Читать онлайн Поверь и полюби, автора - Кэлмен Хизер, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поверь и полюби - Кэлмен Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поверь и полюби - Кэлмен Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поверь и полюби - Кэлмен Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэлмен Хизер

Поверь и полюби

Читать онлайн

Аннотация

Всего один неосторожный шаг превратил прелестную Софи Баррингтон из знатной госпожи в бедную служанку. В довершение всех бед ее хозяином стал лорд Николас Сомервилл, циничный женоненавистник. Могла ли Софи знать, что именно ей суждено вернуть молодому лорду веру в любовь? Мог ли Николас предполагать, что в образе хрупкой служанки Судьба ниспослала ему само счастье?..


Следующая страница

Глава 1

Лондон, 1807 год
В гостиной было душно. Духота казалась еще более нестерпимой из-за одурманивающих ароматов расплавленного воска, дорогих духов – всего, столь характерного для аристократических приемов. Воздух становился особенно густым, будто осязаемым, в небольшой комнате с рядами туалетных столиков вдоль стен, где перед зеркалами прихорашивались только что прибывшие дамы.
И все же Софи Баррингтон не хотела бы сейчас очутиться еще где-нибудь, кроме как здесь, в модной гостиной леди Стакли.
– Боже, до чего ж неуклюж! – пробормотал кто-то слева от Софи.
Она сразу же узнала голос своей лучшей подруги Лидии Кемп и, повернув голову, убедилась, что та действительно сидит перед зеркалом за соседним столиком.
– Чертовски неуклюж! – повторила Лидия, кивнув головой в золотисто-зеленом тюрбане в сторону только что вошедшего в гостиную джентльмена.
Не желая показаться излишне любопытной, Софи закрылась веером и из-под него украдкой смерила взглядом нового гостя. Дойдя до тонких ног в белых чулках, она презрительно пожала плечами и, наклонившись поближе к подруге, прошептала:
– Обрати внимание на его икры. Они просто ужасны!
– Ужасны? М-м-м… Пожалуй, ты права… Но икры – это еще куда ни шло! Лучше посмотри на бедра. Они не толще прутиков. Не понимаю, как только он держится на таких ногах!
Софи от подобных слов слегка передернуло. Конечно, она и сама успела заметить некоторые недостатки в фигуре появившегося джентльмена, но считала, что вслух говорить об этом неудобно. Особенно когда кругом полно гостей и разговор могут подслушать и сделать предметом всеобщих сплетен.
Однако Софи отлично знала, что подруга придерживается на этот счет совершенно иного мнения. Для Лидии привычка высказывать вслух даже самое сокровенное была такой же неотъемлемой частью натуры, как черные волосы или зеленые с кошачьим разрезом глаза.
Все же Софи посчитала своим долгом заметить:
– Извини, Лидия, но ведь ты не хуже меня знаешь, что делать такие замечания даже за глаза – признак дурного воспитания.
Лидия уже привыкла к подобным выговорам. Поэтому в ответ лишь пожала плечами.
– Если честность считается признаком плохого воспитания, – фыркнула она, – то я, наверное, и впрямь самое невоспитанное создание во всей Англии. – И, бросив многозначительный взгляд на лорда Моткомба, одного из самых пылких поклонников Софи, ставшего предметом столь пикантного разговора между подругами, добавила: – Я не вижу причины скрывать, что в жизни не встречала более скверно сшитого костюма, чем тот, который сейчас на этом лорде Моткомбе.
Если обсуждать бедра и прилегающие к ним части мужского тела было принято среди молодых девиц строго конфиденциально, то все остальное, связанное с внешностью того или иного джентльмена, могло разбираться и комментироваться совершенно открыто. А потому Софи, сделав легкое внушение подруге за нарушение установленного табу, посчитана свой долг перед обществом исполненным и с готовностью продолжила разговор уже в разрешенном правилами приличий ключе.
– О, я не думаю, что виноват портной, – усмехнувшись, сказала она и выразительно посмотрела на узкую грудь и покатые плечи лорда. – Все дело в фигуре самого Моткомба. Я бы посоветовала ему побольше ходить пешком. Глядишь, и помогло бы!
В этот момент лорд Моткомб, уже севший за стол и отдававший должное устрицам, неожиданно поднял голову и поймал устремленные на него через открытую дверь насмешливые взгляды Софи и Лидии. Скучная и недовольная мина на его лице тут же сменилась почти раболепной улыбкой человека, которому очень бы хотелось понравиться и втереться в доверие. Софи всегда считала подобное поведение гнусным и омерзительным.
Она тяжело вздохнула от мысли, что в любой момент лорд Моткомб может подняться со своего места и подойти к ним. Тогда волей-неволей придется слушать его дурацкую болтовню. Лидия, видимо, тоже с тревогой подумала о возможности подобного испытания. Она сняла с головы тюрбан, схватила Софи за руку и потащила за собой в правую половину гостиной, где около камина оживленно беседовала большая группа гостей. Заметив пару свободных стульев, они уселись поближе к весело плясавшему на сухих поленьях огню.
Здесь, как, впрочем, и по всей гостиной, бросалась в глаза очевидная приверженность хозяйки дома ко всему восточному. Позолоченные бордюры, расписанный драконами потолок, китайские обои с нарисованными фонариками и диковинными птицами – интерьер поражал чудовищной безвкусицей.
Обменявшись парой насмешливых реплик по этому поводу, Софи и Лидия вновь принялись изучать, но уже с другого наблюдательного пункта, толпившихся в гостиной и сидевших за столом гостей.
– Красивые глаза и выпуклый живот, – произнесла Лидия.
На этот раз стрелы были направлены в лорда Суэйла. Этот джентльмен, где бы он ни появлялся, обычно становился предметом особого зубоскальства. Когда-то, еще в школьные годы в Бате, когда Софи и Лидия сидели у окна в классе и занимались своим любимым делом – рассматривали прохожих и давали каждому характеристику, они впервые обратили на него внимание.
Тем временем Софи переключилась на следующую жертву. Ею оказался некто мистер Трент.
– Хорошая фигура, – шепнула она подруге. – Но лицо! Боже мой, ну как у хорька!
Лидия тоже посмотрела на Трента и, кивнув, согласилась с Софи.
– А как бы ты назвала то сооружение, которое возвышается на его голове? – фыркнула она. – Мягкое, бесформенное. Прической назвать язык не поворачивается!
