Читать онлайн Королева сплетен в большом городе, автора - Кэбот Мэг, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королева сплетен в большом городе - Кэбот Мэг бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королева сплетен в большом городе - Кэбот Мэг - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королева сплетен в большом городе - Кэбот Мэг - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэбот Мэг

Королева сплетен в большом городе

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 27

Слухи распространяются быстро, но никогда не живут так долго, как правда.
Уилл Роджерс (1879–1935), американский актер и юморист
Я просыпаюсь от стука в дверь.
Сначала я решаю, что это стучит в моей голове.
Я открываю глаза и некоторое время не могу понять, где я. Потом в глазах проясняется, и я понимаю: то что я поначалу приняла за огромные розовые пятна, плавающие у меня перед глазами, на самом деле розы. И они нарисованы на стене.
Я в своей новой квартире, расположенной над ателье.
Повернув голову, я осознаю, что не одна.
И вдобавок кто-то ломится в дверь.
Слишком много озарений за раз. Каждое из них кого угодно может вывести из себя. Но, учитывая то, что они пришли одновременно, мне требуется несколько мгновений, чтобы понять, что же именно происходит.
Первое, что я замечаю, — я лежу в своем вечернем платье от Жака Фата. Оно измято и покрыто пятнами от шоколадного торта. Но оно точно на мне, вместе с утягивающими трусами.
Это уже неплохо. И даже очень.
Дальше я вижу, что Чаз тоже полностью одет. На нем вчерашний смокинг и брюки, но, видимо, он где-то потерял галстук, и рубашка наполовину расстегнута, а запонки — его золотые запонки с ониксом, которые, как он мне рассказывал, достались ему от деда, их нет, как и ботинок.
Я напрягаю мой бедный, больной мозг, пытаясь вспомнить, что случилось. Как мог Чаз, лучший друг моего бывшего парня и бывший парень моей лучшей подруги, оказаться хоть и полностью одетым, но в моей новой постели?
Но, проанализировав все остальное: букет Джилл, лежащий на тумбочке у кровати, основательно завядший, и исчезновение моих туфель, — я начинаю восстанавливать цепочку событий и в результате наконец вспоминаю: мы с Чазом обмениваемся вполне невинными новогодними поцелуями.
Потом Чаз обнимает меня и невинный поцелуй перерастает в нечто большее.
Я отталкиваю его — в шутку, конечно, — и вдруг понимаю, что он не шутит.
— Ладно тебе, Лиззи, — говорит он — Знаешь…
Я закрываю ему рот рукой прежде, чем ему удается сказать то, что он собирался.
— Нет, — говорю я. — Мы не можем.
— Это еще почему? — мычит Чаз сквозь мои пальцы. — Из-за того, что я сначала познакомился с Шери? Если бы я познакомился с тобой первой…
— НЕТ! — отрезаю я, еще сильнее прижимая ладонь к его рту. — Не потому, и ты об этом знаешь. Мы сейчас оба чувствуем себя очень одинокими и уязвимыми. Нам обоим сделали больно…
— Именно поэтому нам с тобой нужно утешить друг друга, — говорит Чаз, убирая мою руку от своего рта и целуя ее. — Ты просто обязана отомстить Люку за все свои страдания. В физическом смысле. Обещаю, чтобуду лежать очень тихо. Если только сама не захочешь, чтобы я начал шевелиться.
— Хватит, — обрываю я его и отдергиваю руку. Как он смеет меня смешить в такой серьезный момент? — Ты же знаешь, что я люблю тебя как друга. Я не хочу ничего, что могло бы испортить наши отношения… нашу дружбу.
— А я хочу, — говорит Чаз. — Я хочу сделать что-то, что сильно попортит нашу с тобой дружбу. Мы всегда будем только друзьями, Лиззи. Несмотря ни на что. Только мне кажется, что над физическим аспектом этих отношений нам нужно поработать.
