Читать онлайн Пруденс, автора - Купер Джилли, Раздел - Глава девятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пруденс - Купер Джилли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пруденс - Купер Джилли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пруденс - Купер Джилли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Купер Джилли

Пруденс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава девятая

На следующее утро я проснулась в собственной кровати. Чувствовала я себя так же отвратительно, как и накануне. В маленьком камине с решеткой горел огонь, и комната так наполнилась дымом, что я закашлялась. Через некоторое время ко мне зашли Туз и Джек. Они собирались уезжать на совет директоров своей фирмы.
— Я оставил записку миссис Брэддок, — сказал Туз. — Она позвонит доктору.
Еще через час ко мне забрела Мэгги.
— Я пробовала дозвониться до доктора, но мне сказали, что он на вызове. Я так думаю, что он охотится где-нибудь. Миссис Брэддок тоже подхватила грипп. Тебе что-нибудь нужно?
— Я хочу пить, принеси мне воды, — попросила я.
Мэгги пошла в ванную комнату и наполнила кувшин для воды прямо из-под крана. Сегодня на ней была надета серебристо-серая шелковая юбка.
— Правда, красивая? — спросила Мэгги, повертевшись передо мной. — Туз привез ее для меня из Америки. Я умираю от желания поболтать с тобой. Ну разве не ужасно было, когда Пендл схватил меня? Впрочем, ты упустила самую лучшую часть. Они с Тузом так орали друг на друга после твоего отъезда. Знаешь, Туз у нас такой правильный. Ему надо было бы пойти в священники.
— А мне кажется, что только собственная семья не разделяет его образа мыслей, — попыталась я возразить. Боже, да кто я такая, чтобы защищать Туза? Но Мэгги в любом случае меня не слушала.
— Совершенно возмутительно, как Пендл вел себя со мной, — продолжала она. — Он чувствует себя виноватым перед тобой. Ты, должно быть, понимаешь — он сознательно притащил тебя сюда, предполагая, что ты придешься по вкусу Джеку. Но я сказала ему, чтобы он не волновался. Тебе ведь было весело с Джеком, правда? Наверное, нам с тобой следует обменяться поклонниками.
«Вот он — порочный круг», — устало подумала я. А Мэгги продолжала трепаться, пока в комнату не зашла Роза.
— Хэлло, дорогуша, как ты себя чувствуешь? Миссис Брэддок тоже свалилась. Представляешь, какой ужас — холодное мясо на ужин? И ни к кому нельзя пойти, везде свирепствует грипп, а это так опасно в моем возрасте. Мэгги, ты готова?
— А что, уже пора идти? — спросила Мэгги.
— Дорогая Пру, мы собираемся уходить, — сообщила мне Роза. — Нельзя же оставаться голодными. А с тобой все будет в порядке. Не волнуйся, мы скоро вернемся. — И Роза величественно выплыла из комнаты, оставив после себя запах дорогих духов.
Сначала я даже обрадовалась, что они ушли и оставили меня в покое. Но часы проходили за часами, дело близилось к ночи, никто не появлялся, и я потихоньку начала бояться. Меня бросало то в жар, то в холод, и я вся была мокрая от пота. На улице начался дождь, порывы ветра ударяли в окно.
Внезапно зазвонил телефон. Я с трудом поднялась с кровати, ужасно кружилась голова. Казалось, прошли часы, пока я пересекала комнату и шла по коридору. Только я протянула к телефону руку, как он перестал звонить.
«Боже мой, это взломщики, — с ужасом подумала я. — Это они звонят и проверяют, есть ли кто дома». Внизу хлопнула какая-то дверь. За окном сильный ветер гнул к земле деревья. Пошатываясь, я побрела обратно в свою комнату, сходя с ума от страха.
Я не помню, сколько прошло времени, когда внизу снова хлопнула дверь. «Ну все, это они», — подумалось мне. В груди все замерло от ужаса. Кто-то начал подниматься по лестнице, стараясь не шуметь и направляясь прямо к моей комнате.
— Боже, Боже, Боже! — шептала я, всхлипывая.
