподдельное отвращение.
Но разве у нее есть выбор? Если она промолчит, то Сета могут обвинить в изнасиловании и убийстве. И одному только Богу известно, что тогда случится с Томми.
Пенелопа тяжело сглотнула, во рту у нее неожиданно пересохло. Нет, она не станет рисковать жизнями мужчины и ребенка, которых она любила больше всего на свете. И если Сет возненавидит ее, когда узнает правду, что ж, она разберется с этим позже.
Решившись на этот шаг, она начала изо всех сил бороться с Адель. Но несмотря на все ее усилия вырваться, хозяйке удалось легко справиться с Пенелопой, лишь на несколько секунд прервав свою обвинительную речь против Сета.
— Что такое, мисс Лорели? — Шериф перебил Адель, заметив движение Пенелопы.
Девушка попыталась приподнять голову и уличить Адель во лжи. Но та еще сильнее прижала к себе ее лицо, едва не задушив ее.
— Девочка в истерике, — пояснила она шерифу, незаметно ухватив Пенелопу за волосы возле самой кожи. Когда Пенелопа протестующе вскрикнула, Адель с силой дернула ее за волосы, добавив при этом: — Постыдитесь, шериф, вы снова заставили ее плакать.
— Простите, мисс Лорели! — В голосе шерифа звучало искреннее раскаяние.
Совершенно отчаявшись, Пенелопа резко дернула головой, не обращая внимания на сильную боль и целый пук волос, оставшихся в руке Адель.
— Она лжет! Это она преступница, а не Сет Тайлер! Она похитила моего ребенка и шантажирует меня, угрожая его жизни.
— Видите, она совсем потеряла рассудок от шока, — посетовала Адель, пытаясь утихомирить ее.
— Нет! — Пенелопа изо всех сил толкнула Адель, затем рванулась в сторону, высвобождаясь из цепких рук этой ведьмы. Прикрывавшая ее накидка распахнулась, соскользнув на пол, вслед за ней упала и сама Пенелопа, голая, едва не задохнувшаяся.
Шепот пробежал среди столпившегося возле двери народа. Сет кинулся к Пенелопе. Если до этого он казался бледным, то сейчас его лицо сделалось пепельно-серым. Не проронив ни слова, он закутал ее в накидку и помог сесть, старательно все это время отводя от нее взгляд. Пенелопа тоже молчала, сперва она с трудом переводила дыхание, а после просто не знала, что сказать и с чего начать.
Наконец Сет нарушил это молчание.
— Ребенок, он?.. — спросил он хриплым голосом и замолчал, едва их взгляды встретились. Его глаза стали темными, в них смешались самые разные чувства: гнев, недоверие и такая сильная боль, что страшно было смотреть. Ей очень хотелось отвести взгляд, чтобы не видеть этих душераздирающих мучений, но она не могла. Ведь она знала, что сама явилась причиной этого страдания, и ей так хотелось утешить его.
Нежно проведя рукой по его лицу, такому бледному и суровому, словно высеченному из мрамора, она тихо прошептала:
— Да, Сет, у тебя есть сын. Красивый, чудесный сын.
Он закрыл глаза, словно так мог спрятать свою боль.
— Почему ты не сказала мне? Почему? — Его голос был напряженным и глухим.
— Я хотела… я собиралась, — робко возразила она, стараясь заправить за ухо прядь его волос. Он отдернул голову.
— Когда? — потребовал он ответа. Его глаза открылись и сверкали как пламя. — Когда же ты со всеми своими разговорами о любви и доверии собиралась сказать мне о нашем ребенке?
— Я собиралась сказать тебе, как только он оказался бы спасенным от Адель. У меня был план. Я собиралась нанять сыщика.
— Сыщика? — повторил он. Он был так разъярен, что на него было просто страшно смотреть. — Так ты доверила сыщику, какому-то незнакомцу, спасение нашего сына, а не мне, его отцу? Господи, Пенелопа, неужели ты так низко ценишь меня?
— Нет! Все совсем не так, у меня и мысли такой не было, — торопливо заговорила она, отчаянно пытаясь все объяснить. — Ты не понимаешь.
— Да здесь и нечего понимать, — вмешалась Адель. — У нее был ребенок, это правда. Я помогала ей при родах. Но он умер сразу после рождения, а она так и не смогла смириться с этой потерей.
— Это ложь! — воскликнула Пенелопа, торопливо переводя взгляд с Адель на шерифа. — Наш ребенок жив.
