Читать онлайн Поверь и полюби, автора - Кэлмен Хизер, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поверь и полюби - Кэлмен Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поверь и полюби - Кэлмен Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поверь и полюби - Кэлмен Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэлмен Хизер

Поверь и полюби

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Прошел всего лишь один день изнурительного труда Софи в доме маркиза Бересфорда, а чувство ее благодарности к Терри уже начало заметно таять.
Еще через неделю, каждый из очередных дней которой был для новоявленной служанки унизительнее предыдущего, Софи пришла к мрачному выводу, что их встреча с Терри явилась отнюдь не ниспосланным свыше избавлением. Скорее, это было наказание Господнее за все грехи ее короткой восемнадцатилетней жизни.
Но действительно ли заслужена кара? И не слишком ли сурова? Ведь она чуть ли не мгновенно лишилась счастья, безоблачной, обеспеченной жизни и высокого положения, очутившись почти на самом дне общества. За что? Не потому ли, что Он стремится силой навязать простым смертным веру в Себя как в воплощение добра и всепрощения? И подвергает их суровым наказаниям за малейший проступок, чтобы потом всемилостивейше прощать?
Такие греховные мысли все чаще приходили в голову Софи. Так было и в тот поздний вечер, когда она вышла в коридор с тяжелой корзиной и вдруг почувствовала сильную боль в ушибленной руке. Быстро поставив корзину на пол, Софи выпрямилась и только тогда увидела, что остановилась перед дверью одной из комнат слуг. И тут ей в голову неожиданно пришла мысль…
Никогда раньше Софи не думала о том, что среди слуг также существует служебная иерархия. Даже мысль об этом показалась бы ей абсурдом. Любому человеку очевидно, что слуга – он и есть слуга и в социальном плане все они равны, но в Хоксбери слуги считали иначе. Это не только удивляло Софи, но и раздражало ее. Особенно возмущала манера поведения каждого из них при общении между собой.
В отличие от светских кругов, где главную роль играли происхождение, воспитание, внешность и богатство, статус каждого слуги в доме лорда Бересфорда целиком зависел от того места, которое он занимал. Так, экономка миссис Пикстон и мажордом мистер Диксон почитались остальными слугами за короля и королеву. Камердинер и горничная хозяйки приравнивались к герцогу и герцогине. И так далее… На самой нижней ступени находилась прислуга, нанимаемая для поденной работы. Среди таковой оказалась и она, мисс Софи Баррингтон – внучка графа и звезда высшего света английской столицы.
Софи презрительно фыркнула, подумав о вопиющей несправедливости. Ведь любой слуга, будь у него всего лишь полторы извилины в мозгу, не мог не понимать, насколько Софи выше любого из них во всех отношениях! Но прислуга в доме Бересфорда почему-то позволяла себе ничего не замечать!
Мириться с подобным положением Софи было просто невмоготу… «Но я должна все это терпеть, – думала она. – По меньшей мере в течение месяца!»
Софи подняла корзину здоровой левой рукой и медленно потащилась дальше по темному коридору. По стенам были развешаны всевозможные картины, гравюры, портреты. В углах приютились тумбы со скульптурами, а на подоконниках стояли большие вазы с живыми цветами.
Повернув за угол в правое крыло дома, Софи по запаху определила дорогу к конечному пункту своего путешествия. Ей предстояло очистить от нечистот и вытряхнуть пыль из коврика около двери комнаты маркизы. Автором же всех гадостей был живший в доме презлющий кот.
Подойдя к двери маркизы, Софи чуть не задохнулась от зловония. В этот момент ей больше всего хотелось вытрясти загаженный котом ковер на голову Фэнси, ибо она не сомневалась, что та специально дает такие мерзкие поручения новенькой служанке из чувства ревности.
Проклиная в душе несносную служанку и ее подленькие проделки, Софи опустилась на колени рядом с кучей кошачьих экскрементов, которые было велено убрать. Софи подумала, что Фэнси, объясняя хозяину причины появления нечистот у двери его супруги, всегда привирала. Она уверяла, что это проделки терьера садовника, который обычно бегает по двору, но иногда пробирается в дом. Надо быть совсем безмозглым, чтобы поверить в такую сказку! Кошачий запах невозможно перепутать ни с каким другим! А уж с собачьим тем более! Кроме того, коврик был обгажен ночью, когда все наружные двери дома наглухо закрыты, за чем бдительно следит привратник Диксон. Нет, терьер здесь был совершенно ни при чем! Кто-то, неизвестно по каким причинам ненавидевший Софи, специально подбросил к двери маркизы кота, чтобы доставить ей неприятности, поскольку знал, что именно ей придется за ним убирать.
Скорее всего это была Фэнси – ведь она относилась к Софи с особой неприязнью. И это была далеко не первая ее пакость: уже не раз Фэнси всячески старалась помешать новой служанке работать, чтобы потом обвинить в нерадивости.
