Читать онлайн Завтрашние мечты, автора - Кэлмен Хизер, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэлмен Хизер

Завтрашние мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Сет был из тех, кто привык добиваться того, чего хотел. А сейчас он хотел выяснить, что делала Пенелопа в Денвере.
«Мой долг узнать это, — говорил он себе, погоняя лошадь с Холлидей-стрит на Пятнадцатую. — Она явно в какой-то беде, и как лучший друг ее брата я обязан позаботиться о ее благополучии». Именно в этом заключалась причина его требования, чтобы она стала его камердинером: держать ее поближе и следить за ее безопасностью.
Он усмехнулся — слишком слабые доводы. Верно. «И меня возведут в сан святых за мои человеколюбивые поступки и чистые помыслы. — Он снова усмехнулся. — Признайся же, святой Сет. Ты заставляешь ее быть твоим камердинером, чтобы удовлетворить собственную прихоть находиться рядом с ней. Тебе это нужно, потому что ты все еще любишь ее».
Это правда, как бы он ни старался отрицать ее. Он любил Пенелопу. И он слишком хорошо знал, что любовь — опасное чувство. Она лишает мужчину разума и заставляет его совершать безумные поступки.
«Если у меня осталось хоть немного рассудка, мне лучше запрыгнуть в первый поезд из города и убраться подальше от нее, пока я не натворил глупостей». Его губы презрительно изогнулись. Если бы бегство могло что-то изменить! Это не помогло раньше и вряд ли поможет сейчас. Да и после Нью-Йорка, где он так подло обошелся с ней, он должен хотя бы обеспечить ей безопасность. В этот раз он намеревался совершить достойный поступок.
«Ха! — засмеялся Сет про себя. — Посмотрим, насколько хватит твоих благих намерений, когда Пенелопа приступит к своим обязанностям. Ты просто сумасшедший, как мартовский кот, если думаешь, что сможешь оставаться бесстрастным, когда она будет выполнять работу камердинера».
Сет застонал, когда повернул лошадь на Блейк-стрит. Господи! Он действительно сумасшедший! Чем еще можно объяснить ту сделку, по которой он будет рядом с Пенелопой?
«Любовью», — напомнил он себе. Безрассудная, пылкая любовь. Если добавить к этому страсть, которая охватывала его, едва он слышал ее имя, то не оставалось никакой загадки, почему он пошел на эту безумную сделку.
Он с такой силой натянул поводья, что они впились ему в ладони. Как, черт возьми, он собирался оставаться равнодушным, когда его член вскакивал, точно сержант, отдающий честь майору, всякий раз, когда эта женщина просто бросала на него взгляд? И если сейчас он еще не сумасшедший, то неудовлетворенная страсть рядом с ней быстро доведет его до крайностей. Господи! Что же делать?
«Вот что тебе нужно сделать, дружище Сет, — подумал он, остановившись перед салоном и слезая с коня. — Пора заставить свои мозги заняться делом, как и положено, а не позволять им болтаться между ног… пока ты не забыл об истинной цели своего приезда в город. А что до Пенелопы, то твоя единственная забота — доставить ее к брату целой и невредимой».
И поэтому он должен быть уверен, что с ней ничего не случится в Денвере. Тут Сет снова вернулся к изначальному вопросу — что она здесь делает? И еще более сложная задача — как это узнать?
Морщась от каждого шага, Сет доковылял до стойки, где привязывали лошадей, превозмогая желание потереть сильно болевший зад. Остановившись, он потрепал коня по мускулистой шее, занятый своими мыслями. Расспрашивать актеров он не мог. Он обещал Пенелопе не делать этого и выполнит свое обещание, так же как намеревался заставить ее сдержать свое.
Ее обещание. Он рассеянно стал поглаживать свою нывшую спину и зад. Она обещала отвечать на один вопрос каждый день. Может, ему просто спросить, что она здесь делает?
Он опустил руку, усмехнувшись абсурдности этой идеи, и стал привязывать коня. Можно представить, какой ответ он получит, если прямо задаст ей этот вопрос. Несмотря на обещание, изворотливая мисс Пэрриш вероятнее всего даст туманный, уклончивый ответ, а затем попытается сменить тему, спровоцировав спор с ним. И ее уловка сработает.
Он крепко завязал поводья и проверил узел. Никто не провоцировал его так, как Пенелопа Пэрриш в эти дни.
И не только в споре. Он невольно вспомнил чувственную отзывчивость своего тела на ее прикосновения, когда он высвобождал ее волосы из смешного устройства от морщин.
