Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

У нее в доме было виски. Полно виски.
Она почти швырнула перед ним на стол бутылку и рванулась из комнаты, бормоча что-то о необходимости разыскать сухую одежду.
Не важно, думал он, схватив бутылку и глотая обжигающую жидкость прямо из горлышка. На острове Скай хорошие манеры были излишеством. Даже Хемиш, ради которого они оба рисковали жизнью, спасая его дурацкую собаку и невероятно глупую овцу, так толком и не поблагодарил их за это. Он только пытался вырвать своего ягненка из рук Бренны, а потом спрятал его на груди под курткой, стараясь согреть, хотя с животного все еще струилась вода. Потом мальчик свистнул Лукасу, который, придя в себя, отряхнулся, встал и последовал за хозяином.
Ко всем уговорам Бренны, приглашавшей мальчика в коттедж обсохнуть и выпить чашку чаю, он оставался глух. Мальчишка, собака и ягненок исчезли с невероятной скоростью.
Рейли приписал это стремительное бегство желанию избежать попреков и нотаций по случаю того, что он нарушил все предписания доктора и вышел в такую погоду, в то время как рана его еще не вполне зажила, и он не мог не помнить, что Рейли категорически запретил ему это.
Но неужто он не мог задержаться на минуту сказать спасибо?
Ну что же, вероятно, таковы были нравы Лайминга. Но о чем думала Бренна, оставив стоять Рейли, с которого текла вода, у камина, не предложив ему даже полотенца, когда удалилась в другую комнату переодеться?
Впрочем, ничего страшного. Будет еще уйма времени научить ее искусству принимать гостей и быть образцовой хозяйкой, когда они поженятся.
Потому что теперь он уже решил, что женится на ней. Он не мог бы точно сказать, когда в его голове сформировалось такое решение, но, должно быть, оно пришло а тот самый момент, когда он увидел, как Бренна Доннегал бесстрашно шагнула в ледяную воду ручья, не причитая и не жалуясь, почти не имея надежды спасти уже наполовину захлебнувшегося ягненка.
Никогда в жизни он не видел женщины, способной рискнуть собственной безопасностью и удобствами ради столь призрачной цели. Это было за пределами его понимания. Ни его мать, ни сестры, ни даже Кристина, постоянной декларировавшая свою любовь ко всем Божьим творениям, ни за что не сделали бы ничего подобного.
Однако как заговорить с Бренной о браке, пока что еще было неясно.
Она, судя по всему, была решительно против любого препятствия на пути ее научных изысканий, и брак входил в категорию таких досадных помех.
Ему следовало основательно напрячь мозги, чтобы придумать, как ее разубедить.
Секундой позже она вышла из комнаты, бросив ему какую-то одежду.
— Вот, — сказала Бренна.
Кстати, сама она сменила свое насквозь промокшее платье. — Это принадлежит моему отцу. Мне кажется, вы примерно одного роста и размера.
Подняв брови, Рейли разглядывал предложенную ему одежду. Не очень-то было любезно с ее стороны просто швырнуть ему узел с одеждой, и все же то, что она позаботилась о нем, было некоторым утешением. Конечно же, в первую очередь она подумала о нем. Сначала виски, теперь сухая одежда.
— Благодарю вас, — начал было он свою речь, но она уже снова скрылась.
Рейли осмотрел принесенные ею вещи. По-видимому, ее отец, будучи врачом, не пренебрегал модой. Зеленые шерстяные бриджи, льняная рубашка и жилет, сшитый на заказ у дорогого портного. Прекрасные предметы туалета для сельского доктора.
Рейли принялся стягивать свои насквозь промокшие сапоги и сочащиеся водой брюки, попутно размышляя о том, что с самого первого момента, как только он явился в это странное, таившее в себе массу неожиданностей местечко, он сразу же приобрел столь бесценный, хотя и не слишком пpоcлaвивший его опыт купания в ледяной воде, когда выудил из моря пьяного паромщика Стабсна.
Переодеваясь, он смотрел в окно. Небо, видное сквозь ромбы оконных стекол, темнело. Наступал вечер. Он должен был бы уже запереть двери своей амбулатории, если бы не поступил срочный вызов, и теперь гадал, что миссис Мерфи приготовила на ужин. Было мало надежды на то, что женщина со столь ярко выраженными научными наклонностями, как Бренна, обладает еще и кулинарными талантами.