Софи стало жалко себя, она тяжело вздохнула. Затем вытащила из корзины старую газету и собрала в нее отвратительную кучу. Ладно! Надо продержаться всего три недели. Самое большее – месяц! К тому же после всего, что она выстрадала, это выглядело не так уж страшно.
Снова вздохнув, Софи отложила в сторону газету с кошачьими экскрементами, вынула из корзины скребок, щетку, кусок мыла и тряпку. Потом взяла кувшин и, налив в него воды из стоявшего в углу ведра, принялась усердно оттирать коврик. Но скоро остановилась и, выпрямившись, задумалась.
Она думала о том, что этот омерзительный случай с котом – уже не первое ее унижение за прошедшую неделю. Взять хотя бы условия для ночлега. Могла ли Софи когда-нибудь подумать, что ей придется с кем-то делить кровать? Нет, не с мужем или любовником! Просто с едва знакомой женщиной по имени Пэнси, работающей в доме обыкновенной прачкой!
Это же настоящая мука! Пэнси – неугомонная болтушка. Как только их головы касались подушек, она начинала тараторить, трещать, ворчать, жаловаться… И так все ночи напролет! Причем всегда на одну и ту же тему – о ее безумной любви к какому-то работнику с соседней фермы. Неугомонной прачке не приходило в голову, что смертельно уставшей за день Софи не было никакого дела ни до соседа-работника, ни до их романа. Хотя бы потому, что она едва знала Пэнси и никогда в глаза не видела ее возлюбленного. Но благодаря лирическим излияниям соседки по постели Софи с момента приезда в Хоксбери спала каждую ночь не более четырех часов…
Чем дольше Софи скребла и чистила коврик, тем громче в ее душе звучал голос протеста. Здесь она должна вставать по утрам в пять часов. Почему так рано? Это же просто бесчеловечно! Антигуманно, когда речь идет о знатном человеке. Для тех, кто стоит на низших ступенях социальной лестницы, это вполне нормально. Жизненные трудности выпали им по жребию от рождения. А потому им вовсе не пристало роптать. Она же рождена совсем для другой жизни, ибо принадлежит к привилегированному классу. Ей на роду было написано жить с комфортом, в богатстве, легко и счастливо. Поэтому она-то как раз имеет полное право роптать и протестовать против подобного обращения! Ничего, они услышат голос протеста! Пусть только вернется дядя и вызволит ее отсюда!
Софи улыбнулась, предвосхищая счастливый день. Она выскажет им все, припомнит каждую обиду и унижение! А самое главное – сбросит наконец с себя оскорбительную одежду прислуги.
Снова прервав чистку коврика, Софи посмотрела на свою одежду. Одного взгляда было достаточно, чтобы привести девушку в полнейшее отчаяние. Здесь считалось, что поденная прислуга очень редко встречается с хозяевами, а потому одежда для нее подбиралась самая дешевая. Внешний вид служанки никого не интересовал, поэтому в отличие от горничных, одетых в узорчатые голубые платья, Софи довольствовалась холщовой серой юбкой и старомодным жакетом с корсажем из материи, напоминавшей очень жесткую мешковину.
О, корсаж был просто ужасен! И не только из-за совершенно немыслимого цвета разведенной горчицы. Он был велик по размеру и сильно уродовал фигуру. О каких-либо, даже самых отдаленных, намеках на моду говорить просто не приходилось. В подобном одеянии Софи выглядела на все сорок лет, если не больше. Для полноты впечатления оставалось водрузить на голову бесформенный обветшалый чепец!
Застонав от отчаяния и проклиная весь белый свет, Софи вновь принялась скоблить и отмывать коврик. Она смотрела на свои огрубевшие руки и не узнавала их. Господи, когда только вернется дядя и вызволит ее из этого отвратительного рабства!
Коврик тем временем вновь стал чистым и пушистым. Исчез и мерзкий запах, сменившийся свежим ароматом дорогого мыла. Софи поднялась с колен, собрала щетку, тряпку, скребок и положила в корзину. Подняв ее здоровой левой рукой, она собралась уходить, но в этот момент услышала скрип ступенек. Кто-то спускался по лестнице.
«Черт побери, вот не повезло!» – с досадой подумала Софи. Это, наверное, лорд Бересфорд идет к своей больной супруге пожелать ей доброй ночи. Миссис Пикетом предупреждала Софи, чтобы она поторопилась с чисткой коврика, потому что хозяин обычно навещает жену перед сном. Прислуге не следует попадаться лорду на глаза, дабы не оскорблять своим внешним видом.
Чтобы не нарываться на очередную выволочку, Софи отступила к дальней стене, куда не падал свет от свечей, надеясь, что здесь ее не заметят. За все время, проведенное в доме, она лишь мельком видела хозяина и заметила только, что он высокого роста и хорошо сложен. Но сейчас, в полутьме, ей показалось, что по лестнице спускается чуть ли не гигант. Похожий на… На Линдхерста!