Ругая себя за столь сильную чувственность, он уверенно шагнул на тротуар и оказался прямо перед афишей. Под заголовком «ЛОРЕЛИ ЛЕРОШ. КАНАРЕЙКА ЗАПАДА» была изображена пухленькая женщина с глупым выражением лица. Если бы Сет не знал Пенелопу, то, судя по изображению, мог бы сказать, что ее отличает большой бюст и полное отсутствие мозгов. Улыбнувшись, он вошел в салон.
Был полдень, и в салоне почти никого не было… Затишье перед бурей, когда полчища шахтеров, ковбоев и другого сброда нагрянут вечером в город в поисках развлечений.
Возле лестницы стайка девушек из салона перешептывалась между собой, иногда громко смеясь или хихикая. У дальней стены сидел, склонившись перед бутылкой, крупный мужчина, которого Флойд называл Одноглазым Калебом. Его изуродованное шрамами лицо скрывалось в тени. За карточным столом в правом углу сидели четверо мужчин, они курили и играли в карты. Позади одного из них стояла Адель дю Шарм.
Поприветствовав девушку, которая сидела за пианино и наигрывала мелодию «Дейзи Дин», Сет направился прямо к Монти, усердно протиравшему блестящий бар из красного дерева.
Заметив его, бармен приветливо помахал рукой, в которой была зажата тряпка.
— Буэнос диас, — поприветствовал он Сета на плохом испанском, и широкая улыбка заиграла под его пышными усами.
Не обращая внимания на боль, пронзившую мышцы бедра и ягодицы, Сет резко поставил ногу на бронзовую подножку и наклонился к стойке.
— Как бизнес, Монти?
— Дохлый, совсем как старый Лерой вон там. — Монти показал пальцем туда, где стояло чучело медведя гризли, угрожающе поднявшегося на задние лапы. Кто-то в пьяном угаре сунул в лапы старику Лерою пустую бутылку из-под виски, а на голову нацепил бобровую шляпу, весело украшенную ленточками в честь Дня независимости.
Сет хмыкнул.
— Неужели так плохо?
Монти уставился на пятно на безупречно чистой деревянной стойке.
— Да. Но сегодня суббота, и я уверен, дела пойдут. Полагаю, что к девяти вечера вы и на милю не сможете подойти к бару. — И он с яростью набросился на пятно.
— Тогда мне лучше выпить сейчас, — сказал Сет. Монти взглянул на него, его голубые глаза озорно сверкнули.
— Хотите еще глоток «Красного динамита», да?
Сет застонал.
— От этой смеси я чувствовал себя так, словно проглотил горящую керосиновую лампу. Всю ночь мучился животом.
Бармен прикусил язык.
— Простите. Надо было приготовить что-нибудь послабее.
— Да уж!.. — Сет проглотил ком, подкативший к горлу. — Пожалуй, меня больше не тянет попробовать то, что ты называешь крепкой смесью.
— У меня здесь уже приготовлена бутылочка, если вы вдруг захотите попробовать.
Желудок Сета грозно заурчал в ответ.
— Я бы выпил чего-нибудь чистого. У тебя есть что-нибудь?
— Сейчас посмотрим. — Монти задумчиво теребил пальцами кончик усов. — Ну, если у вас проблемы с желудком, то, может быть попробовать «Молоко медведя гризли». Моя старушка клянется, что это всякий раз помогает ей при несварении.
— «Молоко медведя гризли»? — Сет недоверчиво посмотрел на бармена. — А что туда входит?
— Полстакана молока и горсть сахара, смешанные с двойным виски.
Желудок Сета заурчал так громко, что, казалось, его слышно на всю округу. Неудивительно, что смертность в этих местах так высока! Решив не присоединяться к легионам несчастных, лежащих под травой прерий, он спросил:
— А нет ли у тебя чего-нибудь менее экзотического? Скажем, немного чистого виски, «Кентукки» к примеру?
Монти нагнулся и достал едва початую бутылку темного напитка.
— Просите, и вам будет дадено, — торжественно произнес он. — Мистер Прескотт просил меня поберечь это для него, — он хмыкнул, открывая бутылку, — но, судя по тому, как он увлекся свадебным виски, не думаю, чтобы он вспомнил об этом.
Поставив стакан перед Сетом и налив его почти до краев, бармен предложил:
— Может, вы тоже хотите попробовать свадебное виски, если собираетесь повеселиться здесь? — Он понимающе подмигнул. — Придает мужчине силу на всю ночь, до самого утра… Ну, вы меня понимаете. Мистер Прескотт клянется в этом.