Софи усмехнулась, но тут же заметила лорда Уолсингэма, который имел несчастье как раз в этот момент пройти мимо, беседуя с приятелем.
– А этот очень даже неплохо выглядит, – заключила она. – Хотя ничего необыкновенного в нем не вижу. Уж во всяком случае, он не до такой степени красив, чтобы выйти за него замуж!
– Безусловно! Нет, но ты только посмотри на его приятеля! Великолепные бедра! Жаль, что лицо какое-то сморщенное. Как будто его слепили из отрубей.
Софи хотела было вновь сделать подруге замечание по поводу высказывания о бедрах, как вдруг в дверях гостиной возник лорд Квентин Сомервилл. Этого было достаточно, чтобы все слова застыли у нее на кончике языка. С разлетавшимися каштановыми кудрями, удивительными по красоте глазами цвета весенней фиалки, стройной талией и в высшей степени элегантной фигурой, он казался воплощением мужского великолепия.
– Совершенен! – прервала Лидия благоговейное молчание. – Безупречно красив! Плохо только, что он младший сын своего отца.
– Это становится особенно трагичным, когда посмотришь на его старшего брата, – со вздохом заметила Софи. – Просто диву даешься, как может у красавца лорда Квентина быть такой уродливый братец! Я, наверное, никогда этого не смогу понять!
– Это лорд Линдхерст-то уродливый?!
Лидия замолчала, всем своим видом показывая, что у нее просто нет слов от такой несправедливой оценки. Потом насмешливо взглянула на подругу.
– Дорогая моя Софи! Что с твоими глазами? С каких это пор ты вдруг стала плохо видеть?
Хотя Софи и Лидия всегда сходились в своих оценках мужчин, участвовавших в светских раутах на протяжении сезона, но лорд Линдхерст составлял исключение. Здесь их мнения были диаметрально противоположными. Завидев его, подруги начинали шипеть, ссориться и, казалось, вот-вот вцепятся друг другу в волосы. Одним словом, лорд Линдхерст стал для обеих настоящим яблоком раздора. Сегодня Лидия первой бросила подруге перчатку.
Софи тут же отреагировала:
– Уверяю тебя, Лидия, у меня со зрением все в порядке!
При этом она сделала особое ударение на словах «у меня».
Лидия поморщилась:
– В таком случае я, видимо, переоценивала твой вкус в отношении мужчин!
– Нет, дорогая! Наоборот, ты недооценивала его. Иначе тебе бы и в голову не пришла столь глупая мысль, будто мое мнение о столь жалком существе может измениться к лучшему! В отличие от тебя, дорогая, насчет мужчин у меня всегда было твердое мнение. И, по-моему, титулу всегда должно соответствовать красивое лицо.
– Абсолютное большинство высшего общества считает, что лорд Линдхерст очень даже мил, – пренебрежительно парировала Лидия. – Как ты знаешь, на здешнем светском рынке насчитывается не менее дюжины самых почтенных титулов, включая даже одного герцога. Тем не менее, именно лорд Линдхерст продолжает оставаться украшением нынешнего сезона.
Софи сморщила нос.
– Лорд Мэрдок тоже мог бы стать украшением, будь его карман таким же пухлым, как у Линдхерста.
За этим джентльменом закрепилась слава самого никудышного человека во всем Лондоне. Известен лорд Мэрдок был и своим беспутным поведением. Однако его охотно принимали даже в самых чопорных светских кругах британской столицы.
– Что до кошелька, то он у Мэрдока не такой уж тощий, – запальчиво возразила Лидия. – И, наверное, в лондонских салонах есть немало девиц, мечтающих выйти за него замуж. Если же говорить о Линдхерсте, то он прекрасно воспитан и по-настоящему галантен. Любая девушка из приличной семьи не прочь стать его женой. К тому же у него прекрасный характер. Думаю, ты не станешь этого отрицать!
– О да! Характер у него действительно прекрасный… если считать достоинством глупость и способность навевать на всех вселенскую тоску. Уж в этом-то у него найдется немного соперников во всем Лондоне.
В голосе Софи прозвучало нескрываемое презрение, а хорошенькое личико изобразило крайнюю брезгливость.
– С ума можно сойти! – прошипела она в лицо подруге. – «Да, мисс Баррингтон! Нет, мисс Баррингтон! Как вам будет угодно, мисс Баррингтон!» И больше ничего!
Сделав паузу и немного успокоившись, Софи добавила уже ровным голосом:
– Он совершенен, дорогая, в своей чопорности. Но никому и никогда не удавалось услышать ни одного умного слова, слетевшего с языка лорда Линдхерста.
Лидия хитро прищурилась.
– Мои братья не раз говорили, что в их клубе лорда Линдхерста считают очень даже умным человеком. Я также слышала, как они обсуждали между собой его… гм… его доблесть в отношениях с женщинами. При этом они смеялись над теми, кто в безумном желании стать любовницами лорда готовы были расцарапать в кровь лицо соперницы. И все это, заметь, отнюдь не из-за богатства!
– Лидия! Это…
– Да, понимаю: говорить подобное – признак плохого воспитания. Возможно. Но разве это не доказывает, что лорд не так уж глуп и скучен? Я лично подозреваю, что тем, кто узнает его поближе, он может показаться интересным человеком. – Сделав паузу, Лидия бросила на подругу сердитый взгляд и процедила сквозь зубы: – Богатый, остроумный вельможа с отличными бедрами! Чего еще может желать любая девушка?
Софи не стала реагировать на очередной пассаж приятельницы по поводу бедер. Она была слишком раздражена слепым обожанием, которое сквозило в каждом слове Лидии об этом скучном лорде, чтобы обращать внимание на очередную непристойность. Пожав плечами и стараясь скрыть готовое вырваться наружу негодование, Софи – достаточно холодно, как ей казалось, – ответила:
– Даже если лорд Линдхерст кому-то покажется, как ты говоришь, остроумным, его внешность, тем не менее, не выдерживает никакой критики.
– Серьезно? – хмыкнула Лидия с самой что ни на есть высокомерной миной на лице. – Если верить слухам, то единственное, чем недовольны молодые светские дамы и девицы, так это редким появлением лорда Линдхерста в обществе.
Софи опять поморщилась.
– Мне кажется, что он, наоборот, слишком часто маячит в светских салонах. Честное слово, стоит только повернуть голову, как непременно увидишь рядом долговязую фигуру лорда Линдхерста. Это просто… просто…
Софи покрутила в воздухе ладошкой, как бы подыскивая нужное слово:
– Это просто Голиаф какой-то!
