Читать онлайн Завтрашние мечты, автора - Кэлмен Хизер, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэлмен Хизер

Завтрашние мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— И как это индейцам не удалось снять с тебя скальп?! — воскликнула девица из салона, и ее ярко накрашенные губы от ужаса сложились в круглое «о».
Сет положил ей в рот еще одну конфету, улыбаясь, когда она от наслаждения заерзала задом по его коленям.
— Меня спасла одна странствующая продавщица из Чикаго, — пояснил он, скользнув от ее губ к скрытой под тонкой тканью груди. — Похоже, она подстрекала к убийству домохозяек в Денвере, продавая им очень тяжелые чугунные сковородки. Она все твердила, что ее сковородки достаточно толстые, чтобы жарить бифштекс, и достаточно тяжелые, чтобы убедить гуляку мужа остаться на ночь дома.
С дразнящей медлительностью девица расстегнула маленькие жемчужные пуговицы на платье.
— Никогда раньше не видела странствующую торговку, — прошептала она, обнажая полные груди под оценивающим взглядом своего нового хозяина. — А она была хорошенькая?
— Ну, если не принимать во внимание, что она была ростом около шести футов и почти лысая…
— Лысая? — Глаза девушки недоверчиво округлились.
— Щипцы для завивки подвели, — скорбно отозвался Сет, хотя выражение лица, когда он ласкал ее грудь, было далеко не скорбным. — Она сожгла волосы до корней, а те, что остались, стояли торчком, как иголки у дикобраза.
— Бедняжка, — промурлыкала девушка, выгнувшись в ответ на ласки Сета.
— Это я бедняжка. Ведь остальные пассажиры остались в Форт-Леоне, а возница кинулся назад за помощью, так что индейцам нечем было поживиться, раз скальпы сбежали. Ее скальп они, конечно, отвергли, сразу решив, что мой может оказаться прекрасным трофеем.
Девушка провела рукой по его волосам, рассыпавшимся по плечам.
— Не могу сказать, что обвиняю их за это. У тебя чудесные волосы.
Сет хмыкнул и поцеловал ее пахнущие ванилью губы.
— К счастью, и торговке они тоже нравились, но на моей голове. Так что когда два дикаря уже собрались снять мой скальп, она набросилась на них сзади, как разъяренный бык. Не успели они и глазом моргнуть, как она огрела их своей сковородкой и вышибла из них дух.
Девица затряслась от смеха и, прижавшись к нему, заставила его откинуться на спинку потертого красного бархатного кресла.
— Ну ты и рассмешил меня!
— А не хочешь взглянуть на мои тяжелые круглые сковородки? — предложил он, прижимая ее к себе.
Продолжая хихикать, она скользнула рукой между тесно прижатыми телами и проникла к нему в брюки, шаловливо трогая его мужскую плоть.
— Ты клянешься? Это действительно была торговка?
— Клянусь тенью левой руки Создателя, — пробормотал Сет, выгнувшись от быстрых движений ее пальцев.
— Уж конечно, никто не будет клясться мертвым индейцем. Всем известно, что индейцы обманщики, — заявила она и начала ласкать его более настойчиво.
— Да, они такие, милая, — отозвался он, шевеля бедрами в такт ее движениям. — Эти два индейца явно намеревались снять с меня скальп. — Несмотря на его старания достичь возбуждения и ее умелую помощь, его тело едва откликнулось.
«Что за черт, что со мной такое?» — удивленно подумал Сет, раздвинув ноги, когда она полностью захватила его член. Он затаил дыхание, ожидая прилива восторга. Но ничего не почувствовал, кроме смутно ощутимого покалывания в нижней части тела. Сет недовольно засопел. Что случилось с этим чертовым отростком? Словно он никогда не бывал в рабочем состоянии. Но он приходил в возбуждение очень часто… и днем, и ночью. Сет почти каждое утро просыпался с затвердевшим, точно камень, членом.
Ответ, каким бы нелепым он ни казался, был хорошо известен Сету. Именно по этой причине он не смог получить удовольствие от единственной после размолвки с Пенелопой связи с женщиной; по этой же самой причине последние два года он отклонял многочисленные предложения о плотских утехах.