Глаза Сета задумчиво прищурились, слишком часто бармен упоминал Майлса Прескотта. Проводя свободное время в салонах, он знал, что мужчины навеселе любят поболтать. И чаще всего они изливали душу барменам. Это было весьма кстати. Возможно, Майлс рассказывал что-нибудь Монти про Пенелопу. Поэтому он осторожно спросил:
— Майлс часто здесь бывает?
— Весьма. Он появляется у нас почти каждый полдень, прикладывается к бутылке и болтает о своих несчастьях с любым, кто его слушает.
— Похоже, мистер Прескотт тебе не слишком по душе?
— Скажем, я бы не доверил ему сохранить семейное состояние или честь сестры.
— Для этого есть причина? — Сет отхлебнул виски и приветливо кивнул бармену.
Приободренный вниманием хозяина, Монти взял чистое полотенце и стал вытирать стаканы, находившиеся в тазу под стойкой. Энергично работая, он пояснил:
— Никогда не встречал человека с такой неуемной страстью к картам, как Майлс Прескотт. И никогда не слышал о большем неудачнике, чем он. Не могу понять, этот парень такой беспечный или просто непроходимый глупец. Вот если его жена…
Сет поперхнулся и закашлялся.
Держа полотенце в руке, Монти перегнулся через стойку и похлопал Сета по спине.
— Виски чертовски жжет, когда попадает не в то горло, — посочувствовал он.
Кашляя и хватая ртом воздух, Сет с трудом выдавил:
— М-Майлс ж-женат?
— Ну. Только этого не скажешь, глядя, как он постоянно увивается вокруг Лорели. Он с ума сходит от ревности. Ревнует ее ко всем подряд.
Сет прочистил горло.
— Я тоже заметил.
— Все это замечают, — подхватил Монти. Он тщательно протер стакан и отставил его в сторону. Взяв в руки высокий графин, он продолжил: — Очень плохо, что его жены нет рядом. Думаю, она быстро приструнила бы его.
— А где же миссис Прескотт? — поинтересовался Сет.
— Это довольно долгая история. Но если у вас есть время?.. — Монти с надеждой взглянул на него.
— Конечно. У меня есть время. — Сет наклонился над стаканом, пряча довольную улыбку. У него возникло предчувствие, что раз удалось разговорить бармена, то понадобится не так много усилий, чтобы перевести разговор на Пенелопу.
Монти обрадовался, отложил в сторону полотенце и сел на табурет. Осмотревшись, он удостоверился, что их никто не подслушивает, и предупредил:
— Имейте в виду, что мистер Прескотт был сильно пьян, когда рассказывал мне эту историю. Но, учитывая, что, как говорится, у трезвого на уме, то у пьяного на языке, я склонен верить ему:
Сет криво усмехнулся:
— Понаблюдав» за поведением Майлса, я сомневаюсь, что он вообще может сочинить убедительную историю, будь он трезвый или пьяный.
Монти хмыкнул.
— И то верно, мистер Тайлер.
— Сет.
— Сет, — повторил бармен. — Простите, я не привык называть шикарных джентльменов по именам.
Теперь наступила очередь Сета хмыкнуть.
— Шикарный джентльмен… Вряд ли я бы использовал такое определение, если бы стал описывать самого себя.
— Но… — запротестовал Монти.
— Но мы отклонились от темы, — мягко напомнил Сет. — Ты рассказывал мне о жене Майлса.
— Да, верно. — Монти потер переносицу, словно пытаясь вспомнить, о чем шел разговор. — Миссис Прескотт, да. Я узнал про нее в прошлое воскресенье, вечером. Дела в баре шли вяло, так что у меня было время послушать, когда у мистера Прескотта появилось желание поболтать. Я даже посочувствовал ему. Он только что сильно проигрался и беспокоился, как эту новость воспримет его мамаша. Кажется, он обещал ей не играть в карты, пока не будет погашен его долг салону. — Он умолк, бросив вопросительный взгляд на своего хозяина. — Конечно, вы уже знаете о долге?
— Похоже, в городе каждый об этом знает, — отозвался Сет, припомнив всех тех, кто за последние сутки счел своим делом сообщить ему о долге Майлса.
— Конечно, это же маленький городок. Здесь все все знают друг о друге. Погодите, я расскажу вам, что услышал об этой спесивой молодой учительнице, мисс Спайлер, и что…
— Давайте вернемся к миссис Прескотт, — перебил его Сет.
— Хорошо, сейчас. — Монти виновато улыбнулся. — Дурная привычка, вечно прыгаю с одного на другое, как лягушка на горячих углях. Однако… — Нахмурившись, он подергал себя за усы. — Так на чем мы остановились?