У Софи перехватило дыхание. Господи, неужели это действительно он?!
Да нет же! Такого просто не может быть! Ей почудилось! Наверное, галлюцинация от постоянного недосыпания. Вот и кажется черт знает что… Все же на всякий случай Софи еще плотнее прижалась к темной стене.
Гм-м… Странно! На нем пальто и шляпа. Почему этот человек не отдал их мажордому, когда вошел? Ведь Диксон не раз хвалился, что обладает особым нюхом на приближающихся к дому гостей и обслуживает каждого за несколько секунд. Почему же он пропустил незнакомца?
Но еще больше встревожило Софи то, что неизвестный великан гулял по дому в одиночестве. В ее душе зародилось и с каждым мигом росло чувство неведомой опасности. Что делает этот человек вечером в хозяйском крыле дома? Даже если Диксона почему-то не оказалось на месте, то любой джентльмен знает, что никто не имеет права входить в чужой дом без разрешения хозяев.
А если никакой он не джентльмен?
При этой мысли Софи вздрогнула. Тревога сменилась страхом. Боже праведный! А вдруг он один из тех насильников и убийц, о которых так много рассказывал брат Лидии?! Что, если он один из тех, кто по ночам врывается в дома и убивает хозяев прямо в постели?
Крик ужаса замер у Софи в груди. Да, это, несомненно, насильник и убийца! Именно так! Иначе почему он крадется в темноте по коридорам чужого дома в пальто, сапогах и шляпе?
Пока Софи думала, закричать или нет, неизвестный наклонился и снял шляпу. Бледный свет мигающих свечей упал на его голову. У Софи потемнело в глазах, а вместо отчаянного крика вырвался еле слышный мышиный писк. Ибо силы оставили девушку, она чувствовала, что вот-вот упадет в обморок…
У незнакомца были густые каштановые волосы, отливавшие глянцем. Как у Линдхерста…
Прижав левой рукой под мышкой шляпу, он правой поправил галстук. И тут Софи увидела его лицо. Боже!..
Через всю щеку незнакомца тянулся широкий белый шрам.
Пальцы Софи разжались, корзина выскользнула из рук, и все, что в ней было, вывалилось на пол. Металлический скребок зазвенел. Линдхерст на мгновение обернулся, но в этот момент дверь комнаты распахнулась и на пороге возник сам маркиз.
– Что за шум? – испуганно спросил он в темноту, но, увидев Софи, растерянно застывшую над опрокинутой корзиной, бросил на нее испепеляющий взгляд и заревел: – Черт побери! Неужели вы, безмозглая тупица, не можете усвоить, что хозяйка… – Тут он увидел Линдхерста и замолчал.
– Отец! – негромко воскликнул тот.
– Колин! Мой дорогой мальчик! – Маркиз бросился к сыну и заключил его в объятия. – Колин! Не могу передать, как рад тебя видеть! Матушка потеряла покой и каждый день спрашивает, когда же ты, наконец, приедешь?
Колин? Софи нахмурилась, пытаясь понять, что все это значит. Ведь ее бывшего жениха звали Николасом. При чем здесь Колин?.. И тут она чуть не застонала вслух. Боже, ведь Колин – это уменьшительное имя от Николас! Значит, тот самый «молодой Колин», которого упоминала в их первом разговоре миссис Пикстон, не кто иной, как Николас Линдхерст! С замиранием сердца Софи ждала, когда «молодой Колин» освободится от объятий отца и обратит внимание на нее. В том, что в тени стены он все же ее увидел, Софи не сомневалась. Но вот узнал или нет?
Однако Линдхерст как будто не замечал бывшую невесту.
– Как чувствует себя матушка? – задал он отцу вопрос, который, впрочем, непременно и должен был задать.
Софи растерялась. Узнал ли ее Линдхерст или сделал вид, что не узнает? Украдкой посмотрев на его лицо, Софи убедилась, что Николас никак не реагирует на ее присутствие.
Маркиз отпустил сына, но тут же снова обнял его за плечи и повел к комнате маркизы. У самой двери они остановились.
– Если ты спросишь матушку о ее здоровье, – предупредил он сына, – то она непременно ответит, что вот-вот умрет. Правда, я сомневаюсь, что она сразу начнет жаловаться. Маркиза прекрасно себя чувствовала до тех пор, пока ты не написал ей о своей неудачной помолвке с мисс Баррингтон. Прочитав твое письмо, матушка через два часа уже лежала в постели, стонала и бредила. Ведь ты знаешь о ее мечте стать бабушкой, поэтому она все время говорила, что умрет, не дождавшись внуков.
– О Господи! – воскликнул Линдхерст. – Как я могу этого не знать после многолетних попыток меня женить и бесконечных требований исполнить свой фамильный долг! Она доходила до прямой жестокости в своем стремлении поскорее надеть мне на шею семейный хомут.
