Читать онлайн Королева сплетен в большом городе, автора - Кэбот Мэг, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королева сплетен в большом городе - Кэбот Мэг бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королева сплетен в большом городе - Кэбот Мэг - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королева сплетен в большом городе - Кэбот Мэг - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэбот Мэг

Королева сплетен в большом городе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Основными союзниками Гитлера были молчание, равнодушие и бездействие.
Иммануил Барон Якобович (1921–1999), раввин
Официально офис «Пендергаст, Лоутлинн и Флинн» не работает до девяти утра.
Неофициально телефон начинает звонить начиная с восьми. Именно поэтому им необходимо, чтобы секретарь приходил рано и переадресовывал звонки.
Я сижу в роскошном черном кожаном вращающемся кресле (на колесиках) в приемной, пытаясь запомнить, что объясняет мне Тиффани, секретарь второй смены (нет, правда. Это ее имя. Я думала, что это псевдоним, но, когда она отошла сделать себе кофе в оснащенную по последнему слову техники кухню в задней комнате, я заглянула в ящики с обеих сторон стола и увидела, что кроме двадцати различных оттенков лака для ногтей и примерно тридцати разных тюбиков губной помады там хранятся и ее счета. Я прочитала один из них, в нем значилось: «Тиффани Даун Сойер»).
— Ладно, — говорит Тиффани. Говорят, она работает моделью, когда не занята в приемной в «Пендергаст, Лоуглинн и Флинн», и я верю в это, потому что ее кожа гладкая и чистая как фарфор, волосы выглядят, как ниспадающий до плеч блестящий поток темного золота, в ней шесть футов роста, и, кажется, она весит около ста двадцати фунтов — и это несмотря на весьма калорийный завтрак, бесплатно предоставляемый всем сотрудникам «Пендергаст, Лоуглинн и Флинн», — черный кофе и упаковка вишневых «Твиззлерс».
— Например, если ты получаешь звонок, — объясняет Тиффани, ее аккуратно накрашенные веки полуопущены, потому что, как она мне объясняла, прошлой ночью она «перебрала мохито» и все еще «в стельку», — ты спрашиваешь, кто звонит, просишь его подождать, нажимаешь на кнопку перевода звонка и вводишь добавочный номер сотрудника. Когда сотрудник поднимает трубку, ты докладываешь ему, кто звонит, и если он готов ответить на звонок, нажимаешь кнопку «Переадресовать», а если он говорит, что не хочет отвечать, кто бы ни звонил, или вообще не берет трубку, ты записываешь сообщение на магнитофон. — Тиффани глубоко вздыхает и мрачно добавляет: — По себе знаю, это действительно сложно. Именно поэтому сегодня меня вызвали так рано, чтобы я смогла посидеть здесь с тобой и убедиться, что ты во все въехала. Так что не переживай.
Я посмотрела на двусторонний список дополнительных номеров, который Роберта из отдела кадров любезно ужала до карманного размера и заламинировала, чтобы он не испачкался и не порвался. В нем свыше ста имен.
— Перевод, добавочный номер, спросить, кто звонит, переадресовать или записать сообщение, — говорю я, — так?
Небесно-голубые глаза Тиффани широко открываются от удивления.
— Здорово, ты въехала. Боже. Мне потребовалась недели, чтобы запомнить все это.
— Ну, — говорю я, не желая ранить ее чувства. Тиффани уже рассказала мне историю своей жизни — она уехала из родительского дома в Северной Дакоте сразу после окончания старшей школы, чтобы стать моделью. За эти четыре года она много раз снималась в разных журналах, включая ежегодный выпуск каталога «Нордстром»; стала жить с фотографом, с которым познакомилась в баре и который обещал устроить для нее больше фотосессий, он «типа, женат, но она, типа, полная стерва. Но он не может развестись, потому что он, типа, из Аргентины и иммиграционная служба дышит ему в спину так, что он, типа, вынужден притворяться, что все это правда. Пока он платит за ее хату в Челси, его жена врет, что они все еще вместе, но на самом деле она живет со своим тренером. Но как только он получит вид на жительство, все будет кончено. И он на мне женится». Несмотря на то что от нее несет перегаром, я все-таки не хочу, чтобы она чувствовала себя неловко из-за того, что у нее всего лишь диплом о среднем образовании, а я окончила (ну, практически окончила) колледж, и естественно, что я схватываю все немного быстрее, чем она. — Это сложно.
