Суламифь - Куприн Александр Иванович IVЧитать онлайн любовный роман

В женской библиотеке Мир Женщины кроме возможности читать онлайн также можно скачать любовный роман - Суламифь - Куприн Александр Иванович бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
0
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.65 (Голосов: 153)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Суламифь - Куприн Александр Иванович - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Суламифь - Куприн Александр Иванович - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Куприн Александр Иванович

Суламифь

Читать онлайн

загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

IV

Виноградник был у царя в Ваал-Гамоне, на южном склоне Ватн-эль-Хава, к западу от капища Молоха; туда любил царь уединяться в часы великих размышлений. Гранатовые деревья, оливы и дикие яблони, вперемежку с кедрами и кипарисами, окаймляли его с трех сторон по горе, с четвертой же был он огражден от дороги высокой каменной стеной. И другие виноградники, лежавшие вокруг, также принадлежали Соломону; он отдавал их внаем сторожам за тысячу сребреников каждый.
Только с рассветом окончился во дворце роскошный пир, который давал царь израильский в честь послов царя Ассирийского, славного Тиглат-Пилеазара. Несмотря на утомление, Соломон не мог заснуть этим утром. Ни вино, ни сикера не отуманили крепких ассирийских голов и не развязали их хитрых языков. Но проницательный ум мудрого царя уже опередил их планы и уже вязал, в свою очередь, тонкую политическую сеть, которою он оплетет этих важных людей с надменными глазами и с льстивой речью. Соломон сумеет сохранить необходимую приязнь с повелителем Ассирии и в то же время, ради вечной дружбы с Хирамом Тирским, спасет от разграбления его царство, которое своими неисчислимыми богатствами, скрытыми в подвалах под узкими улицами с тесными домами, давно уже привлекает жадные взоры восточных владык.
И вот на заре приказал Соломон отнести себя на гору Ватн-эль-Хав, оставил носилки далеко на дороге и теперь один сидит на простой деревянной скамье, наверху виноградника, под сенью деревьев, еще затаивших в своих ветвях росистую прохладу ночи. Простой белый плащ надет на царе, скрепленный на правом плече и на левом боку двумя египетскими аграфами из зеленого золота, в форме свернувшихся крокодилов – символ бога Себаха. Руки царя лежат неподвижно на коленях, а глаза, затененные глубокой мыслью, не мигая, устремлены на восток, в сторону Мертвого моря – туда, где из-за круглой вершины Аназе восходит в пламени зари солнце.
Утренний ветер дует с востока и разносит аромат цветущего винограда – тонкий аромат резеды и вареного вина. Темные кипарисы важно раскачивают тонкими верхушками и льют свое смолистое дыхание. Торопливо переговариваются серебряно-зеленые листы олив.
Но вот Соломон встает и прислушивается. Милый женский голос, ясный и чистый, как это росистое утро, поет где-то невдалеке, за деревьями. Простой и нежный мотив льется, льется себе, как звонкий ручей в горах, повторяя все те же пять-шесть нот. И его незатейливая изящная прелесть вызывает тихую улыбку умиления в глазах царя.
Все ближе слышится голос. Вот он уже здесь, рядом, за раскидистыми кедрами, за темной зеленью можжевельника. Тогда царь осторожно раздвигает руками ветки, тихо пробирается между колючими кустами и выходит на открытое место.
Перед ним, за низкой стеной, грубо сложенной из больших желтых камней, расстилается вверх виноградник. Девушка в легком голубом платье ходит между рядами лоз, нагибается над чем-то внизу и опять выпрямляется и поет. Рыжие волосы ее горят на солнце.
День дохнул прохладою,Убегают ночные тени.Возвращайся скорее, мой милый,Будь легок, как серна,Как молодой олень среди горных ущелий...
Так поет она, подвязывая виноградные лозы, и медленно спускается вниз, ближе и ближе к каменной стене, за которой стоит царь. Она одна – никто не видит и не слышит ее; запах цветущего винограда, радостная свежесть утра и горячая кровь в сердце опьяняют ее, и вот слова наивной песенки мгновенно рождаются у нее на устах и уносятся ветром, забытые навсегда:
Ловите нам лис и лисенят,Они портят наши виноградники,А виноградники наши в цвете.
Так она доходит до самой стены и, не замечая царя, поворачивает назад и идет, легко взбираясь в гору, вдоль соседнего ряда лоз. Теперь песня звучит глуше:
Беги, возлюбленный мой,Будь подобен сернеИли молодому оленюНа горах бальзамических.
Но вдруг она замолкает и так пригибается к земле, что ее не видно за виноградником.
Тогда Соломон произносит голосом, ласкающим ухо:
– Девушка, покажи мне лицо твое, дай еще услышать твой голос.