Она появилась в наряде, которого он никогда не видел на ней прежде, — узком платье из темно-синего бархата, с пуговицами, прочно застегнутыми до самой шеи. Свои влажные волосы она собрала в тяжелый пучок и заколола на затылке чем-то переливавшимся в свете камина.
Рейли попытался представить себе, как она будет выглядеть в бриллиантах Стиллуортов. Поразмыслив, он решил, что лучше всего ей подойдет тиара из бриллиантов.
Она переоделась гораздо быстрее, чем он. Он как раз стягивал через голову свою мокрую рубашку.
— О Господи! — воскликнула Бренна. — Что с вами случилось?
Рейли отбросил мокрую рубашку и посмотрел на свою обнаженную грудь: Лукас оставил на ней следы своих когтей.
— Лукас, — ответил Рейли, пожимая плечами, — похоже, ему ужасно не хотелось, чтобы его спасали. Это его рассердило.
— Сейчас, — говорила она торопливо, прикладывая к его груди влажный кусок шерстяной ткани, — дайте-ка мне посмотреть.
— Боже мой, — совершенно смутился он, — да это пустяки.
— Я и прежде видела вас без рубашки, — успокоила она его, — поэтому перестаньте глупить. Эти раны не пустяк.
— Бренна!
— Сядьте!
Стоя прямо перед ним, она толкнула его в грудь, и он опустился на хорошо вымытый и вычищенный до белизны деревянный стол.
— Так-то лучше, — сказала она и сделала движение, чтобы протереть влажной шерстью царапины на его груди. Чтобы сделать это, она была вынуждена встать между е ногами.
Рейли мысленно произнес благодарственную молитву за то, что эта собака свалилась в воду, и пожелал, чтобы все собаки на свете, которые могли бы упасть сегодня в ручей, оказались достаточно глупыми, чтобы сопротивляться спасителю. Царапины, так ужаснувшие Бренну, были в основном поверхностными. Они кровоточили, но оказались безболезненными. И если они выглядели опаснее, чем были на самом деле, то тем лучше для него, потому что это заставило приблизиться к нему восхитительную женщину, увлеченную медициной.
— Очень больно? — спросила Бренна с беспокойством.
— Очень, — ответил Рейли, разглядывая ее угольно-черные ресницы, загибавшиеся на концах и бросавшие тени на высокие скулы. Как скверно, что на ней надето столь глухое платье, застегнутое до самой шеи, иначе из своей позиции лежа на столе он мог бы увидеть много любопытного.
Он обратил внимание на то, что у нес длинная и стройная шея с очень бледной кожей. Рыжие завитки, выбившиеся из узла, резко контрастировали с ее белизной. Должно быть, восприятие ее внешности было обострено, потому что она так волновала его. Между его ногами стояла женщина, а он был при этом полуголым, но вид этих рыжих завитков у нее на шее был каким-то особенно волнующим. Они были такими тонкими и нежными и так ярко выделялись на ослепительной коже. И что-то прямо толкало его поцеловать ее шею.
Он подался вперед и прижался губами к ее затылку, там, где волосы были присобраны в узел и подняты вверх. Ее реакция была стремительной. Она рывком подняла голову, едва не стукнувшись о его подбородок, и шлепнула себя ладонью по шее в том месте, где он только что поцеловал ее, будто прихлопнула москита.
— Не делайте этого, — сказала она дрожащим от негодования голосом. — Право же, вы не должны этого делать. Я думала, что…
Но искушению было трудно противостоять. Она оказалась так близко — такая нежная и теплая, слегка пахнущая теми самыми духами, аромат которых он уловил еще в замке лорда Гленденинга в ту ночь. А в камине так весело горел огонь, трещали поленья, и дождь барабанил по оконным стеклам. Что ему оставалось делать, как не обхватить руками ее тонкую талию и не притянуть ее к себе!
Как можно было устоять, как можно было удержаться, чтобы не стиснуть ее еще крепче, пока ее ноги не оказались прижатыми к той части его тела, в которой он ощущал приятное томление и которая медленно, но неуклонно разбухала от ее близости?