— Майлс много проиграл в карты и боялся сказать своей мамаше.
— Ах, да, и тогда он пришел в бар, чтобы немного приободриться. После нескольких порций «Молнии Тао» он начал хвастаться своей женой. Говорил, что она — девица из светского общества, с родословной длиннее, чем повозка с двадцатью мулами, и с соответствующим фамильным состоянием.
— Светская девица? — недоверчиво повторил Сет. — Что, черт возьми, ее могло привлечь в таком болване, как Майлс Прескотт?
— Признаюсь, меня это тоже поразило, — согласился Монти. — По словам мистера Прескотта, она увидела его в какой-то пьесе и по уши влюбилась. Он говорил, что она каждый вечер приходила смотреть спектакли, чтобы только взглянуть на него.
Сет хмыкнул.
— Могу представить, как восхищение этой бедной глупышки льстило самолюбию мистера Прескотта.
Монти покачал головой.
— Мужчину привлекают стройные ножки и хорошенькое личико. По его словам, девица не отличается ни тем, ни другим. Конечно, ее личико стало привлекательнее, а ножки стройнее, когда он узнал о деньгах ее родни.
— Удивительно, как деньги могут превратить нежеланную женщину или мужчину в самое обожаемое создание, — заметил Сет с сарказмом.
— Да уж, — согласился Монти. — Похоже, что девица показалась мистеру Прескотту чертовски привлекательной, когда он проиграл тысячу долларов одной нетерпеливой паре шулеров. Он сказал, что те обещали порезать его красивое лицо, если он быстро не расплатится с ними. Короче, он увидел в этой девушке шанс спасти свое лицо, переспал с нею и уговорил бежать с ним.
— Уверен, ее семья ужаснулась, когда познакомилась со своим новым сынком, — вмешался Сет.
— По словам мистера Прескотта, ее родне пришлось смириться, потому что было слишком поздно, учитывая, что девушка ждала ребенка.
Сет зацокал языком.
— Все это напоминает плохую мелодраму.
— Может быть, — протяжно отозвался Монти. — Но я ставлю пять баксов, что вы не угадаете, чем все это обернулось.
Заинтригованный вызовом, Сет достал из кармана золотую монету и положил на стойку.
— По рукам.
— Ну?
Недолго поразмыслив, Сет предположил:
— Думаю, что благочестивый мистер Прескотт захватил приданое невесты, бросив беременную бедняжку одну.
— Хороший выстрел, босс, но мимо, — отозвался Монти, забирая золотую монету. — Мистер Прескотт так и не получил никакого приданого. Ее родственники ничего ему не дали, когда узнали о долгах. Похоже, они надеялись, что шулеры сделают их дочь вдовой.
— Как видно, эти картежники разочаровали их, — заключил Сет, поднося стакан к губам.
Монти подкинул золотую монету в воздух и ловко поймал ее, хмыкнув.
— Только потому, что мистер Прескотт сбежал оттуда прежде, чем они добрались до него. И с тех пор он скрывается в театральной труппе своей мамочки. Но сейчас, когда он собрался жениться на Лорели, ему придется вернуться туда, чтобы получить развод.
Этого откровения оказалось достаточно, чтобы Сет снова поперхнулся виски.
— Л-Лорели и М-Майлс?
Монти наклонился вперед и опять похлопал его по спине.
— Что-то сегодня виски у вас попадает не в то горло. Может, лучше попробовать немного «Молока медведя гризли?»
Не обращая внимания на его совет и сочувственное выражение лица, Сет нетерпеливо и раздраженно спросил:
— А Лорели поощряет этого наглеца или нет?
Монти со вздохом убрал руку со спины Сета.
— Нет. И это тоже сильно задевает его. — Он рассеянно подбрасывал монету. — Она вообще не обращает внимания на мужчин. Она не флиртует, как другие девушки.
Сет наблюдал, как Монти подбрасывал и ловил золотую монету, борясь с желанием схватить парня за ворот рубашки и грубо вытрясти из него все, что ему известно о Пенелопе.
К счастью, это оказалось ненужным. Бармен сам охотно продолжил:
— Пожалуй, только Одноглазый Калеб привлек ее внимание. Я видел, как мисс Лерош несколько раз перешептывалась с ним. — Лукаво подмигнув, он подбросил монетку высоко над головой.
Сет ловко подхватил монету и прижал ее к стойке.
— И это все, что мисс Лерош делала с Калебом? — Он весь съежился, едва эти слова слетели с его губ. Черт возьми, он прямо как ревнивый любовник. Настроение у него сильно испортилось, когда он понял, что ревнует.