Подобное сравнение вряд ли было удачным по отношению к лорду. Хотя при двухметровом росте, широких плечах и атлетической мускулатуре Линдхерста все другие мужчины рядом с ним и впрямь казались почти карликами.
Лидия не пожелала остаться в долгу у подруги и ответила таким же ехидным тоном:
– Между прочим, я что-то никогда не замечала в тебе неудовольствия от внимания лорда Линдхерста. Пожалуй, наоборот: в последнее время вас очень часто видят вместе. Даже начинают поговаривать, что он вот-вот сделает тебе предложение. Мои братья, например, заключили между собой пари, что это произойдет не позднее Рождества.
Наверное, Софи была бы менее шокирована, если бы подруга сказала, будто Наполеон в настоящее время продает мороженое в лондонском магазине Гантера.
– Что… что за чушь?! – зашипела она, брызгая слюной от негодования. – Никогда и ни в какой форме я не давала повода думать, что соглашусь на его предложение! И уже сто раз тебе говорила, что принимаю его в своем доме только по настоянию тетки и кузена!
– Принимать его – это одно дело. Но совершенно другое – трижды за неделю катать в своем экипаже. Я уже не говорю, что за последнее время ты уже шесть раз разрешала ему сопровождать себя во время выездов в театр. Да и не только туда! В общем, у лорда Линдхерста теперь достаточно поводов надеяться, что его предложение будет встречено благожелательно. Если, конечно, таковое действительно последует.
В душе Софи пришлось поневоле согласиться с подругой, хотя она и проклинала себя за это. Ибо кузен Эдгар, оставшийся после смерти отца Софи пять лет назад единственным ее опекуном, наказал двоюродной сестре непременно принимать все приглашения лорда Линдхерста и проводить с ним большую часть свободного времени. Софи никогда не флиртовала с лордом и не позволяла по отношению к себе никаких вольностей, кроме общепринятых проявлений рыцарской учтивости. Однако теперь начинала понимать, что ее поведение могло невольно создать у Линдхерста превратное впечатление о характере их отношений.
Софи вздохнула. Когда ей придется в следующий раз терпеть общество лорда Линдхерста, она поставит все на свои места. По правде говоря, это надо было сделать уже несколько недель назад, когда Софи полюбила другого человека, за которого намеревалась выйти замуж.
За лорда Оксли… За ее Юлиана…
Думая о возлюбленном, Софи, как всегда, улыбнулась. В этом человеке было все, о чем она мечтала. И даже больше… Значительно больше! Юлиан не только умен, очарователен и носит высокий титул – у него поистине божественная внешность!
Одним словом, Софи считала Юлиана Оксли воплощением совершенства.
Если бы только у ее тетушки и кузена открылись глаза и они поняли, что он за человек!
Улыбка на лице Софи медленно угасла. Она подумала о том, что ее ближайшие родственники хотя и не возражали против визитов Юлиана, но считали Софи достойной лучшего. Им импонировали титулованные мужчины с солидным состоянием, пользующиеся уважением и большим успехом в обществе. Тетушка не раз говорила своей единственной племяннице, что ни при каких обстоятельствах не хочет видеть в Юлиане Оксли будущего мужа Софи.
– Он тебе совсем не пара! – в один голос ответили тетя и кузен, когда Софи попыталась лишь заикнуться о возможности этого брака.
И в дальнейшем, сколько бы она ни спорила, защищая своего возлюбленного, оба упрямо стояли на своем. В конце концов, тетя и кузен пригрозили закрыть перед Юлианом двери их дома, если Софи будет продолжать разговоры на эту тему. Пришлось подчиниться.
Она прикусила язык и больше действительно не возобновляла попыток уговорить родственников. Что им оставалось? Только встречаться на званых вечерах и всякого рода светских раутах, да еще во время очень редких и коротких визитов Юлиана. Его пока принимали в доме, и это поддерживало в душе девушки надежду, что тетя и кузен, поближе познакомившись с ее избранником, изменят свое решение и тогда, может быть, дадут согласие на их брак.
Несмотря на все препятствия, Софи твердо решила добиться своего и стать женой лорда Юлиана Оксли. А потому очень мягко, стараясь по возможности не обидеть и не унизить лорда Линдхерста, нужно как-то погасить его желание жениться на ней.
– Софи, перестань, наконец, витать в облаках! – раздался рядом с ней раздраженный голос Лидии.
Софи посмотрела на подругу и поняла, что та уже не в первый раз задает ей какой-то вопрос. Она виновато улыбнулась:
– Извини, я просто задумалась над тем, что ты сказала о лорде Линдхерсте.
– Ну и что?
– Смею тебя уверить, что предложение руки и сердца никогда не слетит с его губ. Во всяком случае, в мой адрес.
– Ты когда-нибудь видела более старомодное существо, чем леди Бирд?
Тетушка Элоиза щебетала без умолку. Ее черные глаза блестели в тусклом свете фонарика кеба.
– Даже в американском штате Кентукки, где она теперь практически постоянно живет, все знают, что мода напудренных причесок давным-давно прошла!
Софи рассеянно кивнула. Она без особого внимания слушала обычные во время каждого разъезда со светского раута злопыхания тетки в адрес присутствовавших там гостей. Обычно Софи снисходительно принимала подобную болтовню Элоизы, давно прослывшей вселенской сплетницей. Это было неотъемлемой чертой ее характера. Как правило, подобное злословие по дороге домой продолжалось до тех пор, пока не перемывались косточки каждому имевшему несчастье в тот вечер появиться в гостиной. Но сегодня голова Софи была занята куда более важными мыслями. Они касались лорда Линдхерста.
Утвердительно кивнув в ответ на очередной выпад Элоизы в чей-то адрес, который даже толком не расслышала, Софи откинулась на мягкую спинку сиденья, умоляя Всевышнего не дать тетке заметить охватившее ее волнение. Лорд Линдхерст… Мерзкий негодяй! В этот вечер он показался девушке не только непомерно большим, уродливым и скучным, но еще и нестерпимо нахальным!
Вскоре после того как они с Лидией закончили обсуждать лорда и его возможное предложение Софи, переключившись на более приятные разговоры о последних купленных нарядах, Его Зануднейшее Сиятельство лорд Линдхерст самолично появился в гостиной и, увидев Софи, без всяких церемоний тут же подсел к ней.
