Читать онлайн Эмили, автора - Купер Джилли, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Эмили - Купер Джилли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.21 (Голосов: 95)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Эмили - Купер Джилли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Эмили - Купер Джилли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Купер Джилли

Эмили

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Лодыжку Коко просветили, перевязали и предписали осторожное с ней обращение. Однако, как раз накануне Рождества, Мэйзи Даунлиш (одна из приятельниц Коко) решила дать бал, чтобы отпраздновать помолвку своей дочери Динни. Мы все были приглашены.
В самой идее бала есть что-то поднимающее настроение, даже самое отвратительное. Наверно, это радостное возбуждение, обычно предшествующее таким событиям: новое платье, новая косметика, долгие часы перед зеркалом в поисках нового имиджа самой обольстительной девушки в зале. В прошлом бал таил в себе прелесть неизвестности, ожидание счастливого случая. На этот раз я надеялась, он даст мне возможность вернуть Рори.
Бал должен был состояться в замке Даунлишей на материке. Коко, Бастер, Рори и я собирались у них остановиться. Утром, переправившись на пароме, я поехала в Эдинбург купить себе платье. Ближе к вечеру я должна была прихватить супружескую пару, направлявшуюся на бал из Лондона, а затем вернуться и встретить у парома Рори, чтобы вместе ехать к Даунлишам.
Я была твердо намерена появиться на балу в таком виде, что все мужчины потеряют от меня голову. Все утро я лихорадочно шарила по магазинам. Наконец на какой-то глухой улочке я напала на потрясающее бледно-розовое платье, туго обтягивающее зад, с разрезом впереди и сильно открытое на груди и на спине.
Оно было уценено из-за крошечного пятнышка на животе и еще потому, что как, презрительно фыркнув, сказала продавщица, в Эдинбурге «такое» не пользуется спросом.
Я его примерила; оно было ошеломляюще сексапильным.
— Немного тесновато сзади, вам не кажется? — сказала продавщица, старавшаяся навязать мне черное бархатное платье в три раза дороже.
— Мне как раз это и нравится, — оборвала ее я.
Оно было еще и длинновато, так что я купила себе туфли на высоких каблуках и в парикмахерской подцветила волосы розовым. Уж если я что начала, то всегда иду до конца. Так что, короче говоря, в аэропорт я опоздала.
Фрейны уже ждали, когда я приехала, — я их за милю узнала. Он — столб столбом, без подбородка, с резким неприятным голосом, в навозного цвета твидовом пиджаке. Она — типичная «девушка из хорошей семьи», с прижатыми от постоянного повязывания головы шарфом ушами и очень длинной правой рукой, развившейся от таскания каждый уик-энд чемоданов на Пэддингтонский вокзал, откуда она отправлялась «навестить мамочку». У нее были голубые глаза, мышиного цвета волосы и бело-розовая кожа, которой не страшны ни ветер, ни пьянки, ни танцы всю ночь напролет. Они были до отвращения влюблены друг в друга. Каждая фраза начиналась «Чарльз считает», «Фиона полагает». И они дико хохотали, когда одному из них случалось пошутить. В ней ощущалось чудовищное самодовольство женщины, подцепившей слепо обожающего ее мужа.
Она очень мило извинила мне мое опоздание, но то и дело повторяла, что нужно остановиться по дороге у автомата ровно в 6.30, чтобы позвонить няне и узнать, как там крошка Каролина, и спрашивала, успеем ли мы переодеться.
— Я впервые оставила Каролину с няней, — сказала она. — Я надеюсь, она справится.
Фиона сидела впереди со мной, Чарльз сзади; они все время держались за руки. Почему бы им обоим было не сесть сзади и обниматься там в свое удовольствие?
День был холодный. На горизонте четко обозначились черные силуэты деревьев. В темном пасмурном небе носились снежинки. Вдоль дороги мелькали косматые головы коров, щипавших скудную траву. Когда мы добрались наконец до парома, где должны были встретить Рори и Вальтера Скотта, поднялась настоящая метель. Я надеялась заключить с Рори перемирие на этот вечер, но я опоздала на целый час, и это не способствовало улучшению его настроения.
Фиона, видимо, знавшая Рори в детстве, щебетала об общих знакомых, с энтузиазмом рассказывала, кто на ком женился.
Рори отвечал односложно. Снег таял у него на волосах, пальцы были в краске.
— Ужас, — трещала она. — Вы слышали, отец Энни Ричмонд бросился под такси в Найтсбридже в час пик?
— Ему крупно повезло, там в это время такси не найти. — Рори мрачно смотрел на снежники, роившиеся у ветрового стекла, как гигантские пчелы.
Я засмеялась. Рори взглянул на меня и тут только заметил мои волосы.
— О Боже, — произнес он негромко.
— Тебе нравится? — спросила я тревожно.
— Нет, — сказал он и, включив на полную мощность приемник, заглушил болтовню Фионы. Вдруг она воскликнула:
— Ой, смотрите, вон автомат. Остановитесь на минуточку, Рори, я позвоню няне.
Рори возвел глаза к небу.
