Читать онлайн Королева сплетен, автора - Кэбот Мэг, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королева сплетен - Кэбот Мэг бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королева сплетен - Кэбот Мэг - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королева сплетен - Кэбот Мэг - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэбот Мэг

Королева сплетен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Каждый, кто послушался зова природы и передал сплетню, испытывает взрыв облегчения, сопровождающий отправление основной нужды.
Примо Леви (1919–1987), итальянский химик и писатель
– Тебя сразу узнал! – выкрикивает Эндрю с тем безупречным выговором, от которого теряли головы все девчонки из «МакКрэкен Холла», хотя его «з» больше похоже на «ж». – В чем дело? Ты прошла прямо мимо меня!
– Она подумала, что вы из мафии, – в паузах между взрывами смеха поясняет парень из службы объявлений.
– Мафии? – Эндрю непонимающе смотрит то на меня, то на парня за стойкой. – Что он такое несет?
– Ничего. – Я хватаю его за руку и поспешно оттаскиваю от стойки. – Ничего особенного. О господи! Как же я рада тебя видеть!
– Я тоже рад. – Эндрю обнимает меня за талию – да так крепко, что эполеты с его пиджака буквально врезаются мне в щеку. – Ты выглядишь просто отпадно! Похудела что ли?
– Немного, – скромничаю я. Эндрю совсем необязательно знать, что ни грамма крахмала – ни картошки фри, ни даже крошечки хлеба – не побывало у меня во рту, с тех пор как мы распрощались в мае.
Тут Эндрю замечает, что я рассматриваю пожилого лысого мужчину, который подошел к нам и вежливо улыбается. На нем небесно-голубая штормовка и коричневые вельветовые брюки. Это в августе-то!
Плохой знак.
– Ах, да! – восклицает Эндрю. – Лиз, это мой папа. Папа, это Лиз.
Боже, как приятно! Он взял с собой отца в аэропорт встречать меня! Должно быть, и правда принимает наши отношения всерьез, если пошел на такие хлопоты. Я прощаю ему пиджак.
Ну, почти.
– Как поживаете, мистер Маршалл? – говорю я, протягивая руку. – Рада с вами познакомиться.
– И я тоже рад, – улыбается отец Эндрю. – И пожалуйста, зовите меня Артур. Не обращайте на меня внимания, я всего лишь шофер.
Эндрю смеется. Я тоже. Вот только – разве у Эндрю нет своей машины?
Ах, ну да. Шери говорила, что в Европе все по-другому, и у многих нет своих машин, потому что это очень дорого. А Эндрю ведь старается прожить на учительскую зарплату…
Надо заканчивать с предвзятостью по отношению к другим культурам. И вообще, здорово, что у Эндрю нет машины. Это бережное отношение к природе! К тому же он ведь живет в Лондоне. Думаю, у многих лондонцев нет машины. Они пользуются общественным транспортом или ходят пешком, как нью-йоркцы. Вот поэтому в Нью-Йорке так мало толстых – они все много ходят пешком. Наверное, в Лондоне тоже немного толстых. Посмотрите на Эндрю: он же худой, как спичка.
И в то же время у него такие прекрасные бицепсы размером с грейпфрут…
Хотя, вот сейчас я смотрю на них, и они кажутся уже размером всего лишь с апельсин.
Впрочем, что можно разглядеть под кожаным пиджаком?
Хорошо, что у него такие близкие отношения с отцом. Ведь он смог попросить его поехать встречать подружку в Хитроу. Мой отец всегда слишком занят, и на такое у него времени не находится. С другой стороны, у него очень важная работа – они там на своем циклотроне расщепляют атомы и все такое. Отец Эндрю – учитель, каким хочет стать и сам Эндрю. А летом все учителя в отпуске.
Доктор Раджхатта от смеха бы лопнул, попроси у него отец на лето отпуск.
Эндрю берет мою сумку. Сумка на колесиках – самая легкая в моем багаже. Вот ручная кладь куда тяжелее – там вся моя косметика. Я бы не очень расстроилась, потеряй авиакомпания мою одежду, но вот косметику – мне не было бы смысла жить. Без косметики я просто чудовище. У меня такие маленькие глазки, что без подводки и туши они напоминают поросячьи… Хотя Шери, которая жила со мной последние четыре года, уверяет, что это не так. Шери считает, что я могла бы вполне обходиться без косметики.
