Читать онлайн Королева сплетен, автора - Кэбот Мэг, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королева сплетен - Кэбот Мэг бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королева сплетен - Кэбот Мэг - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королева сплетен - Кэбот Мэг - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэбот Мэг

Королева сплетен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Сплетни – это не скандал, и в них нет ничего злонамеренного. Это всего лишь болтовня о человеческой расе поклонников таковой.
Филлис Мак-Гинли (1905–1978), американская поэтесса и писательница
Двумя днями ранее в Анн-Арборе
(или тремя – погодите, сколько сейчас времени в Америке?)
– Ты забыла о своих феминистских принципах, – твердит мне Шери.
– Прекрати, – говорю я.
– Я серьезно. Ты сама на себя не похожа. С тех пор как встретила этого парня…
– Шери, я люблю его. Разве плохо, что я хочу быть рядом с любимым человеком?
– Это вполне нормально, – отвечает Шери, – но вот ставить под угрозу свою карьеру, дожидаясь, пока он получит диплом, – это уже ни в какие ворота не лезет.
– И что это будет за карьера, Шер? – Господи, неужели она опять втянула меня в этот спор да еще встала возле тарелки с чипсами и соусами, хотя прекрасно знает, что мне нужно сбросить еще пару килограммов.
Ну ладно. По крайней мере, она надела ту черно-белую мексиканскую юбку, купленную по моему совету. Хотя в магазине утверждала, что эта юбка увеличивает ее зад.
– Ты прекрасно знаешь, – говорит Шери, – что я имею в виду карьеру, которая у тебя могла бы быть, если бы ты поехала со мной в Нью-Йорк.
– Я уже сказала, что не собираюсь обсуждать эту тему сегодня. В конце концов, это мой выпускной вечер, Шер. Можно мне насладиться им?
– Нет, – говорит Шери. – Потому что ты упрямая ослица, и сама это понимаешь.
К нам подходит парень Шери, Чаз. Он берет картофельные чипсы со вкусом барбекю и макает в луковый соус.
Ммм. Чипсы со вкусом барбекю. Может, если я съем один ломтик…
– По какому поводу Лиззи сегодня тупит? – спрашивает он, жуя.
Но никогда не получается ограничиться одним чипсом. Никогда.
Чаз высокий и тощий. Держу пари, ему никогда в жизни не приходилось думать о том, как сбросить еще пару килограммов. Он даже ремень носит, чтобы поддержать джинсы. Это плетеный кожаный ремень, но на нем он смотрится вполне прилично.
Вот что совсем не смотрится, так это бейсболка Мичиганского университета. Но мне так и не удалось убедить его, что бейсболка в качестве аксессуара не идет никому. Кроме детей и собственно бейсболистов.
– Она по-прежнему планирует, вернувшись из Англии, остаться здесь, – поясняет Шери, макая кусочек картофеля в соус, – вместо того чтобы отправиться с нами в Нью-Йорк и начать настоящую жизнь.
Шери тоже не нужно следить за тем, что и сколько она ест. Она всегда отличалась хорошим обменом веществ. Когда мы были еще детьми, у нее в ранце на завтрак всегда были припасены три бутерброда с арахисовым маслом и пачка печенья, и она при этом не набирала ни грамма. А мои завтраки? Яйцо вкрутую, один апельсин и куриная ножка. И при этом я была толстушкой. О, да.
– Шери, – говорю я. – У меня и здесь настоящая жизнь. Мне есть, где жить…
– С родителями!
– …и работа, которая мне нравится…
– Помощницы продавца в магазине одежды ретро. Это не карьера!
– Я собираюсь пожить здесь и скопить денег. Потом Эндрю получит диплом, и мы поедем в Нью-Йорк. Это всего лишь еще один семестр.
– Напомните мне, кто такой Эндрю? – интересуется Чаз. Шери пихает его в плечо.
– Ты его знаешь, – говорит она. – Аспирант из «Мак-Крэкен Холла». Лиззи о нем все лето болтает без умолку.
– Ах, да, Энди. Британец. Тот самый, что устраивал нелегальные сеансы покера на седьмом этаже.
Меня разбирает смех.
– Это не тот Эндрю! Он не игрок. Он учится на преподавателя, мечтает сберечь наш самый драгоценный ресурс… будущее поколение.
– Тот парень, что выслал тебе фото своей голой задницы?
Я судорожно глотаю.
– Шери, ты ему рассказала?
– Хотелось узнать мужскую точку зрения, – пожимает плечами Шери. – Мало ли, может, он знает, что за человек мог сделать такое.
Для Шери, специалиста по психологии, это вполне резонное объяснение. Я выжидающе смотрю на Чаза. Он знает много разных полезных вещей. Сколько кругов по стадиону Падмера составляют милю (мне это нужно было, когда я каждый день занималась ходьбой, чтобы похудеть); почему многим парням кажется, что шорты очень лестно подчеркивают их фигуру…
Но Чаз тоже только пожимает плечами.
– Тут от меня пользы мало, – говорит он. – Я никогда в жизни не делал фото своей голой задницы.