И когда он почувствовал, что ее руки разведены, вероятно, чтобы оттолкнуть его, и он ощутил ее всей обнаженной плотью груди, как ему было удержаться и не поцеловать ее в губы? И когда их языки встретились, вместо того чтобы оттолкнуть его, она притянула его ближе, будто ее руки жаждали обхватить его как можно крепче и почувствовать как можно больше его тела, как ему было не испытать что-то вроде маленького триумфа и не подумать: «Теперь она моя!»
Потому что в конце концов так ведь и было.
И она сама знала это. Она знала это с той самой минуты, когда увидела его стоящим в свете камина с обнаженной грудью, точно таким же, как в ту первую ночь, когда он прибыл на остров и грелся в таверне «Истерзанный заяц».
Никогда прежде не видела она никого, похожего на Рейли Стэнтона. Он был мускулистым, и на груди его курчавилась темная поросль, начинавшаяся откуда-то из-под пояса бриджей и поднимавшаяся к груди, к паре плоских, коричневых, как бобы какао, сосков, и это зрелище заворожил Бренну теперь, как и в первую их встречу… Хотя тогда он приложила отчаянные усилия, чтобы не показать своего восхищения.
А как он пах! Конечно, от него все еще пахло мылом миссис Мерфи, и это был чистый и свежий запах, несмотря на то что весь день он провел под дождем и в грязи.
И как ей было не почувствовать его теплое дыхание на своей шее? Ей казалось, что каждый дюйм ее тела затрепетал еще до того, как он прикоснулся к ней.
Да и как ей было не трепетать, когда не более как полчаса назад этот мужчина сказал ей, что влюблен в нее? Этот невероятно красивый, совершенный представитель мужского рода был в нее влюблен! И что ей теперь было делать?
Когда он поцеловал ее, а это был легчайший и нежный поцелуй, все же, кажется, он не мог бы выбрать более чувствительного к его поцелуям места, чем ее затылок. Этот легчайший поцелуй подействовал на нее как удар молнии.
Она стремительно выпрямилась, и каждый нерв в ее теле запел.
Когда он притянул ее к себе, она попыталась было запротестовать, но похоже было, что этот поцелуй окончательно сломил ее волю.
Она покачнулась, сделав попытку отстраниться, но ее пальцы коснулись обнаженной кожи его груди, до которой она давно хотела дотронуться (а это она осознала с первой же минуты, как увидела его), и внезапно желание сопротивляться оставило ее, и все, о чем она теперь могла думать, когда их губы встретились, что его невеста, должно быть, безумная, если позволила уйти такому мужчине…
Он принялся расстегивать пуговицы на ее платье.
Сначала она вроде бы не заметила, как ловко и решительно действуют его умелые пальцы, на что он и рассчитывал. Он старался отвлечь ее поцелуями, и это занятие и в самом деле отвлекло и поглотило ее.
Целовать Бренну Доннегал было легко. Но раздеть, как он скоро убедился, было намного сложнее. Право же, почему из всех своих нарядов ей пришло в голову выбрать именно это платье и именно на этот вечер…
— Рейли, — пробормотала она, и он услышал ее шепот у самых своих губ, когда его ловкие пальцы, пальцы хирурга, умевшие так отлично владеть скальпелем, запутались, пытаясь расстегнуть шестую или седьмую пуговицу, а оставалось их еще с дюжину, если не больше.
— Ш-ш, — сказал он и поцеловал ее еще крепче.
Вот! Наконец-то он покончил с этой чертовой штукой. Следующая оказалась как раз между ее грудями. Поэтому, если бы она стала возражать, он просто мог бы протиснуть туда пальцы и успокоить ее на свой лад.
Он уже знал, основываясь на том, что произошло между ними в бальном зале Гленденинга, как легко она загоралась…
Вероятно, Бренна и сама знала это. Знала слишком хорошо, потому что, когда его ловкие умелые пальцы — ох уж эти пальцы! — принялись за дело, которым, как она знала, они не должны были заниматься, она попыталась воспротивиться. А похоже было, что он раздевал ее.
И это было нехорошо. Это не могло быть хорошо. Или все-таки в этом не было ничего дурного?
Как, например, в том, что эти ловкие умелые пальцы сейчас гладили и ласкали ее грудь. Им было вовсе не место там. Не так ли? Но, как она догадывалась, если бы она всерьез воспротивилась, то они позволили бы себе что-нибудь уж совсем неуместное. Эти руки нырнули в вырез ее платья и прогулялись раз, а потом и второй по ее груди. Ведь так поступать не следовало? Верно?