Только зачем же обходиться, если косметика – такое прекрасное и полезное изобретение для тех, кого угораздило родиться с поросячьими глазками?
И все же косметика очень тяжелая. Особенно если ее так много, как у меня. Я уж молчу обо всех моих средствах и приспособлениях для укладки волос. Иметь длинные волосы – это вам не шутка. Приходится таскать с собой десять тонн всевозможных средств, чтобы содержать их тщательно вымытыми, неспутанными, блестящими, полными жизни и энергии. Для фена и щипцов для завивки пришлось взять еще кое-что. Дело в том, что Эндрю не смог вразумительно описать, как выглядят розетки в Британии. «Они выглядят, как розетки», – твердил он мне по телефону. Вот все парни такие. Поэтому пришлось прихватить все виды адаптеров к розеткам, какие только нашлись в магазине.
Но, может, это и хорошо, что Эндрю катит сумку, а не тащит рюкзак. Иначе если бы он спросил, отчего он такой тяжелый, мне пришлось бы сказать правду. Ибо я решила, что наши отношения будут основаны на искренности и в них не должно быть места фальши, как с тем парнем, который оказался практикующим колдуном. Все бы ничего – я ведь очень терпимо отношусь к верованиям других людей…
Вот только он оказался еще и бабником, как я выяснила позже, когда застукала его с Эми де Сото. Он еще пытался убедить меня, что его знакомый заставил его спать с ней.
Поэтому-то я и решила говорить Эндрю только правду, ведь колдун даже такой малости меня не удостоил.
Но я все равно по возможности буду избегать ситуаций, когда необходимо говорить правду. Например, ему вовсе необязательно знать, что мой рюкзак такой тяжелый из-за того, что в нем сто тысяч наименований косметики «Клиник», в том числе контейнер ватных подушечек с матовым тональным кремом. А что делать, если лицо у меня сильно лоснится – это у нас наследственное по маминой линии. Еще там большая упаковка жевательных травяных таблеток – я слышала, что английская пища не всегда полезна. Естественно, фен и щипцы для завивки; одежда, в которой я летела, пока не переоделась в мандариновое платье; карманный тетрис; последняя книга Дэна Брауна (нельзя же отправляться в трансатлантический перелет, не взяв с собой ничего почитать); мини-плеер; три путеводителя; крем автозагар; все мои лекарства, включая аспирин, упаковку пластыря для мозолей, которые у меня непременно появятся (от прогулки рука об руку с Эндрю по Британскому музею), противозачаточные таблетки и антибиотики от прыщей; и, конечно, ноутбук, в котором я начала писать дипломную работу. Коробочку со швейными принадлежностями – для неотложной починки – из-за ножниц пришлось переложить в чемодан.
На данной стадии наших отношений Эндрю вовсе ни к чему знать, что я не сразу родилась такой привлекательной. Что если он окажется одним из тех парней, которые любят натуральных розовощеких красавиц, вроде Лив Тайлер? Какие тогда у меня шансы против этой английской розы? У девушки должны быть свои секреты.
Ой, погодите, Эндрю что-то говорит мне. Спрашивает, как прошел полет. Зачем он надел этот пиджак? Не может же он всерьез считать, что это красиво, правда?
– Полет прошел отлично, – говорю я. Я не стала рассказывать о маленькой девочке в соседнем кресле, которая игнорировала меня всю дорогу, пока я была в джинсах и футболке, с волосами, забранными в хвост. И только когда за полчаса до посадки я вернулась из туалета в шелковом платье с уложенными волосами, она застенчиво спросила: «Простите, а вы не актриса Дженифер Гарнер?»
Дженифер Гарнер! Я?! Этот ребенок принял меня за Дженифер Гарнер!
Ну ладно, ей всего лет десять или около того, и на ней футболка с Кермитом и лягушонком (думаю, она надела ее в шутку и вряд ли до сих пор смотрит «Улицу Сезам» – она для нее уже великовата).
Но все равно! Никто в жизни не принимал меня за звезду кино! Тем более за такую худую, как Дженифер Гарнер.