– Что ж, сомневаюсь, чтобы она отступилась от своего намерения, – усмехнулся маркиз. – Скажу даже больше: уверен, что история с мисс Баррингтон вдохнула в нее новые силы для поиска тебе достойной пары.
– Что?! – прошипел Линдхерст и, казалось, при этих словах отца потерял дар речи.
Маркиз кивнул:
– Боюсь, дорогой, что я не ошибаюсь. Ведь это для нее – единственное средство поправить пошатнувшееся здоровье.
– Но почему она привязалась именно ко мне? Я же не единственный ее сын! А как же Квентин? Если матушка и впрямь собралась умирать, он бы тоже мог посидеть у ее постели. Впрочем, нет у нее никакой смертельной болезни. Видимо, она хочет поймать меня на удочку и заставить подарить ей внуков!
– Скорее всего это действительно так. Но ничего не поделаешь, маркиза вцепится в тебя мертвой хваткой. Нам остается только догадываться, кого она теперь будет прочить тебе в жены. Ладно, пойдем к ней.
Маркиз повернул дверную ручку и вошел в комнату. Линдхерст остался стоять в коридоре и медленно повернул голову к прятавшейся у темной стены Софи, которая горячо молила Бога, чтобы Николас не узнал ее. Но по выражению лица Линдхерста стало ясно: на сей раз молитвы не долетели до Творца…
Николас смотрел на нее с горечью и негодованием. Софи вплотную прижалась к стене и замерла, безмолвно покачивая головой, как бы умоляя Линдхерста о прощении, хотя знала, что надежды на это быть не может.
Он тоже наклонил голову. Софи на секунду показалось, что Николас догадался о ее молитве и теперь думает, внять ей или нет. Но тут же на его лице появилась жестокая, беспощадная улыбка. Он повернулся к Софи спиной и исчез в комнате матери.
Она почувствовала, как все тело пронизывает могильный холод. Улыбка Линдхерста была угрозой, а раз он кивнул – значит, обещает угрозу выполнить…
Черт побери! Что она здесь делает?!
Когда Николас взялся за холодную ручку двери, то почувствовал, как у него дрожат пальцы. Неожиданная встреча с Софи сразу лишила его обычного хладнокровия. Он хотел найти покой в Хоксбери, убежать от любопытных глаз света и в тишине зализывать раны. А вместо этого нашел в отцовском доме. Ее – девчонку с лживым сердцем! Ту, которая лишила его уверенности в себе и вселила в душу чувство собственной неполноценности. Не говоря о том, что она воскресила в нем болезненное ощущение уродства, связанное со шрамом на щеке…
Проклиная себя за слабость, а Софи за то, что спровоцировала ее, Николас сжал кулаки. Нет, он не позволит ей и дальше скрываться от кредиторов в доме своего отца! Линдхерст не сомневался, что именно так объясняется появление здесь мисс Баррингтон. Нет! Этот номер у нее не пройдет! Он сегодня же поговорит с матерью и выяснит, как получилось, что Софи попала к ней на службу. А потом… Потом надо подумать, как вести себя по отношению к бывшей невесте в ее новом положении…
Губы Николаса скривились в горькой усмешке. Что ж, теперь у него есть прекрасная возможность ей отомстить. Мисс Баррингтон дорого заплатит за свое гнусное предательство! Усмешка на лице Николаса превратилась в злобную улыбку. О, теперь у него есть много возможностей для мести. И он найдет способ воспользоваться ими. Софи теперь простая служанка в его семье, а потому он, лорд Линдхерст, сын и наследник маркиза Сомервилла, может распоряжаться ею по своему усмотрению. И Софи, хочет она того или нет, будет обязана ему подчиняться, если не желает потерять место…
– Колин? – услышал он голос своего отца. – Где ты? Что там случилось с дверью?
Николас вздрогнул.
– Что? О, все в порядке! Извините, отец!
Он поспешно вошел в комнату, которую хорошо помнил еще с детства. С тех пор здесь ничего не изменилось. Ничего… кроме… хозяйки… его матери…
Сердце Николаса замерло, когда он взглянул на стоявшую в дальнем левом углу кровать. Лицо матери, обычно залитое ярким румянцем и пышущее здоровьем, сегодня поразило мертвенной бледностью. Отец писал ему, что мать серьезно больна. Но такого Николас не мог себе даже представить…
Он стоял и смотрел на мать, не решаясь произнести ни слова. Маркиза, видимо, поняла состояние сына и, приподнявшись на постели, улыбнулась ему слабой, болезненной улыбкой.
– Колин! Дорогой мой сыночек! Подойди же к своей мамочке и поцелуй ее! Я уже…
Маркиза вдруг замолчала, как будто удивившись чему-то, но тут же глаза ее закатились и она вновь упала на подушки.
Николас в ужасе бросился к ее постели.