— О-о-о-о, вот и звонок, — говорит Тиффани, когда телефон начинает тихонько звякать. Звонки в офисах «Пендергаст, Лоуглинн и Флиин» всегда включены на минимальную громкость, чтобы не раздражать коллег, которые, по словам Тиффани, очень нервные из-за количества работы, или клиентов, которые очень нервные из-за высокого почасового тарифа за юридические услуги в «Пендергаст, Лоуглинн и Флинн». — Ну, отвечай так, как я только что объясняла.
Я поднимаю трубку и уверенно говорю:
— «Пендергаст, Лоуглинн и Флинн», с кем вас соединить?
— Кто это, черт побери? — спрашивает мужчина на другом конце провода.
— Это Лиззи, — говорю я максимально любезно.
— Ты временная секретарша?
— Нет, сэр, — говорю я, — я — новый утренний секретарь в приемной. С кем вас соединить?
— Дайте мне Джека, — коротко отвечает он.
— Конечно, — говорю я, лихорадочно изучая свой маленький свернутый список. Джек? Кто из них Джек? — Как вас представить? — спрашиваю я, пытаясь выиграть время, чтобы найти имя Джек.
— Боже правый! — Мужчина на другом конце кричит: — Это Питер Лоуглинн, черт побери!
— Конечно, сэр, — говорю я. — Пожалуйста, оставайтесь на линии.
— Да как вы…
Я нажимаю на «ожидание» трясущимися пальцами, затем поворачиваюсь к Тиффани, она дремлет в соседнем кресле, ее роскошные, длинные, черные, идеально завитые ресницы покоятся на высоких скулах.
— Это Питер Лоуглинн, — расталкиваю я ее. — Ему нужен кто-то по имени Джек! Он ругается! По-моему, он просто рассвирепел, когда я поставила его в режим ожидания…
Тиффани дергается, как студент при виде пиццы, вырывает у меня трубку и шепчет: «Черт, черт, черт, черт». Потом перегибается через меня, чтобы выключить режим ожидания, и без запинки произносит:
— Здравствуйте, мистер Лоуглинн, это Тиффани… Да, я знаю. Ну, она новенькая… Хорошо, так и сделаю… Конечно. Пожалуйста.
Ее длинные ухоженные пальцы перепархивают на клавиатуру, и Питер Лоуглинн замолкает.
— Извини, — говорю я дрожащим голосом, как только Тиффани кладет трубку. — Я просто не нашла никого с именем Джек в этом списке!
— Тупая сучка, — говорит Тиффани, достает шариковую ручку и что-то дописывает на листке, который дала мне Роберта. Передавая листок обратно, она видит мое встревоженное выражение и смеется. — Да не ты. Эта шлюха Роберта. Она думает, что она такая замечательная, потому что закончила колледж. Типа, и что? В итоге она составляет графики отпусков для сотрудников. Даже обезьяна с этим справится. А гонору-то!
Я взглянула на изменения, которые Тиффани сделала в моем списке. Она перечеркнула первое имя «Джон» напротив фамилии «Флинн» и подписала «Джек». Поскольку список заламинирован, надпись была едва видна.
— Джек — это настоящее имя Джона Флинна? — спрашиваю я.
— Нет. Он Джон. Но называет себя Джек, и все остальные тоже, — объясняет мне Тиффани. — Не знаю, зачем Роберта указала его настоящее имя, а не то, которым его называют. Наверняка решила сделать тебе гадость. Роберта страшно завидует девушкам, которые выглядят лучше нее. Потому что сама выглядит, как тролль с лошадиным лицом.