Хотя обычно Софи старалась не замечать его скучного присутствия, естественно, держась при этом в рамках светских приличий, сегодня она внимательно наблюдала за лордом, отмечая каждый его жест. Ей хотелось найти доказательства того, что разговоры относительно намерений Линдхерста сделать мисс Баррингтон предложение руки и сердца – сплошной вымысел.
Однако то, что она увидела, наоборот, подтверждало все слухи и сплетни. Линдхерст ни на шаг не отходил от Софи, всячески стараясь обратить на себя ее внимание. Так обычно ведет себя человек, которому осталось сделать всего лишь один шаг к алтарю. Но нечто тревожило еще больше. Если раньше Софи не сомневалась, что Линдхерсту просто приятно купаться в лучах ее очарования и успеха, то теперь она заметила, что тот явно преследовал и другую цель. Он всеми силами старался оградить Софи от других поклонников, среди которых были и очень интересные ей мужчины. Чуть нахмурив брови или обронив пару вежливых, но весьма многозначительных фраз, этот ужасный человек не без успеха спроваживал подальше любого, кто пытался поухаживать за Софи.
Единственным, с кем подобный номер не прошел, был Юлиан, который позволил себе просто не замечать присутствия сердитого джентльмена, явно имевшего виды на его возлюбленную, и даже ухитрился на несколько минут похитить ее, чтобы сорвать тайный поцелуй.
Софи не могла удержаться от горького вздоха. Поведение лорда Линдхерста выглядело откровенно наглым и нахальным.
Нет, хватит терпеть! Завтра же, когда Линдхерст явится к ней с визитом, о чем он уже громогласно всем объявил, придется, не стесняясь в выражениях, высказать ему все. И о наглом, властном поведении по отношению к ней тоже!
Таким образом, их встреча станет последней. Она навсегда избавится от него!
Тут у Софи замерло сердце. Она на мгновение забыла об ударе, который намеревалась нанести Линдхерсту, и подумала, что скажут родственники, когда визиты лорда в их дом прекратятся. Чем-то он им очень понравился. И значит, ее сразу призовут к ответу: почему сей достойный человек больше не появляется у них в гостиной?
Хорошо, пусть так. Но ведь можно сказать тете и кузену, что лорд Линдхерст потерял к ней интерес. Разве подобное не могло случиться? Она не раз слышала, что такой-то мужчина разлюбил такую-то женщину или просто перестал ею интересоваться. Правда, с ней такого до сих пор не происходило. Ведь она – украшение сезона, и все мужчины в нее влюблены!
Эта исключительно приятная мысль вдохновила Софи. Действительно, она сейчас купается в лучах славы и всеобщего обожания. А потому тетушка с кузеном вполне могут поверить, будто Линдхерст сам отказался просить ее руки, посчитав себя недостойным такой девушки! Это будет звучать очень убедительно для кого угодно.
Хорошо. Но если они каким-то образом узнают о ее обмане и поймут, что она сама отказала лорду Линдхерсту?
Софи стало не по себе. Ведь тогда тетушка и кузен могут запретить Юлиану бывать у них. Более того: они могут просто отослать ее в имение покойного отца и держать там столько, сколько захотят. Кстати, и тетя, и кузен уже не раз угрожали ей подобным изгнанием. Что тогда делать?
Софи почувствовала, что ее уверенность быстро улетучивается. Мысли лихорадочно заметались. Однако воспоминание о сегодняшнем поцелуе Юлиана вновь укрепило ее решимость. Прекрасно! Если тетя и кузен запретят Юлиану приходить, она станет встречаться с ним тайно. Отошлют в имение? Пусть! Он похитит ее и увезет к себе в Гретна-Грин, где живет с родителями! Тогда Элоиза с Эдгаром уже ничего не смогут сделать, кроме как принять его в лоно своей семьи!
Мысль о тайном бегстве привела Софи в восторг. Она закрыла глаза и стала думать о своем возлюбленном. О, он, несомненно, очень красив! Гораздо красивее Квентина Сомервилла. Хотя Софи знала, что кое-кто с этим никогда не согласится. А что касается братца Квентина, то…
Незваный образ лорда Линдхерста вдруг всплыл в ее воображении. Софи вздрогнула. Никто, даже Лидия, никогда не стал бы оспаривать очевидный факт, что Юлиан намного красивее Линдхерста! Ну, разве можно сравнить его темно-коричневую шевелюру с отливающей золотом роскошной гривой Юлиана, постоянно пользующегося услугами известного парикмахера! Глаза лорда Оксли похожи на голубое августовское небо. В то время как у Линдхерста…
Софи нахмурилась. Какого цвета глаза у этого лорда? По правде говоря, она никогда их не рассматривала. Запомнила лишь ужасный шрам через всю щеку. И вообще только сейчас Софи поняла, что никогда толком не обращала внимания на черты лица Линдхерста. И не потому, что его внешность казалась ей незначительной. Даже если бы Линдхерст был похож на своего красавца брата, все равно общее впечатление портил бы тот ужасный шрам.
– Софи, дорогая, что с тобой? – донесся до нее голос тетки, сразу рассеявший пугающий образ Линдхерста со шрамом на щеке. – У тебя приступ диспепсии?
– Диспепсии? – переспросила Софи, открывая глаза. Тетушка, сидевшая напротив рядом с кузеном Эдгаром, подалась всем телом вперед и озабоченно сдвинула брови.
– Возможно, это от устриц, – глубокомысленно сказала Элоиза. – Они очень часто вызывают расстройство желудка.
– Неужели? – переспросила Софи, глядя на тетушку отсутствующим взглядом.
Смысл слов Элоизы до нее сначала явно не дошел. Но, поняв, о чем идет речь, она отрицательно покачала головой.
– Нет… Устрицы тут ни при чем… как и что-либо другое. Поверьте, тетя, я отлично себя чувствую. Почему вы заговорили о какой-то диспепсии?
– Потому что у тебя на лице появилось очень странное выражение. – Она сделала паузу и, как обычно, обратилась за поддержкой к сыну: – Не правда ли, Эдди?
Тот бросил быстрый взгляд на Софи, пожал плечами и снова уставился в окошко, недовольно буркнув:
– Мне кажется, что она выглядит прекрасно.
– Это сейчас! А несколько секунд назад у нее было совершенно другое лицо.
Элоиза сжала тонкие губы, демонстративно выражая недовольство безучастностью сына.
– Как опекун Софии, ты просто обязан был заметить это и справиться о ее здоровье, – упрекнула она Эдгара.
– Ладно, – прошипел он и исподлобья бросил недовольный взгляд на Софи. – Ты себя хорошо чувствуешь, кузина?
Когда Софи было всего восемь лет, она лишилась родителей, которые погибли при крушении дорожного экипажа. Ее официальным опекуном стал дядя Джон. Таковым он оставался вплоть до собственной смерти, последовавшей пятью годами позже. Софи очень хорошо относилась к этому отзывчивому, мягкому и покладистому человеку. Но вот со своим двоюродным братцем Эдгаром она так и не сумела найти общего языка. Почему так получилось, Софи и сама толком не знала.