Причина заключалась в том, что он все еще любил Пенелопу. И мысль о близких отношениях с кем-то еще оставляла его равнодушным. Он оказался глупцом, рассчитывая, что сейчас, занявшись любовью с этой девицей, сможет забыться. Расстроенный и немного смущенный своим печальным открытием, он нежно убрал руку девушки.
— Мистер Тайлер, — воспротивилась она.
— Сет.
— Сет, — повторила она, снова потянувшись к пуговицам на его брюках. — Не надо волноваться, Титания сейчас все быстро сделает.
Не успел он ответить, как в дверь тихо постучали.
— Сет? — позвал негромкий голос.
— Кто бы это мог быть? — пробормотал он, обрадовавшись этому неожиданному вторжению. Словно в ответ на его вопрос дверь распахнулась, и вошла Пенелопа.
— Сет. — Пенелопа резко остановилась при виде устроившейся на кресле парочки. Хотя Сет был полностью одет, а девушка едва склонилась между его ног, но его вспыхнувшее лицо и ее взгляд подтвердили подозрения Пенелопы, что она прервала плотские утехи. Запинаясь, она произнесла слова извинения и повернулась, чтобы уйти.
— Подожди! — рявкнул Сет.
Она замерла на месте, больше всего на свете желая убежать и не видеть Сета с другой женщиной, ибо эта картина причиняла ей нестерпимую душевную боль. Но здесь она находилась не по своей воле, поэтому Пенелопа обернулась и взглянула на него.
— Ты знакома с Титанией, принцесса? — произнес он, нарочито растягивая слова.
Пенелопа кивнула, смутившись от внезапного желания схватить эту потаскушку за волосы и пинком выкинуть за дверь. Пока она смотрела, Сет притянул к себе девушку и что-то зашептал ей. Девица захихикала и закивала в ответ, потом встала, бесстыдно выставляя свою голую грудь.
От Пенелопы не ускользнуло выражение ленивого восхищения, промелькнувшее на лице Сета. Ее неожиданно бросило в жар.
— Вижу, ты уже нашел себе компаньонку для ужина, — съехидничала она.
Сет сел и отбросил за спину свои волосы.
— Здесь в салоне полно голодных девиц.
Все в душе Пенелопы закипело от его безразличия.
— Могу себе представить, каков голод у этих девиц, — продолжала ехидничать она.
— Уверен, что можешь. — Его взгляд не отрывался от полуголой девушки, направлявшейся к двери.
— Титания! Спасибо. — Он бросил ей золотую монету, которую та подхватила с привычной ловкостью. — Поверь, милашка, ты доставила мне удовольствие.
С отвращением взглянув на возбужденную девицу, Пенелопа прижалась к дверному косяку, пропуская ее. Когда Титания исчезла в коридоре, она снова постаралась уколоть его самолюбие:
— Браво, Сет! Неужели эта маленькая потаскушка самое лучшее, что тебе удалось найти?
— Мне не на что жаловаться. Аппетит у нее что надо, — отозвался он, подходя к столу, где стояли нетронутые блюда.
Пенелопа фыркнула.
— Представляю, как ты станешь громко причитать, когда обнаружишь у себя сифилис. Я слышала, это мучительная болезнь. Особенно когда твои мужские достоинства почернеют и сгниют.
Сет расхохотался.
— Уверен, ты будешь наслаждаться, глядя на мои страдания.
Она снова фыркнула.
Он снова засмеялся.
— Жаль разочаровывать тебя, дорогая. Но я предварительно справился: Титания чиста, как свежевыстиранная простынь. Но коль речь зашла о болезнях, то я подумал, что ты не совсем здорова, чтобы поужинать со мной. Никто не сказал мне о твоем чудесном исцелении.
Чувствуя угрызения совести оттого, что ей неизбежно придется лгать, Пенелопа начала беспокойно дергать бронзовую дверную ручку.
— Я решила, что Флойд прав. — Несмазанная ручка сильно заскрипела. — Возможно, бокал шампанского и немного десерта — это именно то, что мне нужно. — Снова раздался неприятный скрип. — Я с утра ничего не ела сегодня, а от голода у меня всегда болит голова.
Сет сморщился от скрипа дверной ручки.
— Тогда почему бы тебе не перестать прятаться за дверью и не сесть за стол? — Он кивком показал на стол в центре богато отделанной комнаты.
Пенелопа неохотно подчинилась.
— К твоему сведению, я не пряталась, — проворчала она, присев на краешек большого кресла.