— А, вот вы где! — кричит Роберта, открывая стеклянную дверь, ведущую из холла в приемную. На ней плащ свободного покроя с поясом — по подкладке я определяю, что это Бурберри, а в руках — портфель. Для того, кто только «планирует отпуска сотрудников», она выглядит суперделовой. — Все хорошо? Тиффани показала тебе что и как?
— Да, — говорю я и в панике смотрю на Тиффани. Вдруг Роберта слышала, что ее назвали троллем с лошадиным лицом?
Но Тиффани спокойна, как айсберг. Из ящика стола она достает пилку для ногтей.
— Как прошло утро, Роберта? — доброжелательно спрашивает Тиффани, подравнивая ноготь.
— Замечательно, Тиффани. — Роберта при ближайшем рассмотрении действительно слегка похожа на лошадь. У нее длинное лицо и слишком большие зубы. Она небольшого роста, с ужасной осанкой, и вправду делающей ее похожей на тролля. — Спасибо большое за то, что помогла и взяла двойную смену, чтобы обучить Лиззи. Мы это ценим.
— Работаю в утреннюю смену, а потом еще и в вечернюю, так? — интересуется Тиффани.
— Конечно, — отвечает Роберта, и ее улыбка становится натянутой. — Как договаривались.
Тиффани пожимает плечами.
— Это все замечательно, — говорит она приторно-сладким голосом.
Роберта улыбается еще напряженнее.
— Замечательно, — говорит она. — Лиззи, если ты…
Начинает звонить телефон. Я тянусь к трубке.
— «Пендергаст, Лоуглинн и Флинн», — говорю я, — с кем вас соединить?
— У меня Леон Финкл для Мэрджори Пирс, — мурлычет женский голос.
— Минуту, пожалуйста, — говорю я и нажимаю кнопку перевода звонка. Потом, прекрасно понимая, что Роберта следит за каждым моим движением, я нахожу дополнительный номер Мэрджори Пирс в моей шпаргалке, набираю цифры и говорю, когда кто-то на том конце Линии поднимает трубку: — Леон Финкл для Мэрджори Пирс.
— Я отвечу, — сообщает чей-то голос.
Я нажимаю кнопку переадресации звонка и наблюдаю, как маленькая красная лампочка на кнопках перевода звонков гаснет. Сделано. Я справилась.
— Очень мило. — Роберта явно впечатлена. — У Тиффани ушли недели на то, чтобы выучить все это.
Взгляд, которым Тиффани наградила Роберту, мог бы заморозить самый горячий кофе.
— У меня не было такого хорошего инструктора, как у Лиззи, — холодно сообщает она.
Роберта дарит нам еще одну сдержанную улыбку и говорит:
— Продолжайте. Да, Лиззи, тебе нужно зайти ко мне в кабинет и заполнить все необходимые формы для предоставления страховки.
— Хорошо, — говорю я и, поскольку телефон звонит снова, тянусь к трубке. — «Пендергает, Лоуглинн и Флинн», — говорю я.
— Соедините меня с Джеком Флиныом, пожалуйста, — говорит голос на том конце провода. — Это Терри ОМелли.
— Одну минуту, пожалуйста, — говорю я и нажимаю на перевод звонка.
— Вот стервозина, — шепотом ворчит Тиффани, доедая «Твиззлер».
— Терри ОМелли хочет поговорить с мистером Флинном, — говорю я, когда по линии мистера Флинна отвечает женщина.
— Переведите звонок, пожалуйста, — говорит женщина. Я нажимаю на кнопку.
— Ты представляешь, у нее хватило наглости сказать мне, чтобы я не красила ногти над столом. — Тиффани стреляет глазами в дверь, за которой только что исчезла Роберта. Она сказала, что это непрофессионально.
Я воздержалась от замечания о том, что я также не считаю признаком профессионализма маникюр на рабочем месте в юридической конторе.
Снова звонит телефон. Я отвечаю.
