Читать онлайн Завтрашние мечты, автора - Кэлмен Хизер, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэлмен Хизер

Завтрашние мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Было ровно семь утра, когда Пенелопа подошла к отелю, где жил Сет. Она прикрылась бесформенной коневой накидкой, которую обычно надевала для похода в прачечную, а лицо спрятала под широкими полями коленкоровой шляпки, что одолжила в гардеробе театра. В таком виде ей удалось пройти по улице, не привлекая внимания, разве только несколько прохожих скользнули по ней любопытным взглядом.
Оказавшись перед широким входом, она надвинула шляпу пониже и молча помолилась Господу, прося помочь и незаметно пройти через вестибюль. Она не сомневалась: если кто-нибудь в отеле узнает ее, то сплетни непременно достигнут ушей Адель, и кровь застыла у нее жилах от одной мысли о возможных последствиях.
Завершив короткую, но горячую молитву едва слышным «аминь», она полезла в сумочку и достала свою ленточку-талисман. Скрестив пальцы для пущей предосторожности, она толкнула большую стеклянную дверь и вошла.
Этим утром и Госпожа Удача, и Господь Бог были настроены благосклонно. Если не считать аккуратного клерка в красивой униформе, который был настолько погружен в свой журнал, что едва кивнул ей, вестибюль был совершенно пуст. Пенелопа облегченно вздохнула и разжала пальцы, молча поблагодарив судьбу, пока шла к центру красиво обставленного помещения.
«Американский дом», открывшийся всего год назад, как утверждалось в прессе, предоставлял самые лучшие условия для проживания в Колорадо, и вестибюль был роскошным подтверждением правоты этих слов. В нем стояла такая же прекрасная мебель, как и во многих первоклассных отелях на востоке страны, где Пенелопа когда-то бывала. Удобные кресла и диваны, обитые тканью разных цветов — от золотистого до темно-шоколадного, были расставлены по всему просторному помещению; пол покрывал красивый темный ковер. Ряды высоких узких окон, богато задрапированных чудесным коричневым бархатом, придавали вестибюлю изящную утонченность и совершенство.
Для Пенелопы, которая теперь радовалась, если в ее комнате была кровать без каких-нибудь гадких насекомых, изысканная элегантность этого отеля стала горьким напоминанием о счастливой жизни, которую она воспринимала как должное… и потеряла.
Остановившись на мгновение, чтобы насладиться окружавшей ее роскошью, она прошла к широкой лестнице и начала подниматься на второй этаж, где находилась комната Сета. Слегка прикасаясь к гладким перилам, она медленно поднималась по ступеням. Когда вестибюль скрылся из виду, радужные впечатления от прекрасной мебели внизу сменились тревогой и угрызениями совести.
Сама мысль о том, чтобы прийти в гостиницу к мужчине, который не был ее мужем, и исполнять обязанности его камердинера, должна была повергнуть ее в ужас. Согласно общепринятым нормам, которые ей были хорошо известны, настоящая леди упала бы в обморок в ту самую секунду, когда Сет сделал свое скандальное предложение. А если у упомянутой леди хватило сил собраться с духом после такого оскорбления, то она бы никогда не стала раздумывать, как поступить, а тем более соглашаться на такую позорную сделку. «Настоящая леди… никогда бы не позволила себе оказаться в такой ситуации», — заключила Пенелопа. Когда она шагнула на площадку второго этажа, ее вдруг поразила мысль об иронии судьбы: она, которая так гордилась собой, считала себя верхом совершенства и с легкостью осуждала других за малейшие промахи, теперь оказалась далеко не высоконравственной особой.
Ведь она не только обсуждала условия непристойного предложения Сета, но согласилась на них. И самое ужасное, что предстоящее возбуждало ее.
У Пенелопы тряслись поджилки, пока она шла по длинному коридору, ее губы беззвучно шевелились, когда она читала номера на дверях. Дверь комнаты Сета оказалась самой последней справа. Не желая беспокоить обитателей соседних номеров, она очень тихо постучала в дверь. Ответа не было.
Прижав ухо к темной дубовой двери, Пенелопа прислушалась. Тишина.
— Сет? — Она снова постучала, на этот раз более настойчиво.