Она выскочила из машины и, взвизгивая, побежала по снегу. Сквозь стекло кабины было видно, как она с идиотской улыбкой запихивала в автомат десятипенсовики. Рори не отвечал на бессвязные вопросы Чарльза об охоте. Ногти у него были обкусаны настолько, что его пальцы барабанили по панели абсолютно беззвучно.
Через четверть часа Фиона вернулась.
— Ну что? — спросил Чарльз.
— Все в порядке, но она ужасно скучает без нас. Ленч она срыгнула, но бутылочку сейчас выпила, так что няня полагает, что все будет в порядке. Жуткая погода, — продолжала она, глядя в окно. — Вам нужно не откладывать с ребенком, Эмили. Он придает жизни новое измерение. Мы обычно такие эгоисты, пока у нас нет детей.
— Родителей, — сказал Рори, — должно быть видно, но не слышно.
Под хихиканье и шепот «О Чарльз!» с заднего сиденья мы наконец добрались до фронтонов и башен огромного, почерневшего от времени замка. Из окон на густо легший на ели и тисы снег лился полосами свет. Навстречу нам выбежала вереница терьеров и лабрадоров. Протестующего Вальтера Скотта лакей утянул в кухню, где его ожидал ужин.
В темном, отделанном деревянными панелями холле, среди рыцарских доспехов, копий и знамен повсюду виднелись ветки остролиста. Прежде чем подняться наверх, мы выпили. Динни, дочь леди Даунлиш, только что официально ставшая невестой, кинулась на шею Фионе, и они тут же завели оживленный разговор о свадьбах и младенцах.
По длинным холодным коридорам, где гуляли сквозняки, нас проводили в нашу спальню, помещавшуюся в Западной башне. Несмотря на горящий камин, там было ужасно холодно.
Я обнаружила, что мой чемодан был уже распакован и все мои вещи, включая недогрызенную кость Вальтера Скотта и мою недоеденную шоколадку, которые я сунула в чемодан в последний момент, аккуратно разложены на огромной кровати. Стены украшали картины, изображавшие выбегавших; из зарослей папоротника охотничьих собак, с торчавшими из их пастей перьями.
Мне не хватало Вальтера Скотта. В долгие периоды молчания между мной и Рори мне доставляло некоторое облегчение поболтать хотя бы с ним.
— Можно взять его наверх? — спросила я.
— Нет, — сказал Рори.
На книжной полке я увидела книгу «Руководство по уходу за свиньями».
— Может быть, мне стоит почитать, — сказала я. — Вдруг найду там полезный совет, как жить с мужем-свиньей.
Дверь в дверь с нами разместились Фрейны. Они уже заняли ванную и, судя по доносившимся оттуда всплескам и хихиканью, занимались не только мытьем. Я вдруг поняла, что завидую их счастью. Мне так хотелось, чтобы Рори начинал каждую фразу словами «Эмили полагает» и разражался хохотом на каждую мою шутку.
Одевалась я бесконечно долго, разрисовывая себе лицо с такой же тщательностью, с какой Рори рисовал свои картины. Мое розовое платье смотрелось потрясающе; пятно спереди я скрыла под подаренной мне Коко рубиновой брошью. Платье было несомненно тесновато — сделайся вдруг у меня гусиная кожа, пупырышки будет видно, но в целом я была довольна результатом. Единственное осложнение возникло, когда, натягивая новые колготки, я сильно их потянула, и они лопнули, так что мне пришлось надеть туфли на босу ногу.
Я поправляла декольте, когда Рори объявил, что он готов. В темно-зеленом бархатном камзоле, с белыми кружевами на шее и на обшлагах и темно-зеленой с синим — цвета клана Бэлнил — шотландской юбчонке он вновь поразил меня своей красотой. С его надменным бледным лицом и зловещим блеском в глазах он напоминал персонажей романов Стивенсона или Вальтера Скотта.
— До чего же ты изумительно выглядишь, — восхищенно вздохнула я.
Рори сделал гримасу, поддергивая жабо.
— У тебя идеальные бедра для юбки, — польстила я ему.
Рори положил на туалетный столик длинный шарф из шотландки.
— Это тебе, — сказал он.
— Я не собираюсь выходить в такую погоду.
— Ты наденешь его сейчас, — сказал он, затягивая мне им крест-накрест плечи, — и вот здесь заколешь булавкой.
— Но зачем? — удивилась я.
— Это цвета нашего клана, — отвечал он спокойно. — Замужним женщинам положено их носить.
— Но он закрывает мне декольте.
— Тем лучше, ты не на оргии в Челси.
— Неужели это действительно необходимо?
С большим неудовольствием я надела шарф. Шотландка почему-то не гармонирует с розовым шелком и рубиновой брошью.
Я хотела еще поправить волосы и макияж, но сидевший на кровати Рори наблюдал за мной, и под его холодный взглядом у меня все валилось из рук.
— Почему ты не идешь вниз? — спросила я.
— Я здесь подожду.
Я распустила по плечам несколько розовых локонов.
— С чего ты это вдруг помещалась на розовом? — сказал он.
— Мне хотелось изменить свой имидж, — ответила я мрачно. — От моего прежнего цвета было мало толку.
Внизу, в огромной гостиной, уже разносили напитки. Хозяин и хозяйка, встречая гостей у дверей, повторяли слова приветствия. Оглянувшись по сторонам, я убедилась, что выгляжу лучше, чем многие дамы, но определенно легкомысленнее. Большинство из женщин, высокие и костистые, были в закрытых строгих платьях, лишь некоторые рискнули продемонстрировать покрасневшие, в пятнах, обнаженные руки. Высокие, аристократического вида мужчины увлеченно разговаривали о дренаже болот и разработке торфяников. Со стен таращились оленьи головы и рыбы в стеклянных ящиках.