Распахнулась дверь, и на пороге показалась какая-то огромная, казавшаяся во мраке коридора зловещей, фигура. Я пронзительно закричала и с головой спряталась под одеялом, когда внезапно поняла, что это Туз.
— Я приняла тебя за взломщика, — сообщила я ему, вылезая из-под одеяла, и тут же разрыдалась от облегчения.
Туз быстро пересек комнату, сел на постель и обнял меня.
— Я так ужасно испугалась, — сказала я, все еще всхлипывая. — Телефон долго звонил. Я не успела взять трубку.
— Ну, ну, все в порядке.
Он начал гладить меня по голове, и я почувствовала, как душевное равновесие возвращается, заполняя меня вместе с теплом его тела.
— Этот проклятый совет тянулся так долго, — сказал он. — Это я звонил. И сразу поехал прямо сюда, когда не дождался ответа.
Туз осторожно уложил меня обратно на подушки.
— А где миссис Брэддок?
— Она тоже свалилась с гриппом.
— А Роза и Мэгги?
— «Вышли на минутку».
— Насколько я догадываюсь, отправились на ланч. А что сказал доктор?
— Он еще не приезжал.
Лицо Туза внезапно потемнело, он вскочил на ноги.
— Он скоро будет, — пообещал он, почти выбегая из комнаты.
Я услышана, как он набирает номер телефона.
— Могу я поговорить с доктором Уоллисом? Это Айвен Малхолланд, — сказал Туз в трубку. Потом, после паузы: — Мне плевать, что он ужинает! Я хочу, чтобы он немедленно приехал ко мне! Немедленно, я сказал!
Да, Айвен Ужасающий! Доктор примчался через десять минут. Это был маленький человечек в очках, который что-то бормотал в страхе, пытаясь оправдаться перед Тузом. Когда он осматривал меня, я почувствовала, что его руки холодны и мокры от пота.
Я услышала, как он говорил Тузу что-то про воспаление легких, когда они спускались вниз по лестнице, и серьезно испугалась. По складу характера я — ипохондрик, поэтому во всем вижу только мрачные перспективы.
— Скажи, ведь я не очень сильно больна, правда? — допытывалась я у Туза, когда он вернулся.
Туз улыбнулся и откинул с моего лба влажную прядь.
— Ничего, жить будешь, — безапелляционно заверил он.
«Дорогая Джейн, — писала я в письме пять дней спустя, — мне ужасно жаль, но я не могла написать тебе раньше. Температура спала только сегодня. Надеюсь, Пендл позвонил тебе и сообщил, что я не смогу вернуться. Его семья на самом деле оказалась весьма странной и необычной. Но лучше я не буду распространяться об этом — они вполне способны вскрыть конверт над паром и прочитать письмо. Честно говоря, мне бы очень хотелось, чтобы ты была здесь со мной. Ну так вот: у Пендла есть два брата. Один из них ужасно красив и без предрассудков (прямо как ты). Другой — самый старший, ему тридцать с лишним. Сначала он мне сильно не понравился, — уж очень жесткий человек, — но с тех пор, как я заболела, он превратился в ангела. Сегодня он принес мне из конюшни котенка, и вообще, очень старается как-то развлечь и приободрить меня. Я думаю, у меня с Пендлом все кончено — не я его выбор и цель в жизни. Об этом мы поговорим подробнее с глазу на глаз, когда я вернусь домой. Скоро напишу еще. С огромным и горячим приветом, Пру».
Да, Туз определенно превратился в ангела. Я бы в жизни не могла себе представить, что он способен проявить столько заботы, терпения, мягкости по отношению ко мне или к кому бы то ни было вообще. Он сидел рядом со мной, когда у меня был кризис, когда я металась в бреду и звала Пендла. Он поил меня горячим чаем с лимоном и медом, приносил мне виски посреди ночи, когда кашель выворачивал меня наизнанку. Он не моргнул глазом даже тогда, когда меня вырвало прямо на свежезастеленную постель только что с таким трудом проглоченным по его настоянию ланчем. После этого, сидя в кресле рядом с кроватью и дрожа от унижения, я любовалась, как ловко он меняет испорченные простыни, и внезапно подумала, что Пендл со всей его утонченностью был бы безнадежно беспомощен в подобной ситуации.