Ответа вновь не последовало.
Недовольно фыркнув, она открыла сумочку и стала искать ключ. Отодвинув в сторону несколько смятых рецептов, неловко выронив на пол губную помаду и уколовшись о сломанную шляпную булавку, она наконец нашла ключ, который прилип к недоеденной конфете.
Пососав кровоточивший палец, она вставила вымазанный шоколадом ключ в замочную скважину и попыталась повернуть его.
Не получилось.
Пока Пенелопа возилась с замком, она услышала звук шагов в коридоре и плеск воды. Взглянув из-под низко надвинутой шляпы, она увидела портье, который поставил два ведра с водой и торопливо направлялся к ней.
Проклятие! Вне всяких сомнений, служащий заметил ее трудности с замком и спешил предложить помощь. Господи, а вдруг он постоянный посетитель варьете и узнает ее?
Она в отчаянии с силой повернула ключ вправо. С громким щелчком замок открылся. Пенелопа в мгновение ока проскользнула в темную комнату и захлопнула за собой дверь, отгородившись не только от любопытных глаз портье, но и от света в коридоре.
Облегченно вздохнув, она закрыла глаза и прислонилась к двери, прислушиваясь к бешеному стуку своего сердца. Когда пульс стал нормальным, она открыла глаза и начала осматриваться.
Солнечные лучи едва проникали в помещение по краям плотно задернутых штор, создавая неясные блики на темной мебели. С кровати, смутно видневшейся в глубине затемненной комнаты, доносилось тихое сопение.
— Сет? — прошептала Пенелопа. Ее глаза, привыкшие к темноте, различили контуры его тела.
В ответ снова раздалось сопение.
Словно исследователь, потерявшийся в темной пещере, Пенелопа двинулась в темноту, намереваясь открыть шторы. Пробираясь вперед, вытянув перед собой руки, она поскользнулась и упала на колени на груду чего-то мягкого.
Отделавшись легким испугом, Пенелопа принялась ощупывать, на что приземлилась. Словно слепой, читающий книгу Брайля, она пробежала пальцами по мягкой шелковистой материи. Судя по очертаниям и по выработке ткани, это были брюки Сета.
Отбросив их в сторону, она потянулась и ощупала ворох материи перед собой. Она могла побиться об заклад на свою счастливую ленточку, что это остальная одежда, в которой он был прошлым вечером. Сет явно не лукавил, когда говорил, что ему нужен камердинер.
Наконец Пенелопа благополучно добралась до окна и отдернула шторы. Яркий солнечный свет наполнил комнату, разогнав темноту и оживив ее богатое убранство.
Закрепив оливковые бархатные шторы золотыми кистями, она повернулась, чтобы разбудить Сета. То, что она увидела, поразило ее.
Нежась в теплых лучах утреннего солнца, Сет, совершенно голый, лежал, раскинувшись поперек кровати. Он был прекрасен в своей наготе, с длинными стройными ногами и крепкими мускулами.
Поборов стыдливость, которая напоминала ей, что неприлично подсматривать за обнаженным мужчиной, она подошла поближе к кровати. Он не шевельнулся при ее приближении, и она замерла, восхищенно глядя на его стройное тело.
Он казался таким красивым и соблазнительным, таким неотразимым, что ей потребовались все силы, чтобы не дотронуться до его могучей спины. Сет лежал на животе, подложив руку под голову, загорелая щека покоилась на ладони, и весь его вид напомнил Пенелопе картину, изображавшую Аполлона, спящего на цветочном лугу.
Словно у прекрасного бога солнца, черты лица Сета были сочетанием строгих линий и изящно очерченных углов, придавая его внешности одновременно возвышенную утонченность аристократа и грубую приземленность. Его ресницы, невероятно темные в сравнении с волосами, лежали полукругом на смуглых щеках. Не в первый раз Пенелопа поймала себя на том, что завидует их длине.
Она довольно долго стояла так, стараясь запечатлеть в памяти каждую черточку спящего Сета. Сколько раз за последние два с половиной года она представляла Сета лежащим рядом с собой, именно таким, каким он был сейчас.
Во сне Сет застонал и повернул голову, длинная прядь волос упала ему на лоб.