Фиона и Чарльз стояли у двери. На ней было голубое платье и ни капли косметики.
— Какое миленькое платье, — неискренне сказала я.
— Да, оно всем нравится. Голубой — любимый цвет Чарльза.
Чарльз, открыв рот шире чем обычно, пялился на мои розовые волосы. Фиона попыталась вовлечь Рори в разговор о живописи.
— Вы рисуете эти странные абстрактные штучки?
— Нет.
— Один молодой человек написал портрет моей сестры Сары. Она позировала два часа, и все, что он за это время изобразил, были три виноградины и бутылка из-под молока.
Она засмеялась. Лицо Рори оставалось каменным.
— Чарльз тоже прекрасно рисует. Так жаль, что его работа в Сити совершенно не оставляет ему времени заняться живописью. Это было бы чудесное хобби — как у вас.
— Рори не какой-нибудь любитель, — вмешалась я. — Он — профессионал.
Но мои слова прозвучали впустую. Рори повернулся и пошел за выпивкой. Чарльз и Фиона с воплями восторга кинулись навстречу только что вошедшей паре.
Поэтому я была очень довольна, когда ко мне подошел Кэлен Макдональд. Он сначала поцеловал мою руку, потом щеку, а потом и оба плеча.
— Я только что говорил Бастеру, что хотел бы побольше вас видеть, — он сдвинул мой шарф и заглянул мне в декольте, — и мое желание сбылось. Чудесное платье, розовое не отличишь от обнаженного тела.
— А где Дэйдре? — спросила я.
— В Инвернессе. Так что у меня вечер свободный, и я посвящаю его вам.
Две солидные дамы с усеянными красными прожилками лицами перестали обсуждать цветочные бордюры и устремили на нас испепеляющие взгляды.
В этот момент раздался возглас «Эмили!», и я увидела Коко в потрясающем темно-синем платье, увешанную сапфирами величиной с перепелиное яйцо. Она возлежала, как мадам Рекамье, на обитой алой парчой софе в окружении толпы поклонников.
Рори сидел у нее в ногах.
Я подошла и поцеловала ее.
— А я вас не видела.
— Вы очень мило выглядите, правда, Рори? — сказала она.
— Напоминает немного креветочный коктейль, — отвечал он.
Я прикусила губу.
— Она выглядит замечательно, — сказал Бастер. — Цветет как роза. — Он от души расхохотался.
Гостей все прибавлялось. К Бастеру и Кэлену присоединился еще какой-то престарелый генерал, и они принялись наперебой рассказывать друг другу, сколько животных они истребили на прошлой неделе.
— Куропатки и кабаны, кабаны и куропатки — больше они ни о чем думать не могут. — Коко недовольно поморщилась и заговорила со мной об обуви.
Вдруг по комнате пробежал шепот, старый генерал поправил галстук и подкрутил усы.
— Какая красавица, — сказал он.
Легкая краска выступила на бледных щеках Рори. Сердце у меня упало. Даже не глядя, я уже знала, что появилась Марина.
— Здравствуйте все, — сказала она, подходя к Коко и целуя ее. — Как ваша бедная нога, дорогая?
На ней было платье из светло-серого шифона и боа из дымчатых перьев. Сочетание дымчатого оттенка с пылающими рыжими волосами напоминало о буковой роще осенью на фоне облачного неба. На ней не было шарфа с цветами клана Хэмиша. Я полагаю, она нацелилась на шотландку Рори. Что бы я ни сделала с моим лицом и туалетами, сознавала я с грустью, мне никогда не сравниться с Мариной. Хэмиш в кружевах и черном бархате выглядел чудовищно.
— Баран, разряженный уже не под ягненка, а под баранью отбивную, — тихо сказал Рори Марине. Но худшее было впереди. Следом за Мариной в гостиной появился Финн Маклин в смокинге под руку с элегантной брюнеткой.
— О Боже, — сказал Рори, — а вот и добродетельный доктор. Динни, — обратился он к хозяйской дочери, — что здесь делает великий специалист?
— Он совершенно исцелил мамочкину язву. — У Динни заблестели глаза.
— Он же ей скорее всего ее сначала и устроил.
— Я думаю, он просто чудо, — продолжала Динни.
— Вы меня удивляете, — сказал Рори, — разве врачей приглашают в гости?
Финн подошел к Коко.
— Как нога?
— Намного лучше.
— Но танцевать даже и не думайте, — сказал он твердо.
— Кто это с ним? — шепнула я Кэлену Макдональду.
— Наверное, одна из медсестер.
— Хорошенькая, — сказала я.
— Не мой тип.
Кален принялся нашептывать мне на ухо всякий вздор. Меня же больше интересовало, как Рори и Финн будут реагировать друг на друга.
— Рори, — сказала Коко. — Финн пришел.
Рори, зажигавший сигарету, взглянул на Финна без особого дружелюбия.
Финн холодно кивнул.
— Привет, Рори.
— Добрый вечер, доктор. — Рори улыбался, но в глазах его был холод, а лицо стало белее мрамора. Последовала неловкая пауза.
— Ну разве не чудесно для всех нас, что Финн вернулся? — с воодушевлением обратилась к окружающим Коко.
— Только не для меня, — сказал Рори.
— Это Фрэнсис, — не обращая на него внимания, представил Финн элегантную брюнетку. — Она работает в больнице.
— А, экскурсия для персонала, — протянул Рори, — забавно. Вы приехали сюда на автобусе с ящиком пива или это входит в программу курса для медсестер — ночь страсти в объятиях доктора Маклина?
— Только для самых старательных медсестер, — Фрэнсис улыбнулась Финну.