Но позже, когда случилось чудо и Рейли удалось справиться с еще одной пуговицей, в свете камина перед ним предстали обе ее груди, чем он и воспользовался, и Бренне это уже не казалось неуместным. Казалось, что его ладони были созданы специально по размеру ее грудей, а пальцы — с единственной целью ласкать ее соски и груди, обе сразу или каждую в отдельности. Она понимала, что не должна позволять ему это, но ощущение было таким приятным, что она не смогла противиться. Особенно когда в тумане окутавшей ее страсти услышала звук, произведенный, несомненно, его горлом, который убедил ее лучше всяких слов в том, с каким благоговением он прикасается к ней и как давно, должно быть, он томился желанием.
Так почему бы ей было не позволить ему делать это? Господи, прикосновение его пальцев было столь сладостным, что ноги и колени ее стали совсем ватными.
Все остальные части ее тела реагировали на его прикосновения таким образом, что это привело бы в ужас девушек из лондонского семинара мисс Лэйвер для юных леди. Мочки ее ушей будто отяжелели, а груди жаждали его прикосновений еще до того, как руки его дотронулись до них.
Но и это было не все. Она ощутила какую-то странную тяжесть между ног, которая усиливалась с каждым прикосновением Рейли, с каждой лаской и оставляла след в ее теле в виде влаги в ее панталонах, в том месте, где клинообразно сходились швы.
Эта часть тела Бренны, казалось ей, жаждала прикосновений Рейли Стэнтона больше всего. И Бренна, будучи девственницей, не была настолько невежественной, чтобы не понимать, какой именно части тела Рейли жаждало потаенное место ее тела. Она ощущала прикосновение и нажим внизу живота, ощущала сквозь ткань платья и его бриджей.
Она полагала, что ей следовало бы прийти в ужас. Ведь возникла ситуация, в которой она была совершенно беспомощна, так как не имела ни малейшего опыта, позволившего бы ей принять какое-нибудь разумное решение. Но она отличалась жаждой знания истинного ученого, пересиливавшей все возможные опасения и страхи, не говоря уже о той тяге, том страстном томлении, о том неизбывном желании дотронуться до обнаженного тела Рейли и почувствовать его вплотную прижатым к своему.
И она сделала то, что сейчас ей казалось самым естественным, то, чего они оба так сильно хотели, — она положила руку на ту напряженную и выпирающую часть его тела, которая была заметна даже сквозь ткань его бриджей.
Должно быть, она вела себя правильно, потому что из горла Рейли вырвался какой-то сдавленный стон. он оторвался от ее губ и принялся целовать ее в шею и грудь, потом его губы сомкнулись вокруг одного из ее бледных сосков.
Бренна, пытаясь показать ему, сколь высоко ценит его благородство, ответила тем, что принялась расстегивать пуговицы его бриджей одну за другой, пока ее рука не оказалась внутри их и не обхватила ту его часть, что, как ей казалось, стремилась приблизиться к ней сколько возможно.
Она была крайне удивлена как размерами его органа, так и его толщиной, не говоря уже о том жаре, который исходил от него.
И тут с ней приключилось нечто странное, какой-то недостойный ученого нервный припадок при мысли о том, что ей еще предстояло, потому что Рейли, удивленный, но ничуть не раздосадованный ее действиями, внезапно подался вперед, обхватил ее бедра руками и, взвалив ее на плечо, как он уже делал сегодня, без дальнейших церемоний понес в спальню.
Возможно, возымело действие то, что его губы больше не прижимались к ее губам. Возможно, прикосновение ее груди к горячей коже его спины.
Возможно, воспоминание о том органе, который она так недолго держала в руках, но память о котором вес еще не уходила. Что бы это ни было, но она все-таки изыскала момент, чтобы сказать отчаянным голосом, хотя речь ее была крайне затруднена оттого, что он нес ее на плече вниз головой и голос ее казался несколько придушенным:
— Рейли, право же, я не считаю, что нам следует это делать. Возможно, нам стоит остановиться на мгновение и подумать. Это может привести к целому ряду всевозможных осложнений, а они не нужны сейчас ни одному из нас…
В ответ он положил ее на постель, а когда она попыталась приподняться, всем телом прижал к кровати.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100