– Эндрю тоже не делал фото свой задницы, – возражаю я. – Это его друзья сняли.
– Как гомоэротично, – комментирует Чаз. – А почему ты зовешь его Эндрю, хотя все остальные зовут Энди?
– Потому что Энди – разгильдяйское имя, а Эндрю далеко не разгильдяй. Он скоро получит диплом по педагогике. Когда-нибудь он станет учить детей читать. Есть ли в мире работа важнее, чем эта? И он не гей. На этот раз я проверяла.
У Чаза брови ползут вверх.
– Проверяла? Как? Нет, стой… я не хочу этого знать.
– Ей просто нравится представлять его принцем Эндрю, – говорит Шери. – Так на чем я остановилась?
– Лиззи – упрямая ослица, – услужливо подсказывает Чаз. – Погоди. И как давно ты его не видела? Три месяца?
– Около того, – отвечаю.
– Боже, – говорит Чаз, качая головой, – значит, вы изрядно погремите костями, как только ты сойдешь с трапа.
– Эндрю не такой, – с теплотой говорю я. – Он романтик. Он, скорее всего, даст мне акклиматизироваться и отдохнуть после такого перелета на шелковых простынях своей огромной кровати. Он принесет мне завтрак в постель – настоящий английский завтрак с… с чем-нибудь очень английским.
– Типа тушеных помидоров? – с притворным простодушием спрашивает Чаз.
– Хорошая попытка, но не угадал, – отвечаю я. – Эндрю знает, что я не люблю помидоры. В последнем письме он спрашивал, что из продуктов я не люблю, и я просветила его насчет помидоров.
– Будем надеяться, что в постель он принесет тебе не только завтрак, – загадочно говорит Шери. – Иначе какой смысл лететь к нему через полмира? Ради того, чтобы только повидаться?
Вот в чем беда Шери – она совершенно неромантична. Удивительно еще, что они с Чазом встречаются так долго. Два года для нее – настоящий рекорд.
Вообще-то, она говорит, их тяга друг к другу чисто физическая. Чаз только что получил диплом по философии. По мнению Шери это означает, что он потенциальный безработный.
«Ну и какое с ним будущее? – частенько спрашивает она меня. – Да, у него есть фонд в доверительном управлении, но он мечтает о карьере философа. И если она не сложится, он будет чувствовать себя ущербным. А значит, пострадает его производительность в спальне. Лучше уж буду держать его рядом, как мальчика для забав, пока у него все в порядке».
В этом смысле Шери очень практична.
– И все же я не понимаю, зачем тебе ехать в Англию, чтобы повидаться с ним, – говорит Чаз. – С парнем, с которым ты даже не спала. Он совсем не знает тебя. Не догадывается о твоем отвращении к помидорам и считает, что тебя порадует фотография его голой задницы!
– Ты сам прекрасно знаешь зачем, – говорит Шери. – Все дело в его акценте.
– Шери!
– Ах, да, верно, – говорит Шери, закатывая глаза. – Он же спас тебе жизнь.
– Кто кому спас жизнь? – послышался рядом голос Анджело, моего зятя.
– Новый ухажер Лиззи, – говорит Шери.
– А у Лиззи новый ухажер? – Держу пари, Анджело тоже сидит на диете – он макает в соус только сельдерей. Может, он пытается избавиться от брюшка? – Почему я об этом ничего не слышал? Должно быть, «ЛБС» вышла из строя.
– «ЛБС»? – удивленно переспрашивает Чаз.
– «Лиззи бродкаст систем», – поясняет Шери. – Ты что, с луны свалился?
– Ах, да, – говорит Чаз и отхлебывает пиво.
– Я говорила Розе об этом, – отвечаю я, недобро поглядывая на всех троих. В один прекрасный день я припомню своей сестре Розе эту ее «Лиззи бродкаст систем». Это было смешно, когда мы были детьми, но сейчас мне уже двадцать два! – Разве она не рассказала тебе, Анджело?
– Что именно? – Анджело смущается.
– Одна первокурсница с третьего этажа готовила рагу на электроплитке (что строго запрещено), и оно полилось через край, залив всю плитку. Дыму было столько, что объявили эвакуацию. – Я всегда охотно пересказываю историю нашего с Эндрю знакомства. Это было так романтично! Когда-нибудь мы с Эндрю поженимся. Жить мы будем в собственном доме в Вестпорте, штат Коннектикут, с золотым ретривером Ролли и четырьмя нашими детьми, Эндрю-младшим, Генри, Стеллой и Беатрис. Я буду знаменита, а Эндрю будет директором соседней школы для мальчиков, где он будет учить детей читать. Вот тогда у меня будут брать интервью для журнала «Вог», и мне придется поведать эту историю. Я угощаю репортера кофе на задней веранде, отделанной и обставленной с безупречным вкусом – белым ситцем и плетеной мебелью. Я вызывающе прекрасна в классической «Шанели» с ног до головы. С легкой улыбкой рассказываю об этом.