— Не понимаю, мисс, как это вам удалось отвлечь его от извлечения на свет младенцев и аппендицитов, — сказал Рори.
Фрэнсис явно не знала, как ей отнестись к словам Рори.
— У доктора Маклина остается мало времени для отдыха.
— Разумеется. — В глазах Рори блеснуло злое озорство. — Он всем нам пример. Я полагаю, поэтому ваш брак и не удался, Финн. Я слышал, вашу бывшую жену не устраивал ваш напряженный график, а быть может, то обстоятельство, что вы проводили слишком много времени у чужих постелей. Однако, — он широко улыбнулся Фрэнсис, — похоже, вы вполне утешились.
Я в замешательстве отвернулась; ну почему он такой вредный? Рори схватил меня за руку.
— Вы еще незнакомы с Эмили, Финн?
— Мы знакомы, — сказала я быстро.
— Вот как? — Рори приподнял бровь.
— Мы встретились однажды у Коко, когда Финн приходил по поводу ее лодыжки.
Рори поставил стакан на поднос проходившего мимо официанта.
— Вы все еще пытаетесь рисовать? — спросил Финн.
— У Рори в апреле выставка в Лондоне, — поспешила вставить я.
— Она ему не нужна, в сущности, — сказал Финн. — Он сам себя уже давно выставляет на посмешище. — Взяв под руку Фрэнсис, он направился в другой конец комнаты, где заговорил с хозяином.
— Блещет остроумием, как всегда. — Рори зажег одну сигарету от другой, рука у него дрожала.
— Вам нравятся шотландские танцы, Эмили? — спросила Марина.
— Когда я выпью, мне любые танцы нравятся, — сказала я, допивая стакан.
Мы сели за ужин.
С фамильных портретов на нас смотрели предки хозяев. Огонь свечей играл на полированных панелях стен, рыцарских доспехах, длинном столе, уставленном серебром и хрусталем, и на жемчужно-белых плечи Марины.
— Я надеюсь, передо мной окажется какой-нибудь огромный букет, чтобы мне не сидеть лицом к лицу с доктором Маклином, — буркнул Рори.
Я с ужасом увидела, что они с Мариной сидят как раз напротив. Я села рядом с Кэленом, который не терял времени, — подвигая мой стул, он провел рукой по моей голой спине. Но самое ужасное — с другой стороны от меня помещался неодобрительно взиравший на окружающих с высоты своего без малого двухметрового роста Финн Маклин с его тициановской шевелюрой.
— Привет, Финн, — сказал Кэлен. — Как дела? Вы знакомы с этой потрясающей особой?
— Доктор Маклин не принадлежит к числу моих поклонников, — сухо заметила я.
— Пусть так, — сказал Кэлен, — но его рост позволяет ему заглядывать в ваше декольте, если я не поправлю ваш шарф. Вот так будет лучше. Не будем поднимать вам давление, Финн. Эти врачи чересчур мнят о себе, воображают, что все медсестры и пациентки от них без ума.
Я засмеялась. Финн и глазом не моргнул.
— Должно быть, очень интересно управлять своей больницей, — сказала я. Он собрался было ответить, но в этот момент между нами оказалась огромная разливательная ложка, полная горячего супа. — Здорово, наверное, управлять больницей, — опять завела я. В это время Финн уже занялся своим супом.
— Чем здесь больше всего болеют? — спросила я.
— Недержанием речи, — пробормотал Кэлен себе под нос.
Я только вошла во вкус, расспрашивая Финна о больнице и операциях, которые он там проводит, когда Кэлен приподнял свешивающуюся над моим левым ухом прядь волос и прошептал:
— Боже, до чего я хочу вас.
Я рассмеялась посередине фразы и покраснела.
— Извините, — сказала я Финну. — Это просто Кэлен меня насмешил.
Финн явно решил, что с такими дураками связываться не стоит, и, повернувшись ко мне своей огромной спиной, заговорил с девушкой, сидевшей справа от него.
Официанты двигались вокруг стола, стук тарелок смешивался со звяканьем ножей и вилок, звоном бокалов и шумом голосов. В конце стола сидела леди Даунлиш, внушительной наружности дама, некогда, вероятно, довольно красивая. Рори и Марина сидели молча и почти ничего не ели. Мне казалось, что они не видят и не слышат ничего вокруг. И вдруг мне стало страшно. Мне представились их переплетенные ноги наподобие дьявольских раздвоенных копыт. Я уронила салфетку и наклонилась за ней. Под столом было темно. Я надеялась, что мои глаза адаптируются к темноте, но этого не произошло, наверное, мне в детстве давали мало витаминов. Я не могла различить, где чьи ноги. Я схватила чью-то лодыжку — она оказалась слишком толстой для Марины и судорожно дернулась. Не могла же я оставаться там вечно. Я вынырнула обратно.
— Что с вами, миссис Бэлнил? — Леди Даунлиш смотрела на меня несколько испуганно. — Вы здоровы?
— О да, — пискнула я. — Какой восхитительный суп!
— Все ждут, когда вы его наконец доедите, — сказал мне вполголоса Финн.
— О я уже закончила. У меня, право, нет никакого аппетита.
Пока меняли тарелки, все заговорили о рыбной ловле.
— Вы с Мариной совсем непохожи, — сказала я.
Он бросил на меня настороженный взгляд.
— В каком смысле?
— Ну, она порывистая, а у вас такая выдержка. Не могу вообразить себе, чтобы вы, когда были студентом, засовывали чучела обезьян под кровать сестре-хозяйке.
Он улыбнулся мне легкой мимолетной улыбкой — прием, которым он пользовался, чтобы вежливо держать людей на расстоянии.