Ее раздражала манера Эдгара подсматривать и шпионить. Или этот его всегда хитрый, недобрый, оценивающий взгляд человека, имеющего какие-то собственные скрытые цели. Улыбка, появлявшаяся на лице, но никак не отражавшаяся в глазах. А возможно, все объяснялось просто: Эдгару шел уже тридцать третий год, и он вполне мог забыть, каким был в семнадцать лет. В общем, Софи чувствовала себя рядом с кузеном неуютно.
Так было и сейчас. И в ответ на его вопрос девушка невнятно пробормотала:
– Я вполне здорова. Спасибо за внимание.
Софи надеялась, что этот ответ полностью удовлетворит Эдгара и он переключится на что-то другое. Наверное, ангел-хранитель услышал и внял желанию девушки, ибо кузен больше ни о чем не спросил и снова повернулся к окну.
Элоиза же недовольно посмотрела на сына и тяжело вздохнула:
– Что ж, я очень рада это слышать. Видишь ли, Софи, тебе никак нельзя плохо себя чувствовать. Особенно завтра. Потому что память об этом дне ты, несомненно, будешь свято хранить всю жизнь.
– Почему же? – нахмурилась Софи и подняла глаза на тетушку в предчувствии чего-то недоброго.
В ее планах на следующий день предполагалось только чаепитие с леди Неллер и ничем не примечательная вечеринка у Сибрайтов. Ни то ни другое не обещало стать запоминающимся событием.
Пока Софи думала, как отреагировать на неожиданное заявление тетушки, Элоиза ткнула сына веером в бок и прощебетала:
– Ну что, Эдгар, сообщим ей потрясающую новость? Или пусть это будет для Софи сюрпризом?
Эдгар вздрогнул от легкого укола веером и, оторвавшись от созерцания плывших за окном экипажа окрестностей, ответил не без ехидства:
– Обязательно все расскажите, чтобы она должным образом оделась. Завтра Софи просто обязана выглядеть как можно лучше!
– Наша Софи всегда хороша, Эдгар! – возразила Элоиза. – Поэтому и получила столь блестящее предложение. – Казалось, что тетушка вот-вот лопнет от нетерпения. Она сжала руку Софи и разразилась потоком долго сдерживаемых чувств: – Это правда, дорогая! Тебе сделано прекрасное предложение. Сегодня Эдгар получил восторженное письмо, а автор этого послания просил разрешения нанести нам визит завтра утром.
Софи смотрела на тетушку, потеряв от ужаса дар речи. Это озадачило Элоизу.
– Ну что? – прошептала она. – Разве не чудесная новость?
Чудесная? Софи показалось, будто что-то очень тяжелое сдавило ей грудь, мешая вздохнуть. Единственным мужчиной, предложения которого она всей душой желала, был Юлиан, но тетушка и кузен явно имели в виду кого-то другого. В противном случае Элоиза постаралась бы поскорее запереть ее на ключ, а не светилась бы от радости, как при виде сказочного принца. Нет, это мог быть только один человек!..
Линдхерст…
В животе у Софи заурчало, как будто она и впрямь отравилась несвежими устрицами. Чувство тошноты еще больше усилилось, когда кузен повернул голову и уставился на нее своими неумолимыми глазами. Софи казалось, что этот испытующий взгляд будет длиться вечность. Эдгар отвел глаза и скорее пролаял, чем произнес:
– Что, девочка? Ты, похоже, даже не хочешь узнать имя своего будущего супруга?
– Не надо, Эдди! – Элоиза снова ткнула сына веером в бок. – Доставь ей удовольствие самой догадаться. Правда, это будет нелегко. – Она очаровательно и гордо улыбнулась. – Особенно при окружающем нашу Софи легионе воздыхателей, только и думающих, как попасть в женихи. Что ж, это может быть и один из них. Даже…
– Его имя Линдхерст, – резко оборвал Элоизу сын. – И ты, Софи, должна принять его предложение.
Принять его предложение! Боже! Предложение этого властного, своенравного человека! Софи открыла было рот, чтобы выразить решительный протест против подобного насилия, но слова застряли у нее в горле, и она смогла лишь истерически вскрикнуть.
– Ты должна поступить так, чтобы он захотел обручиться как можно скорее, – продолжал Эдгар, нарочито не обращая внимания на эмоции кузины. – Может быть, поцелуями и заигрыванием ты даже сможешь склонить лорда к совместной поездке в его фамильное имение в Гретна-Грин.
Софи долго смотрела на Эдгара, беззвучно шевеля губами и стараясь побороть в себе растущую ярость. Это ей не удалось.
– Как ты посмел! – крикнула она в лицо кузену, сжав кулаки. – Как ты осмелился требовать, чтобы я вышла замуж за этого отвратительного человека?! Разве ты не знаешь, что я его глубоко презираю?
Эдгар ответил злобным, громким смехом.
– Да, я осмелился… Осмелился, моя дражайшая сестричка! Потому что лорд Линдхерст стоит семьдесят тысяч годового дохода и является наследником всего состояния маркиза Хирфорда.
– Не Хирфорда, а Биксфорда, – поправила его Элоиза. – Я помню, леди Сибрайт говорила, что его отец – маркиз Биксфорд. Или Хартфорд? – Она покачала головой и тяжело вздохнула: – Право, не знаю, что в последнее время со мной происходит. Просто не могу удержать в голове титулы и имена всех светских львов! Хотя отлично помню, что фамильное имение лорда Линдхерста находится где-то в Сомерсете. А вообще…
Эдгар досадливо махнул рукой, остановив многословие своей матушки.
– Хирфорд или Биксфорд – какая разница? Честное слово, фамилия не так уж важна. Главное – какое за ней скрывается состояние.
– А как же сам человек? – с вызовом вмешалась в разговор Софи. – Как же быть с моими чувствами?
Она не могла поверить своим ушам. Тетушка и двоюродный братец говорили о ней, как о серебряной ложке, которую решили продать на аукционе.
– Какие еще чувства? – со злостью выпалил Эдгар. Софи в бессильной ярости заколотила кулаками по коленкам.
– Ты считаешь, что вовсе не имеет значения, люблю ли я человека, которого вы предназначаете мне в мужья?!
– Не имеет, – фыркнул Эдгар.
– Но для меня – имеет!
В ответ последовало очередное издевательство.
– Послушай, сопливая девчонка, что ты понимаешь в любви?
– Во всяком случае, куда больше, нежели ты!
Глаза Эдгара сузились, и взгляд стал еще более колючим.
– Что?! Уж не хочешь ли ты сказать, что в кого-то влюбилась?
Софи с вызовом посмотрела на кузена:
– Если желаешь знать, это действительно так!
