Читать онлайн Кружева и ленты, автора - Квинн Коллин, Раздел - Глава II в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кружева и ленты - Квинн Коллин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кружева и ленты - Квинн Коллин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кружева и ленты - Квинн Коллин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Квинн Коллин

Кружева и ленты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава II

Виктория онемела, она не могла поверить в то, что сейчас услышала. Помочь ухаживать за другой женщиной? Наверное, она что-то неправильно поняла. Однако Клейтон продолжал, не меняя тона и не обращая на нее внимания:
– Это звучит глупо, но я никогда не писал любовных писем. Я не могу выразить на бумаге того, что хочу сказать. Ты помнишь, какие ужасные сочинения я писал в школе? А ты придумывать такие замечательные поздравления к дню Святого Валентина. Вот я и подумал, что ты могла бы помочь мне.
Виктория вспыхнула от гнева. Ее надежды рухнули. Клейтону было нужно только ее умение складно писать. Она для него ничего не значила.
– Я был бы тебе очень признателен, – продолжал он. – Разумеется, я заплачу тебе, сколько надо.
С большим трудом она смогла произнести одно слово:
– Когда? – и, заметив его недоуменный взгляд, добавила: – Когда ты собираешься жениться?
– Еще не знаю, – задумчиво ответил Клейтон. – Но я хочу сделать предложение в день Святого Валентина. Я не в состоянии долго ждать.
Виктория вдруг вспомнила женщину, портрет которой увидела в газете. Элизабет Честер была избалованной дочерью весьма состоятельных родителей, живущих на Мэйн Лайн.
Она слыла очень красивой, но пустой дамой, думающей только о своей внешности и танцах. Тем не менее мужчины сходили от нее с ума, стоило им лишь заглянуть в ее огромные серые глаза. По-видимому, Клейтон не был исключением.
– А что говорят по этому поводу твои родители? – Виктория попыталась овладеть собой. – Они одобряют твой выбор?
Клейтон утвердительно кивнул.
– У мамы были некоторые возражения, но Элизабет прекрасная пара: ее семья хорошо известна в городе. Честеры пожертвовали много денег на больницу и вообще с уважением относятся к врачам.
– Но как ты сам относишься к ней? – перебила его Виктория, и, заметив удивленный взгляд Клейтона, добавила, что ей это необходимо знать для составления письма.
Последняя фраза успокоила Клейтона, и он улыбнулся.
– Элизабет… такая красивая. Я никогда не видел такой красавицы. Она такая очаровательная, живая… Ты сама, наверное, помнишь ее по школе. Я очень счастлив.
– А она разделяет твои чувства? – поинтересовалась Виктория. – Клейтон подумал и продолжил:
– Она уклончива. Элизабет не такая, как другие женщины, которые все выбалтывают. Но я уверен, что мои чувства… взаимны. Я не могу смотреть на других женщин с тех пор, как ее увидел.
“Это заметно”, – подумала Виктория. Она не могла больше переносить этот разговор и, желая поскорее его закончить, по-деловому протянула руку Клейтону.
– Значит, ты согласна? – с надеждой спросил он.
– Мне надо подумать, – ответила Виктория и пояснила: – У меня сейчас и так много работы, я не хочу брать заказов больше, чем смогу выполнить.
– Я понимаю. – Клейтон взял пальто и ласково улыбнулся. – Двух дней достаточно? Мы можем обсудить это за ланчем.
Виктория скрепя сердце кивнула. Клейтон направился к выходу, но неожиданно остановился:
– Мне действительно было приятно увидеть тебя. Ты значишь для меня очень много, Виктория. Ты напоминаешь мне… мою сестру. – Он улыбнулся и вышел.
Когда дверь закрылась, Виктория опустилась на стул. Черт возьми! Кто он такой, чтобы врываться в ее жизнь и доставлять ей столько переживаний? Это было более мучительно, чем насмешки в детстве. Нет, боль, причиненная Клейтоном Джерардом, была гораздо ужасней.
Неприятные воспоминания снова нахлынули на нее. Она вспомнила, как в десять лет Клейтон восхищался ее смекалкой, а два года спустя тайком учил ее игре в бейсбол в их особняке на Мэйн Лейн, смеясь над ее неловкостью и радуясь ее успехам. В шестнадцать лет все девочки хотели, чтобы он именно их пригласил на бал, но приглашена была Виктория. Тогда она отказалась, и Клейтон впервые рассердился на нее. Но Виктория не могла сказать ему, что у нее не было ни подходящего платья, ни туфель, ни перчаток. Так что Клейтону пришлось пригласить Мэри Анн Дрехсел, и Виктория очень тяжело переживала это.