Она быстро выпрямляется и оборачивается лицом к царю. Сильный ветер срывается в эту секунду и треплет на ней легкое платье и вдруг плотно облепляет его вокруг ее тела и между ног. И царь на мгновенье, пока она не становится спиной к ветру, видит всю ее под одеждой, как нагую, высокую и стройную, в сильном расцвете тринадцати лет; видит ее маленькие, круглые, крепкие груди и возвышения сосцов, от которых материя лучами расходится врозь, и круглый, как чаша, девический живот, и глубокую линию, которая разделяет ее ноги снизу доверху и там расходится надвое, к выпуклым бедрам.
– Потому что голос твой сладок и лицо твое приятно! – говорит Соломон.
Она подходит ближе и смотрит на царя с трепетом и с восхищением. Невыразимо прекрасно ее смуглое и яркое лицо. Тяжелые, густые темно-рыжие волосы, в которые она воткнула два цветка алого мака, упругими бесчисленными кудрями покрывают ее плечи, и разбегаются по спине, и пламенеют, пронзенные лучами солнца, как золотой пурпур. Самодельное ожерелье из каких-то красных сухих ягод трогательно и невинно обвивает в два раза ее темную, высокую, тонкую шею.
– Я не заметила тебя! – говорит она нежно, и голос ее звучит, как пение флейты. – Откуда ты пришел?
– Ты так хорошо пела, девушка!
Она стыдливо опускает глаза и сама краснеет, но под ее длинными ресницами и в углах губ дрожит тайная улыбка.
– Ты пела о своем милом. Он легок, как серна, как молодой горный олень. Ведь он очень красив, твой милый, девушка, не правда ли?
Она смеется так звонко и музыкально, точно серебряный град падает на золотое блюдо.
– У меня нет милого. Это только песня. У меня еще не было милого...
Они молчат с минуту и глубоко, без улыбки смотрят друг на друга... Птицы громко перекликаются среди деревьев. Грудь девушки часто колеблется под ветхим полотном.
– Я не верю тебе, красавица. Ты так прекрасна...
– Ты смеешься надо мною. Посмотри, какая я черная...
Она поднимает кверху маленькие темные руки, и широкие рукава легко скользят вниз, к плечам, обнажая ее локти, у которых такой тонкий и круглый девический рисунок.
И она говорит жалобно:
– Братья мои рассердились на меня и поставили меня стеречь виноградник, и вот – погляди, как опалило меня солнце!
– О нет, солнце сделало тебя еще красивее, прекраснейшая из женщин! Вот ты засмеялась, и зубы твои – как белые двойни-ягнята, вышедшие из купальни, и ни на одном из них нет порока. Щеки твои точно половинки граната под кудрями твоими. Губы твои алы – наслаждение смотреть на них. А волосы твои... Знаешь, на что похожи твои волосы? Видала ли ты, как с Галаада вечером спускается овечье стадо? Оно покрывает всю гору, с вершины до подножья, и от света зари и от пыли кажется таким же красным и таким же волнистым, как твои кудри. Глаза твои глубоки, как два озера Есевонских у ворот Батраббима. О, как ты красива! Шея твоя пряма и стройна, как башня Давидова!..
– Как башня Давидова! – повторяет она в упоении.
– Да, да, прекраснейшая из женщин. Тысяча щитов висит на башне Давида, и все это щиты побежденных военачальников. Вот и мой щит вешаю я на твою башню...
– О, говори, говори еще...
– А когда ты обернулась назад, на мой зов, и подул ветер, то я увидел под одеждой оба сосца твои и подумал: вот две маленькие серны, которые пасутся между лилиями. Стан твой был похож на пальму и груди твои на грозди виноградные.
Девушка слабо вскрикивает, закрывает лицо ладонями, а грудь локтями, и так краснеет, что даже уши и шея становятся у нее пурпуровыми.
– И бедра твои я увидел. Они стройны, как драгоценная ваза – изделие искусного художника. Отними же твои руки, девушка. Покажи мне лицо твое.
Она покорно опускает руки вниз. Густое золотое сияние льется из глаз Соломона, и очаровывает ее, и кружит ей голову, и сладкой, теплой дрожью струится по коже ее тела.
– Скажи мне, кто ты? – говорит она медленно, с недоумением. – Я никогда не видела подобного тебе.
– Я пастух, моя красавица. Я пасу чудесные стада белых ягнят на горах, где зеленая трава пестреет нарциссами. Не придешь ли ты ко мне, на мое пастбище?
Но она тихо качает головою:
– Неужели ты думаешь, что я поверю этому? Лицо твое не огрубело от ветра и не обожжено солнцем, и руки твои белы. На тебе дорогой хитон, и одна застежка на нем стоит годовой платы, которую братья мои вносят за наш виноградник Адонираму, царскому сборщику. Ты пришел оттуда, из-за стены... Ты, верно, один из людей, близких к царю? Мне кажется, что я видела тебя однажды в день великого празднества, мне даже помнится – я бежала за твоей колесницей.
– Ты угадала, девушка. От тебя трудно скрыться. И правда, зачем тебе быть скиталицей около стад пастушеских? Да, я один из царской свиты, я главный повар царя. И ты видела меня, когда я ехал в колеснице Аминодавовой в день праздника Пасхи. Но зачем ты стоишь далеко от меня? Подойди ближе, сестра моя! Сядь вот здесь на камне стены и расскажи мне что-нибудь о себе. Скажи мне твое имя?