— У меня не было на это времени, я был слишком занят делом.
— Все эти люди ваши пациенты? — спросила я. — Должно быть, забавно сидеть за столом, зная, как выглядит каждая женщина, когда она разденется.
— Кэлену это в любом случае известно, — сказал он. — Что вы целые дни делаете дома?
— Мало что делаю. У меня нет способностей к домашнему хозяйству. Читаю, ворчу, иногда даже грызу ногти.
— Вам нужно найти работу, чем-то заняться, — продолжал он. — Что вы делали до встречи с Рори?
— Печатала с ошибками письма в разных конторах, когда похудела, поработала немного моделью, потом обручилась с членом парламента. Не думаю, что я стала для него ценным приобретением. А потом появился Рори.
— Сегодня полнолуние, — говорила сидевшая напротив нас блондинка с лошадиным лицом. — Интересно, появится ли сегодня ночью привидение. Кто ночует в западном крыле?
— Фрейны, — отвечала Динни Даунлиш, понизив голос, — и Рори с молодой женой.
— Какое привидение? — шепотом спросила я у Кэлена.
Он засмеялся.
— Да ерунда. Лет двести тому назад один из предков Даунлишей влюбился в жену своего старшего брата. Та, видимо, тоже была к нему неравнодушна. Однажды, когда мужа не было дома, она пригласила его к себе в спальню. Ночью, облачившись в белые одежды, он пробирался в Западную башню, когда неожиданно вернулся супруг и, сорвав со стены кинжал, заколол его. С тех пор призрак младшего брата бродит по коридорам в полнолуние, пугая всех в отместку за свою неудавшуюся жизнь.
— Какой ужас! — пролепетала я.
— Не волнуйтесь! Я о вас позабочусь. — Кэлен положил руку на мою ногу и замер, ощутив обнаженную кожу. — Господи, — сказал он удивленно.
— У меня порвалась единственная пара колгот, — объяснила я.
Финн Маклин притворился, что ничего не заметил. Кэлен то и дело доливал мой бокал.
Мы наконец поднялись из-за стола, и начался бал. Хозяин и хозяйка направились к запоздавшим гостям. Гости все еще прибывали. Каждый раз, когда открывалась дверь, внутрь врывалась волна холодного воздуха. Эти замки, конечно, весьма величественны, но в них такой жуткий холод. Единственный способ согреться — это стоять у горящего в каждой комнате огромного камина. Тогда через две минуты лицо у вас багровеет Теперь-то я поняла, почему Берне утверждал, что его возлюбленная похожа на алую розу.
Ко мне подошел Рори.
— О чем говорил с тобой Финн Маклин? — подозрительно спросил он.
— О том, как важно найти себе занятие в жизни.
— Я ему бы нашел занятие, — процедил сквозь зубы Рори.
— Пошли танцевать, — предложила я.
К нам подошла Динни Даунлиш.
— Нам нужна четвертая пара, Рори, — сказала она.
Отказаться было неудобно.
Там, тара-рам, там-там, та-та-там, — заливались аккордеоны. Временами мужчины издавали какие-то странные сверхъестественные звуки, напоминающие свист мчащегося поезда. Каждые две пары двигались по кругу, то вправо, то влево.
— Не туда, — прошипел Рори, когда мы образовали один большой круг.
Когда пришла моя очередь делать соло, я еще больше запуталась.
— Ради Бога, прекрати дурачиться, — шептал мне Рори. — Женщины не машут руками, не прищелкивают пальцами и не орут.
Следующий танец, слава Богу, был нормальный. Я танцевала с Бастером, который стиснул меня так, что чуть не выдавил меня из платья, как зубную пасту из тюбика.
— Почему все они такие постные? Разве им не весело? — спросила я.
— Трудно сказать. Вот когда они повалятся на пол, тогда и узнаем, весело ли им, — сказал Бастер.
В другом конце зала Марина танцевала с Хэмишем. Она была так ослепительно прекрасна, а он так стар и безобразен, что я вдруг вспомнила о Марии Стюарт, затанцевавшей своего мужа до смерти.
Вечер тянулся бесконечно. Кавалеров у меня было в избытке. Я не пропустила ни одного танца.
Явился волынщик, сильно поддатый, и начал терзать наши барабанные перепонки мелодиями рилов. И тут я превзошла самое себя. С виду я, наверное, походила на сорвавшуюся с круга лошадь на скачках, полностью утратившую контроль, наслаждающуюся своей свободой и поэтому опасную. Сквозь алкогольный туман и душевные терзания я сознавала только два момента: полное безразличие Рори и неодобрение Финна Маклина. И то, и другое меня еще больше подзадоривало. Я много танцевала с Кэ-леном и только чуть-чуть пришла в себя, когда они перестали играть эти идиотские рилы.
— Ваша жена — профессиональная танцовщица? — спросила Рори осуждающе смотревшая на меня почтенная старая дама, когда закончился изнурительный чарльстон. Кэлен и я пошли в гостиную еще выпить. Я поставила стакан на столик орехового дерева. Когда я снова взяла стакан в руки минуту спустя, на сверкающей поверхности осталось белесое круглое пятно.
— О Боже, — ахнула я, — какой ужас!
— Так даже лучше, — сказал Кэлен. — Придает комнате более жилой вид.
Он снова увлек меня танцевать. Медленная музыка звучала теперь мечтательно.
— «Я жду тебя, дыхание весны», — напевал Кэлен, прижимаясь щекой к моей щеке. Мы сделали несколько кругов по комнате, и потом я улизнула в туалет. Костистые девицы, сбившись в стайку, болтали о модах и о своих первых балах. Да, вид у меня тот еще, подумала я, глядя на себя в зеркало. Тесное платье, свободная мораль — одно к одному.