— Хорошо, — смеюсь я. — Тогда тебе нужно быть терпеливым. Нам обоим требуется время, чтобы смириться с тем, что мы потеряли… и выздороветь.
Чаз, что, впрочем, неудивительно, корчит недовольную мину. По двум причинам: из-за идеи как таковой и способа, с помощью которого я известила его о ней. Но я непреклонна и продолжаю:
— Если через достаточное количество времени мы оба поймем, что наши отношения нужно перевести в другую плоскость, мы вернемся к этому разговору.
— О каком периоде времени идет речь? — интересуется Чаз. — Чтобы смириться и выздороветь? Два часа? Три?
— Не знаю, — отвечаю я. Мне довольно трудно сосредоточиться, он все еще обнимает меня, и сквозь шелк платья я чувствую, как давят на меня запонки его деда. И не только запонки. — По крайней мере, месяц.
Он снова целует меня, и мы покачиваемся в такт музыки.
Наверное, это шампанское виновато в том, что мне кажется, будто я оказалась под дождем из золотых звезд, а не белых воздушных шариков.
— Ладно, по крайней мере, неделю, — говорю я, когда он выпускает меня из рук и я снова могу дышать.
— Договорились, — соглашается он и вздыхает. — Только это будет очень длинная неделя. Кстати, что это у тебя под платьем?
— А, это утягивающие трусы, — отвечаю я, решив, что с этой минуты в наших с ним отношениях я буду до грубости честна — даже если это меня дискредитирует — что может быть более дискредитирующим, чем признаться парню в том, что ты носишь утягивающие трусы. Даже не трусы, а рейтузы.
— Ух ты, — шепчет мне на ухо Чаз. — Как эротично. Вот бы посмотреть.
— Знаешь, — говорю я, с удовольствием пользуясь представившейся возможностью снова быть до грубости честной, — могу тебе совершенно точно сказать, что это не такое уж и волнующее зрелище, как тебе может показаться.
— Это по-твоему, — замечает Чаз. — Я только хочу сказать, что когда я думаю о будущем, то не вижу ничего, кроме тебя. — И потом шепчет мне на ухо: — И на тебе нет даже утягивающих трусиков.
Потом он наклоняет меня так неожиданно, что я начинаю хихикать, глядя, как с потолка медленно слетают последние воздушные шарики.
Остаток вечера мы с ним целовались, пили шампанское, танцевали, потом снова целовались и, как только в небе над Ист-Ривер появились розовые отблески зари, сели в такси, а потом, каким-то непостижимым для меня образом, оказались в постели.
Только ничего не случилось. Наверняка не случилось потому, что
а) мы оба одеты, и
б) я бы себе такого не позволила, сколько бы шампанского ни вылакала.
На сей раз я все буду делать правильно, а не как обычно делает Лиззи Николс.
И все получится. Потому что я прелестна.
И вот я лежу и размышляю над тем, насколько я прелестна и как неопрятно спит Чаз, его лицо расплющилось об одну из моих подушек. Он хоть и не пускает, как я, слюни во сне, Но зато жутко храпит. И тут я вдруг понимаю, что стук раздается не в моей похмельной голове.
Кто-то молотит во входную дверь, в которой вообще-то есть домофон, но он сломан (мадам Анри поклялась, что починит его на следующей неделе).
Кто может ломиться в дверь — о господи! — в десять часов утра после Нового года?
Я скатываюсь с кровати и встаю на нетвердых ногах. Комната качается у меня перед глазами, но потом я понимаю, что это перекошенный пол создает ощущение, что я падаю. Пол и чудовищное похмелье.
Держась на стену, я плетусь к двери и отпираю ее. На узенькой и очень холодной лестнице стук кажется просто оглушительным.
— Уже иду, — кричу я, решив, что это посыльный от нашего поставщика. Мадам Анри предупредила меня, что когда я займу квартиру наверху, то должна буду расписываться в получении заказов, которые будут доставляться вне рабочего времени.