Адель изобразила сочувствие на лице.
— Бедняжка. Она продолжает верить, что он жив. Иногда она пытается украсть ребенка у другой женщины, утверждая, что это ее дитя. В другие дни она обвиняет меня или того, кто попадется под руку, в похищении ребенка. Очевидно, травма от изнасилования усугубила ее манию.
— Нет! — Пенелопа в отчаянии посмотрела в нахмуренное лицо шерифа, потом встретила полный злобы взгляд Адель и снова повернулась к Сету. Его лицо казалось совершенно бесстрастным. Обращаясь больше к нему, чем к остальным, она тихо пояснила: — Это правда, что Адель помогла мне при родах нашего ребенка, но он не умер… хотя я чуть не погибла. Это были трудные роды, ребенок шел ножками… У меня открылось кровотечение, я сильно ослабела и подхватила родильную горячку. Пока я находилась в бреду, она похитила моего ребенка и с тех пор использовала его, чтобы шантажировать меня, угрожая причинить ему вред, если я не выполню ее требований.
Она дотронулась до подбородка Сета, точно такого же, как и у их сына, взглядом умоляя поверить ей.
— Я люблю своего ребенка, как люблю и его отца. Эта любовь дала мне силы преодолеть болезнь. С тех пор я делала все, что требовала Адель, надеясь таким путем обеспечить его благополучие. Я оставила свою оперную карьеру, отправилась на Запад с ее компанией; я потеряла деньги, свободу, самоуважение; я обманывала тех, кого очень любила. Я пошла на все ради безопасности нашего ребенка. Он стоит всех этих жертв.
Ей показалось, что его взгляд немного смягчился. Нежно поглаживая его подбородок, она прошептала:
— Сначала я не доверяла тебе из-за того, что ты сказал в Нью-Йорке… обо мне и Джулиане. Я боялась, ты не поверишь, что это твой ребенок, просто рассмеешься и скажешь, что я получила по заслугам.
Его лицо исказилось, словно от острой боли.
— Возможно, ты была права, считая меня глупцом. Возможно…
— Возможно, — спокойно перебила она, — мы оба оказались глупцами. Мне нужно было поверить в тебя вчера, когда ты рассказал мне правду о том, что произошло в Нью-Йорке. — Она покачала головой. — Но я не смогла. Мне было стыдно признаться, что наш сын похищен. Я думала, что вначале должна спасти сына, чтобы ты не считал меня совсем несостоявшейся как мать.
Сет прижал ее руку к своему подбородку.
— Я бы никогда так не подумал, если бы ты давно все рассказала мне. Ты замечательная, любящая мать. Именно такая и нужна моему сыну.
— Все это весьма трогательно, но это просто фарс, — вмешалась Адель в доверительный разговор двух влюбленных. — Ребенок умер, да он и не был твоим, Тайлер. Его отцом был Байрон Гарретт.
Глаза Сета сощурились, когда он перевел взгляд на Адель. Отстранив руку Пенелопы, он поднялся.
— Сет… — начала было объяснять Пенелопа, тоже вставая.
Но он перебил ее:
— Байрон Гарретт? Певец?
— Тот самый. Лорели, или лучше скажем, мисс Пэрриш, — тут Адель с превосходством взглянула на Пенелопу, — сказала, что у нее были отношения с ним во время постановки какой-то оперы в Бостонском театре.
— Я сказала так… — попыталась вмешаться Пенелопа.
Сет снова перебил ее:
— Это была опера Вагнера «Тристан и Изольда», и мисс Пэрриш исполняла партию Изольды. Адель пожала плечами.
— Кажется, да, но опера вряд ли имеет большое значение в этом деле.
— Каждая подробность ее пребывания в Бостонском театре крайне важна для меня, — холодно произнес Сет. — Ведь именно там, после того как упал занавес, мисс Пэрриш согласилась стать моей женой.
Адель хмыкнула.
— Без сомнения, когда она обнаружила, что залетела, то решила завлечь тебя, чтобы дать имя отродью Гарретта.
— Сет… нет, — ахнула Пенелопа, накидка сползла с ее Плеча, когда она потянулась, чтобы схватить его за руку. Но он не обратил внимания на нее.
— Так вы уверены, что это был ребенок Гарретта? — Его глаза превратились в узкие щелочки, когда он смотрел на Адель.
— О, это был Гарретт, верно, — торопливо закивала она, торжествующе взглянув на Пенелопу. — Он был очень похож на него.