– Суламифь, – говорит она.
– За что же, Суламифь, рассердились на тебя твои братья?
– Мне стыдно говорить об этом. Они выручили деньги от продажи вина и послали меня в город купить хлеба и козьего сыра. А я...
– А ты потеряла деньги?
– Нет, хуже...
Она низко склоняет голову и шепчет:
– Кроме хлеба и сыра, я купила еще немножко, совсем немножко, розового масла у египтян в старом городе.
– И ты скрыла это от братьев?
– Да...
И она произносит еле слышно:
– Розовое масло так хорошо пахнет!
Царь ласково гладит ее маленькую жесткую руку.
– Тебе, верно, скучно одной в винограднике?
– Нет. Я работаю, пою... В полдень мне приносят поесть, а вечером меня сменяет один из братьев. Иногда я рою корни мандрагоры, похожие на маленьких человечков... У нас их покупают халдейские купцы. Говорят, они делают из них сонный напиток... Скажи, правда ли, что ягоды мандрагоры помогают в любви?
– Нет, Суламифь, в любви помогает только любовь. Скажи, у тебя есть отец или мать?
– Одна мать. Отец умер два года тому назад. Братья – все старше меня – они от первого брака, а от второго только я и сестра.
– Твоя сестра так же красива, как и ты?
– Она еще мала. Ей только девять лет.
Царь смеется, тихо обнимает Суламифь, привлекает ее к себе и говорит ей на ухо:
– Девять лет... Значит, у нее еще нет такой груди, как у тебя? Такой гордой, такой горячей груди!
Она молчит, горя от стыда и счастья. Глаза ее светятся и меркнут, они туманятся блаженной улыбкой. Царь слышит в своей руке бурное биение ее сердца.
– Теплота твоей одежды благоухает лучше, чем мирра, лучше, чем нард, – говорит он, жарко касаясь губами ее уха. – И когда ты дышишь, я слышу запах от ноздрей твоих, как от яблоков. Сестра моя, возлюбленная моя, ты пленила сердце мое одним взглядом твоих очей, одним ожерельем на твоей шее.
– О, не гляди на меня! – просит Суламифь. – Глаза твои волнуют меня.
Но она сама изгибает назад спину на грудь Соломона. Губы ее рдеют над блестящими зубами, веки дрожат от мучительного желания. Соломон приникает жадно устами к ее зовущему рту. Он чувствует пламень ее губ, и скользкость ее зубов, и сладкую влажность ее языка и весь горит таким нестерпимым желанием, какого он еще никогда не знал в жизни.
Так проходит минута и две.
– Что ты делаешь со мною! – слабо говорит Суламифь, закрывая глаза. – Что ты делаешь со мной!
Но Соломон страстно шепчет около самого ее рта:
– Сотовый мед каплет из уст твоих, невеста, мед и молоко под языком твоим... О, иди скорее ко мне. Здесь за стеной темно в прохладно. Никто не увидит нас. Здесь мягкая зелень под кедрами.
– Нет, нет, оставь меня. Я не хочу, не могу.
– Суламифь... ты хочешь, ты хочешь... Сестра моя, возлюбленная моя, иди ко мне!
Чьи-то шаги раздаются внизу по дороге, у стены царского виноградника, но Соломон удерживает за руку испуганную девушку.
– Скажи мне скорее, где ты живешь? Сегодня ночью я приду к тебе, – говорит он быстро.
– Нет, нет, нет... Я не скажу тебе это. Пусти меня. Я не скажу тебе.
– Я не пущу тебя, Суламифь, пока ты не скажешь... Я хочу тебя!
– Хорошо, я скажу... Но сначала обещай мне не приходить этой ночью... Также не приходи и в следующую ночь... и в следующую за той... Царь мой! Заклинаю тебя сернами и полевыми ланями, не тревожь свою возлюбленную, пока она не захочет!
– Да, я обещаю тебе это... Где же твой дом, Суламифь?
– Если по пути в город ты перейдешь через Кедрон по мосту выше Силоама, ты увидишь наш дом около источника. Там нет других домов.
– А где же там твое окно, Суламифь?
– Зачем тебе это знать, милый? О, не гляди же на меня так. Взгляд твой околдовывает меня... Не целуй меня... Не целуй меня... Милый! Целуй меня еще...
– Где же твое окно, единственная моя?
– Окно на южной стороне. Ах, я не должна тебе этого говорить... Маленькое, высокое окно с решеткой.
– И решетка отворяется изнутри?
– Нет, это глухое окно. Но за углом есть дверь. Она прямо ведет в комнату, где я сплю с сестрою. Но ведь ты обещал мне!.. Сестра моя спит чутко. О, как ты прекрасен, мой возлюбленный. Ты ведь обещал, не правда ли?
Соломон тихо гладит ее волосы и щеки.
– Я приду к тебе этой ночью, – говорит он настойчиво. – В полночь приду. Это так будет, так будет. Я хочу этого.
– Милый!
– Нет. Ты будешь ждать меня. Только не бойся и верь мне. Я не причиню тебе горя. Я дам тебе такую радость, рядом с которой все на земле ничтожно. Теперь прощай. Я слышу, что за мной идут.
– Прощай, возлюбленный мой... О нет, не уходи еще. Скажи мне твое имя, я не знаю его.
Он на мгновение, точно нерешительно, опускает ресницы, но тотчас же поднимает их.
– У меня одно имя с царем. Меня зовут Соломон. Прощай. Я люблю тебя.