— У тебя свои определения, а у меня свои.
— Спасибо, что просветил меня.
Установилось напряженное молчание, пока Сет поднимал серебряные крышки с блюд, на которых лежали мясо антилопы в грибном соусе, гусиная печенка в желе, что-то похожее на рыбу. Возле каждого блюда стоял целый набор тарелок. Когда Сет поднял крышку с последнего блюда, она нарушила тишину:
— Что там?
Он улыбнулся.
— Жаркое из баранины. — Посмотрев, как она безучастно играет серебряным столовым ножом, он добавил: — Насколько мне помнится, баранина — твое любимое блюдо.
Она кивнула без особого энтузиазма.
Не обращая внимания на явное отсутствие у нее интереса к еде, Сет взял тарелку и вежливо спросил:
— Можно обслужить тебя?
Пенелопа покорно вздохнула.
— Как пожелаешь.
Начав с баранины, он быстро наполнил ее тарелку. Поставив перед ней еду, он разлил в бокалы шампанское. Затем сел в кресло и стал с наслаждением поглощать пищу.
Пенелопа, напротив, едва взглянула на свою тарелку, продолжая без устали вертеть ножом.
— Почему ты нервничаешь, принцесса?
Она испуганно взглянула на него.
— С чего ты взял, я не нервничаю.
— Уверен в обратном. — Он многозначительно кивнул на ее руки.
Она отдернула руку от ножа и с силой прижала ладони к скатерти, безуспешно желая поскорее успокоиться.
— Это смешно, — возразила она. — Почему я должна волноваться?
— Хороший вопрос. Почему бы тебе не ответить на него? — Сет положил себе еще один кусок тушеной антилопы. Размеренно пережевывая мясо, он заворожено смотрел на ее руки.
Пенелопа нахмурилась и проследила за его взглядом. Проклятие! Теперь она комкала скатерть. Подавив недовольный стон, она сжала кулаки и огрызнулась:
— Я не могу ответить на твой глупый вопрос, потому что я не нервничаю.
— Не забывай, что я знаю тебя с детства. Уже тогда у тебя появилась эта досадная привычка теребить все, что попадется под руку, когда ты нервничаешь или расстраиваешься. — Он замолчал, чтобы отпить шампанского. — Ну, так что же тебя тревожит и расстраивает?
— Да нет же! Ты просто утомил меня своими вопросами.
— Я отчетливо помню, что ты согласилась отвечать на мои вопросы, когда мы заключали сделку. — Сет изучающе посмотрел на нее сквозь стекло фужера. — Конечно, если тебе хочется, мы в любую минуту можем изменить условия, — тут его взгляд скользнул от ее лица к округлостям груди, — и подыскать менее утомительный для тебя способ выполнить твою часть договора.
Она едва не задохнулась от его гнусного намека.
— Как ты смеешь? Что скажет мой брат, когда узнает о твоем грязном предложении?
— А кто, по-твоему, учил меня, как заключать сделки? — Сет отставил фужер и наклонился вперед, с «вызовом глядя на нее. — Теперь, если ты настоящая Пэрриш, если ты унаследовала хоть каплю знаменитой деловой хватки своих отца и брата, то должна выдвинуть подходящее контрпредложение.
— Я не говорил, что это жареная баранина. Я сказал, что это жаркое из баранины.
— А разве это не одно и то же?
С самым невинным выражением лица Сет объяснил разницу:
— Жареная баранина обычно состоит из отбивных, которые обжаривают. А это блюдо приготовлено их бараньих яичек. Местные жители считают это царским блюдом.
Пенелопа поперхнулась.
— Бараньи… — Она выплюнула все, что не успела проглотить, и закашлялась.
— Яички, — докончил он за нее. Наклонив голову, он с явным интересом наблюдал за выражением ее лица. Вот уж никогда не думал, что человеческое существо может так позеленеть. — Он наклонился поближе и коснулся ее щеки. — Потрясающий цвет. Необыкновенный, правда. Он чудесно дополняет твой красный нос.
Сет вышел на улицу через черный ход и жадно вдохнул ночной воздух. Пахло свежестью с примесью терпкого сладковатого запаха, который у него ассоциировался с Западом. С того самого момента, как он вдохнул аромат прерий, он полюбил его, но никогда еще этот свежий воздух не был ему так дорог, как в этот вечер, после ужина с Пенелопой в пропитанной рвотным зловонием комнате.