– А я в это время принимала душ, – продолжаю я, – и не слышала ни запаха дыма, ни сигнализации, ничего. Пока Эндрю не примчался в женскую душевую и не закричал: «Пожар!» и…
– А правда, что в женской душевой в «МакКрэкен Холле» нет кабинок? – уточняет Анджело.
– Правда, – информирует его Чаз. – Им приходится мыться всем вместе. Иногда они намыливают друг другу спинки, сплетничая о том, как повеселились накануне ночью.
– Ты мне лапшу на уши вешаешь? – Анджело смотрит на Чаза вытаращенными глазами.
– Не слушай его, Анджело, – говорит Шери, беря еще чипсов. – Он все выдумывает.
– Такое все время происходит в «Борделе Беверли-Хиллз», – говорит Анджело.
– Мы не моемся все вместе, – поясняю я. – То есть мы с Шери иногда, конечно…
– О, вот об этом подробнее, – просит Чаз, открывая бутылку пива.
– Не рассказывай, – говорит Шери. – Ты его только раззадоришь.
– И какие именно части ты мыла, когда он вошел? – расспрашивает Чаз. – Там в этот момент был еще кто-нибудь из девушек?
– Нет, там была только я. И естественно, увидев парня в женской душевой, я закричала.
– Ну, естественно, – соглашается Чаз.
– Я хватаю полотенце, а этот парень – мне его почти не видно из-за пара и дыма – с прекраснейшим британским выговором сообщает: «Мисс, здание горит. Боюсь, вам придется эвакуироваться».
– Погоди-ка, – останавливает меня Анджело. – Так этот парень видел тебя неодетой?
– В трусиках, – подтверждает Чаз.
– К тому времени уже все было в дыму, и я ничего не видела. Он взял меня за руку и по лестнице вывел на улицу, к спасению. Там мы заговорили – я в полотенце и вообще… Тогда я и поняла, что он – любовь всей моей жизни.
– Основываясь на одном разговоре, – скептически замечает Чаз. Закончив философский факультет, он ко всему относится скептически. Их так учат.
– Нет, – говорю я, – мы еще и всю ночь занимались любовью. Вот откуда я знаю, что он не гей.
Чаз чуть не подавился пивом.
– В общем, – говорю я, пытаясь вернуть разговор в нужное русло, – мы занимались любовью всю ночь. А на следующий день ему нужно было уезжать к себе в Англию, поскольку семестр закончился…
– И теперь Лиззи, покончив с учебой, летит в Лондон, чтобы провести остаток лета с ним, – заканчивает Шери за меня. – А потом возвращается сюда, чтобы загнивать.
– Шер, – тут же перебиваю я. – Ты обещала. Но Шер лишь корчит мне рожицу.
– Послушай, Лиз, – говорит Чаз и тянется за новой бутылкой пива. – Я понимаю, что этот парень – любовь всей твоей жизни. Но тебе еще целый семестр с ним куковать. Может, все же поедешь с нами во Францию до конца лета?
– Брось, Чаз, – говорит Шери. – Я уже ее сто раз об этом спрашивала.
– А ты сказала, что мы будем жить в настоящем шато семнадцатого века, на вершине холма в зеленой долине, по которой лениво змеится река? – интересуется Чаз.
– Шери мне говорила, – сообщаю я. – Очень мило с твоей стороны пригласить меня. Но ведь шато принадлежит не тебе, а твоему школьному приятелю?
– Несущественная деталь, – говорит Чаз. – Люк будет только рад тебе.
– Ха, – говорит Шери, – надо думать. Еще один бесплатный работник для его свадебного бизнеса.
– О чем это они? – растерянно спрашивает меня Анджело.
– У школьного приятеля Чаза, Люка, есть небольшой замок во Франции, доставшийся им от предков, – объясняю я. – Отец Люка иногда сдает его на лето под проведение свадеб. Шери с Чазом завтра летят туда на месяц. Они поживут там бесплатно, а взамен будут помогать на свадьбах.
– Проведение свадеб, – эхом повторяет Анджело. – Это как в Вегасе?
– Точно, – кивает Шери. – Только гораздо стильнее. И билет туда стоит не двести долларов. И бесплатных завтраков нет.
– Какой тогда смысл? – Анджело озадачен.
Кто-то дергает меня за подол платья. Это первенец моей сестры Розы, Мэгги, протягивает мне бусы из макарон.
– Тетя Лиззи, – говорит она, – это вам. Я сама сделала. Это на ваш выпускной.
– Ой, спасибо, Мэгги, – говорю я и приседаю, чтобы Мэгги могла надеть мне бусы на шею.
– Краска еще не высохла, – говорит Мэгги, показывая на красно-синие пятна, отпечатавшиеся на моем шелковом розовом платье от Сюзи Перетт (которое обошлось мне совсем не дешево, даже с учетом скидки).
– Ничего, Мэг, – говорю я. В конце концов, ей всего четыре года. – Как красиво!
– Вот ты где! – шаркает к нам бабушка Николь. – А я тебя везде ищу, Анна-Мари. Пора смотреть «Доктора Куин».