— «Пендергает, Лоуглинн и Флинн», — говорю я. — С кем вас соединить?
— С собой, — говорит Люк. — Звоню, чтобы пожелать удачи в первый рабочий день.
— Ох! — Я чувствую, что мои колени подгибаются, как всегда, когда я слышу его голос. — Привет.
Я уже отошла от событий прошлого вечера, когда он сообщил, что люди нашего возраста слишком молоды, чтобы знать, что такое настоящая любовь. Но он сказал, что не имел в виду нас. Очевидно, он просто сделал обобщение. Многие наши ровесники, скорее всего, действительно не тают, что такое настоящая любовь. Тиффани, к примеру, наверняка не знает.
Впрочем, после ужина он весьма компетентно продемонстрировал, что знает, что такое любовь. Вернее, секс.
— Как дела? — интересуется Люк.
— Отлично, — говорю я. — Просто отлично.
— Ты не можешь говорить, потому что кто-то сидит рядом с тобой, да? — Вот за что я так сильно его люблю. Он такой проницательный. Почти в любых вопросах.
— Совершенно верно, — подтверждаю я.
— Ладно, через минуту начнется первая лекция, — говорит он. — Я просто хотел узнать, как у тебя дела.
Пока он говорит, стеклянная дверь приемной приоткрываются, и к нам заходит чуть полноватая блондинка. На ней джинсы и белый свитер с высоким воротником, совсем не скрывающий ее пышных форм, и ботинки «Тимберленд». Наверняка в контору «Пендергает, Лоуглинн и Флинн» нечаста приходят люди в таких ботинках. Женщина кажется мне знакомой, но я не могу вспомнить, кто она.
Тем временем Тиффани отрывается от полировки ногтей, и ее челюсть отвисает.
— Ой, надо идти, — говорю я Люку. — Пока.
Я вешаю трубку. Посетительница подходит к стойке приемной. Я отмечаю, что она красивая и пышет здоровьем, и, кажется, ее совсем не волнуют складки, свисающие над поясом слишком низко сидящих джинсов, хотя их вполне можно было бы спрятать под ремнем джинсов с более высокой талией, это выглядело бы гораздо привлекательней.
— Привет, — говорит мне девушка. — Я Джилл Хиггинс. У меня в девять назначена встреча с мистером Пендергастом.
— Конечно, — отвечаю я и быстро просматриваю шпаргалку в поисках добавочного номера отца Чаза. — Присаживайтесь, я сообщу ему, что вы уже здесь.
— Спасибо, — говорит девушка с улыбкой, открывшей множество здоровых белых зубов. Она садится на одну из кожаных кушеток, и я набираю номер мистера Пендергаста.
— Джилл Хиггинс пришла для назначенной ей на девять часов утра встречи с мистером Пендергастом, — говорю я Эстер, привлекательной секретарше мистера Пендергаста, которая забежала представиться, как только пришла на работу.
— Черт, — восклицает Эстер. — Его еще нет. Я сейчас подойду.
Как только я кладу трубку, Тиффани осторожно касается моего плеча.
— Знаешь, кто это? — шепчет она, кивая на сидящую девушку.
— Да, — шепчу я в ответ. — Она представилась. Это Джилл Хиггинс.
— Да, но ты знаешь, кто такая Джилл Хиггинс? — интересуется Тиффани.
Я пожимаю плечами. Лицо девушки кажется знакомым, но я более чем уверена, что это не теле- или кинозвезда, потому что она слишком нормального размера.
— Нет, — шепчу я в ответ.
— Просто она, типа, выходит замуж за самого богатого холостяка в Нью-Йорке, — шипит Тиффани. — За Джона Мак-Дауэлла. У его семьи на Манхеттене больше недвижимости, чем у католической церкви. А уж у церкви обычно ее полно…
Я поворачиваю голову и с вновь проснувшимся любопытством смотрю на Джилл Хиггинс.
— Это та девушка, которая работает в зоопарке? — шепчу я, вспоминая статью на шестой странице, в которой описывалось, как ее придавило тюленем.