Но какие заказы могут быть утром после Нового года? Никакие. Даже Браун дал своим рабочим выходной.
Спустившись в вестибюль, я долго вожусь со всеми многочисленными замками и в конце концов открываю дверь, не забыв накинуть цепочку на тот случай, если за дверью вдруг окажется серийный убийца или религиозный фанатик.
И вот сквозь трехдюймовую щель я вижу того, кого ожидаю увидеть меньше всего на свете.
Люк.
— Лиззи, — говорит он. Видно, что он очень устал. И расстроен. — Наконец-то, Я стучу уже несколько часов. Слушай, пусти меня. Мне нужно с тобой поговорить.
Я в панике захлопываю дверь.
Господи. Господи, это же Люк. Он вернулся из Франции и сразу пришел ко мне. Зачем он пришел? Разве он не читал моей короткой, но очень любезной записки, в которой я сообщила ему свой новый адрес, чтобы он смог переслать мне корреспонденцию, и попросила больше никогда не „пытаться со мной встретиться?
— Лиззи! — Он снова начинает стучать. — Прекрати. Не делай этого. Я всю ночь летел, чтобы сказать тебе. Не прогоняй меня.
Господи. Люк у моей двери. Люк у моей двери…
…А его лучший друг спит наверху в моей постели!
— Лиззи! Ты откроешь или нет? Ты еще тут?
Боже! Что мне делать? Я не могу его впустить. Я не могу допустить, чтобы он увидел Чаза. Мы не делали с ним ничего плохого. Но кто в это поверит? Только не Люк. Боже! Что мне делать?
— Да, я… все еще тут, — говорю я и открываю дверь, предварительно сияв цепочку, но все-таки стою у него на пути, чтобы не дать войти. Хотя стоять на пороге дома в вечернем платье холодно. — Но тебе нельзя ко мне заходить.
Люк смотрит на меня своими черными грустными глазами.
— Лиззи, — говорит он, явно не замечая того, что я спала в одежде. И не просто в одежде, а в вечернем платье от Жака Фата, которое много лет хранила для такого знаменательного события, как вчера. Только он об этом не знал. Я никогда ему не рассказывала.
— Я вел себя как последняя задница, — продолжает Люк, не отводя от меня глаз. — Конечно, когда ты начала мне говорить обо всей этой свадебной ерунде, ты поставила меня в тупик. Просто я не ожидал такого. Я думал, мы с тобой просто проводим время. Веселимся. Но ты заставила меня думать. Я не мог не думать о тебе. Хоть и старался, очень старался.
Я дрожу и смотрю на него во все глаза. И за этим он вернулся в Америку и даже, по всей видимости, встретил в воздухе Новый год, чтобы сказать, что я испортила ему праздники, хотя он и старался обо мне не думать?
— Я даже говорил об этом с мамой, — продолжает он, в лучах утреннего солнца его иссиня-черные волосы блестят. — Кстати, у нее нет никакой интрижки на стороне. Помнишь того парня, с которым она встречалась после Дня благодарения? Это ее пластический хирург. Он вколол ей ботокс. Но это так, просто к слову пришлось.
Я сглатываю.
— О, — тяну я и задним умом понимаю, почему вокруг глаз Биби не было морщинок, когда она, улыбаясь, приглашала меня провести с ними праздники во Франции, — она только что вколола себе ботокс.
Но все равно, это ничего не меняет. Это не умаляет того, что Люк предпочел провести каникулы со своими родителями, а не поехал ко мне домой и не познакомился с моими.
Я напоминаю себе об этом потому, что изо всех сил стараюсь не растаять. Ведь рана все еще свежа. И, как я и сказала Чазу, мы оба только выздоравливаем.
Но вид уставшего и такого уязвимого Люка, стоящего на моем пороге, этому не способствует.
— Мама сказала, что я — идиот, — продолжает Люк. — Хотя ее и возмутила вся эта история, которую ты придумала о ее любовнике. Ей просто хотелось скрыть это от папы.