Нежно улыбнувшись, она наклонилась и осторожно убрала ее назад, тихо погладив разметавшиеся на подушке пшеничные волосы. Как она любила его великолепную гриву, любила гладить эти мягкие блестящие волосы; ей нравилось, когда они волнами ниспадали на его широкие голые плечи.
В неожиданном порыве, забыв о сдержанности и осторожности, она тихонько провела рукой по шелковистым волосам, пальцы прикоснулись к его шее, нежно лаская его от затылка до плеч.
В ответ он тихо застонал и выгнулся под ее рукой, на губах заиграла сладострастная улыбка.
Эта улыбка обожгла Пенелопу с такой силой, что у нее едва не подкосились ноги. Даже во сне Сет Тайлер излучал невероятную, завораживающую чувственность, и она была готова отбросить остатки своей гордости и умолять его о любви.
Тягучий жар разлился в низу ее живота, когда она представила себя обнаженной в его объятиях. Она вдруг страстно захотела почувствовать на себе его тело, его влажную от пота кожу, когда он проникал в ее мягкую женскую плоть. Ей захотелось ощутить прикосновение его губ, поглотить его стоны блаженства, когда он все глубже вонзался в ее трепещущее тело. Она жаждала вновь услышать его любовные признания, как в прошлом, когда их тела сливались в восторженном экстазе.
У Пенелопы перехватило дыхание, когда от вожделения повлажнели ее панталоны. Словно почувствовав ее страстное желание, Сет вновь глухо застонал и выгнулся на кровати.
Остатки благоразумия покинули Пенелопу, и она томно застонала в ответ. Потеряв власть над собой, движимая одними инстинктами, она слегка коснулась пальцами его спины. Ее дыхание участилось, когда она провела рукой по его ягодицам.
Снова и снова она нежно дотрагивалась до его кожи и гладила, дрожа от силы своей собственной страсти, когда он непроизвольно вздрогнул всем телом и застонал громче под ее ласками. Он всегда был отзывчивым на ее прикосновения и без стеснения выражал свое удовольствие. Пенелопа затрепетала от своей власти над его телом, вдохновленная сознанием, что он с готовностью отдает ей не только свое тело, но и душу.
Неожиданно он что-то неразборчиво зашептал, и ее рука застыла, виноватый взгляд скользнул от податливого тела к лицу. Ожидая, что он откроет глаза и начнет обзывать ее бесстыдной потаскушкой, она застыла, не смея шелохнуться от смущения.
Однако он спал и лишь изредка издавал тихие стоны. Облегченно вздохнув, она попыталась успокоиться, обуздать свои любовные порывы.
Ей это почти удалось. Но едва ее сердце успокоилось, он снова прошептал, на этот раз более отчетливо и призывно:
— Пенелопа.
В его голосе было столько страсти, желания, столько нежности, что ее чувства вспыхнули с новой силой.
— Пенелопа, — снова выдохнул он. Словно кот, наевшийся сливок, он удовлетворенно вздохнул и медленно облизал языком губы.
Ее губы затрепетали и запылали в ответ на его призыв, это его движение напомнило ей о тех временах, когда он целовал ее. Жадно глядя на его рот, она отчетливо вспомнила каждый нюанс незабываемых поцелуев, когда его теплые и трепетные губы прикасались к ней, когда он обольстительно раскрывал своим языком ее губы и не спеша обследовал контуры ее рта.
Пенелопу охватило нестерпимое желание прикоснуться к его губам, убедиться, остались ли они такими же мягкими и податливыми. Она быстро наклонилась и легко провела пальцем по его губе.
Хрипло застонав, он открыл рот, и когда вздохнул, она почувствовала на своей руке его горячее дыхание.
Он еще не проснулся.
Приободренная его глубоким сном, Пенелопа вновь прикоснулась к его пухлой нижней губе.
Тихо застонав, Сет вдруг захватил ее палец губами, как делал сотни раз прежде, когда она проводила пальцем по его губам, восхищаясь их совершенной формой. Это повергло ее в трепет.