– Бабуля, – говорю я, выпрямляясь и хватая ее за тонкую ручку, пока она не кувыркнулась. Тут я замечаю, что она уже успела пролить что-то на зеленую крепдешиновую блузу шестидесятых годов, которую я раздобыла для нее в магазине. К счастью, пятна от макаронового ожерелья, которое Мэгги сделала и для нее, хоть как-то скрывают эти следы. – Я Лиззи, а не Анна-Мари. Мама у стола с десертами. А что ты пила?
Я забираю бутылку «хайнекена» у нее из рук и нюхаю ее содержимое. По предварительному соглашению всей семьи, в бутылку должны были налить безалкогольное пиво. Бабулю от алкоголя моментально развозит, и это приводит, как любит говорить моя мама, к небольшим «инцидентам». Мама надеялась избежать каких бы то ни было «инцидентов» на моем выпускном, подсунув бабуле безалкогольное пиво – но, естественно, не говоря ей об этом. Потому что иначе та подняла бы бучу и жаловалась бы всем, что мы испортили старой леди праздник и все такое.
Но я не могу понять, какое сейчас в бутылке пиво, безалкогольное или нет. Мы поставили поддельный «хайнекен» на отдельную полочку в холодильнике. Но она вполне могла найти где-нибудь и настоящее пиво. Она в этом деле мастер.
Или она может ДУМАТЬ, что пьет настоящее пиво, и поэтому считает себя уже пьяной.
– Лиззи? – Бабушка смотрит на меня подозрительно. – Что ты тут делаешь? Разве ты не в колледже?
– Колледж я закончила в мае, бабуля, – говорю я. Если, конечно, не считать двух месяцев, что мне пришлось прозаниматься на летних курсах, чтобы ликвидировать хвосты по языку. – Это мой выпускной вечер. То есть выпускной-проводы.
– Проводы? – Бабушкина подозрительность сменяется негодованием. – И куда же это ты направляешься?
– В Англию, бабуля. Послезавтра. Я еду к моему молодому человеку. Помнишь? Мы с тобой говорили об этом.
– К молодому человеку? – Бабушка пристально смотрит в сторону Чаза. – А вон там разве не он стоит?
– Нет, бабуля. Это Чаз, парень Шери. Ты же помнишь Шери Дэнис, правда? Она выросла на нашей улице.
– А, дочка Дэнисов! – Бабушка, прищурившись, смотрит на Шери. – Теперь я тебя вспомнила. Кажется, я видела твоих родителей возле барбекю. А вы с Лиззи будете петь ту песню, которую вы всегда поете вместе?
Мы с Шери с ужасом переглядываемся. Анджело радостно гикает.
– О, да! – кричит он. – Роза мне рассказывала. И что за песню вы пели? Что-нибудь для школьного конкурса талантов и прочей дребедени?
Я предостерегающе гляжу на Анджело, поскольку Мэгги все еще болтается рядом, и говорю:
– «Маленькие кувшинчики».
Судя по выражению его лица, он не понял, что я имела в виду. Я вздыхаю, беру бабушку под руку и веду ее к дому.
– Пойдем, бабуля, а то пропустишь свой сериал.
– А как же песня? – не сдается бабушка.
– Мы споем позже, миссис Николь, – заверяет ее Шери.
– Ловлю на слове, – подмигивает ей Чаз. Шери одними губами говорит ему «и не мечтай», а тот посылает ей воздушный поцелуй поверх горлышка пивной бутылки.
Они такая прелестная пара. Мне не терпится прилететь в Лондон, где мы с Эндрю тоже станем прелестной парой.
– Пойдем, бабуля, – говорю я. – «Доктор Куин» уже начинается.
– Хорошо, – соглашается бабушка. – Плевать мне на эту идиотку Куин. А вот парень, что вертится вокруг нее, – нот он мне ужасно нравится, прямо наглядеться не могу, – доверительно сообщает она Шери.
– Ладно-ладно, бабуля, – поспешно увожу я бабулю. – Давай зайдем в дом, а то ты пропустишь серию…
Но мы едва успеваем пройти несколько метров по дорожке, как натыкаемся на доктора Раджхатта, босса моего отца на циклотроне, и его красавицу жену Ниши в ослепительно-розовом сари.
– Наши поздравления по поводу окончания учебы, – говорит доктор Раджхатта.
– Да, – подхватывает его жена. – И позволь отметить, что ты стройна и красива.
– О, спасибо, – говорю я. – Большое спасибо!
– И что ты собираешься делать теперь, став бакалавром… напомни, в какой области? – спрашивает доктор Р. Жаль, что он носит пиджак с клапанами на карманах. Уж если мне не удалось собственного отца отвадить от этого, то с его боссом точно не выйдет.
– Истории моды, – отвечаю я.
– Истории моды? Не знал, что в этом колледже есть такая специализация, – удивляется доктор Р.
– А ее и нет. Я занималась по индивидуальной программе. По такой, знаете, где сам выбираешь себе специализацию.