– Колин, – вновь чуть слышно прошептала маркиза.
Он с трудом сдерживал рыдания, слезы были готовы хлынуть из глаз. Николас прижал голову матери к своей груди и проговорил, задыхаясь:
– Матушка… Умоляю… Я люблю вас…
Маркиза слегка отстранилась и вновь сделала попытку улыбнуться.
– Мальчик мой! Какой же ты молодец, что приехал к своей умирающей матери, чтобы скрасить ее последние дни!
– Нет, нет! – запротестовал Николас, снова горячо прижав голову матери к груди. – Я не желаю слушать ничего подобного. Слышите? Очень скоро вы поправитесь и будете чувствовать себя отлично. Не удивлюсь, если это произойдет уже к концу недели!
Николас молил Всевышнего, чтобы предсказания сбылись, хотя и не питал особых надежд на их осуществление. Он поцеловал маркизу в затылок и бережно опустил на подушки. Она тихо застонала и закрыла глаза.
– Можешь ли ты мне кое-что пообещать, сынок? – прошептали ее губы.
– Все, что только пожелаете! – поклялся Николас.
– Тогда обещай, что не будешь очень скорбеть о моей смерти.
– Матушка…
. – Погоди. Я еще не все сказала. Обещай вспоминать обо мне только с радостью. И знай: я покину этот мир без малейшего сожаления. Кроме…
– Кроме чего?
Губы маркизы задрожали, как будто она не решалась ответить. Николас с беспокойством посмотрел на нее, но тут же раздавшийся за спиной кашель отца заставил его обернуться. Маркиз сидел на стуле рядом с кроватью у ног больной, смотрел на сына широко раскрытыми глазами и многозначительно похлопывал себя ладонью по груди.
Николас нахмурился, не понимая, чего он хочет. Маркиз поднял руку и показал пальцем на лацканы костюма сына. Николас наклонил голову и увидел, что его костюм на груди запачкан чем-то белым. Он посмотрел на отца и увидел, что тот кивает в сторону лежавшей с закрытыми глазами матери, похлопывая себя ладонью уже по щекам.
– Толченый мел, – прошептал маркиз.
Толченый мел? Николас бросил быстрый взгляд на лицо матери, и его глаза сразу сузились. В голове молнией мелькнуло неожиданное подозрение. Хотя тень от полога падала на лоб и щеки маркизы, все же он отчетливо заметил неестественность покрывавшей их бледности.
Ему показалось, что лицо матери чем-то напудрено. Скорее всего действительно мелко растолченным мелом, а потому ее бледность выглядела ненатуральной. Николас вспомнил, что, когда его брат Квентин находился при смерти от воспаления легких, кожа его лица скорее напоминала по цвету золу, нежели снег. Бледность же маркизы…
Боже мой, неужели?!
Николас внимательно вгляделся в лицо матери. Да! Несомненно, отец прав! Маркиза напудрилась толченым мелом. И сильно перестаралась.
Казалось бы, подобное открытие должно было успокоить Николаса: ведь это означало, что мать не так уж безнадежно больна. Но его, охватило чувство досады, тут же переросшее в раздражение и негодование. Николасу стало стыдно за мать. То, что маркиза действительно серьезно больна, – в этом сомнений не было. Но сейчас она использовала свою болезнь, чтобы заставить сына сделать то, против чего он в иной ситуации стал бы непременно возражать. Николас посмотрел на отца долгим, полным горечи взглядом и, еле сдерживаясь, решил дождаться окончания разыгрываемой перед ним сцены.
Маркиза открыла глаза и, продолжая довольно искусно имитировать судороги, невнятно пробормотала:
– Единственное, о чем я жалею, покидая этот мир, так это о том, что в оставшийся мне срок не смогу увидеть своего сына женатым и нянчить его детей…
Слово «детей» она произнесла со стоном, напоминающим интонацию призрака отца Гамлета. Но этот стон у нее прозвучал куда более убедительно, нежели у бесплотного героя шекспировской трагедии, которую маркиза видела двумя неделями раньше в местном театре.
– Но это не одно, а два желания, – возразил Николас, с трудом сдерживая улыбку.
Маркиза пропустила реплику сына мимо ушей и продолжала шептать:
– Если бы ты женился, я могла бы спокойно умереть, зная, что когда-нибудь увижу с небес своего сына окруженным детьми… Моими внуками… – Тут голос маркизы почти совсем угас, она вздохнула и вопросительно уставилась на сына.
– В таком случае, – хмыкнул Николас, – вам надо будет подольше задержаться в этой жизни.
– Если бы это зависело от меня! – вновь простонала маркиза, но уже настолько громко, что ее услышали бы на галерке «Ковент-Гарден», будь она на сцене знаменитого театра.