Потом я бродила по галерее, сверху наблюдая за танцующими. Два ряда пар с серьезными лицами исполняли очередной рил. Марина и Рори напротив друг друга, с отсутствующим выражением лиц. Боже, до чего они дивно танцевали! Мне пришли на память чьи-то стихи:
И все любовались той парой прелестной,Его гибким станом, красой ее небесной,Шептали подруги: "Прекрасным бы ейБыл мужем красавец — младой Беверлей".
О Боже, думала я в тоске. Для «младого Бевер-лея» поезд ушел, он опоздал, и его возлюбленная замужем за Хэмишем.
Танец кончился. Все зааплодировали и разбрелись по залу. Если бы только Рори подошел и пригласил меня! Но мне, видимо, придется дождаться белого танца, если я хочу потанцевать с ним.
Я услышала у себя за спиной шаги. Чьи-то руки обхватили меня за талию. Я с трепетом обернулась, но это был Кэлен.
— Я достал бутылку, — сказал он. — Пойдем выпьем в каком-нибудь более уединенном местечке. — Он поцеловал меня в плечо и повел по длинному коридору в зимний сад.
Китайские фонарики по стенам освещали огромные тропические растения. Запах азалий, гиацинтов и белых хризантем смешался с моими духами, которыми я щедро себя опрыскала. Из зала доносились едва слышные звуки, оркестра.
— «Я жду тебя, дыхание весны», — пропел Кэлен, заключая меня в объятия.
— Здесь нет омелы, — осадила его я.
— Нам она не нужна. — Серые похотливые глаза Кэлена пожирали меня.
Ты же испорчен насквозь, думала я. «Безумен, порочен и опасен». Кто это сказал про лорда Байрона? От Кэлена было мало проку. Но и от Рори мне тоже много ожидать не приходится.
— Боже, до чего я хочу тебя! — Кэлен дрожащими руками расстегнул верхнюю пуговицу на моем платье и целовал мне грудь, шею, подбородок, медленно подбираясь к губам.
Я не ощущала ничего, кроме острого желания разделаться со своим вынужденным одиночеством. Целоваться он умел. Могу себе представить, сколько женщин он соблазнил на своем веку! Его руки гладили мою обнаженную спину.
Вдруг в соседней комнате вспыхнул свет.
— Кэлен, — раздался мужской голос, — вас к телефону.
— Убирайтесь к черту. — Кэлен зарылся лицом в мои волосы. — Не отравляйте людям удовольствие, Финн.
Через голову Кэлена наши с Финном взгляды встретились.
— Это Дэйдре, — сказал Финн.
— О Господи, — неохотно отпуская меня, проговорил Кален. — Вы видите перед собой самого затюканного мужа в Шотландии. Спокойной ночи, сладких снов. — Он поцеловал меня в щеку и, пошатываясь, вышел. Финн и я со злостью смотрели друг на друга.
— Господи, ну что вы за человек! — возмутилась я. — Ну почему вам нужно влезать в чужую жизнь? Вы же доктор, а не священник.
Без поддержки Кэлена я с трудом держалась на ногах.
— Рори вам так не вернуть, — убежденно сказал Финн. — Вы не решите ваши проблемы, если будете напиваться и спать с Кэленом.
— Нет, решу. По крайней мере, на полчаса, а полчаса в Шотландии — это вечность.
Я прошла в библиотеку и обнаружила там бокал шампанского, приткнутый на оленьей голове. Я выпила его залпом. Финн не покидал меня.
— Скажите мне, доктор, вы знаете местную обстановку лучше меня, что такое у Рори с вашей сестрой?
— Ничего, — ответил он резко. — Это одно ваше воображение, и своим поведением вы только все осложняете.
Я пристально посмотрела на него.
— У моей матери был когда-то сеттер с такими же веснушками, как у вас. На собаке они смотрелись очень мило.
Мы вышли в холл, где, к счастью, было пусто.
— А где же ваша приятельница — лучшая медсестра местной больницы? — спросила я, качаясь на геральдическом леопарде, украшавшем подножие лестницы. — Как это она вас не хватилась?
— Это вас не касается, — ответил он весьма нелюбезно.
— Знаете, я ведь обычно не веду себя так глупо. Жаль, что вы не умеете чинить разбитые сердца так же успешно, как сломанные кости.
— Я полагаю, сейчас вам лучше отправиться спать. Примите на ночь три зельтерские таблетки, и к утру вам будет лучше. Пошли. — Он сделал движение, чтобы помочь мне подняться по лестнице, но я отстранилась.
— Убирайтесь, — прорычала я и бросилась бегом наверх. Повалившись на постель, я приготовилась плакать, пока сон не сморит меня, но отключилась мгновенно.
Я проснулась где-то после полуночи, не соображая, где я. В комнате была кромешная тьма. Камин погас. Было ужасно холодно, за окном завывал ветер и валил снег. Ставни хлопали, двери и лестницы скрипели, как на корабле во время бури. И вдруг волосы у меня встали дыбом. Я вспомнила рассказы о привидении в белом, бродившем по замку в полнолуние. Я громко всхлипнула при мысли о том, как привидение подкрадывается ко мне по длинным, затянутым паутиной коридорам. Меня бросило в дрожь. Выбравшись из постели, я судорожно стала нащупывать на стене выключатель, но никак не могла его найти. В комнате стало еще холоднее. Я ахнула от ужаса, когда шевельнулась под ветром занавеска, и поняла, что окно открыто. Я бросилась обратно в постель. Где же Рори? Как он мог меня оставить? Вдруг кровь во мне застыла. Тихо, очень тихо скрипнула дверь. На секунду все затихло, потом снова раздался скрип, и дверь начала понемногу открываться.