Образ Пенелопы, жалко скорчившейся над ночным горшком, мысленно промелькнул перед его глазами. Этого оказалось достаточно, чтобы заставить Сета виновато выдохнуть свежий воздух. С каких это пор она стала такой слабой на желудок? Три года назад она бы и глазом не моргнула при упоминании о съеденных бараньих яичках. Тогда она отличалась крепким желудком и гастрономическим вкусом под стать его собственному.
Ругаясь про себя, он достал из кармана портсигар и сжал его в руках. Самое худшее в его дурной выходке то, что он не имел возможности успокоить ее. Он не мог поддержать ее и смягчить приступы рвоты, не мог шутя поддразнить и отвлечь, как делал раньше, когда ей нездоровилось.
Боясь не справиться со своими истинными чувствами и потерять маску холодного циника, которую он сознательно надел, Сет ограничивался сдержанным выражением сочувствия. Он знал, что если не совладает с собой сейчас, то не сможет сдержаться в будущем. А этого нельзя допустить.
Предмет его грустных размышлений жалко застонал.
— Мне снова плохо.
Сет с тревогой посмотрел на Пенелопу, сжимавшую пустой бочонок из-под пива. Она была похожа на молодого матроса, страдающего от морской болезни во время шторма.
Тихо ругаясь на себя, он сунул портсигар обратно в карман и поспешил к ней. Хотя здравый смысл предупреждал, что ему нужно изображать холодное безразличие и соблюдать дистанцию, чувство долга воспротивилось: ведь она была сестрой Джейка, и ради своего друга он обязан позаботиться о ее благополучии.
Так примерно он говорил самому себе, когда обнял дрожавшую девушку.
— Дыши глубже, — посоветовал он, нежно гладя ее по волосам и по спине. — Тошнота быстро пройдет.
Он слышал ее прерывистое дыхание, чувствовал мягкую грудь, прижавшуюся к нему, когда она боролась с приступами рвоты.
— Умница. Вдохни еще, — уговаривал он, прикасаясь щекой к ее мягким волосам. — Задержи дыхание и сосчитай до пяти.
Так они стояли довольно долго, он давал советы, а она послушно выполняла. Наконец приступы рвоты прекратились, и Пенелопа стала тихо икать.
— Лучше? — спросил он, поглаживая ее шею.
— Да, — сказала Пенелопа и икнула.
Странно, но эти малоприятные звуки показались Сету очаровательными. Улыбаясь своей глупости, он начал растирать ее поникшие плечи. Она со вздохом прижалась к нему.
Его взгляд снова и снова обращался к светлой тафте ее платья. Он обожал женщин, но не слишком разбирался в женской моде. Но даже небольшой опыт подсказывал ему, что наряд Пенелопы был из дешевого материала, да и сшит третьеразрядной портнихой. Он не был похож на ее прежние туалеты. Пенелопа, которую он помнил, была верхом элегантности.
Его глаза сощурились, когда он дотронулся до дешевого жемчужного ожерелья. Пару часов назад он почти убедил себя, что ее появление в салоне связано с неудачным поворотом в карьере. Ведь она вообще была авантюристкой по натуре, и путешествие по Западу могло прийтись ей по вкусу. Он также помнил, что она, как и он сам, была полна упрямой гордости и скорее пострадает от последствий своего неудачного поступка, чем признает совершенную ошибку.
По крайней мере, именно так он расценил ее поведение на лестнице. Гордость и смущение. Но сейчас убогое платье Пенелопы Пэрриш лишь укрепило зародившееся у него подозрение, что она оказалась в беде. И эта беда была гораздо серьезнее, чем девушка пыталась ему представить.
Мысль о Пенелопе, совершенно одинокой в трудной ситуации, испуганной и постеснявшейся попросить помощи, наполнила его желанием помочь ей, стать ее защитником. Он хотел стать тем человеком, которому она бы доверяла и к которому могла обратиться в самые трудные времена. Он хотел…
Подавив свои рыцарские порывы, Сет резко отстранил Пенелопу. Он просто не мог следовать желаниям своего сердца. К черту все! Он должен сдерживать свои эмоции, пока не совершил какую-нибудь ужасную глупость.