Николас уже не мог сдерживаться и фыркнул:
– Я бы женился хоть завтра, если бы нашел подходящую невесту. Вы же это отлично знаете, матушка. Но пока у меня нет на примете ни одной достойной женщины, с которой я захотел бы связать свою судьбу. А значит, ни о какой женитьбе не может быть и речи. Разве не понятно?
Голос маркизы вновь обрел некоторую силу, хотя и сопровождался театральным приступом удушья.
– Какими же качествами должна обладать твоя невеста? – спросила она.
– Женщина, на которой я соглашусь жениться, должна быть честной, доброй, верной и достаточно умной, – не раздумывая, ответил Николас. – Найдите мне такую жену и тогда через год получите внука или внучку…
Он не закончил фразу и замолчал, поняв свою ошибку. Черт побери! Ведь теперь матушка со свойственной ей энергией начнет искать для него невесту! Причем он уже не сможет отказаться, ибо сам попросил об этом! Проклятый язык! Ну, можно ли быть таким неосмотрительным?!
По вспыхнувшему в глазах маркизы огоньку Николас понял: она уже готова приступить к устройству семейных дел! Он чуть не заскрежетал зубами от досады. Теперь ему не отвертеться!
Маркиза вновь закрыла один глаз и ответила неожиданно громко и пронзительно:
– Если тебе нужна именно такая жена, то ты искал не там, где надо.
– Неужели?
Это уже был голос отца Николаса, который с интересом и не без удовольствия наблюдал за представлением. Маркиза насмешливо посмотрела на мужа.
– Все без исключения девицы, порхающие в салонах Лондона во время светских сезонов, глупы и эгоистичны. Наглядный тому пример – мисс Баррингтон, на которой Николас чуть не женился. Да, они прелестны, очаровательны и даже красивы. Но для порядочного мужчины ни одна из них и гроша медного не стоит.
– Помнится, я познакомился с тобой как раз в Лондоне и именно во время одного из светских сезонов, – усмехнулся маркиз. – Почему-то ты не оказалась глупой, эгоистичной или жадной.
Супруга бросила на маркиза уничтожающий взгляд.
– С тех пор прошло тридцать лет, тогда были совсем другие времена. Юных девушек в семьях воспитывали как подруг и помощниц будущих мужей, а не… – Глаза маркизы вдруг расширились, как будто она вспомнила что-то очень далекое и касавшееся ее лично, она откинула голову на подушки и тихим голосом закончила: – А не пустоголовых куколок для украшения гостиных!
Переглянувшись с отцом, Николас вздохнул и не без сарказма заметил:
– Может быть, это и так, матушка. Но не думаю, что я здесь найду себе спутницу жизни быстрее, чем в Лондоне. А потому, видимо, придется остаться холостяком до тех пор, пока вы не умрете или не выздоровеете.
– Что ж, такое тоже возможно, – проскрипела маркиза. – Никто не знает, где что найдет или потеряет.
Николас бросил беспокойный взгляд на мать, которая, казалось, была в высшей степени довольна собой, и неохотно спросил:
– Как понимать ваш намек, матушка?
В ответ маркиза прокашлялась, после чего несколько раз судорожно вздохнула и прошептала:
– Пожалуйста, Колин, не надо меня ненавидеть. Но просто я не смогу спокойно уснуть в могиле, зная, что ты одинок. Поэтому я… – Она не договорила, вновь закашлялась, затем, переведя дух, взглянула на сына. – Я пригласила сюда трех молодых женщин. Они приедут поочередно в ближайшие три недели. И мое… – Маркиза вновь закашлялась. – И мое последнее желание – чтобы ты выбрал одну из них себе в жены.
Про себя Николас особо отметил, с каким искусством его матушка вызывала у себя регулярные приступы кашля. Но, несмотря на это, он все же опасался трагического конца – все-таки маркиза была тяжело больна.
– Ты… ты не можешь отказать мне… не исполнить мое последнее желание…
Его минутное опасение тут же сменилось негодованием, готовым вырваться наружу. Черт возьми, она уверена, что он не сможет ей отказать! Да как она смеет манипулировать им?! В конце концов, он взрослый человек и может сам решать, на ком и когда жениться! Пора бы родной матери понять это!
Николас уже хотел выложить матушке все начистоту, а заодно и объявить, что намерен сбежать в Шотландию, но маркиза заговорила первой:
– Заверяю тебя, все три девушки очень красивы и прекрасно воспитаны. В отличие от той безнравственной вертушки мисс Баррингтон каждая из них вполне достойна стать твоей женой.