Монти крякнул и хитро взглянул на него.
— Да вы и сами неравнодушны к мисс Лерош?
Сет бросил на бармена сердитый взгляд, явно предупреждая того не соваться не в свое дело.
Но бармен не обратил на это никакого внимания. Расплывшись в улыбке, он заявил:
— Готов вам помочь, если хотите вскружить голову этой пташке. Вы, — тут он кивнул на украшенную бриллиантами и рубинами крышку часов Сета, — богаты и привлекательны, пожалуй, у вас может получиться.
Сет засмеялся и бросил монету через стойку бармену.
— Как мы уже выяснили, деньги могут превратить и Квазимодо в очаровательного принца.
Монти нахмурился, опуская монету в карман красного шелкового жилета.
— Квази — кто? Не помню, чтобы я обслуживал этого парня.
— Квазимодо. Это горбун, который был влюблен в красавицу в книге Виктора Гюго «Собор Парижской богоматери».
Бармен презрительно хмыкнул.
— Неужели проклятым французам больше делать нечего, как тратить хорошую бумагу, чтобы писать о горбуне-рогоносце? Кстати о рогах… — Его глаза хитро блеснули. — Кажется, девицы салона сгорают от страсти к вам. Слышал, как они сплетничали сегодня утром. Они болтали и вздыхали, утверждая, что вы самая соблазнительная штучка в штанах по эту сторону Миссисипи. Похоже, в вас действительно есть что-то интересное. И дело тут не в деньгах.
Он кивнул в сторону блондинки, с которой Сет познакомился прошлым вечером.
— Дездемона заключила пари на десять баксов с другими девчонками, что к концу недели уложит вас в свою постель.
Монти с жалостью посмотрел на девушку.
— Думаю, она проиграет, раз уж вы положили глаз на Лорели.
— Нет, если сердце Лорели занято Калебом… — проворчал Сет.
— Я бы так не сказал. Не похоже, чтобы Лорели с Калебом целовались или что-то такое… хотя… — И это «хотя» прозвучало как-то угрожающе.
Сет громко выдохнул. Он предвидел, что ему не удастся выяснить, что скрывается под этим «хотя».
— Ваша главная проблема не в том, чтобы отбить Лорели у Однаглазого Калеба, — говорил Монти. — Она в… о-ох! — Быстро, точно трус в шумной потасовке, он нырнул под стойку бара и в следующее мгновение возник снова, держа в руке извивающегося черного кота. Бесцеремонно бросив мяукающее животное в угол, он проворчал: — Вот так-то, знай, как царапать мои ноги, Отелло. Мне следует вообще выгнать тебя и лишить вечернего пива. Ты заслужил это за свое мошенничество.
Сет тихо застонал. Едва ему удалось направить разговор в нужное русло, как этот кот, любитель пива, отвлек внимание Монти.
Подтверждая его опасения, бармен стал объяснять:
— Никогда не встречал кота, так охочего до пива, как Отелло. Маленькая бестия весь вечер крутится возле бара, подлизывая капли. — Улыбнувшись, он закончил: — Если Отелло рядом, то и тряпка не нужна.
Теряя терпение, Сет напомнил ему:
— Ты говорил о трудностях ухаживания за Лорели. Помнишь?
— Да, верно. — Монти покорно подчинился, переключив внимание со своего любимца на прежнюю тему разговора. — Ну, как я понимаю, самая большая проблема для вас — как оторвать ее от мистера Прескотта и мадам дю Шарм, чтобы можно было поухаживать. Эта парочка следит за Лорели, как коршуны.
— Есть идеи, почему они так пристально следят за ней?
Монти пожал плечами.
— Думаю, что касается мистера Прескотта, то его влюбленность — вполне достаточная причина. А вот мадам… полагаю, она стережет свой хлеб. Ведь вам известно, что именно красота мисс Лерош и ее талант собирают толпы зрителей. Компания рухнет, если она сбежит с каким-нибудь парнем.
Нащупав наконец хоть что-то, проливающее свет на таинственные причины пребывания Пенелопы в Денвере, Сет заметил:
— Не могу понять, почему мисс Лерош присоединилась к такому третьеразрядному сборищу актеров. С такой красотой и талантом ее с радостью приняли бы в любую театральную труппу мира.
Монти задумчиво подкрутил усы и пожал плечами.
— Я тоже размышлял над этим. Полагаю, вам надо будет спросить у нее самой. Думаю… — Он резко стукнул кулаком по стойке бара. — Отелло! Убери лапу из стакана мистера Тайлера, быстро!