Боже, нет, нет! Я пыталась закричать, но как в кошмарном сне не могла издать ни звука.
Дверь отворялась все шире. Занавеси на окне колыхались на сквозняке, и в полумраке фигура в белом, остановившись на мгновение, начала продвигаться к моей кровати Паника охватила меня. Сейчас мне придет конец.
Вдруг раздались пронзительные крики. Внезапно я поняла, что кричу я сама. Комната была залита светом, а в дверях, смущенный и растерянный, в белом шелковом халате стоял Бастер.
— Эмили, прости, детка. Ради Бога, перестань орать. Я заблудился, попал не в то крыло.
Перестав визжать, я истерически зарыдала. В спальню ворвался Финн Маклин, все еще в брюках и вечерней сорочке.
— Что здесь, черт возьми, происходит?
За ним появились Фрейны. Волосы у Фионы были перевязаны голубой лентой.
— Где Рори? — рыдала я. — Где он? Извините, Бастер, я приняла вас за привидение. Я так испугалась.
Я едва дышала. Бастер неуверенно похлопал меня по плечу.
— Ну, ну, бедняжка. Я попал не в то крыло, — объяснил он Финну. — Она подумала, что я — даун-лишское привидение.
— Неудивительно, после того как она столько выпила. Я сейчас принесу ей успокоительное.
Я никак не могла перестать рыдать.
— Успокойтесь, Эмили, возьмите себя в руки, — говорила Фиона. — Быть может, вы бы дали ей пощечину или что-нибудь в этом роде? — сказала она возвратившемуся со стаканом воды и парой таблеток в руках Финну.
— Выпейте, — сказал он мягко.
— Не хочу, — рыдала я и снова взвизгнула, когда из-за занавесей появился Рори. Его волосы и плечи покрывал снег.
— Что за сборище в спальне моей жены? — сказал он, оглядываясь по сторонам. — Я и не думал, что у тебя гости, Эмили. Странное ты выбираешь время для приемов. — Мускул дергался у него на щеке, выглядел он ужасно.
— Где ты был? — Я тщетно пыталась сдержать слезы.
— Курил себе спокойно на замковой стене. Размышлял о том, есть ли жизнь после смерти. Привет, Бастер. Тебя-то я и не заметил. Как это мило с твоей стороны навестить Эмили. А моя мать знает, что ты здесь?
— Она была в настоящей истерике, — с упреком заметила Фиона.
— И неудивительно, — сказал Рори, — с таким количеством народа. — Он подошел ко мне и погладил меня по плечу. — Ну, ну, хватит, все в порядке, успокойся.
— Я приняла Бастера за привидение, — объяснила я, чувствуя себя ужасно глупо. — Я видела только его белый халат и волосы.
— Ты приняла его за привидение? — Рори посмотрел с минуту на Бастера и потом, прислонясь к стене, затрясся от хохота.
— Я попал не в то крыло. — Бастеру явно было не по себе. — Вполне можно ошибиться в этих старых домах, я думал, это моя спальня.
Рори, все еще смеясь, потянул носом.
— Я не знал, что от привидений разит лосьоном после бритья. Знаешь, Бастер, в другой раз лучше бери с собой путеводитель. А что, если бы ты оказался в хозяйской спальне? — Он оглянулся. — Ну если вы тут все выяснили, я бы хотел лечь спать.
Метнув на Рори свирепый взгляд, Финн Маклин вышел, сопровождаемый Бастером. За ним последовали Фрейны.
— Что за странная пара, — долетели до меня слова Фионы, — тебе не кажется, что они немного не в себе?
Все еще смеясь, Рори стянул с себя галстук. Послышался стук в дверь.
— Наверное, Бастер что-нибудь забыл, — сказал Рори.
Так оно и было. На пороге показался Бастер.
— Рори, мой мальчик, можно тебя на одно слово?
— Ну, одним ты вряд ли ограничишься.
— Прошу тебя, не говори ничего матери, — услышала я его тихий голос. — Она в таком напряжении из-за своей больной ноги и только что приняла снотворное. Не хотелось бы ее тревожить.
— Ты старый козел, Бастер, — сказал Рори. — Но Эмили и я сохраним твою тайну. Увы, я не могу поручиться за доктора Маклина и за эту парочку, что мы сюда привезли.
— Неужели ты думаешь, что он изменяет Ко-ко? — спросила я, когда Бастер ушел.
— Очень может быть. Моя мать и он в равной мере не доверяют друг другу, что служит вполне солидным основанием для счастливой супружеской жизни.
— Но в чью спальню он пробирался? — спросила я.
— Скорее всего он действовал наугад.
— В Маринину, наверно, — отчаянно сказала я и готова была откусить себе за это язык.
— Марина давно уехала. Они не ночуют здесь, — покачал головой Рори. — У нее с Хэмишем вышла перед отъездом жуткая ссора. Иногда им надо бы воздерживаться от скандалов, чтобы подзарядить батареи на будущее.
Значит, Рори не был с Мариной? Он был один на стене, среди снежной бури, с Бог весть каким отчаянием в душе. Это было еще хуже. Он лег, обнял меня и поцеловал в лоб. Я никогда не могла постичь внезапную смену его настроений.
— Мне очень жаль, что Бастер напугал тебя, — сказал он и через пять минут заснул.
Я долго лежала без сна. На рассвете он повернулся и, потянувшись ко мне, простонал:
— О, моя любимая крошка.
Я знала, что говорит это он во сне, и с мучительной болью в душе поняла, что слова его адресованы не мне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Эмили - Купер Джилли