Мне наконец удается отлепить большую часть языка от нёба, и я произношу:
— Любая нечестность в отношениях — это очень плохо. — Я слишком хорошо теперь это понимаю.
— Все правильно, — отвечает Люк. — Вот почему я понял, как мне повезло. — Он входит и берет мою руку в свои ледяные даже сквозь перчатки пальцы. — Хоть ты и болтаешь слишком много, но всегда правду.
Как мило. Правду. В основном да.
— Ты пришел, чтобы меня оскорбить? — спрашиваю я, изо всех сил стараясь, чтобы мой голос звучал непреклонно, хотя едва сдерживаюсь от слез. — Или есть какая-то другая причина? Я замерзла.
— О! — восклицает он, выпускает мою руку, торопливо снимает с себя куртку и накидывает ее мне на плечи. — Прости. Будет гораздо лучше, если мы войдем…
— Нет! — твердо отвечаю я, благодаря куртке становится теплее. Хотя ногам по-прежнему холодно.
— Что ж, — неуверенно улыбается Люк. — Как хочешь. Я только скажу то, что собирался, и отпущу тебя.
Да. Именно так и поступают прекрасные принцы. Летят за несколько тысяч миль, чтобы сказать «До свидания».
По-другому и быть не может, принцы же до отвращения вежливые.
Прощай, Люк.
— Лиззи, — говорит он. — Я никогда не встречал таких девушек, как ты. Ты всегда знаешь, чего хочешь и как этого достичь. Ты не боишься что-то сказать или сделать. Ты привыкла рисковать. Не могу выразить словами, как я восхищаюсь тобой.
Bay! Отличная прощальная речь!
— Ты вошла в мою жизнь, как… как цунами. В хорошем смысле этого слова. Совершенно неожиданно и бесповоротно. Я, честно, не знаю, где бы сейчас был без тебя.
В Хьюстоне, со своей бывшей, чуть не вырвалось у меня.
Но не вырвалось. Мне любопытно, что он скажет дальше. Хотя нырнуть обратно в постель хочется гораздо больше.
Только это невозможно, спохватываюсь я. В моей постели храпит другой мужчина.
— Я не тот человек, который сразу кидается выполнять то, что хочет, — продолжает он. — Я осторожный. Мне нужно все взвесить, учесть все риски…
Да, кому, как не мне, это знать.
Прощай, Люк, прощай навсегда. Ты никогда не узнаешь, как сильно я любила…
— Вот почему мне понадобилось так много времени, чтобы сказать тебе… — Он лезет в карман своих черных шерстяных брюк. Я теряюсь в догадках. Зачем… что он делает? Он что, издевается надо мной? Неужели он не понимает, как сильно мне хочется броситься ему на шею? Почему он не может просто взять и уйти? — Мне кажется, что с того самого момента, когда мы встретились в том дурацком поезде, я собирался тебе сказать…
«Убирайся из моей жизни и никогда больше не пытайся со мной встретиться».
Только он говорит не это. Совсем не это.
Он почему-то опускается на одно колено на пороге свадебного ателье, на глазах у женщины, прогуливающей свою собаку, парня, пытающегося припарковаться, на глазах у всех жителей Восточной Семьдесят восьмой улицы.
И я не верю своим глазам. Мои уставшие, похмельные глаза явно играют со мной дурную шутку. Он достает из кармана черную бархатную коробочку, открывает ее, и я вижу кольцо с огромным бриллиантом, сверкающее на утреннем солнце.
Правда. А его губы произносят слова:
— Лиззи Николс, ты станешь моей женой?




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Королева сплетен в большом городе - Кэбот Мэг



знаете,напоминает книгу "Шопоголик",в смысле подачи.интересно.буду искать продолжение.
Королева сплетен в большом городе - Кэбот Мэгсветлая
29.07.2013, 14.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100