загрузка...
1

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Суламифь - Куприн Александр Иванович

Разделы:
IIiIiiIvVViViiViiiIxXXiXii

Ваши комментарии
к роману Суламифь - Куприн Александр Иванович



Лирично, романтично, трагично -одним словом целомудренно и величественно. Любовь царя Соломона и Суламифь - как песнь одного дня: чудесная и короткая. Это произведение не для всех, но в каждой строчке чувствуется рука мастера...
Суламифь - Куприн Александр ИвановичItis
19.04.2013, 21.44





Мы в школе это проходили в 8 классе (13-14 лет). Потом ржали как кони на переменке, типа хаха читаем порнушку и получаем за это оценки. Щас вот думаю: зачем такое было детям давать, все равно мы не оценили ни красоту языка, ни трагичность сюжета.... Только пытались скрыть подростковую неловкость за похабными шуточками. Все-таки всему свое время должно быть... Мда...
Суламифь - Куприн Александр ИвановичЮля
27.04.2013, 20.17





Ну, классика, она и есть классика. Помню в школе проходили. Тогда угорали, конечно...да. Но очень рада, что прошли это в школе, так как узнала об этом произвелении и теперь читаю с другим подходом.
Суламифь - Куприн Александр Ивановичleka
22.05.2013, 11.09





Превосходное произведение... Тронуло до глубины души...
Суламифь - Куприн Александр ИвановичАнастасия
30.05.2013, 13.00





Прекрасно! Читая, боишся пропустить хотя бы слово.
Суламифь - Куприн Александр ИвановичVera
24.11.2013, 23.11





Впервые познакомилась с этим произведением в 16, на первом курсе института! Я до сих пор благодарю преподавателя, за знакомство с этим произведением! С первых строк я влюбилась в эту историю о прекрасной Суламифь! Читала на одномдыхании! В дпальнейшем скачала аудио книгу, до сих пор с удовольствием перечитываю и переслушиваю!!!
Суламифь - Куприн Александр ИвановичАнастасия
2.02.2014, 22.02