Книга очень понравилась, какая-то необычная. Вызывает и смех и слезы, короче советую всем. Я начала читать и не остановилась пока не дочитала.
Эмили - Купер ДжиллиЛариса
27.01.2012, 19.27





Читала этот роман,когда мне было лет 16-17.Понравился.Захотелось перечитать.Нашла,очень понравилось и сейчас.
Эмили - Купер ДжиллиЛена
14.04.2012, 8.12





да уж прям не знаю ,что и сказать ...на 7--прочитав эту книгу я поняла ,что самый верный способ избав. от любовницы мужа застать их в постели (желательно в самый разгар соития)--для мужчины исчезает ареол таинственности , интриги ,риск быть обноруженным ---и мужчина начнёт терять интерес к любовнице ( да и чувство вины и т.д )
Эмили - Купер Джиллиастра
14.04.2012, 11.50





Да уж, не знаю что и сказать,двоякое чувство от прочитанного.Хэппи энд какой то с горчинкой(и это ещё мягко сказано).Откуда любовь то у героя появилась непонятно...Однако автору надо отдать должное,начнешь читать,хочется узнать чем же всё это закончится.7/10
Эмили - Купер ДжиллиNikitoska
14.04.2012, 12.13





сюжет очень интересный, стоит почитать
Эмили - Купер ДжиллиЯ
14.04.2012, 13.05





Странный роман.О любви речь не идет.Нельзяrnвлюбится в человека с которым один раз переспала по пьяни.Как говорят постель неrnповод для знакомства,а уж для брака...rnОтношения у героев просто патологические.rnПоэтому непонятно откуда взялся хэппи энд.
Эмили - Купер ДжиллиПоли
14.04.2012, 14.22





Муть полная! Ни одна женщина переживя все это не может так быстро вернуться к мужчине и все ему простить!
Эмили - Купер ДжиллиЭлли
15.04.2012, 12.35





БРЕД!!
Эмили - Купер ДжиллиНИКА*
6.05.2013, 12.06





Хоть романчик не мудрёный ,но читается почему-то легко и взахлёб.Наверно просто надо отдать должное писателю,слог поставлен хорошо.
Эмили - Купер ДжиллиОльга
22.08.2013, 8.38





идиотски роман
Эмили - Купер Джиллирада
22.08.2013, 10.25





Она - легкомысленная глуповатая мазохистка, он - патологический садист, подходят друг другу идеально, но это не любовь: 5/10.
Эмили - Купер Джиллиязвочка
23.08.2013, 18.18





извращенцы)
Эмили - Купер Джиллианастасия
11.12.2013, 21.46





вжрыв эмоций!писатель писал словно по холсту-Абстрактную живопись.Очень впечатляет
Эмили - Купер Джиллиэйфориен
15.12.2014, 21.42





Неприятный осадок от прочтения.
Эмили - Купер ДжиллиКэт
17.02.2015, 13.41





да, есть какая-то недосказанность, и, так же недоумеваю, откуда появилась любовь? читала не отрываясь, интересно было, чем же закончится. гг получился прямо-таки отрицательный- не любить одно, а унижать, принижать совсем другое дело. одна только сцена изнасилованиия чего стоит. не могу сказать, понравился роман или нет. остался ли неприятный осадок - да, читала не отрываясь - тоже да.
Эмили - Купер ДжиллиЭля
13.07.2015, 20.58





Согласна, роман читается легко. Но такое впечатление, что гл.героиня имеет пристрастие к спиртному, она все время пьет спиртное, хотя в битовом смысле никчемный человек, умеет пить и плакать. За что ее можно любить? ИМХО
Эмили - Купер ДжиллиЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
20.07.2015, 12.49





Очень талантливо написано - ярко и лаконично,ни одного лишнего слова. А насчет того, что много пьют и курят, так в то время это было нормой.
Эмили - Купер ДжиллиИрина Р.
21.10.2016, 5.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100