Вся шутка в том, что с косметикой и уложенными волосами я действительно немного похожа на Дженифер Гарнер… если бы она не растеряла своей детской припухлости. И носила бы челку. И была бы ростом всего метр шестьдесят семь.
Думаю, ребенку даже в голову не пришло, что Дженифер Гарнер ни за что не полетела бы в Англию одна, да еще в общем салоне. Ну да ладно.
– Да. Я и есть Дженифер Гарнер, – ляпнула я, ведь, в конце концов, мы больше никогда не увидимся с этой девочкой – пусть порадуется.
У ребенка от восторга чуть глаза на лоб не полезли.
– Привет, – сказала она, поерзав в кресле. – Я – Марни, твоя поклонница.
– Привет, Марни, – сказала я. – Приятно познакомиться.
– Мама! – Марни повернулась к своей задремавшей матери. – Это точно Дженифер Гарнер! Я ЖЕ ГОВОРИЛА тебе!
Сонная мамаша девочки глянула на меня поверх ребенка сонными глазами и сказала:
– О, здравствуйте.
– Привет, – ответила я, гадая, достаточно ли вышло похоже на Дженифер Гарнер.
Видимо, да, поскольку следующие слова девочки были:
– Я вас просто обожаю в фильме «Из 13 в 30».
– Да? Спасибо, – сказала я. – По-моему, это одна из лучших моих работ в кино. Не считая «Шпионки», конечно.
– Мне не разрешают так поздно смотреть телевизор, – печально сказала Марни.
– Вообще-то фильм есть на DVD.
– Можно попросить у вас автограф? – спросила девчушка.
– Конечно. Я взяла протянутую мне салфетку с ручкой и вывела «С наилучшими пожеланиями Марни, моей горячей поклоннице! С любовью, Дженифер Гарнер».
Девочка взяла салфетку с благоговением, словно не могла поверить в свое счастье.
– Спасибо! – пролепетала она.
Я представила, как она привезет эту салфетку домой в Америку после каникул в Европе и покажет всем своим друзьям.
Тут мне стало нехорошо. Вдруг у кого-нибудь из ее друзей есть автограф настоящей Дженифер Гарнер, и они сравнят почерк? Вот тогда у Марни появятся сомнения! Она спросит себя, почему это Дженифер Гарнер была без своего пиар-менеджера и, вообще, почему она летела коммерческим рейсом? И тогда поймет, что я была НЕ НАСТОЯЩАЯ Дженифер Гарнер, и с самого начала врала ей. И это может пошатнуть ее веру в людей. Однажды мой бывший парень сказал, что не может поехать со мной на вечеринку, поскольку ему нужно идти домой красить потолок. Он забросил меня домой и все же поехал на вечеринку с тощей Мелиссой Кемплбаум. После этого моя вера в людей ослабла.
Но я больше никогда не увижу Марни, значит, это не так уж важно. И все же я не стала рассказывать об этом случае Эндрю, ведь он учится на педагога, и я сильно сомневаюсь, что он одобрит вранье детям.
Вообще-то, мне очень хочется спать. В Англии всего восемь утра. Интересно, далеко ли еще до квартиры Эндрю и есть ли у него баночка колы? Я бы с удовольствием выпила ее сейчас.
– О, совсем недалеко, – отвечает отец Эндрю, мистер Маршалл, когда я спрашиваю, далеко ли он живет от аэропорта.
Немного странно, что ответил отец, а не Эндрю. Но, с другой стороны, мистер Маршалл – учитель, и отвечать на вопросы – его работа. Возможно, он просто не может удержаться, даже когда не на работе.
Эндрю и его отец – прекрасные люди. Они готовы взять на себя обучение подрастающего поколения. Маршаллы – представители вымирающей породы. Хорошо, что я с Эндрю, а не с Чазом, который выбрал философию исключительно для того, чтобы убедительнее спорить с родителями. И как, спрашивается, это должно помочь будущим поколениям?
Вот Эндрю намеренно выбрал профессию, которая не принесет ему много денег, но зато юные умы не останутся несформированными.
Разве это не благороднейший выбор?
До машины мистера Маршалла мы шли очень долго. Нам пришлось миновать все залы и переходы, где вдоль стен развешана реклама товаров, о которых я никогда не слышала. А Чаз после последней поездки к своему другу Люку – тому, у которого есть шато, – еще жаловался на американизацию Европы. Он рассказывал, что шагу не ступишь, чтобы не наткнуться на рекламу кока-колы.
Здесь, в Англии, не видно никакой американизации. Пока. Я не вижу вообще ничего хоть отдаленно напоминающего об Америке. Даже автомата с кока-колой.