афигеть
Суламифь - Куприн Александр Ивановичпидарас
13.02.2014, 18.06





дрочи челен. и приниси стакан спермы
Суламифь - Куприн Александр Ивановичхуило
16.02.2014, 16.32





Я еще не дочитала, но я не знаю мне не по себе потому что ему 45 а ей 13 .понимаю тогда время было другое и они считались взрослыми , классика классикой но мне не приятно читать
Суламифь - Куприн Александр Ивановичперси
16.02.2014, 17.12





уВЛЕКАТЕЛЬНО
Суламифь - Куприн Александр ИвановичАлекс
5.03.2014, 15.10





Вечные слова, читала очень давно, но помню до сих пор. Прекрасные слова, лучше не скажешь.
Суламифь - Куприн Александр Ивановичраиса
29.05.2014, 13.42





Вечные слова, читала очень давно, но помню до сих пор. Прекрасные слова, лучше не скажешь.
Суламифь - Куприн Александр Ивановичраиса
29.05.2014, 13.42





Очень романтично.читается на одном дыхании. Такая противоположность "Яме".
Суламифь - Куприн Александр Ивановичанна
1.06.2014, 13.33





Самая красивая библейская сказка о любви, очень красиво и поэтично написанная. Ну, классика она и есть классика
Суламифь - Куприн Александр ИвановичИрина
15.08.2014, 19.29





классика классикой но педофилию никто не отменял
Суламифь - Куприн Александр Ивановичлюбофь
18.11.2014, 18.57





классика классикой но педофилию никто не отменял
Суламифь - Куприн Александр Ивановичлюбофь
18.11.2014, 18.57





О времена!О,нравы!я бы это так назвала.причём здесь педофелия?ранние браки нужны были для продолжения рода,много фактов способствовало не дожить и до 20 лет.особенно женщине.
Суламифь - Куприн Александр ИвановичТаТьяна
18.11.2014, 20.10





Мне кажется, необходимость рано рожать - это не про библейские времена. Они жили достаточно долго - возьмите хоть Соломона - 45, а он как огурец-молодец. (Скажем, в Средневековой Европе он был бы глубокий-преглубокий старик, беззубый и больной, супер долгожитель.) А вот в той же Библии вспомните - Аврааму было 100, а Саре 90, когда они родили Исаака :-)). Но это такая культура - у девочки началась менструация - все, она уже считается женщиной. Тогда не было такого понятия, как психологическая готовность к половой жизни. У мужчины встало - мужчина взял. Какая же это любовь, это страсть, пусть и красивая, но он лишь воспевает ее тело, женские прелести, она просто прекрасная кукла. Потом ему конечно жалко свою сломанную игрушку. Где уж тут романтика, девочка пала жертвой страсти зрелого мужчины и ревнивой женщины. Очень грустная история. Ну и язык, конечно, прекрасен, да... Ну такое у меня впечатление от книги, никому не навязываю.
Суламифь - Куприн Александр ИвановичДина
18.11.2014, 22.01





Превосходный роман! Прекрасная картина описания величественности человеческой души в состоянии божественной любви, чистоты нежных страстных чувств, эстетика любви, без какой-либо похабщины. rnrnПожалуйста подскажите где можно скачать аудио книгу?
Суламифь - Куприн Александр ИвановичПринцесса
12.12.2014, 17.06





Прекрасное произведение замечательного русского писателя.
Суламифь - Куприн Александр Ивановичлюдмила
4.02.2015, 17.40





Прекрасное произведение замечательного русского писателя.
Суламифь - Куприн Александр Ивановичлюдмила
4.02.2015, 17.40





Замечательно нежно упоительно
Суламифь - Куприн Александр Ивановичрыжая
7.04.2015, 15.33





Лябофь-то какая. Я бы посмотрела, как к вашей 12-летней дочери подкатит такой вот 45летний богатый Соломон, и начнет расписывать, какие у нее гроздья да виноградины. причем он будет женат и с кучей наложниц. И не надо тут про "такое время было, так было принято". Или как Астахов недавно залепил, что восточные женщины рано созревают и скоро портятся, поэтому их надо того пока в самом соку. Отвратительные повадки и традиции мужчинок каменного века воспевать как романтишную и нежную любовь? Фууууууууууу
Суламифь - Куприн Александр ИвановичГаврила был примерным мужем...
11.07.2015, 18.07





И "Песнь песней" из Библии выдрать.:)
Суламифь - Куприн Александр ИвановичНикс
11.07.2015, 18.26