Сейчас она плакала, обхватив руками колени. Ее переполняла злость, но слова Клейтона не выходили из головы. Элизабет действительно была прекрасной парой доктору. Она богата, красива и могла содействовать его карьере. А Виктория Викершем была лишь племянницей двух старых дев, зарабатывающей на поздравлениях. Господи! Как только она могла допустить мысль о каких-то чувствах Клейтона к ней?
“Двух дней достаточно… ”
Два дня. Она должна решить, сможет ли, забыв о собственных чувствах, помочь школьному товарищу добиться руки возлюбленной. Эта работа могла отнять у нее все силы. Она даже не знала, хватит ли у нее вообще сил для этого.
* * *
– И я сказала Салли, изготовителю кружев, что нам нужно больше розового цвета ко дню Святого Валентина. Тебе так не кажется, дорогая? – спросила Эстер.
Тетушка посмотрела на Викторию, которая сидела за кухонным столом и читала книгу. Утренний свет проникал в комнату через шторы, рисуя клетки на столе и стульях. Обычно лепет Эстер вызывал улыбку на лице ее племянницы, но сегодня Виктория, поглощенная работой, не обращала на нее никакого внимания.
Задетая этим, Эстер обиделась и налила себе еще чашку чая:
– Хотя бы скажите, что вы думаете по этому поводу?
– Тише, – тетушка Эмма настороженно посмотрела на сестру, потом перевела взгляд на книги племянницы. Это была не такая работа, как обычно. Виктория выглядела сегодня обезумевшей от горя. Ее лицо, обычно открытое и приветливое, было бледным, как китайский фарфор.
Нахмурившись, тетушка Эмма вспомнила стук колес какого-то экипажа накануне поздно вечером и мужской голос в магазине, это было так непривычно в это время, но, кажется, кое-что проясняло в сегодняшнем состоянии племянницы.
Тетушка Эмма вздохнула. Она посмотрела из-под очков на племянницу и постучала пальцем по странице, над которой склонилась Виктория.
– Это все тот фонд, который ты пытаешься создать для женщин, прикованных к больничной койке?
Виктория подняла глаза.
– Да. Ты же знаешь, что некоторые женщины выполняют для нас работу, находясь в больничной палате. Они так нуждаются в поддержке. У меня есть прекрасная идея, как заработать деньги, которые нужны для этого. Мне предложили прошлым вечером прибыльное дело. За другую работу я бы сейчас просто не взялась.
Тетушка Эмма кивнула одобрительно.
– Это благородно. Что это за дело, о котором ты говоришь?
Волнуясь, Виктория отложила в сторону бухгалтерскую книгу:
– Мне предложили помочь одному мужчине написать для его возлюбленной стихотворения и любовные послания. Я смогу даже сама назвать цифру гонорара.
Пухлое лицо Эстер вспыхнуло.
– Как хорошо, дорогая! Я все время вспоминаю старую деву, которой ты помогла выйти замуж, написав несколько писем для нее. Как ее звали?
– Текери, – ответила Эмма. – Лиззи Текери. – И она снова повернулась к Виктории. – Ты возьмешься за эту работу?
В ее голосе слышалось понимание, и Виктория утвердительно кивнула.
– Мне нужны деньги и, наверное, я была бы просто дурой, если бы упустила эту возможность. Как говорит тетя Эстер, это было бы слишком легко для меня. – Улыбаясь, племянница повернулась к своим тетушкам и показала вырезку из газеты: – Теперь я надеюсь на вашу помощь в поиске сведений об Элизабет Честер. Что она любит, а что нет? Какие цвета ей нравятся? Вы знаете, что мне надо.
– Это будет легко. О ней часто упоминают в этих ужасных газетах, – пролепетала тетушка Эмма. – Добудем для тебя нужную информацию. Ты узнаешь об Элизабет буквально все.
* * *
День Святого Валентина всегда был ее любимым праздником до этого года. Все два дня после визита Клейтона Виктория напряженно размышляла, тщательно изучая информацию об Элизабет, которую ее тетушки добывали всевозможными путями, и все больше мрачнела.