Сет неторопливо кивнул, точно размышляя над этим.
— Ну, тогда Гарретт — мужчина весьма редких талантов. Потому что мисс Пэрриш, — тут он бросил Пенелопе извиняющийся взгляд, — была девственна, когда я впервые овладел ею… за несколько часов до его отплытия в Англию.
Пенелопа благодарно улыбнулась, ее сердце радостно забилось, когда на его губах появилась легкая улыбка. Все будет прекрасно. Разве Сет мог быть против нее?!
— Сдается мне, что более важным вопросом является, не кто отец ребенка, а жив или нет этот ребенок, — вмешался до сих пор молчавший шериф. — А это отдельное дело, не связанное с тем, что здесь произошло. — Он показал на тело Майлса.
Пенелопа шагнула вперед, прижимая накидку к груди.
— Если вы, шериф, не возражаете, я расскажу обо всем.
Когда тот кивнул, Пенелопа поведала о слепой страсти Майлса к ней, о событиях, приведших к его смерти.
— Как видите, шериф, — закончила она, — мистер Тайлер просто защищался, когда был убит мистер Прескотт.
— Это правда, шериф, — подтвердил Сет, обняв Пенелопу за талию и поцеловав ее макушку.
Шериф посмотрел на стоявшую перед ним пару, затем перевел взгляд на двух девушек из салона, которые стояли у двери.
— Вы — рявкнул он, жестом руки подзывая их к себе. — Что вы видели?
— Это правда, что мистер Тайлер лежал на Адель, и было похоже, что он собирался изнасиловать ее, — ответила одна из них, рыжеватая девица с приятным веснушчатым лицом. — Но он сразу же вскочил и подбежал к Лорели, когда та позвала его. То, как он нежно накрыл ее и заботливо успокаивал, доказывало, что все было не так, как показалось вначале.
Другая девушка, маленькая хорошенькая брюнетка, закивала головой в знак согласия.
— Похоже, все было так, как сказала Лорели.
Шериф снова повернулся к Адель.
— Ну что, мадам?
Та спокойно пожала плечами, словно сотню раз сталкивалась с подобными ситуациями, что, вероятно, так и было, учитывая ее подлую натуру.
— Может, я не разобралась в ситуации, — хмыкнув, призналась она. — Но что я могла подумать, когда увидела лежавшую здесь голую Лорели? Я и понятия не имела, что она тут с Тайлером.
Она остановила ледяной взгляд на Пенелопе.
— Что до этой чепухи о ребенке, то можно только просить нашу невинную Лорели предоставить доказательства его существования.
Поразмыслив, шериф согласился:
— Да, верно. Мисс Лорели?
Пенелопа в замешательстве перевела взгляд с торжествующего лица Адель на шерифа, ждавшего ответа. У нее не было доказательств, и Адель прекрасно знала об этом. Она сама позаботилась, чтобы у Пенелопы ничего не было.
— Ну, милая? — прошептал Сет, крепче обнимая ее.
— Я… она… — начала заикаться Пенелопа, желая заставить шерифа понять ее положение. — Она прячет его в хижине в предгорье. Я точно не знаю, где… мне завязали глаза, когда мы ехали туда. Но если вы задержите ее на несколько дней, пока я буду искать, то я уверена, что смогу найти его.
Шериф покачал головой.
— Если вы не сможете предоставить доказательств, что ребенок существует, какие-нибудь записи или, может, кого-то, кто видел его, то у меня не будет повода задержать мадам дю Шарм.
— Но разве вы не понимаете? — закричала Пенелопа срывающимся голосом. — Если вы отпустите ее, то она увезет ребенка, и я его никогда больше не найду. Или даже убьет его. Пожалуйста…
— Шериф, неужели вы хотите, чтобы на ваших руках оказалась кровь невинного ребенка? — вмешался Сет, приободряюще сжав ее талию. — Имейте в виду, если с ребенком что-нибудь случится из-за вашего бездействия, то я позабочусь, чтобы вы лишились своего значка и больше никогда не занимали приличной должности. Вы будете считать себя счастливым, если найдете работу могильщика.
Шериф явно спасовал перед угрозами Сета, но продолжал упрямо твердить:
— Закон есть закон, и я не могу сажать людей, если не доказано, что они совершили преступление. Сейчас, если девушка сможет чем-то подтвердить свои показания…
— Я могу подтвердить ее показания, — раздался низкий голос возле двери.