– Но история моды? – У доктора Р. озабоченный вид. – В этой области есть какие-то возможности?
– Да куча, – говорю я, стараясь не вспоминать, как в прошлые выходные просматривала воскресный номер «Нью-Йорк таймс», и там все объявления о вакансиях в индустрии моды – кроме сбыта – либо вовсе не требовали степени бакалавра, либо требовали много лет опыта работы в этой области, чего у меня не было.
– Я могла бы получить работу в отделе костюмов в музее искусств «Метрополитен», – продолжаю я гордо, не уточняя, что меня взяли бы туда разве что смотрителем. – Или стать дизайнером костюмов на Бродвее, – говорю я, стараясь не думать о том, что это возможно, если только все остальные дизайнеры костюмов в мире помрут в одночасье. – Или закупщиком для какого-нибудь крупного магазина моды типа «Сакса».
Эх, если бы я послушала в свое время отца, который умолял меня в качестве дополнительного курса изучать основы бизнеса.
– Что значит закупщиком? – возмущается бабушка. – Ты станешь дизайнером, а не каким-то закупщиком! Да она же с детства перешивает свои вещи самым диким образом, – сообщает бабуля доктору и миссис Раджхатта, а те смотрят на меня так, словно бабушка объявила, что я люблю танцевать голой в свободное время.
– Ха, – выдавливаю я нервный смешок. – Это было всего лишь хобби.
Умолчим, почему я занималась переделкой одежды. Просто я была такой толстенькой, что не влезала в одежду из детских отделов, и приходилось хоть как-то придавать молодежный вид вещам, которые мама покупала для меня в женском отделе.
Вот почему я так люблю классические вещи. Они намного лучше сшиты и выставляют вас в выгодном свете, какой бы размер вы ни носили.
– Да как же, хобби! – возмущается бабуля. – Видите эту рубашку? – указывает она на свою блузу. – Она сама ее выкрасила! Изначально она была оранжевая, а теперь гляньте на нее! И рукава она мне подрубила, чтобы они выглядели сексуальнее, как я просила!
– Очень красивая блуза, – вежливо отзывается миссис Раджхатта. – Уверена, Лиззи далеко пойдет с такими талантами.
– О, – говорю я, краснея до корней волос. – Я бы никогда не стала… понимаете. Чтобы зарабатывать – нет. Только хобби.
– Это хорошо, – говорит ее муж с облегчением. – Не стоит проводить четыре года в университете, чтобы потом зарабатывать на жизнь шитьем!
– Да, это была бы пустая трата времени! – соглашаюсь я, умалчивая, что первый семестр после выпуска намерена так и работать продавцом в магазине, дожидаясь, пока мой парень доучится.
У бабули раздраженный вид. – Какая разница! – говорит она, ткнув меня в бок. – Ты все равно все четыре года училась бесплатно. Так какая разница, что ты будешь делать дальше?
Доктор, миссис Раджхатта и я улыбаемся друг другу. Всем одинаково неловко от бабушкиной выходки.
– Твои родители должны гордиться тобой, – говорит миссис Раджхатта, все еще вежливо улыбаясь. – Нужно очень верить в себя, чтобы изучать нечто столь… загадочное. Ведь сейчас так много образованных молодых людей не могут найти работу. Это очень смело с твоей стороны.
– О, – говорю я, пытаясь подавить тошноту, подкатывающую каждый раз, когда я задумываюсь о будущем. Лучше не думать сейчас об этом. Лучше представлять, как весело нам будет с Эндрю. – Да, я смелая.
– Да уж поверьте мне, смелая, это точно, – снова вмешивается бабуля. – Послезавтра она летит в Англию, чтобы прыгнуть в койку к парню, которого едва знает.
– Ну, нам пора в дом, – говорю я, хватаю бабулю за руку и тяну за собой. – Спасибо что пришли, доктор и миссис Раджхатта!
– Погоди, Лиззи. Это тебе. – Миссис Раджхатта протягивает мне небольшой сверток.
– Спасибо огромное! – восклицаю я. – Право, не стоило!
– Это пустячок, – со смешком говорит миссис Раджхатта. – Всего лишь путеводитель. Твои родители сказали, что ты собираешься в Европу, и я подумала, что тебе в поезде захочется почитать…
– Большое вам спасибо, – говорю я. – Он мне очень даже пригодится. До свидания.
– Путеводитель, – ворчит бабуля, пока я оттаскиваю ее подальше от папиного начальника и его жены. – Кому нужны путеводители?
– Многим, – говорю я. – Это очень полезная вещь. Бабуля выдает очень нехорошее слово. Я буду счастлива, когда надежно усажу ее перед телевизором, где в очередной раз крутят «Доктора Куин».
Но чтобы сделать это, нам надо преодолеть еще несколько препятствий, в том числе Розу.
– Сестренка! – кричит Роза, поднимая голову от младенца, сидящего на высоком стуле за праздничным столом. – Просто не верится, что ты уже закончила колледж! Я от этого чувствую себя такой старой!