– Боже мой, Софи!.. Дорогая, – вдруг прохрипела Элоиза, хватаясь за грудь. Так она обычно поступала в минуты волнения или раздражения. – Надеюсь, ты не сделала ничего… Я хочу сказать… не совершила никакой… глупости? Ведь правда?
Вместо Софи ей поспешил ответить Эдгар:
– Успокойтесь, мама! Уверяю вас, Софи ничего страшного пока не совершила. – Он перевел взгляд со своей взбунтовавшейся кузины на задыхающуюся от эмоций матушку. – Она же всегда была у нас на глазах, мама, – спокойно сказал он. – А потому единственное, что Софи могла успеть, – так это раз-другой с кем-то поцеловаться. – Тут он снова посмотрел на кузину. – Ну а теперь, милая моя, скажи-ка, с кем ты целовалась?
Софи гордо подняла голову и с подчеркнутым недоумением пожала плечами:
– Зачем делать трагедию на пустом месте? Кажется, я никогда не скрывала своих чувств к лорду Оксли.
– Ба! Оксли! – воскликнул Эдгар и нахмурился, как будто его оскорбляло даже само имя возлюбленного Софи. – Простой виконт с доходом не больше десяти тысяч в год! – продолжал он. – Оксли мог бы стать неплохой партией для дочери приходского священника. Или для девчонки без каких-либо перспектив. Но ты, дорогая моя, достойна гораздо большего!
– И этим «большим», по-твоему, должен стать Линдхерст? – усмехнулась Софи.
– Да! По-моему, им действительно должен стать именно он. Зачем кидаться на виконта, если тебе предназначен маркиз с огромным состоянием?
– Затем, что я не люблю лорда Линдхерста и скорее соглашусь стать простой виконтессой, связать судьбу с человеком, которого сама выбрала, а не маркизой – женой омерзительного лорда.
Глаза Эдгара превратились в две узенькие щелки.
– Ну и как же ты собираешься прожить на его жалкий доход в десять тысяч фунтов? Ведь только в этом году ты уже потратила гораздо больше на одни украшения и всякие безделушки.
– Ты, наверное, забыл про наследство, которое мне оставил отец? – с вызовом ответила Софи. – Если к этому прибавить десять тысяч фунтов дохода Юлиана Оксли, то мы сможем неплохо устроиться в жизни, уверяю тебя!
– Эдгар, – тяжело пропыхтела Элоиза, – я думаю, что тебе следует сказать…
– Разрешите мне теперь самому заняться этим делом, матушка, – прервал ее Эдгар. – Согласитесь, именно ваша сверхтерпимость сделала Софи такой упрямой. Кроме того… – Тут его тонкие губы сложились в циничную усмешку. – Кроме того, вы сами постоянно напоминаете мне, что я – опекун кузины. Значит, на мне лежит ответственность за то, чтобы Софи выбрала себе достойного мужа. И я решил, что таковым будет лорд Линдхерст.
– А если я откажусь выйти за него? – отозвалась Софи.
– Тогда тебе придется сесть в тюрьму. Там ты сможешь найти себе достойного избранника среди распутников и бродяг.
Софи опешила. До нее не сразу дошел смысл сказанных кузеном слов. Сначала она подумала, что Эдгар просто пытается сломить ее волю и подчинить себе.
Она посмотрела на него и громко расхохоталась.
– Чему ты радуешься? – удивленно спросил он, выгнув дугой правую бровь.
– Той глупости, которую ты сейчас сказал. Это кто же отправит меня в тюрьму за отказ стать женой лорда Линдхерста? Вот уж действительно насмешил!
– За отказ выйти замуж ты в тюрьму не попадешь. Но тебя посадят туда кредиторы за неуплату долгов, – с мрачной ухмылкой возразил Эдгар.
– Но я расплачусь со всеми долгами! – воскликнула Софи, не обратив внимания на угрожающий тон кузена. – Ты же сам знаешь и не раз говорил мне, что мой капитал составляет шестьдесят восемь тысяч фунтов. Плюс прекрасный доход с отцовского имения.
Эдгар, глядя куда-то в сторону, потер виски, будто они неожиданно разболелись. Потом закрыл глаза и процедил сквозь сжатые зубы:
– Имение продано три года назад. А твой капитал в шестьдесят восемь тысяч фунтов давно растаял.
– Что?! Но этого не может быть! – воскликнула Софи, на мгновение подумав, что Эдгар снова хитрит. – Ты же рассказывал о моем громадном состоянии во всех светских салонах!
– Это была ложь. С ее помощью я купил тебе доступ в высшее общество, ибо был уверен, что благодаря очарованию и красоте ты очень скоро найдешь себе богатого супруга и тем спасешь всех нас от долговой ямы.
– И теперь у тебя есть такой жених! – прочирикала тетушка Элоиза, схватив Софи за руку и крепко сжав ее. – Выйди за него замуж – и у тебя уже никогда не будет проблем с деньгами. Да и у нас тоже!
Софи вырвала ладонь из теткиной руки и с дикой злобой посмотрела сначала на нее, потом на Эдгара, затем – снова на Элоизу.
– Но мое… наследство… Как же…
Эдгар и Элоиза переглянулись, будто желая свалить тяжесть неминуемого объяснения друг на друга. Потом тетушка вздохнула и снова повернулась к Софи.
– Это все произошло по вине дяди Джона, – начала она тягучим, нудным голосом. – Да упокоит Господь его грешную душу и простит патологическую страсть к игорным домам.
– Вы хотите сказать, что дядя Джон проиграл все мое состояние вместе с отцовским наследством?! – воскликнула Софи, отказываясь поверить, что ее добрый дядя мог оказаться таким негодяем.
Тетушка Элоиза столь энергично замотала головой, что из волос посыпались булавки, украшенные черным агатом.
– О нет, нет! Дядя Джон не тронул ни шиллинга из твоего наследства. Те шестьдесят восемь тысяч фунтов после его смерти остались в неприкосновенности! Он даже сумел сохранить дополнительные двенадцать тысяч годового дохода, который ты получала с отцовского имения.
– Тогда… как же?.. Я ничего не могу понять… – проговорила Софи в полном замешательстве, задыхаясь от приступа нервного кашля.
Элоиза бросила умоляющий взгляд на сына. Но, поняв, что с его стороны помощи ожидать не приходится, снова глубоко вздохнула и ответила:
– Что ж… Видишь ли, дорогая, после смерти дяди Джона мы обнаружили, что он оставил колоссальные долги. Был даже найден документ, свидетельствовавший, что Джон заложил Марвуд-Мзнор – имение, доставшееся тебе по наследству.
При этих словах Софи даже подпрыгнула.
– Что? Дядя Джон потерял Марвуд? – переспросила она трагическим шепотом.
Софи помнила рассказы покойной матери о том, как счастливо они жили в этом имении, где прошло безоблачное детство Софи. Сама она тоже нередко вспоминала Марвуд с большой симпатией. И вот, оказывается, имение больше им не принадлежит! Значит, ее будущие дети не будут пускать бумажные кораблики в небольшом уютном пруду!.. Не будуг играть в прятки в зеленом лабиринте огромного парка!..