Сет подпрыгнул, испуганный неожиданной выходкой бармена. Его рука задела стакан, и тот перевернулся, облив Отелло виски. Яростно зашипев, кот спрыгнул со стойки и забрался под стол с рулеткой, где стал громко мурлыкать и вылизывать свою шерсть.
Вооружившись полотенцем, Монти быстро вытер разлитое виски.
— Простите. Хотите, я налью вам еще?
Сет взглянул на свой мокрый от виски рукав и отрицательно покачал головой.
— Чего бы мне хотелось, так это узнать, как застать Лорели одну.
— Вы собрались поухаживать за мисс Лерош, — подмигнул Сету бармен. — Я угадал?
— Может быть.
— Если ваше «может быть» означает «да», то тогда это ваш счастливый день. — Загадочная улыбка Монти вполне могла соперничать с улыбкой Моны Лизы.
— Каким образом?
Заговорщически подмигнув, Монти доверительно сообщил:
— Я случайно узнал, что мистер Прескотт находится сейчас через улицу в салоне Голди, развлекаясь со своей любимой потаскушкой. Мадам дю Шарм, как видите, занята со своим ухажером игрой в покер. Ясно, что мисс Лерош сейчас совершенно одна.
— Но надолго ли, — задумчиво произнес Сет. — Если она такая, как ты описал, то на ухаживание понадобится немало времени.
— Я уже сказал, что сегодня ваш счастливый день. Так получается, что мадам дю Шарм и ее любовник заказали ужин в номер на шесть часов. Что до мистера Прескотта, ну, полагаю, что за небольшой гонорар, скажем, в двадцать долларов, можно убедить Голди занять его. Сейчас, — он достал тяжелые золотые часы из кармана жилета и посмотрел на них, — пять двадцать, и выступление сегодня не начнется до девяти. Полагаю, у вас около двух часов, чтобы пролить сладкий бальзам на мисс Лерош.
Сет приподнял шляпу в знак благодарности.
— В таком случае мне лучше поторопиться.
Когда он собрался уходить, Монти посоветовал ему:
— Не забудьте сказать мисс Лерош, какая она хорошенькая. Обязательно упомяните, что вы обожаете ее голос. Нелишне будет сказать, что она самая чудесная девушка в мире и что вы благословляете землю, по которой она ходит.
— А ты не думаешь, что это чересчур?
— Как любит повторять моя милая старушка: «Ничто так не привлекает внимание женщин, как огромная куча всякого дерьма». А уж она знает толк в ухаживаниях, моя старушка. У нее было пятеро мужей. Она говорит, что каждый из них очаровывал ее сладкими речами и лживыми заверениями.
Сет засмеялся.
— Буду иметь это в виду.
Все еще посмеиваясь, он направился к выходу.
— Ну, Отелло, — прошептал Монти, поглаживая кота, который снова запрыгнул на стойку и теперь принюхивался к мокрому от виски полотенцу в его руке, — будет интересно посмотреть, как мисс Лерош отнесется к мистеру Тайлеру.
Но Монти оказался не единственным, кого интересовало, какой эффект произведет Сет на Пенелопу. Адель дю Шарм последние полчаса неотрывно следила за новым владельцем салона, и то, что она обнаружила, глубоко потрясло ее.
Сет Тайлер обладал той неуловимой аурой чувственности, о которой мечтают все мужчины, но владеют лишь немногие. Это было загадочное, неотразимое очарование, которое позволяло его обладателю завлечь любую понравившуюся женщину, заворожить ее своими чарами.
Адель прикусила губу от досады. Почему, черт возьми, она не заметила этого в нем раньше? Тогда бы она не стала заключать с ним сделку, дабы не возникла опасность, что Пенелопа увлечется Сетом. Он был тем сильным и надежным мужчиной, которому женщина готова довериться в случае нужды. Она не могла допустить, чтобы Пенелопа доверилась Сету Тайлеру.
Три удара ботинком под карточным столом прервали ее мысли. Это был сигнал к действию. Потянувшись и тоскливо зевнув, она бесцельно обошла вокруг стола, украдкой поглядывая на карты в руках других игроков.
Определив, что ни у одного из мужчин не было карт, представлявших опасность для Харли, она вздохнула и похлопала веером по запястью, подавая сигнал своему любовнику.
Когда он наклонился вправо, показывая, что понял ее тайное сообщение, она вернулась на свое место за его спиной и снова задумалась о Сете Тайлере.