– Ты и есть старая, – замечает бабуля.
Но Роза просто не обращает на нее внимания, как всегда.
– Мы с Анджело так гордимся тобой, – говорит она, и ее глаза наполняются слезами. Жаль, что Роза не послушалась меня относительно длины джинсов. Обрезанные джинсы хорошо смотрятся, только если у вас ноги такие же длинные, как у Синди Кроуфорд. Чем никто из нас, девочек Николс, похвастать не может.
– И не только из-за твоего выпускного, но и – ну, ты понимаешь – потери веса. Ты выглядишь просто потрясающе. Мы приготовили тебе маленький подарочек. – Она протягивает мне небольшой сверток. – Ничего особенного. Знаешь, Анджело сейчас без работы, а ребенка на целый день отдаем в ясли. Но я подумала, тебе может пригодиться путеводитель… Ты же любишь читать.
– Ух ты, – говорю я. – Спасибо, Роза. Ты такая заботливая.
Бабуля начинает что-то говорить, но я сдавливаю ей руку. Крепко.
– Лучше зарежь меня в следующий раз, чего уж там, – бабуля охает.
– Мне нужно отвести бабулю в дом, – говорю я. – «Доктор Куин» начинается.
Роза высокомерно смотрит на бабушку:
– Господи, надеюсь, она не стала при всех болтать о своей страсти к Байрону Салли?
– У него, по крайней мере, есть работа, – начинает бабуля, – в отличие от этого твоего…
– Так, – я хватаю бабулю за руку и решительно направляюсь к дверям. – Пойдем, бабуля. Не стоит заставлять Салли ждать.
– Как ты можешь, – слышу я голос Розы за спиной, – так говорить о своем зяте, ба! Вот погоди, я все отцу расскажу!
– Ага, давай, – отвечает ей бабуля. Потом, когда я уже затащила ее в дом, ворчит: – Ох уж эта твоя сестрица. И как ты терпишь ее все эти годы?
И прежде чем успеваю ответить, что это было непросто, я слышу, как меня окликает другая моя сестра, Сара. Я оборачиваюсь и вижу, как она, пошатываясь, приближается к нам с блюдом в руках. Увы, на ней белые капри-стрейч, и сидят они очень уж в обтяг.
Неужели мои сестры никогда не научатся? Некоторые вещи должны оставаться загадкой.
Подозреваю, что Сара не меняет стиль одежды, поскольку именно в таком виде она заполучила своего мужа Чака.
– Привет, – не очень отчетливо говорит Сара. Похоже, она сама изрядно прикладывалась к «хайнекену». – Я приготовила твое любимое в честь знаменательного дня. Она снимает с блюда пластиковую крышку и машет у меня перед носом. На меня накатывает волна тошноты.
– Томатный рататуй! – взвизгивает Сара. – Помнишь, как тетя Карен приготовила рататуй, а мама говорила, что ты должна есть, иначе это будет невежливо, а ты потом блевала через борт?
– Да, – говорю я, чувствуя, что меня и сейчас может вырвать.
– Правда, было забавно? Я приготовила его в память о тех временах. Эй, в чем дело? – Она наконец заметила выражение моего лица. – Да ладно! Только не говори, что ты все еще ненавидишь помидоры! Я думала, ты это переросла!
– С какой бы стати? – вопрошает бабуля. – У меня это так и не прошло. Так что возьми-ка эту дрянь и засунь ее…
– Ладно, бабуля, – перебиваю я. – Пойдем. «Доктор Куин» ждет…
Я оттесняю бабулю, пока дело не дошло до драки. У дверей нас поджидают мои родители.
– Вот она! – Папа сияет от радости. – Первая из девочек Николс, закончившая колледж!
Надеюсь, Роза и Сара его не слышат. Хотя это, по сути, правда.
– Привет, пап, – говорю я, – привет, мам. Отличная вече… – И тут замечаю женщину, стоящую рядом с ними. – Доктор Спраг! Вы пришли!
– Ну, конечно, я пришла. – Доктор Спраг, мой научный руководитель в колледже, обнимает и целует меня. – Ни за что на свете не пропустила бы такое событие. Посмотри на себя – кожа да кости! Эта низкоуглеводная диета все же работает.
– Ах, спасибо, – говорю я.
– А еще я принесла тебе маленький подарок… извини, я не успела завернуть его. – Доктор Спраг сует мне что-то в руки.
– О, – говорит папа. – Путеводитель. Ты только взгляни, Лиззи. Уверен, он тебе пригодится.
– Обязательно, – вторит ему мама. – Будет что почитать в поезде. Путеводитель всегда нужен.
– Боже правый, – удивляется бабуля. – Распродажа на них что ли была?
– Большое спасибо, доктор Спраг, – поспешно вставляю я. – Вы так заботливы. Но, право, не стоило.
– Знаю, – говорит доктор Спраг. Она, как всегда, выглядит очень по-деловому в красном льняном костюме. Хотя я не уверена, что красный – ее цвет. – Не могли бы мы переговорить наедине, Элизабет?