На глазах Софи выступили слезы.
– Человек, у которого оказалась эта закладная, завладел ею через два месяца после смерти твоего дяди, – мрачно проговорила тетушка Элоиза. – Признаться, я никогда не встречала более мерзкой личности. Но, так или иначе… – Тут она тряхнула головой, как бы стараясь отогнать воспоминания о прекрасном Марвуде и мысли о его новом отвратительном хозяине. – Так или иначе, лишившись дохода с имения, мы не смогли выплатить оставшиеся долги. И тогда Эдди не оставалось ничего другого, как занять деньги из твоего наследства, дабы погасить долговые обязательства.
– А если быть точным, то сколько именно ты занял? – спросила Софи, даже не пытаясь скрыть охватившего ее отчаяния.
– Сорок две тысячи фунтов, – огрызнулся Эдгар. – Как твой новый опекун, я имел на это право. И оформил все как положено.
– По закону? Ты что-то не то говоришь. Мне сказали, что доход с имения отца должен был идти на мое содержание. А те шестьдесят восемь тысяч мы получили от продажи процентов с отцовского бизнеса. Эти деньги должны были стать моим приданым.
Губы Эдгара сжались в тонкую жесткую линию.
– О, дорогая, уверяю тебя, что все было сделано строго по закону. Видишь ли, сестричка, в своем завещании твой отец все состояние оставил тебе. Это наследство было передоверено моему отцу, назначенному твоим попечителем. Таким образом, он получил право решать, как поступать с твоими деньгами. Отец распорядился ими точно в соответствии с планом, о котором ты только что говорила.
– Это был действительно великолепный план, – вставила Элоиза.
Пропустив мимо ушей реплику матери, Эдгар продолжал:
– После смерти моего отца официальным твоим опекуном стал я. Мне же было дано право определять, как распоряжаться твоими деньгами. И я решил, что лучше всего использовать их для погашения долгов, оставшихся после смерти моего отца. Это давало нам возможность сохранить для тебя родной дом.
– Н-но какая судьба постигла оставшиеся двадцать семь тысяч фунтов? – сдавленным голосом спросила Софи. – Что стало с завещанным мне отцовским имением?
Настала очередь Элоизы давать объяснения.
– Видишь ли, дорогая, – начала она, – примерно три года назад Эдгар познакомился с человеком, который предложил ему вложить деньги в судоходную компанию, занимающуюся морскими перевозками в Китай. При этом обещал, что очень скоро вложенная сумма непременно утроится. Увидев в этом возможность вернуть взятые у тебя деньги, а также получить хорошую прибыль и для себя, Эдгар вложил в судоходную компанию все твое оставшееся состояние.
– И? – прошептала Софи, хотя уже наверняка знала, что конец всей этой истории восторга у нее не вызовет.
Тетушка Элоиза отвела взгляд в сторону.
– Человек, предложивший эту сделку, оказался мошенником, – с трудом выдавила она.
– Значит, вы потеряли все. Мое приданое. Завещанное отцом имение… Так?
– Нет. Имения мы не потеряли, – поспешил включиться в разговор Эдгар. – Я продал его, чтобы продержаться эти последние три года. А также дать тебе возможность выглядеть состоятельной леди для вхождения в высшее общество. Мы смогли покрыть примерно половину всех необходимых затрат. Что же касается оставшейся части, то благодаря иллюзии о твоем богатстве торговые фирмы с готовностью расширили предоставляемые нашей семье кредиты.
– Погасить которые ты хочешь с помощью денег моего будущего мужа! – со злостью выпалила Софи.
Элоиза издала звук, похожий на кудахтанье наседки.
– Послушай, милая! – начала она, похлопав себя ладонями по коленям. – Ты не должна так строго судить Эдгара! Он делал только то, что было необходимо для обеспечения твоего же будущего. И все окончательно уладится, когда ты выйдешь замуж за лорда Линдхерста.
– Неужели? А вы подумали, что лорд Линдхерст может сделать, если обнаружит обман? Ведь перед свадьбой родители невесты должны передать семье жениха приданое дочери и подтвердить погашение всех имеющихся долгов. Это известно даже мне.
Эдгар холодно посмотрел на кузину.
– Я уже предупредил лорда, что сын нашего адвоката был ранен в Александрии и отец сейчас поехал за ним. Естественно, на это уйдет не один месяц. – Эдгар, вдруг рассмеялся: – Пока его сиятельство узнает, что никакого адвоката не существует, он уже проведет брачную ночь с молодой супругой. А гордость никогда не позволит такому солидному вельможе, как лорд Линдхерст, признаться кому-нибудь, что его обвели вокруг пальца.
– Возможно, что он и не признается, – прошептала Софи, почувствовав себя, как никогда в жизни, разбитой и усталой. – Но он, несомненно, станет ненавидеть меня и сделает до конца дней несчастной.
– Сестрица…
Эдгару вдруг стало жаль кузину. Он потянулся, чтобы заключить ее ладони в свои, но Софи резко отшатнулась, скрестила руки на груди и бросила на двоюродного брата взгляд, в значении которого невозможно было ошибиться: она была так оскорблена и убита предательством кузена, что не могла этого выразить никакими словами. Эдгар опустил руки, положил ладони на колени и тяжело вздохнул.
– Послушай, Софи, – мягко начал он. – Я отлично понимаю, что вначале тебе будет очень трудно все это понять и пережить. И поверь, мне очень жаль, что так получилось. Однако другого выхода у нас сейчас нет. Но я уверен, что лорд сразу же успокоится и все простит, как только ты подаришь ему наследника.
– А если мне не удастся забеременеть до того, как он узнает правду? Что тогда? Я уверена, что Линдхерст не будет делить постель с женщиной, которую не хочет.
Софи вслушивалась в свой голос и не узнавала его – так тихо и безнадежно он звучал…
Эдгар озадаченно посмотрел на кузину, почесал затылок и, помолчав, неуверенно сказал:
– В таком случае нам остается только надеяться, что похоть лорда Линдхерста окажется сильнее его гордости.
Эти слова Эдгара заставили Софи вздрогнуть от отвращения. Она даже представить не могла, что когда-нибудь ей придется столкнуться с похотью лорда Линдхерста. Но выбора, похоже, у нее не было.
Итак, лорд Линдхерст или тюрьма…
Глубокое отчаяние рыданиями рвалось из ее груди. Действительно, что оставалось делать? Неужели нет выбора, кроме…