Страстное и горькое томление переполнило Пенелопу, и она убрала прядь волос с его щеки. Она нежно коснулась его за ухом, потом провела пальцем по ушной раковине… еще одна интимная привычка, оставшаяся от тех счастливых дней. Ему всегда нравилось, когда она так дотрагивалась до его уха, это чувственное прикосновение сводило его с ума.
Кажется, многое совсем не изменилось. Его тело выгнулось, непроизвольно содрогнувшись, он снова что-то прошептал. Улыбнувшись, она скользнула пальцем от уха к его мощному подбородку. Однажды, когда они гадали, на кого будут похожи их дети, она спросила, от кого он унаследовал такой красивый подбородок. Но тогда ему удалось уклониться от ответа, как, впрочем, и на все вопросы относительно его самого.
Он все время отвлекал ее внимание или менял тему разговора.
Ее рука застыла, когда она неожиданно поняла, как мало знает о Сете. Хотя она знакома с ним половину своей жизни, похоже, ей ничего о нем неизвестно. Ей стало не по себе, когда она осознала, какой самоуверенной была в отношениях с ним. За время их короткого ухаживания и еще более короткой помолвки она была так занята своими успехами на сцене, что не могла говорить ни о чем другом.
А он поддерживал ее самолюбование, восхваляя ее талант, заворожено восторгаясь всем, что она говорила или делала. В своем тщеславии она воспринимала его заботу и внимание как должное, как доказательство его любви к ней. Теперь она думала, а не был ли это способ избежать расспросов о собственной персоне?
Она знала, что он не получил привилегированного аристократического воспитания, хотя многое потом изменилось в его манерах и привычках. Пенелопа неожиданно нахмурилась. Может, все насмешки, которыми она осыпала его долгие годы, то, как она высмеивала его ошибки в речи, упрекала за использование не той вилки во время обеда, задевало его гораздо глубже, чем ей казалось?
Она замерла, уставившись в пространство, пораженная до глубины души, припомнив, как ужасно обращалась с ним, когда брат приглашал его в дом.
Честно говоря, всего только пять лет назад она стала замечать в нем ум. Именно тогда о нем начали отзываться как о культурном, воспитанном джентльмене. До сих пор она не понимала, каким в действительности необыкновенным человеком он был, если сумел так измениться.
Чувство вины обожгло Пенелопу. Разве когда-нибудь она удосужилась сказать Сету, что восхищается им, что он вдохновляет и волнует ее? Разве она хоть раз поблагодарила его за то, что он великодушно прощал все ее несправедливые нападки и обвинения?
Хотя бы однажды она нашла время подумать о своем поведении и извиниться за что-нибудь?
Пенелопа вздохнула, крайне недовольная собой. Печально, но ответ на все вопросы один — нет. И все же несмотря на ее эгоизм, Сет любил ее. Она не заслуживала такого подарка судьбы, теперь это ей понятно. Но подобно принцессе, как Сет с братом ее называли, она бездумно принимала его обожание как должное, как и все остальное в своей сказочной жизни.
О! Если бы можно было вернуться назад. Все обернулось бы по-другому… лучше. Прежде всего она сама стала бы лучше.
Закрыв глаза, Пенелопа молча кивнула: если бы случилось чудо и ей удалось вернуть любовь Сета, она стала бы обращаться с ним с тем уважением, которого он заслуживает. Она обязательно узнает, откуда он родом, каковы его планы на будущее, что приносит ему радость, что вселяет страх. Не важно, если вначале он будет сопротивляться, она вытянет из него все о его жизни. И не имеет значения, если что-то в его прошлом окажется отталкивающим, она примет все как есть: ведь время превратило его в такого необыкновенного человека. И самое главное, она больше не будет легкомысленно относиться к его любви, а станет беречь ее, как бесценную редкость, пестовать, как любимое дитя. Она сумеет стать достойной его.
Переполненная болезненными размышлениями, Пенелопа открыла глаза и с тоской взглянула на спящего Сета. Ее поразило выражение его лица, такое сладострастное и полное откровенного желания… Но еще больше поразило то, что именно она оказалась невольной причиной этого. Пока она думала о том, как несправедлива была к Сету, ее руки ласкали его ягодицы, поглаживали длинную гибкую спину. Испугавшись, она быстро убрала руки.