– Конечно, – отвечаю я. – Мама, папа, мы отойдем. Может, вы поможете бабуле найти канал «Холмарк». Ее сериал уже начался.
– О господи, – стонет мама. – Только не…
– Знаешь ли, – перебивает ее бабушка, – из «Доктора Куин» можно почерпнуть много полезного. Она, например, знает, как сварить мыло из овечьей требухи. И она родила двойню в пятьдесят. В пятьдесят! – слышу я голос бабули, обращенный к маме. – Хотела бы я на тебя посмотреть, если б у тебя родилась двойня в пятьдесят.
– Что-нибудь случилось? – спрашиваю я доктора Спраг, проводя ее в гостиную родителей. Эта комната мало изменилась за те четыре года, что я жила в общежитии. Пара кресел, в которых мама с папой читали каждый вечер – папа детективы, мама любовные романы, – все так же закрыты покрывалами от шерсти нашей овчарки Молли. Наши детские фотографии, на которых я с каждым годом все толще, а мои сестры Сара и Роза все стройнее и красивее, по-прежнему занимают все свободное место на стенах. Здесь все очень по-домашнему, просто и банально. Но я не променяла бы этот дом ни на какой дворец в мире.
Кроме разве что гостиной на вилле Памеллы Андерсон в Малибу. Я видела ее по MTV на прошлой неделе. Она просто прелестна.
– Разве ты не получала моих сообщений? – спрашивает доктор Спраг. – Я все утро тебе звонила на мобильный.
– Нет, не получала. Я весь день крутилась, помогала маме готовить прием. А что случилось?
– Даже не знаю, как тебе и сказать, – вздыхает доктор Спраг, – поэтому скажу, как есть. Лиззи, подписываясь на индивидуальную программу, ты ведь знала, что придется сдавать дипломную работу?
– Чего? – Я непонимающе смотрю на нее.
– Дипломную работу, – доктор Спраг со стоном свалилась в отцовское кресло. – О господи! Я так и знала. Лиззи, ты что, вообще не читала бумаги из деканата?
– Читала, конечно, – защищаюсь я. – По крайней мере, большинство из них. – Они были такие нудные.
– А ты не задавалась вопросом, почему вчера на церемонии вручения дипломов тебе дали пустой тубус?
– Ну, конечно, задавалась. Но я подумала, это из-за хвостов по языку. Вот поэтому я и записалась на летние курсы…
– Но тебе нужно написать еще и дипломную работу, – добивает меня доктор Спраг, – чтобы показать свои знания. Лиз, пока ты не сдашь дипломную работу, ты официально не закончила колледж.
– Но, – я чувствую, как немеют губы, – я послезавтра уезжаю в Англию на месяц. К моему молодому человеку.
– Что ж, – вздыхает доктор Спраг, – придется тебе написать ее, когда вернешься.
Теперь моя очередь бухнуться в кресло.
– Просто поверить не могу, – бормочу я, уронив все свои путеводители на колени. – Родители закатили этот грандиозный прием – тут человек шестьдесят гостей, не меньше. Многие мои учителя из школы пришли. А вы говорите, что я еще даже не закончила колледж?
– До тех пор пока не сдашь дипломную работу, – уточняет доктор Спраг. – Извини, Лиззи. Но они требуют не меньше пятидесяти страниц.
– Пятьдесят страниц? – Она могла с тем же успехом сказать про пять тысяч. Ну и как, скажите, я должна наслаждаться завтраком с Эндрю в его королевской кровати, зная, что на мне висят еще пятьдесят страниц? – О боже! – Тут до меня доходит еще более страшная вещь: я больше не могу считаться первой из девочек Николс, закончившей колледж. – Ради бога, только не говорите об этом родителям, доктор Спраг. Пожалуйста!
– Не скажу. Мне самой очень жаль, – говорит доктор Спраг. – Даже не знаю, как это получилось.
– Да, – несчастным голосом говорю я. – Надо было мне идти в маленький частный колледж. В большом государственном университете ничего не стоит запутаться во всех этих хитростях. И вдруг оказывается, что ты его так и не закончила.
– Да, но образование в небольшом частном колледже обошлось бы тебе в тысячи долларов, – резонно замечает доктор Спраг. – А учась в государственном университете, в котором работает твой отец, ты получаешь превосходное образование совершенно бесплатно. И сейчас ты не озабочена поиском работы, а можешь позволить себе слетать в Англию к своему – как его зовут?
– Эндрю, – уныло говорю я.
– Точно. Эндрю. Что ж, мне пора. – Доктор Спраг поправляет на плече дорогущий кожаный ридикюль. – Просто хотела зайти сообщить тебе эту новость. Если тебя это утешит, Лиззи, я верю, что твоя дипломная работа будет великолепной.
– Я не знаю даже, о чем писать, – хнычу я.
– Думаю, достаточно изложить краткую историю моды, – говорит доктор Спраг. – Надо показать, что ты чему-то здесь научилась. Кстати, – оптимистично добавляет она, – ты могла бы даже провести небольшое исследование, пока будешь в Англии.