Согласно подсчетам доходов, которые приносила Пенелопа, понадобится еще около девяти месяцев этого золотого оборота, чтобы собрать оставшуюся сумму, необходимую для осуществления ее плана. Прибыли от компании вместе с тем, что она скопила, когда делала аборты женщинам в Нью-Йорке, составят приличную сумму, чтобы вернуться в Бостон и обосноваться там под видом богатой вдовы.
Адель улыбнулась в предвкушении этого. Ее план был безупречен. С помощью небольшого шантажа она заставит семью жены Майлса, этих родовитых и знатных Эллисонов, познакомить ее с подходящим вдовцом. И когда она осторожно заманит мужчину в брачные сети, то она, Доркас Грейс Батлер, работавшая когда-то на кухнях бостонской знати и терпевшая глупые, отвратительные советы домохозяек, станет королевой Бикон-Хилл. И тогда каждый мужчина, который когда-то ласкал ее, и каждая женщина, выгонявшая ее из дома после этих ласк, получат заслуженное возмездие.
Но сейчас в эти планы вмешался Сет Тайлер.
У нее по спине пробежал холодок, словно подуло из открытого окна. Если кто и сможет вырвать Пенелопу с уродцем из ее рук, так только мистер Тайлер.
Неожиданно Харли громко закашлялся и уронил карту на пол. Адель, поняв его намек, наклонилась и подняла упавшую карту, незаметно подменив двойку пик червовым тузом. Когда она протянула карту Харли, ее осенило.
Чтобы победить, нужно убрать Сета Тайлера, как плохую карту. Продолжая стоять на страже за спиной Харли, Адель вдруг поняла, что улыбается. Убрать Сета Тайлера. Да, это именно то, что она сделает, если тот станет причинять беспокойство. Она зашла слишком далеко и уже слишком много совершила, чтобы позволить разрушить свои мечты мужчине, который оказался излишне привлекательным, на свою беду.
Договорившись с хозяйкой салопа Голди, чтобы Майлса там задержали, Сет вернулся в свою комнату освежиться и переодеться. Сняв залитый спиртным костюм и забравшись в ванну под струю воды, он попытался продумать предстоящий разговор с Пенелопой.
Она вряд ли обрадуется, услышав, что Майлс задерживается. Особенно когда он напомнит ей об их последнем договоре и будет настаивать на его выполнении.
Затаив дыхание, Сет осторожно опустился в воду, и тут же выскочил обратно, едва его растертая в кровь кожа соприкоснулась с горячей водой.
Утренняя поездка верхом, когда он рассматривал ирригационную систему Денвера и канал, протянувшийся от Южного каньона Плат вниз к озеру Смита, добавила ему не только знаний о распределении воды, но и несколько болезненных волдырей на стертых местах.
Неожиданно идея принять горячую ванну показалась ему не такой привлекательной, как минуту назад. Он уже собирался совсем отказаться от нее, но потом вздохнул и посмотрел на воду. Негоже появляться перед Пенелопой, благоухая, как завсегдатай салона, коль хочешь произвести благоприятное впечатление. Он должен встряхнуться и стойко перенести боль и неудобства.
Кроме того, с сарказмом подумал Сет, если это самая сильная боль, от которой он страдал в этот вечер, то он может считать себя счастливым. Ведь он собирался донимать Пенелопу расспросами, что причиняло ей большие страдания.
Пока Сет неподвижно стоял в воде, дожидаясь, чтобы она немного остыла, ему припомнилась сцена в аптеке. Он представлял выражение лица Пенелопы, когда она откроет дверь и увидит его. На нем ясно отразится удивление, которое быстро сменится недовольством, как только он сообщит о задержке Майлса. А когда напомнит ей о последнем уговоре, то она станет рвать и метать и сделает все возможное, чтобы отказаться.
Но Пенелопа Пэрриш быстро поймет, что ее сопротивление напрасно, что бесполезно сражаться с его волей. Особенно после всех испытаний, которые он в данную минуту преодолевает, чтобы иметь возможность проникнуть в ее секреты.
Тут у него появилась другая проблема: как заставить девушку выполнить уговор, не вызывая в ней враждебности, притом что у нее не слишком лестное мнение о нем? Видимо, вначале придется усыпить ее бдительность и попытаться подобрать ключик к разгадке. Сет хорошо знал, что если разозлит ее упрямым требованием соблюдения условий сделки, то она скорее всего полностью замкнется.
Стиснув зубы в ожидании боли, он снова сел в воду. Поврежденная кожа нестерпимо горела. Подавив желание выскочить из воды, он сидел тихо, дожидаясь, пока неприятные ощущения исчезнут. Когда боль стала терпимой, он взял кусок сандалового мыла.