Это не так уж плохо. Хотя баночка колы сейчас не помешала бы.
Эндрю с отцом говорят, что мне очень повезло с чудесной погодой. Но когда мы из здания спускаемся на парковку, я понимаю, что на улице не больше пятнадцати градусов и небо – тот кусочек, который мне видно с гаражного уровня, – серое и обложено облаками.
Если это хорошая погода, что значит у британцев плохая? Согласна, на улице достаточно холодно, так что кожаный пиджак как раз по погоде, но это не умаляет вины Эндрю. Уверена, есть какое-то правило, по которому нельзя носить кожаные вещи в августе, так же как нельзя надевать белые брюки в День поминовения.
type="note" l:href="#n_1">[1]
Мы почти дошли до машины – симпатичной красной малолитражки, в точности такой, какую я ожидала увидеть у учителя средних лет, – и тут я слышу дикий визг. Оборачиваюсь и вижу ту самую девочку из самолета. Она стоит возле джипа с мамой и четой людей постарше, видимо, бабушкой и дедушкой.
– Вон она! – кричит Марни и показывает на меня. – Дженифер Гарнер! Дженифер Гарнер!
Я продолжаю идти, опустив голову и стараясь не обращать на нее внимания. Но и Эндрю, и его отец уставились на девочку, смущенно улыбаясь. Эндрю и впрямь похож на отца. Неужели он к пятидесяти годам тоже будет абсолютно лысый? Ген плешивости передается по материнской или по отцовской линии? И почему я не выбрала курс по биологии, составляя для себя расписание? Уж один-то можно было втиснуть…
– Эта девочка не к тебе обращается? – спрашивает мистер Маршалл.
– Ко мне? – Я оглядываюсь через плечо, притворяясь, что только сейчас заметила девочку, которая кричит мне через весь гараж.
– Дженифер Гарнер! Это я! Марни! Из самолета! Помните?
Я улыбаюсь и машу рукой Марни. Та вспыхивает от восторга и хватает мать за руку.
– Видишь? – кричит она. – Я же говорила тебе! Это точно она!
Марни снова машет мне. Приходится махать ей в ответ, пока Эндрю, чертыхаясь, с трудом втискивает мою сумку в маленький багажник. Он всю дорогу катил ее и только сейчас понял, какая она тяжелая.
Но месяц – поистине большой срок. Самой не верится, что я взяла с собой меньше десяти пар обуви. Шери даже сказала, что гордится мною: ведь мне хватило здравого смысла не брать холщовые туфли на платформе. Правда, в последний момент я все же впихнула их в сумку.
– Почему эта девочка называет тебя Дженифер Гарнер? – интересуется мистер Маршалл. Он тоже машет Марни, пока дедушке с бабушкой, или кем там они ей приходятся, не удалось загнать девочку в машину.
– О, – говорю я, чувствуя, что краснею, – мы сидели рядом в самолете и просто играли, чтобы скоротать время.
– Как мило. – Мистер Маршалл начинает махать с еще большим воодушевлением. – Не все молодые люди понимают, что к детям надо относиться с уважением, а не снисходительно. Важно подавать хороший пример молодому поколению, ведь семьи в наше время так нестабильны.
– Согласна с вами, – отзываюсь я, как мне кажется, с достоинством.
– Боже! – Эндрю попытался поднять мой рюкзак. – Что у тебя там такое, Лиз? Труп, что ли?
Мои достойные манеры трещат по швам, и я лепечу:
– Только самое необходимое.
– Прошу простить, что моя колесница не такая стильная, – говорит мистер Маршалл, распахивая дверцу автомобиля. – Вы, конечно, привыкли к другим автомобилям у себя в Америке. Но я почти не пользуюсь машиной, поскольку хожу пешком до школы каждый день.
Мне тут же представилась очаровательная картина, как мистер Маршалл шагает по узкой улочке в пиджаке в «елочку» с кожаными нашивками на локтях, – а не в лишенной всякого вдохновения куртке, которая на нем сейчас, – и, возможно, рядом с ним трусит кокер-спаниель или даже два.
– Да что вы, она замечательна! – Это я о машине. – Моя ненамного больше.
Не понимаю, почему он стоит у двери и не садится внутрь. Потом он говорит:
– После тебя, Лиз.
Он хочет, чтобы я вела? Но… я ведь только приехала! Я даже не знаю, куда ехать!
И тут до меня доходит, что он держит открытой вовсе не водительскую дверь… это пассажирское место. А руль с правой стороны.
Ну конечно! Мы же в Англии!