Софи… Маркиза, сама того не желая, напомнила Николасу о бывшей невесте. Его язык тут же прилип к гортани. Ведь «та безнравственная вертушка мисс Баррингтон» живет в их доме и даже, возможно, стоит сейчас за дверью этой комнаты! Мысли в голове Линдхерста закружились в бешеном вихре. Он подумал о том, что если действительно сейчас сбежит, то упустит, возможно, единственный случай отомстить этой женщине… Да, но если решит остаться, то…
Он наморщил лоб, лихорадочно соображая. Только Небу ведомо, каких представительниц женского пола матушка собирается навязать ему на сей раз! И где гарантия, что ее избранница не окажется такой же мошенницей, как мисс Баррингтон?! Или, подобно Софи, испугается шрама на его щеке? Стоит ли месть еще одного удара по своему самолюбию? Не говоря о возможности громкого скандала…
Как бы прочитав мысли сына, маркиза сначала вновь изобразила приступ судорог, а затем скорее выдохнула, чем сказала:
– Пусть тебя не мучает история с мисс Баррингтон. Никто из моих знакомых девушек в течение всего сезона в Лондоне не был, а потому они ничего о твоей помолвке не знают. И вообще все трое еще только собираются выезжать в свет.
Только собираются? Не очень обнадеживающая подробность! Это означает, что каждая из его предполагаемых невест либо еще совсем ребенок, либо ее родственники боятся расходов, связанных с участием в светских сезонах. И то и другое одинаково плохо, а потому надо как следует подумать, оставаться ли здесь только ради мести Софи или все-таки лучше искать убежища в Шотландии.
Николас пока не был готов ответить на этот вопрос, поэтому, чтобы выиграть время, процедил сквозь зубы:
– Матушка, расскажите мне, пожалуйста, поподробнее о тех трех феях, которых вы прочите мне в жены.
На лице маркизы появилось выражение триумфа, но она все же не забыла в очередной раз изобразить жесточайший приступ кашля, после чего принялась расписывать своих избранниц:
– Одну зовут Джулиан Хауленд. Она – дочь маркиза Чедвика. Ей… Постой, дай-ка припомнить… Кажется, ей двадцать лет… Или нет? Да! Точно, двадцать! Очень умна. В светском сезоне не захотела участвовать, поскольку посчитала лондонскую погоду вредной для своего здоровья. Она будет охотно помогать тебе в работах по имению.
Чедвик? Гм-м… Что-то знакомое… Не было ли это имя связано с одним из громких скандалов прошлого сезона? Николас задумался. И вдруг вспомнил. Да! Это, конечно, тот самый лорд Чедвик, которого убили год назад в пьяной драке на улице. Бедная Джулиан! Нет сомнения, что она не захотела участвовать в светском сезоне не из-за лондонской сырости, а от стыда за своего отца. Чувство стыда… Не он ли сам, лорд Линдхерст, совсем недавно испытал его?
При этом воспоминании Николас нахмурился. Он понимал боль унижения, которая, видимо, терзала душу Джулиан. Он, кстати, был с ней знаком. Но тогда как он может уклониться от встречи с ней? Ведь Джулиан может заподозрить, что Николас не хочет ее видеть из-за позора, которым наградил ее отец всю семью. Кроме того, встретиться с девушкой – отнюдь не значит согласиться жениться на ней. Он лишь продемонстрирует свою воспитанность и доброжелательность, а также даст понять Джулиан, что беспутное поведение отца никак не компрометирует дочь.
После этих раздумий Николас утвердительно кивнул маркизе:
– Что ж, судя по вашему рассказу, это замечательная девушка.
– Серьезно? – откликнулся маркиз. Отец Николаса был шокирован всем происходящим, поскольку никак не мог понять, как можно серьезно обсуждать невесту, ни разу не взглянув на нее.
– Поверь мне, – не обращая внимания на реплику мужа, маркиза очень старалась убедить сына в искренности своих слов, – Джулиан действительно достойная девушка. Так же как и вторая – мисс Минерва Мэйхью, дочь виконта Брамбли. Ты, возможно, помнишь его по тем временам, когда вы с отцом ездили на рыбалку в Шотландию. Его поместье расположено по соседству с нашим.
– Как же его не помнить? – вновь подал голос маркиз. – Разве можно забыть помешанного на осетрах виконта Брамбли и его бесконечные рыболовные изобретения!
Действительно, как можно забыть? Николас кивнул отцу, давая понять, что помнит виконта Брамбли, его живые глаза, неуемную страсть ко всему живому, имеющему плавники и хвост. Вообще-то Брамбли действительно обладал поистине запоминающимся характером.
– Да, конечно, – хриплым голосом произнесла маркиза. – А с его дочерью я познакомилась несколько лет назад на рыбном ужине в Камберленде. Ей было одиннадцать лет, но уже тогда она подавала большие надежды.
– И все же, матушка, как вы сказали, она еще не выезжает в свет?
– После смерти матери и окончательного помешательства отца на рыбной ловле об этом, видимо, просто забыли, – снова подал реплику маркиз.
Николас посмотрел на отца, который ехидно улыбался во весь рот, как будто ему рассказали что-то очень смешное.
– А вы знакомы с дочерью виконта, отец? – спросил он.