Но это не помогло развеять его смятение, особенно когда девушка взяла его за руку и прошептала:
— Спасибо за твою доброту, Сет. Мне жаль, что я доставила тебе столько неприятностей.
Благодарность Пенелопы звучала так униженно, что Сет едва не сгорел от стыда. Почувствовав себя полным ничтожеством, он искренне повинился:
— Да это я должен просить прощения! Накормить тебя этими яйцами — довольно грязная шутка.
Свет миллионов звезд и полной луны осветил лицо Пенелопы, смотревшей на него. У Сета перехватило дыхание, едва он встретился с ее взглядом и улыбкой.
Господи! Как она красива! Особенно когда улыбается и пара чудесных ямочек играет на ее щеках. Сет всегда любил эти ямочки, и ему пришлось сделать неимоверное усилие, чтобы снова не заключить ее в объятия и не расцеловать эти ямочки.
Улыбаясь, Пенелопа покачала головой.
— Как я могла забыть, что ты такой любитель розыгрышей… особенно когда дело касается еды. Никогда не забуду тот случай, когда ты принес мне красивую коробку с улитками в шоколаде. — Она приподнялась на цыпочки и заправила прядь его волос за ухо, совсем так, как делала во время их встреч. — Ты ждал, пока я съем все до последней штучки, и только потом сказал, что это было.
От такого знакомого жеста у Сета снова перехватило дыхание. Когда он смог заговорить, его голос стал тихим и хрипловатым:
— Лавочник, продавший мне конфеты, уверял, что они самые популярные.
Она рассмеялась, и он не смог удержаться и улыбнулся в ответ.
— Жадная девчонка! Ты даже не удосужилась спросить у меня, что это за конфеты, а сразу набросилась на них, как голодный уличный мальчишка.
Ему также вспомнилось, как она вспыхнула от притворного негодования, когда он признался в своей маленькой шутке, и стала в отместку щекотать его. Сета снова пронзила боль желания при воспоминании о близости, некогда связывавшей их.
— Я хочу заключить с тобой сделку, — сказала она. — Пообещай больше не кормить меня своими экзотическими деликатесами, и я прощу, что ты заставил меня так мучиться в этот вечер.
Теперь настала очередь Сета рассмеяться.
— Ну, сейчас ты похожа на настоящую Пэрриш. Кажется, для тебя еще не все потеряно.
— Возможно. — Она улыбнулась. — Так ты согласен?
Он с нежностью посмотрел на ее ямочки.
— Разве можно сказать «нет» перед такими очаровательными доводами.
В тот момент, когда они скрепляли свою сделку рукопожатием, дверь резко распахнулась. Из салона выскочили Бертрам, Эффи и Майлс. Пенелопа тотчас же выдернула руку из ладони Сета и быстро отступила назад, ее лицо сделалось белее мела.
Сет, обеспокоенный и озадаченный ее реакцией, повернулся и, прищурив глаза, изучающе уставился на вышедших из салона людей.
— Я повсюду ищу тебя, Лорели! — закричал Майлс, грубо схватив Пенелопу за руку. — Мама сказала, чтобы я сейчас же проводил тебя в пансион.
Сет шагнул к Пенелопе, стремясь защитить ее.
— Девушка нездорова. И как ее спутник на этот вечер я считаю своим долгом проводить ее домой.
Закудахтав, точно наседка над цыплятами, Эффи отодвинула Майлса в сторону.
— Бедняжка. Да она совсем зеленая! — Эффи прижала ладонь ко лбу Пенелопы. — Хмм, по-моему, у нее жар. — Кивнув со знанием дела, она заключила: — Думаю, небольшая доза патентованного регулятора Фланнингана приведет ее в норму.
У Пенелопы при одном упоминании Эффи о патентованных средствах заболел желудок. Подавив подступившую тошноту, она простонала:
— Я буду в порядке. Мне всего лишь надо пойти домой и поспать.
— Именно туда я и собираюсь проводить тебя, — ответил Сет, взяв ее под руку.
— Ну нет! — Майлс выскочил перед ними. — Мы должны слушать вас и подчиняться только в рабочее время, но вы не можете распоряжаться нами вне стен салона. Мама велела мне проводить Лорели, и я намерен сделать это прямо сейчас!
Сет насмешливо приподнял бровь.
— Ты всегда делаешь то, что говорит тебе мама?
Лицо Майлса вспыхнуло от негодования.