У Пенелопы сердце замерло, когда она повернула голову, чтобы посмотреть на своего спасителя. Это был Одноглазый Калеб. Он стоял, прислонившись к дверному косяку, и обнимал за плечи пухленькую блондинку из салона. С красивой, но одновременно и хищной грацией он выпрямился и шагнул в комнату, остановившись перед Пенелопой.
— Так ты видел этого ребенка? — с надеждой спросил шериф.
Калеб кивнул.
— Лорели говорила со мной несколько недель назад, она хотела нанять меня, чтобы спасти ее ребенка. У нее не было денег заплатить мне, но по ее глазам я понял, что она их раздобудет. И тогда я решил заранее все разузнать и подготовить. Я следовал за ней и Прескоттом до хижины в предгорье в прошлое воскресенье. Я видел, как она выносила ребенка, чтобы показать ему кроликов.
Адель начала было протестовать, но он перебил ее:
— Это был ребенок Лорели, что бы вы там ни говорили, мадам. Я слышал, как Прескотт и другой человек говорили о нем позади хижины. Похоже, мадам, вы занимались довольно грязными делишками. — Он с ненавистью взглянул на Адель. — Я даже не представлял, что кто-то может таким образом использовать детей. Это так поразило меня, что я собрался вернуть ребенка Лорели безо всяких денег.
Сет шагнул вперед и протянул руку Калебу.
— Я заплачу вдвое больше твоей обычной ставки, если ты прямо сейчас отвезешь нас к хижине. Я хочу как можно быстрее вернуть своего ребенка. — Тут Сет повелительно взглянул на шерифа. — А мадам дю Шарм арестовать немедленно.
Пока мужчины пожимали друг другу руки, шериф задержал Адель.
— Давайте поторопитесь за своим выродком, — прошипела она со злобной ухмылкой. — Кто знает, может, вам удастся застать его живым.
Пенелопа ахнула, ее охватила паника.
Сет зарычал, руки у него сжались в кулаки, когда он шагнул к злорадно ухмыляющейся Адель:
— Если ты навредила малышу…
Она злобно засмеялась:
— О, я и пальцем не трогала ваше драгоценное дитя. Это ни к чему. Я узнала несколько дней назад, что он заразился корью от проезжавших поселенцев, которые заходили в хижину за водой. Сэм говорит, что он очень болен. — В ее глазах сверкнула злоба, когда она посмотрела на Пенелопу. — Похоже, ты все-таки избавишься от своего выродка, Лорели, как ты и хотела, придя ко мне делать аборт.
Пенелопа ощутила, как кровь отхлынула у нее от лица, когда Сет медленно повернулся и посмотрел на нее. Он выглядел ошеломленным, с опустошенным взглядом, таким же, как тогда, когда рассказывал ей о своем происхождении.
— Ты хотела избавиться от моего ребенка? — хрипло произнес он.
— Сет, — прошептала она, беспомощно покачивая головой, когда направилась к нему. — Я…
— Это правда? — потребовал он ответа, увернувшись от ее прикосновения, словно оно обожгло его. — Ты хотела погубить нашего ребенка? — Его гневный взгляд был устремлен на нее. Он отчаянно пытался узнать правду, но его глаза умоляли ее сказать, что все это ложь.
Она открыла было рот, чтобы все объяснить, попросить его понять. Но было слишком поздно. Он отвернулся.
Он прочел ответ в ее глазах.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер



Как мне нравился первый роман в серии, смешной,интересный, и я прочитала продолжение. Разочаровалась. Такое ощущение, что писательница не любит своих героев. Беднаые герои, стоьлко пережили.
Завтрашние мечты - Кэлмен ХизерМария
30.04.2014, 14.00





роман понравился.только концовка грустная.
Завтрашние мечты - Кэлмен ХизерТомыч
10.09.2014, 16.42





Роман не вызвал никаких чувств, кроме недоумения - как у автора возникла идея такого неестественного сюжета, ведь невозможно, чтобы большинство героев были недоумками.
Завтрашние мечты - Кэлмен Хизернадежда
11.02.2016, 18.23





пока читала роман в голове была только одна мысль:" в конце концов автор прикончит главного героя".....столько горестных собитый на протяжении всего романа....почитать можно, но перечитывать....я не буду. 7 из 10
Завтрашние мечты - Кэлмен Хизералена
1.06.2016, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100