Намыливая руки, Сет снова стал думать о Пенелопе. Как добиться своего, не прибегая к высокомерию или хитрости?
Невольно ему вспомнился грубый афоризм старушки Монти: «Ничто так не привлекает внимания женщин, как огромная куча всякого дерьма».
Рука, которой он тер грудь, замерла в воздухе. Что ж, совет старушки может оказаться тем ключиком, что откроет ящик с секретами Пенелопы. Он рассеянно поднял руку и потер под ней. Сет по опыту знал, что лесть и красивые слова помогают завоевывать доверие женщины.
Но сработает ли это? Достаточно ли будет сладких слов, чтобы смягчить сердце Пенелопы и сломить ее сопротивление?
Шумно вздохнув, он поднял другую руку и намылил подмышку. Возможно, при других обстоятельствах это могло сработать. Но теперь у него мало шансов, особенно если учесть успех той уловки, когда он сам заставил ее возненавидеть его.
Так что же делать? Ворчливо ругаясь, он уронил мыло в воду. Даже если забыть о его безрассудной страсти, то он ведь действительно несет ответственность за ее благополучие как лучший друг Джейка. А сейчас она явно в беде, в большой беде. Чем еще можно объяснить, что она уклонялась от его вопросов и была готова расплакаться всякий раз, когда он пытался добиться ответа?
А чем объяснить ее ужас перед Адель дю Шарм? От него не ускользнуло, как Пенелопа задрожала, когда эта ведьма обнаружила их на лестнице. И он видел страх в ее глазах, когда пригрозил, что станет расспрашивать Адель.
Да и сам факт, что она, Пенелопа Пэрриш, одна из лучших оперных певиц, выступает в салоне под вымышленным именем, тоже о многом говорит. Все вместе означало беду, из которой он должен ее выручить. Но для этого нужно заставить ее поверить ему настолько, чтобы она обратилась к нему за помощью. И он снова вернулся к тому, с чего начал, — к рецепту старушки Монти.
Будет нелегко, но, может, немного выдумки и большое терпение помогут ему. Разве не он лучше других знал Пенелопу? Разве ему неизвестно, что трогает ее сердце и заставляет улыбаться? И самое главное, разве не он открыл перед ней прелести женского счастья? Одно это делало их отношения особыми.
А что, если у него действительно получится? Вдруг по какой-то непостижимой случайности он сможет вернуть ее привязанность и веру настолько, что она доверится ему? Что тогда? Хорошо, пусть он вызволит Пенелопу из беды, что привела ее сюда, но неужели потом он просто попрощается и уйдет из ее жизни, разбив сердце и ей, и себе… неужели все снова повторится?
Видимо, есть только один способ не ранить душу Пенелопы снова — нужно убедить ее, что их новые отношения не выйдут за рамки платонической дружбы.
От этой идеи его второе «я» развеселилось.
«И ты действительно думаешь, что сможешь противостоять чарам Пенелопы? Ну почему не оставить все как есть? Ведь она же обещала через шесть недель уехать с тобой в Сан-Франциско?»
Верно. Но нельзя забывать, что с Пенелопой могут произойти какие-то неприятности еще до истечения этих шести недель.
Сет взял кувшин, стоявший рядом с ванной. Его зубы застучали от холода, когда он облил остывшей водой плечи и грудь, смывая остатки мыла.
К тому моменту, когда он, вытираясь, стоял на маленьком коврике, Сет принял единственное решение, которое определенно мог выполнить: мягко, деликатно выведать секрет Пенелопы и вызволить ее из беды.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер



Как мне нравился первый роман в серии, смешной,интересный, и я прочитала продолжение. Разочаровалась. Такое ощущение, что писательница не любит своих героев. Беднаые герои, стоьлко пережили.
Завтрашние мечты - Кэлмен ХизерМария
30.04.2014, 14.00





роман понравился.только концовка грустная.
Завтрашние мечты - Кэлмен ХизерТомыч
10.09.2014, 16.42





Роман не вызвал никаких чувств, кроме недоумения - как у автора возникла идея такого неестественного сюжета, ведь невозможно, чтобы большинство героев были недоумками.
Завтрашние мечты - Кэлмен Хизернадежда
11.02.2016, 18.23





пока читала роман в голове была только одна мысль:" в конце концов автор прикончит главного героя".....столько горестных собитый на протяжении всего романа....почитать можно, но перечитывать....я не буду. 7 из 10
Завтрашние мечты - Кэлмен Хизералена
1.06.2016, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100