— Точно, — говорит Тиффани. — Семья Мак-Дауэлл пытается заставить ее подписать брачный контракт. В общем, они хотят, чтобы она не получила ни цента, пока не родит наследника. Но жених хочет быть уверенным, что ее права будут соблюдены, это он нанял «Пендергаста, Лоуглинна и Флинна» в качестве ее адвокатов.
— Ох! — Я потрясена пафосом всей этой ситуации. Джилл Хиггинс кажется такой милой и нормальной! Неужели кто-то может подумать, что ее интересуют только деньги? — Как мило с его стороны. Я имею в виду Джона Мак-Дауэлла.
Тиффани хмыкает:
— Точно. Скорее всего, ему хочется, чтобы, когда все, типа, закончится, она не сказала, что ее надули.
Это звучит слишком цинично. Впрочем, откуда мне знать? Для меня это всего лишь первый день. Тиффани работает здесь уже два года, дольше любого секретаря, работай пего в конторе «Пендергаст, Лоуглинн и Флинн».
— Ты слышала, как ее называют? — шепчет Тиффани.
— Кто?
— Пресса. Как они называют Джилл? Я непонимающе смотрю на нее.
— Разве они не называют ее просто Джилл?
— Нет, они называют ее «Плаксой», потому что она работает с тюленями и имеет такое брюшко.
Я хмурюсь:
— Фу, как грубо!
— А еще, — продолжает Тиффани, очень довольная собой, — потому что она заплакала, когда один из журналистов спросил, не смущает ли ее, что существует масса женщин, более привлекательных, чем она, и готовых умереть за то, чтобы наложить лапы на ее жениха.
— Ужасно! — Я скольжу взглядом по Джилл. Она выглядит чересчур спокойной для того, кому приходится со всем этим справляться. Только Бог знает, как бы я повела себя в такой ситуации. Пресса, наверное, назвала бы меня Ниагарой, потому что я бы плакала, не останавливаясь.
— Мисс Хиггинс! — Эстер, появившаяся в приемной, выглядит в твидовом костюме очень аккуратно. — Как ваши дела? Пройдемте со мной. Мистер Пендергаст немного задерживается, но я приготовлю вам кофе. Сливки и сахар, правильно?
Джилл Хиггинс с улыбкой поднимается.
— Правильно, — говорит она, следуя за Эстер по холлу. — Как мило, что вы запомнили!
После того как она выходит из зоны слышимости, Тиффани фыркает и возвращается к маникюру.
— Знаешь, может, парень Мак-Дауэллов и богатый, — говорит она, — и она вполне может не работать и не разбрасывать рыбу этим мерзким тюленям. Но лично я никогда бы не вошла в эту семью менее чем за двадцать миллионов. А ей повезет, если она увидит пару сотен тысяч.
— О, — говорю я, думая про себя, что Тиффани просто рождена, чтобы быть актрисой и моделью, у нее такая склонность драматизировать. — Они не могут быть настолько плохими…
— Шутишь? — Тиффани закатывает глаза. — Мать Джона Мак-Дауэлла такая стерва, она не позволяет этой девочке спланировать ни минуты собственной свадьбы. Что, в общем-то, логично, поскольку она из Айовы, а ее отец, типа, почтальон. Но все равно… Плакса даже не сможет выбрать себе свадебное платье. Они заставляют ее надеть какое-то старое убожество, которые пылится в их доме миллион лет. Говорят, что по традиции все невесты Мак-Дауэллов надевают его… но, если хочешь знать мое мнение, они просто хотят, чтобы она выглядела ужасно и чтобы Джон Мак-Дауэлл одумался и бросил ее ради какой-нибудь сучки из высшего общества, которую подберет для него его мама.
Я сразу принимаю стойку. Меня не интересует то, что мать Джона Мак-Дауэлла хочет подобрать сыну девушку из общества вместо Джилл, мне интересно другое.
— Правда? И кто дизайнер по реставрации ее свадебного платья? Не знаешь?