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Поверь и полюби - Кэлмен Хизер



Поучительный роман и чудесно написан.не всегда оказывается первое впечатление бывает верным и не всегда красота бывает очаровательной,главное внутренняя красота,которая великолепна показана автором у героев романа
Поверь и полюби - Кэлмен Хизернина
28.08.2011, 1.44





Все слишком предсказуемо, напрасно потраченные часы! На 3 роман!
Поверь и полюби - Кэлмен ХизерГаля
30.03.2013, 23.53





Конец в этом романе, как в детском спектакле- все довольны и все счастливы. А в остальном ничего так, можно почитать на досуге.
Поверь и полюби - Кэлмен ХизерИванна
24.12.2013, 14.13





очень хочу прочитать, сестра посоветовала
Поверь и полюби - Кэлмен Хизертрики
6.04.2014, 18.30





Незатейливый роман, особенно неубедительно выглядит внезапное взросление героини и резкое изменение ее отношения к герою. Конец романа излишне слащав: 5/10.
Поверь и полюби - Кэлмен Хизерязвочка
6.04.2014, 22.25





Конец, действительно, немного подкачал, но роман захватывает, я не могла оторваться. И все же, то что все три выбранные матерью претендентки оказались со бзиком, это уже перебор!
Поверь и полюби - Кэлмен ХизерЮлия...
12.11.2014, 9.18





Роман не понравился, 5 из 10. Все нереально, слишком надуман сюжет. Не стоит терять времени.
Поверь и полюби - Кэлмен ХизерАнна
4.12.2014, 15.29





Почитать можно, начало затянуло, концовка приторная, но есть смешные моменты, даже смеялась вслух! Если нечего читать, возьми п это произведение на заметку.
Поверь и полюби - Кэлмен ХизерВера
16.10.2016, 13.30





Ой,девочки. Героиня пустая и глупа до безобразия. Начала раздражать с первых глав. Герой тот еще чиж: это же надо, потерять уверенность в себе из-за слов беспросветной дуры. Не люблю дур в романах.
Поверь и полюби - Кэлмен ХизерГалина
16.10.2016, 18.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100