Я смеюсь над своей ошибкой и усаживаюсь на переднее сиденье.
Эндрю захлопывает багажник, идет вперед и видит, что я уже сижу на пассажирском сиденье. Он возмущенно смотрит на отца. – А мне что, в багажнике сидеть?
– Следи за своими манерами, Энди, – отвечает мистер Маршалл. Мне так странно слышать, как Эндрю называют Энди. Для меня он исключительно Эндрю.
Хотя, если честно, в этом кожаном пиджаке он больше тянет на Энди, чем на Эндрю.
– Леди на переднем сиденье, а джентльмены – на заднем, – продолжает мистер Маршалл, улыбнувшись мне.
– Лиз, я думал, ты феминистка, – усмехается Эндрю. – Неужели ты смиришься с таким обращением?
– Конечно, – говорю я, – Эндрю надо сесть вперед, у него ноги длиннее и…
– И слышать не хочу, – перебивает мистер Маршалл. – Сзади ты помнешь свое прелестное китайское платье. – И сильно хлопает моей дверцей.
Он обходит машину справа и придерживает спинку сиденья, чтобы Эндрю мог влезть назад. Они о чем-то спорят, и потом появляется Эндрю, он раздражен.
Мне неловко даже думать, что Эндрю раздражен из-за того, что я села на переднее сиденье. Скорее всего, ему просто неловко, что он не может встретить меня на собственной машине. Да, именно так. Бедняга! Наверное, думает, что я подхожу к нему с американскими мерками капиталистического материализма! Надо как-нибудь намекнуть ему, что я нахожу его бедность очень даже сексапильной, видя, на какие жертвы он идет ради детей.
Не ради Эндрю-младшего, Генри, Стеллы и Беатрис, само собой. Я имела в виду детей мира, которых он когда-нибудь будет учить.
Ух ты! От одной только мысли, сколько маленьких жизней улучшит Эндрю своей жертвой на стезе учительства, у меня дух захватывает.
Мистер Маршалл усаживается на водительское место и улыбается мне:
– Готовы?
– Да, – говорю я, и меня переполняет восторг, несмотря на сонливость из-за смены часовых поясов. Англия! Наконец-то я в Англии! И меня сейчас повезут через сельскую местность в Лондон! Может, я даже увижу овец!
Но прежде чем мы выезжаем из гаража, нас обгоняет джип. Заднее стекло опускается и оттуда высовывается Марни, моя маленькая подружка из самолета.
– До свидания, Дженифер Гарнер! – кричит она.
– Пока, Марни! – Я опускаю свое стекло и машу ей рукой. Потом джип срывается места, и в окне мелькает сияющая Марни.
– Кто, черт возьми, такая эта Дженифер Гарнер? – спрашивает мистер Маршалл, выезжая с парковки.
– Да так, одна американская кинозвезда, – отвечает Эндрю, прежде чем я успеваю рот открыть.
Просто одна американская кинозвезда? «Да эта американская кинозвезда, между прочим, похожа на твою девушку!» – хочется закричать мне. Настолько похожа, что девочка в самолете даже попросила автограф!
Но я умудряюсь прикусить язык. Не хочу, чтобы Эндрю чувствовал себя не в своей тарелке, зная, что ухаживает за двойником Дженифер Гарнер. Это, знаете ли, может напугать любого парня. Даже американского.
В отличие от египетского костюма, где существовало четкое разделение стилей между полами, греческий костюм того же периода у мужчин и женщин ничем не отличался. Большие прямоугольные куски ткани разного размера оборачивались вокруг тела и закреплялись декоративной брошью. Получившийся балахон назывался тогой.
Это одеяние пользовалось успехом на вечеринках университетских братств. Причина этого для меня остается загадкой, поскольку тогу нельзя назвать ни выгодно подчеркивающей фигуру, ни удобной, особенно если приходится надевать контролирующее бюст белье.
История моды. Дипломная работа Элизабет Николс




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Королева сплетен - Кэбот Мэг

Разделы:
12345678

Часть 2

91011121314151617181920

Часть 3

212223242526

Ваши комментарии
к роману Королева сплетен - Кэбот Мэг



Ужасный роман,ничего хуже мне читать не приходилось,чуть ли не до смерти затисканный сюжет,дочитала чисто из вредности он даже на хилую однерочку не катит...0/10
Королева сплетен - Кэбот МэгФеренс
20.12.2013, 17.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100