– Ой, правда! – Мне становится чуточку легче. История моды? Обожаю моду. Доктор Спраг права. Англия – самое подходящее место для такого рода исследования. У них там столько разных музеев. Я могу сходить в дом-музей Джейн Остин! Вдруг там есть еще что-нибудь из ее одежды? Вроде той, что была в фильме «Гордость и предубеждение»! Мне так понравились эти костюмы!
Да это, может, даже будет интересно.
Понятия не имею, захочет ли Эндрю сходить в дом-музей Джейн Остин. А почему бы и нет? Наверняка он интересуется историей своей страны.
Да! Это будет здорово!
– Спасибо, что пришли лично сообщить мне об этом, доктор Спраг, – говорю я, поднимаясь и провожая ее до двери. – И большое спасибо за путеводитель.
– Ой, да не стоит. Может и непедагогично говорить такое, но нам будет тебя не хватать. Ты всегда устраивала такой переполох, появляясь в каком-нибудь из своих… необычных нарядов! – Я замечаю, как ее взгляд опускается на макароновое ожерелье и заляпанное краской платье.
– Спасибо, доктор Спраг, – улыбаюсь я. – Если захотите, чтобы я подобрала что-нибудь необычное для вас, заходите ко мне в магазин, ну, вы знаете, в Керритауне…
Тут в гостиную врывается Сара. Похоже, она уже не злится из-за инцидента с томатным рататуем, поскольку сейчас истерично смеется. За ней следует ее муж Чак, моя вторая сестра, Роза, ее муж Анджело, Мэгги, наши родители, чета Раджхатта, другие наши гости, Шери и Чаз.
– Вот она, вот она, – вопит Сара. Она, судя по всему, набралась, как никогда. Сара хватает меня за руку и тащит к лестничной площадке, которую в детстве мы использовали вместо сцены, показывая отрывки из спектаклей и пьески родителям. Вернее, куда Сара с Розой выталкивали МЕНЯ, чтобы я показывала пьески родителям. И им самим.
– Давай, выпускница, – говорит Сара, с трудом выговаривая последнее слово. – Пой! Мы все хотим, чтобы ты с Шери спела вашу песенку.
Только звучит это как «Пфой! Мы все хотим, чтобы вы с Шери спфели вашу пфесенку!»
– О нет, – говорю я, но при этом вижу, что Роза держит Шери так же крепко, как Сара меня.
– Давай-давай, – кричит Роза. – Хотим, фтобы нафа сестренка со своей подлужкой шпели нам! – И она толкает Шери ко мне так, что мы обе чуть не падаем на эту самую лестницу.
– Твои сестры, – бухтит Шери мне в ухо, – страдают тяжелой формой сестринской зависти. Они ведь презирают тебя за то, что ты, в отличие от них, не забеременела от какого-нибудь проходимца с твоего курса и не бросила учебу, чтобы сидеть дома со слюнявыми молокососами.
– Шери! – Я поражена такой оценкой жизни моих сестер. Хотя, по сути, так оно и есть.
– Все выпушкники колледжа, – продолжает Роза, очевидно, не отдавая себе отчет, что говорит по-детски со взрослыми, – долзны петь!
– Роза, нет, – говорю я. – Правда. Может, позже. Я не в настроении.
– Все выпускники колледжа, – повторяет Роза, на этот раз угрожающе прищурившись, – должны петь!
– В таком случае, – говорю я, – можешь меня вычеркнуть.
И тут я вижу тридцать ошарашенных физиономий и понимаю, что сболтнула лишнее.
– Шутка, – тут же исправляюсь я.
И все смеются. Кроме бабушки, которая только что вышла из своей комнаты.
– В этой серии Салли вообще нет, – возмущается она. – Черт бы их всех побрал. Никто не нальет старой леди стаканчик?
С этими словами она валится на ковер и тут же начинает похрапывать.
– Обожаю эту женщину, – говорит мне Шери, пока все остальные кидаются приводить бабулю в чувство, начисто забыв обо мне и Шери.
– Я тоже, – киваю я. – Ты даже не представляешь, насколько.
Древние египтяне изобрели туалетную бумагу и первые известные способы контрацепции (лимонная кожура плюс крокодилий помет – эффективный, хотя и едкий спермицид). В Египте люди были чрезвычайно чистоплотны и всем другим тканям предпочитали тонкий лен, поскольку он хорошо стирается – что неудивительно, если принимать во внимание крокодилий помет.
История моды. Дипломная работа Элизабет Николс




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Королева сплетен - Кэбот Мэг

Разделы:
12345678

Часть 2

91011121314151617181920

Часть 3

212223242526

Ваши комментарии
к роману Королева сплетен - Кэбот Мэг



Ужасный роман,ничего хуже мне читать не приходилось,чуть ли не до смерти затисканный сюжет,дочитала чисто из вредности он даже на хилую однерочку не катит...0/10
Королева сплетен - Кэбот МэгФеренс
20.12.2013, 17.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100