Тиффани тупо смотрит на меня.
— Ее кто?
— Дизайнер по реставрации свадебного платья, — повторяю я. — Я хочу сказать, у нее ведь есть дизайнер… так?
— Понятия не имею, о чем ты, — говорит Тиффани. — Что такое дизайнер по реставрации?
Но в этот момент двери приемной открываются, и мужчина, в котором я узнаю отца Чаза — по существу, более старая, седая версия Чаза, без его вечной свернутой набок бейсболки — входит в приемную… и, увидев меня, останавливается.
— Лиззи? — спрашивает он.
— Здравствуйте, мистер Пендергаст, — сияя, говорю я. — Как дела?
— Сегодня просто прекрасно, — с улыбкой отвечает мистер Пендергаст. — Я действительно рад, что ты пришла к нам работать. Чаз тебя так хвалил.
Мне это очень приятно, ведь Чаз, насколько я знаю, старается по возможности избегать разговоров со своей семьей. Того, что он позвонил ради меня, вполне достаточно, чтобы наполнить мои глаза слезами. Он действительно самый замечательный парень в мире. После Люка, конечно…
— Спасибо вам огромное, мистер Пендергаст, — говорю я. — Я счастлива, что меня приняли сюда. Это так мило с вашей стороны.
В этот момент звонит телефон.
— Труба зовет, — шутит мистер Пендергаст и подмигивает. — Еще увидимся.
— Конечно, — говорю я. — И мисс Хиггинс уже здесь…
— Отлично, отлично, — говорит мистер Пендергаст на ходу, потому что уже спешит в свой кабинет.
Я поднимаю трубку.
— «Пендергаст, Лоуглинн и Флинн», — говорю я. — С кем вас соединить?
Успешно переадресовав звонок, я вешаю трубку и смотрю на Тиффани.
— Умираю, хочу есть, — говорит она. — Хочешь, закажем что-нибудь из «Бургер Хевен» внизу?
— Еще даже десяти нет, — напоминаю я.
— Не важно, я так голодна, что могу умереть. Срочно надо что-нибудь запихнуть в желудок, иначе меня стошнит.
— Знаешь что? — говорю я Тиффани. — Я и правда думаю, что справлюсь со всем этим. Ты можешь меня оставить, если хочешь.
Но Тиффани намек не понимает.
— И отказаться от полуторной зарплаты? Нет уж, спасибо. Я возьму двойной чизбургер. Тебе заказывать?
Я вздыхаю… и сдаюсь. Этот день обещает быть долгим. И лишние протеины мне явно не повредят.
Как правильно выбрать свадебное платье.
Краткая инструкция от Лиззи Николс 
Только не думайте, крупные девушки, что я забыла о вас! Существует много дизайнеров одежды, которые боятся и подступиться к тем, чей размер 16 и более.
Но вам такие дизайнеры и не нужны, ведь крупные женщины МОГУТ великолепно выглядеть в свадебных платьях… если не ошибутся в выборе фасона! А лучшее, что для них можно придумать, — это хорошо сидящий корсаж и юбка-колокол.
Пышные юбки полным невестам абсолютно противопоказаны — они сделают широкие бедра еще шире, это относится и к прямым юбкам. Струящаяся ткань юбки-колокола скрывает контуры тела и зрительно уменьшает фигуру. Платья без бретелей подходят не всем крупным невестам, так как облегающий корсет не слишком хорошо смотрится на тех, у кого большой живот. В общем, это зависит от конкретной фигуры.
Невесты, которые носят большие размеры одежды, как никто другой нуждаются в помощи сертифицированных дизайнеров свадебных нарядов, так как именно мы можем подобрать для них фасом, в котором в столь торжественный для них день они будут прекрасно выглядеть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королева сплетен в большом городе - Кэбот Мэг



знаете,напоминает книгу "Шопоголик",в смысле подачи.интересно.буду искать продолжение.
Королева сплетен в большом городе - Кэбот Мэгсветлая
29.07.2013, 14.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100