Элизабет мало изменилась с тех пор, как закончила школу. Ни один из ее знакомых не сказал о ней ни единого доброго слова, ее прислуга была того же мнения о хозяйке. Элизабет при этом вовсе не была таким ужасным человеком. Просто она не задумывалась над тем, как воспринимаются ее поступки окружающими. Ее любимым цветом был красный, любимые духи – французские, от маргариток она начинала чихать, ступни ее были слишком большие, и это она очень сильно переживала. Она носила блузки от Венемейнера и юбки от Уорнера. Она предпочитала перья цветам на шляпках, кружевные перчатки перчаткам без пальцев. Она носила синель летом и шиньоны зимой. Короче говоря, Элизабет гналась за последней модой и уделяла себе много времени.
Виктория вздохнула и снова взялась за карандаш. Клейтон должен прийти с минуты на минуту, а она все еще не могла написать ни строчки, которая заставила бы сердце Элизабет растаять.
* * *
– Сюда, пожалуйста, мистер Джерард.
Виктория проследовала за метрдотелем к прекрасно сервированному столику около окна. Старенький ресторанчик “Городская Таверна” был прост и чудесен. Свежие цветы украшали столы, а оловянная посуда блестела на белоснежной скатерти. Оглядевшись, Виктория пришла в изумление от вида женщин, одетых по последней моде. В платьях всевозможных цветов они выглядели, как пионы летом.
А мужчины! Они были так элегантны! Роскошные котелки, тросточки с жемчужными набалдашниками! За бокалом вина они обсуждали деловые вопросы или продлевали ланч в обществе дам. Виктория очень давно была здесь последний раз, и ей хотелось все внимательно рассмотреть. Она подумала, что тетя Эстер была права, когда говорила, что ее племянница сделалась затворницей.
Пораженная этим зрелищем, Виктория не сразу сообразила, что Клейтон обратился к ней уже дважды.
Она покраснела и посмотрела на него.
– Что бы ты выпила? Чай или бокал вина?
– Лучше чай.
– А я предпочитаю виски.
Официант кивнул, моментально вернулся с подносом, поставил напитки на стол и подал им меню. Виктория вздохнула:
– Здесь так хорошо. Но нам не стоило выезжать в такой снегопад. Мы могли бы поговорить и у меня в магазине.
Клейтон улыбнулся, и она поразилась необычной теплоте его взгляда.
– Я не хотел бы обсуждать деловые проблемы здесь, но я представляю, как тетушка Эстер торчала бы у двери, пытаясь подслушать, а тетушка Эмма пришла бы давать нам советы. Я не думаю, что это помогло бы нашему делу.
Виктория расхохоталась.
– Они действительно ведут себя так, но я не знаю, что бы без них делала.
Клейтон смотрел на нее и начинал понимать, как сильно он скучал по ней. Виктория была очень красива. У нее были восхитительные каштановые волосы и ясные голубые глаза. Жаль только, очки и вышедшие из моды шляпа и платье портили ее внешность. Казалось, она не задумывалась над своей внешностью. Виктория достала несколько книг и листов бумаги и разложила их на столе как раз в тот момент, когда официант появился в ожидании заказа.
– Я абсолютно не разбираюсь в этом, извини, – пробормотала Виктория, глядя в меню. Большинство предлагаемых блюд было ей незнакомо, но она внимательно изучала их названия, боясь показаться невежественной.
– Ты не будешь возражать, если я закажу для нас обоих? – предложил Клейтон.
Виктория со скрываемой радостью согласилась. Официант выслушал заказ и исчез со словами: “Отлично, сэр. Принесу сейчас же”.
Виктория стала искать в сумочке карандаш, явно чувствуя себя не в своей тарелке. Клейтон, успокаивая женщину, взял ее руку в свою. Виктория смущенно взглянула на него.
– Давай пока не будем говорить о делах. У нас еще будет для этого время.
Она согласилась, положила карандаш обратно и стала рассматривать переполненный зал.
– Я не была здесь с… Я даже не могу вспомнить, когда это было в последний раз.
Удивленный Клейтон посмотрел на улицу.
– Но ты живешь в двух шагах отсюда. Виктория пожала плечами и сделала глоток чаю.
– У меня всегда раньше не хватало денег, ты же знаешь.
– А сейчас? – Клейтон показал на ее бумаги. – Все знают, что поздравления к дню Святого Валентина имеют огромный успех. Я думаю, ты не отказываешь себе в маленьких удовольствиях.