А мне нравится!" Запах от ноздрей твоих, как от Яблоков!" Эх ма!
Суламифь - Куприн Александр ИвановичЕлена Ива
11.07.2015, 18.44





Ну что взять с людей, которые красоты языка в художественном произведении по библейскому сюжету увидеть не смогли, только педофилию разглядели. А если миф про Аида с Персефоной прочитают, наверное, тоже скажут одно: "Фу, инцест".
Суламифь - Куприн Александр ИвановичНикс
11.07.2015, 19.10





" Серебрянный век " в русской литературе вообще был вспышкой романтического направления. Вспомним Ахматову и ее " Сероглазого короля"... Черубину Габриак и ее стихи.... Куприн писал на волне модного течения, а получился шедевр на все времена....
Суламифь - Куприн Александр ИвановичЕлена Ива
11.07.2015, 19.30





А мне не нравится. В прошлом году в школе проходили этого Куприна. Лучше уж такая любовь как у Ромео и Джульетты, чем со старым женатым дядькой буээээ. А оправдывать гадости красотой языка или величием Соломона как исторической фигуры... Ну красиво написано, и чё теперь делать? Сути-то не меняет. Поражаюсь теткам взрослым, которые с этой повестушки балдеют. Кстати, про Аиду и Персефону мой любимый миф. Но они же по мифу не люди, он бог, она дочка богини, и если честно, про их "родственную связь" вообще не думаешь, а тут реально девчонку старый мужик домогается, да еще с таким восточным смаком. Ну правда же.)))
Суламифь - Куприн Александр ИвановичГаврила женам верен был!
11.07.2015, 20.02





В прошлом году в школе? Ну, понятно. )))) Знаете, если б тут кто-то нахваливал порнороманчик о связи бизнесмена Иванова с семиклассницей Петровой, все бы плевались. Но во-первых, библейский сюжет это практически то же, что и мифы древней Греции, а во-вторых, не только за 2000 лет до наших дней, но и гораздо позже 13-летних девочек выдавали замуж и чаще всего далеко не за юных ровесников. Это сейчас выглядит дико, а тогда было в порядке вещей, так и надо воспринимать - с поправкой на эпоху. Считайте, что эротическую сказку прочитали.
Суламифь - Куприн Александр ИвановичНикс
11.07.2015, 20.22





О чем вообще спор? Если рассматривать ЛР с реальной точки зрения, то Уголовный кодекс шелестит страницами и применим практически к любому роману по разным поводам! Эта же бездарная" Порочная связь", где героиню - подростка с ободранными коленями вожделеет( как не вспомнить Хоботову из " Покровских ворот!") вполне себе половозрелый мужчинка? И рассматривать КЛАССИКУ на подобном сайте, право, напрасная трата времени и уважения к себе. А потом, библейский тип мужчины- белая кожа, огненные глаза,черные кудри... А р р!Какая женщина устоит? Не дай Вам Бог обжечься об такого!
Суламифь - Куприн Александр ИвановичЕлена Ива
11.07.2015, 20.54





Нееее... Мне англичаныч мистер Торнтон из "Север и юг" всех библейских красавцев милее. )))) так что я за себя спокойна...
Суламифь - Куприн Александр ИвановичГаврила подал на развод со всеми женами сразу. WTF?
11.07.2015, 21.21





Ну и мы за Вас...
Суламифь - Куприн Александр ИвановичЕлена Ива
11.07.2015, 21.48





Если судить по Армитажу, у Торнтона тоже вполне типичная для брутальных героев ЛР внешность. А нос так и вовсе весьма библейский. )))
Суламифь - Куприн Александр ИвановичНикс
11.07.2015, 21.52





есть что почитать!Читала взахлеб.Одна из лучших книг ,мной прочитанных. А содержание книги перемешивать с Российским законодательством -глупо .Да и для школьной программы использовать книгу не обдуманно.Окунаясь в Мир повествования ,перемещаешься во времена Соломона-а там другой менталитет.
Суламифь - Куприн Александр ИвановичМила
3.11.2015, 15.57





Согласна с вами, Мила, полностью.
Суламифь - Куприн Александр Ивановичирина
27.10.2016, 17.27





Красиво написано. Почти все его романы прекрасны.
Суламифь - Куприн Александр ИвановичЖУРАВЛЕВА,г.Тихорецк
17.08.2017, 9.29







загрузка...

Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Партнеры
Разделы библиотеки

Разделы романа
загрузка...