— Моя мама самая замечательная женщина на свете, — с пафосом заявил он. — А раз так, то мой долг — подчиняться ей. Нa вашем месте я бы помнил это.
— А на твоем месте я бы лучше помнил, у кого находятся твои расписки по карточным долгам, — парировал Сет, его терпение испарялось с угрожающей быстротой.
Майлс побагровел.
— Джентльмен никогда бы не заговорил об этом при дамах.
— А мужчина никогда бы не позволил этим дамам унижаться, чтобы заплатить его карточные долги.
— Ну, вы!.. — заорал Майлс с бессильной яростью. — Вы!… Я вам покажу, кто здесь мужчина!
— Боже мой! — Эффи отважно замахала своей сумочкой. — Надеюсь, вы, джентльмены, не станете драться! — Она с возбужденным видом засновала между враждующими сторонами.
Пенелопа тоже надеялась на это. Она содрогнулась от мысли, что может сделать Адель, если по ее вине нос Майлса будет разбит в кровь. Решив предотвратить надвигающуюся драку, она встала между мужчинами и сказала:
— Майлс всегда был моим провожатым. Возможно, будет лучше, если он проводит меня домой. — Она умоляюще посмотрела на Сета, надеясь, что он согласится.
Но Сет не собирался уступать. Метнув на Майлса уничтожающий взгляд, он произнес, обращаясь к Пенелопе:
— Как друг и доверенное лицо твоего брата я считаю своим долгом решать самому, что для тебя лучше. И не в моих правилах позволить тебе разгуливать по ночным улицам Денвера с этим сопливым маменькиным сынком в качестве защитника. Ты пойдешь со мной.
Майлс издал разъяренный вопль и с кулаками ринулся на Сета, который был гораздо выше его. Сет с удивлением смотрел на потуги актера.
— Кхе-кхе!
Все повернулись к Бертраму, который молчал до сих пор. Снова прокашлявшись, он объявил:
— Я буду сопровождать до дома это милое создание. — Всегда оставаясь истинным джентльменом, он обратился к Пенелопе: — Если, конечно, у вас не будет возражений, моя дорогая.
Пенелопа с благодарностью улыбнулась этому стареющему актеру.
— Почту за честь.
— Позвольте мне заверить вас, что это для меня большая честь. Прошло много времени с той поры, когда я имел удовольствие находиться в такой очаровательной компании.
Галантно поклонившись, он предложил руку Пенелопе. Кивнув сначала Сету, который в ответ наклонил голову, а затем надувшемуся Майлсу, Берт повел ее вниз по темной лестнице.
Когда они добрались до пыльной аллеи внизу, старый актер взглянул на Эффи и рявкнул:
— Ей-богу, женщина! Хватит лодырничать, пора идти. У нас впереди не целая ночь, ты знаешь!
Бормоча что-то о важных старых козлах, Эффи поспешила присоединиться к ним. Майлс же, метнув злобный взгляд на своего нового хозяина, отправился назад в салон. Без сомнения, он собирался обо всем донести своей мамочке.
Сет пожал плечами. Задумчиво прищурившись, он наблюдал, как трио актеров исчезло в темноте ночи. Если предчувствие не обманывает его, что случалось редко, то здесь происходит нечто темное и опасное, и он намерен прояснить ситуацию.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Завтрашние мечты - Кэлмен Хизер



Как мне нравился первый роман в серии, смешной,интересный, и я прочитала продолжение. Разочаровалась. Такое ощущение, что писательница не любит своих героев. Беднаые герои, стоьлко пережили.
Завтрашние мечты - Кэлмен ХизерМария
30.04.2014, 14.00





роман понравился.только концовка грустная.
Завтрашние мечты - Кэлмен ХизерТомыч
10.09.2014, 16.42





Роман не вызвал никаких чувств, кроме недоумения - как у автора возникла идея такого неестественного сюжета, ведь невозможно, чтобы большинство героев были недоумками.
Завтрашние мечты - Кэлмен Хизернадежда
11.02.2016, 18.23





пока читала роман в голове была только одна мысль:" в конце концов автор прикончит главного героя".....столько горестных собитый на протяжении всего романа....почитать можно, но перечитывать....я не буду. 7 из 10
Завтрашние мечты - Кэлмен Хизералена
1.06.2016, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100