– Вначале я влезла в долги и… – призналась Виктория, не ведая, что леди никогда не говорят о делах с джентльменами. – Дом требовал ремонта, тетя Эстер заболела, кроме того я вынуждена была вкладывать часть доходов в свой бизнес. На меня работают несколько надомниц, и мне надо было создать пенсионный фонд для них. Ты знаешь, – она склонила свое лицо к Клейтону, – ведь эти женщины совершенно беззащитны.
Клейтон понимающе кивнул.
– Помимо них в стране слишком много иммигрантов, ищущих работу. Это и создает такую ситуацию.
– Но это несправедливо, – Виктория от негодования вспыхнула, но быстро взяла себя в руки, так как появился официант с супом.
– Я знаю об этом, потому что я лечу детей таких родителей. У меня в больнице лежит целая семья, и у всех холера. Условия так ужасны, что их невозможно описать, – продолжал Клейтон.
– Я не могу спокойно воспринимать это. Я должна помогать нуждающимся, – волнение Виктории чувствовалось в каждом ее слове.
Клейтон посмотрел на нее сочувственно, он совсем не был удивлен. Виктория всегда проявляла сострадание к другим, даже когда они не заслуживали этого.
– Я помню, как в свое время ты убеждала нас отдавать обеды нищим, – произнес он.
– И они продавали их за выпивку, – улыбнулась Виктория. – Ты мне всегда об этом напоминал.
– Но это не значит, что я держался в стороне, – возразил Клейтон.
Что-то в выражении его лица смутило женщину, и она почувствовала себя неуверенно.
“Стоп! – сказала она себе строго. – Он хочет сейчас только одного: завоевать сердце Элизабет”.
Виктория отвела взгляд. Клейтон был слишком близко, и он был так красив и обаятелен.
Клейтон продолжил разговор:
– Ты помнишь, как мы когда-то купались в Виссахиссо и ты испачкала одежду?
– Тетя Эстер до сих пор думает, что я перепачкалась в школьной песочнице, – призналась Виктория. – Помнится, я делала вместе с тобой домашнюю работу, а мистер Кларк, проверив ее, написал в моей тетради “очень”, а в твоей “интересно”.
Клейтон засмеялся.
– Твой стиль невозможно не узнать. Официант принес рыбу, зелень и булочки.
Клейтон продолжал делиться воспоминаниями, и Виктория чувствовала, как гнев, охвативший было ее, исчезает. Мысль, что этот человек, так много значивший для нее, никогда не будет принадлежать ей, уже не причиняла прежней боли. Она даже получала удовольствие от этой беседы. Пусть это будет только из-за Элизабет, но она сможет – видеть Клейтона еще две недели. Уже подали десерт, а они все еще оживленно разговаривали. Лишь когда зал опустел, Виктория поняла, сколько времени прошло. Смущенно она снова достала несколько листов бумаги.
– Извини. – Клейтон тоже спохватился. – Я так великолепно провел время, что забыл о цели этой встречи.
– Это я виновата, – успокоила его Виктория. Мужчина посмотрел с раздражением на часы и произнес:
– Я вынужден вернуться на работу. Ты смогла бы что-нибудь сделать уже к концу недели? Я собирался увидеться с Элизабет в пятницу.
У Виктории сжалось сердце, но она утвердительно кивнула.
– Да. У меня уже есть кое-какая информация о ней. И я думаю, что к пятнице напишу что-нибудь.
– Хорошо, – сказал Клейтон. Он поднялся, рассчитался с официантом и добавил: – Я получил огромное удовольствие от встречи с тобой. Спасибо. Твоя помощь мне очень нужна.
Виктория, улыбаясь, складывала бумаги в сумочку. Она очень хорошо знала, что значит ее помощь.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Кружева и ленты - Квинн Коллин

Разделы:


Глава iГлава iiГлава iiiГлава ivГлава vГлава viГлава vii

Ваши комментарии
к роману Кружева и ленты - Квинн Коллин



мило!
Кружева и ленты - Квинн Коллинлия
8.10.2012, 14.00





ГГ думает женится на одной, обращается за помощью к подруге детства для создания образа романтического героя, и вот уже эта подруга становится главной любовью жизни, уж слишком примитивно даже для рассказа ко дню св Валентина
Кружева и ленты - Квинн КоллинItis
10.05.2013, 21.24





герой представлен не очень-то порядочным человеком: использовал девушку и женился бы на другой, если бы та не отказала, и все со ссылкой на "честь"!
Кружева и ленты - Квинн Коллиннадежда
4.10.2015, 23.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100