– Нет, нет. Не могу сказать, что я удостоился подобной чести, но от болтуна Брамбли слышал о ней более чем достаточно. Он никогда не упускал случая похвастаться своим чадом.
Молодая девушка, разделявшая страсть отца к рыбной ловле? Только за это стоит с ней познакомиться! Николас утвердительно кивнул.
– Звучит многообещающе, – улыбнулся он матери.
– А теперь поговорим о третьей нашей гостье, – неожиданно серьезно произнесла маркиза. – На мой взгляд, это наилучший вариант. Ее зовут Эллен Станклифф. Она – дочь герцога Уиндфорда. С ее матерью Сьюзен мы с самого детства были близкими подругами; позже она часто писала мне об успехах своей дочери. Судя по ее письмам, Эллен – очаровательная, смышленая девушка и к тому же цельная натура. Она должна была начать выезжать в нынешнем сезоне, но совершенно неожиданно умер ее брат Реджинальд, и только совсем недавно семья перестала носить по нему траур.
Дочь герцога? Очаровательная, смышленая и цельная натура?
Николас машинально провел ладонью по своей изуродованной щеке. Как знать, не шокирует ли девушку его безобразный шрам… Другие женщины… Ладно, не надо об этом!
– Ну, что ты скажешь, Колин? – спросила маркиза. – Смогу я умереть спокойно?
Николас глубоко вздохнул и опустил ладонь со щеки на колено.
Несмотря на жгучее желание отомстить Софи, он вдруг подумал: станет ли это тем бальзамом, который излечит его душевные раны? И не нанесет ли он еще более страшного удара по своему самолюбию, признавшись в трусости? Ведь бегство в Шотландию станет именно проявлением таковой…
Итак, мисс Баррингтон сделала его трусом! При этой мысли Николас сжал кулаки от негодования и обиды. Нет, черт побери! Никогда он не был трусом и не будет им! Софи Баррингтон удалось уязвить его гордость, но лишить его мужества она не сможет! Он, Николас Сомервилл, граф Линдхерст и наследник маркиза Бересфорда, не позволит себя дурачить дочери какого-то жалкого торговца! Никогда! Он останется в Хоксбери и преподаст Софи урок на тему «что посеешь, то и пожнешь»! Он заставит эту девицу понять, каким убогим оказался ее урожай!
Представив себе реакцию своей бывшей невесты на предстоящие смотрины, Николас улыбнулся. Одними губами…
– Я согласен встретиться с этими девушками, – сказал он вслух.
– Спасибо, дорогой! – удовлетворенно прошептала маркиза. – Теперь я умру спокойно.
Она закрыла глаза, как бы отходя в небытие, а Николас подумал, что и он сможет обрести покой, если все пойдет по задуманному плану.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поверь и полюби - Кэлмен Хизер



Поучительный роман и чудесно написан.не всегда оказывается первое впечатление бывает верным и не всегда красота бывает очаровательной,главное внутренняя красота,которая великолепна показана автором у героев романа
Поверь и полюби - Кэлмен Хизернина
28.08.2011, 1.44





Все слишком предсказуемо, напрасно потраченные часы! На 3 роман!
Поверь и полюби - Кэлмен ХизерГаля
30.03.2013, 23.53





Конец в этом романе, как в детском спектакле- все довольны и все счастливы. А в остальном ничего так, можно почитать на досуге.
Поверь и полюби - Кэлмен ХизерИванна
24.12.2013, 14.13





очень хочу прочитать, сестра посоветовала
Поверь и полюби - Кэлмен Хизертрики
6.04.2014, 18.30





Незатейливый роман, особенно неубедительно выглядит внезапное взросление героини и резкое изменение ее отношения к герою. Конец романа излишне слащав: 5/10.
Поверь и полюби - Кэлмен Хизерязвочка
6.04.2014, 22.25





Конец, действительно, немного подкачал, но роман захватывает, я не могла оторваться. И все же, то что все три выбранные матерью претендентки оказались со бзиком, это уже перебор!
Поверь и полюби - Кэлмен ХизерЮлия...
12.11.2014, 9.18





Роман не понравился, 5 из 10. Все нереально, слишком надуман сюжет. Не стоит терять времени.
Поверь и полюби - Кэлмен ХизерАнна
4.12.2014, 15.29





Почитать можно, начало затянуло, концовка приторная, но есть смешные моменты, даже смеялась вслух! Если нечего читать, возьми п это произведение на заметку.
Поверь и полюби - Кэлмен ХизерВера
16.10.2016, 13.30





Ой,девочки. Героиня пустая и глупа до безобразия. Начала раздражать с первых глав. Герой тот еще чиж: это же надо, потерять уверенность в себе из-за слов беспросветной дуры. Не люблю дур в романах.
Поверь и полюби - Кэлмен ХизерГалина
16.10.2016, 18.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100