Боже милостивый! Что же она сделала с бедным мужчиной! Инстинктивно, словно это было для нее обыденным занятием, она легко довела его до сильного возбуждения, что сделало бы честь любой из девиц салона Голди. Пенелопа с тревогой посмотрела на выгнувшееся тело Сета. Возможно, она не только действовала как распутница, если совсем забыла о пристойности; вероятно, она и была распутницей.
Словно в доказательство ее безнравственных наклонностей Сет прошептал ее имя и повернулся на бок, наглядно демонстрируя свое возбужденное состояние.
У Пенелопы от изумления приоткрылся рот. Она невольно наклонилась, чтобы рассмотреть его получше. Его мужская мощь поразила ее. Те три раза, которые они провели во взаимных ласках и неге, она так стеснялась, что лишь робко коснулась его однажды в темноте. Оберегая ее скромность, Сет гасил свет, что лишало ее возможности увидеть его обнаженное тело. Но этим утром ей удалось рассмотреть все!
Страсть, горячая и безумная, охватывала ее, пока она созерцала результат своих бесстыдных действий. Тут его рука, которая лежала на животе, непроизвольно сжимаясь и разжимаясь, скользнула вниз и прикоснулась к затвердевшей плоти. С тихим стоном он ласкал сам себя.
— Пожалуйста, милая, — хрипло умолял он, потом его рука соскользнула и вцепилась в сбившуюся под ним простыню. Пенелопа почувствовала, как ее самое интимное место стало влажным от желания, когда она представила его твердую мужскую плоть внутри себя. Ноги у нее подкосились, и она опустилась на кровать рядом с ним.
Они лежали так довольно долго; она вдыхала его мужской запах, а он снова и снова тихо шептал ее имя.
Покоренная его волнующей близостью, Пенелопа закрыла глаза, погрузившись в приятные воспоминания. Почти три года назад они лежали вот так же и строили воздушные замки.
Какие у них были восхитительные планы! Они будут зимой кататься на коньках в Санкт-Петербурге, весной — целоваться под мостами в Венеции. Летом они собирались резвиться на теплых морских берегах Греции. С наступлением осени поплывут вниз по Нилу и будут есть сушеные фиги, которые купят на базаре в Каире.
Так они мечтали, увлекаясь безудержным полетом своих фантазий, и их разговор от безобидных дневных приключений переходил к бурным любовным ночам. Сет с обворожительными пикантными подробностями описывал, как он собирается доставлять ей удовольствие.
Эти сладостные воспоминания и его тихий шепот снова разожгли неудержимую страсть в Пенелопе. Неожиданно забыв обо всем, кроме желания вернуть то чудесное время, она всем телом прижалась к Сету.
С хриплым возгласом Сет схватил ее и сжал в объятиях. Ощущение его твердой сильной плоти, настойчиво пробивавшейся через смятые юбки, быстро вернуло ее в реальность, заставило понять, что сейчас она может окончательно потерять свое достоинство.
Вспыхнув от досады и сознавая, что сама виновата, Пенелопа попыталась вырваться. Но он еще крепче прижал ее к себе.
От страха у нее пропал голос, в глазах застыл ужас.
Он проснулся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер



Как мне нравился первый роман в серии, смешной,интересный, и я прочитала продолжение. Разочаровалась. Такое ощущение, что писательница не любит своих героев. Беднаые герои, стоьлко пережили.
Завтрашние мечты - Кэлмен ХизерМария
30.04.2014, 14.00





роман понравился.только концовка грустная.
Завтрашние мечты - Кэлмен ХизерТомыч
10.09.2014, 16.42





Роман не вызвал никаких чувств, кроме недоумения - как у автора возникла идея такого неестественного сюжета, ведь невозможно, чтобы большинство героев были недоумками.
Завтрашние мечты - Кэлмен Хизернадежда
11.02.2016, 18.23





пока читала роман в голове была только одна мысль:" в конце концов автор прикончит главного героя".....столько горестных собитый на протяжении всего романа....почитать можно, но перечитывать....я не буду. 7 из 10
Завтрашние мечты - Кэлмен Хизералена
1.06.2016, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100