Не надо думать, что за это время у нас с ним не было никаких стычек; Туз был непреклонен в некоторых вопросах: принятие лекарств, теплая одежда и запрет на курение. Он тут же отобрал мой миниатюрный приемник, когда однажды вечером, зайдя ко мне в комнату, поймал меня за тем, что я, спрятавшись под одеялом, слушала «Лучшую двадцатку». И он никому не позволял навещать меня. Вот это мне как раз нравилось: так приятно было не вникать в дрязги и интриги остальных членов этой семьи. И сейчас я была абсолютно счастлива, лежа в кровати, просматривая романы и играя с котенком, которого мы с Тузом назвали Макганагалом. Приятно было слушать довольное ворчание Уордсворта и Колриджа, вытянувшихся рядом с зажженным камином, и тихое поскрипывание перьевой ручки Туза при ее непрерывном движении по листкам его блокнота для заметок. Туз заканчивал статью о событиях в Венесуэле для «Санди Таймс» и прятался в моей комнате от остальных членов семьи. Он расположился в огромном кресле, обитом синим бархатом, местами протертом до белизны, и вылезал из него только для того, чтобы ответить на телефонные звонки или погулять с собаками. У его ног кучей были свалены книги и газеты. Я восхищалась его способностями: он мог просмотреть и понять содержание книги за три четверти часа, а когда писал, то останавливался только для перехода на новую строку или желая послушать несколько песен по приемнику. Все это было так непохоже на мой метод писания рекламных текстов с постоянными перекурами, сплетничаньем с Родни и написанием бесконечных вариаций на клочках бумаги только для того, чтобы найти один-единственный, в общем ничем не примечательный, кусочек текста к концу дня. Родни прислал мне букет огромных, желтых, как лимоны, хризантем. К цветам была приложена открытка с наилучшими пожеланиями его и всех остальных служащих нашего отдела. Но в данный момент рекламная компания консервированных персиков абсолютно меня не волновала. Мне было очень уютно в моей спальне. Я думала о том, какой приятный сине-зеленый узор из цветов нарисован на занавесках, и замечала, что мои мысли все реже и реже возвращаются к Пендлу.
Пятница стала красным днем в моем календаре: я первый раз за всю неделю смогла поесть. У меня был роскошный обед, состоявший из куриного бульона, кусочка подогретого имбирного хлеба и чашки чая. К вечеру Туз закончил свою работу и отправился звонить в газету, чтобы продиктовать свою статью.
Через несколько минут ко мне ввалился Джек, державший в руках два полных стакана виски.
— Это для нас, — сказал он, присаживаясь на кровать и снимая пиджак. — Я подумал, что ты, может быть, нуждаешься в дружеской поддержке. Уж я точно нуждаюсь.
— А что случилось?
— Да так, Мэгги… Видишь ли, у нее не хватает энергии даже на то, чтобы поругаться со мной. Она только шлепает вокруг, как клуша.
— А как дела на работе? — спросила я, отпивая виски. Его вкус показался мне отвратительным.
— Тоже тяжело. Заказов много, но никто не платит. Моя жена и моя секретарша страдают от предменструальной нервозности. Моя голова уже раскалывается от яростного хлопанья дверьми. Я уже подумываю заказать себе комнату в ближайшем сумасшедшем доме, там должно быть спокойнее.
Я хихикнула.
Джек придвинулся ко мне поближе.
— Ладно, это все чушь. Самое главное, как ты тут? Туз ни разу не позволил мне приблизиться к тебе за эти дни.
— Да, он очень заботливо за мной ухаживал.
— Волк и ягненок, — прокомментировал Джек.
— Умираю, как хочу курить, — пожаловалась я. — За прошлую неделю я не выкурила ни одной сигареты.
Джек вытащил из кармана пачку «Ротманс».
— Ты думаешь, я такой смелый? Да Туз мне голову оторвет, если увидит.
— Он еще и через час не вернется, судя по его пламенной речи, которая доносится снизу.
Сигарета показалась мне на вкус еще ужаснее, чем виски. К тому же я сразу раскашлялась от дыма.
Джек начал восхищаться хризантемами Родни.
— Кто их прислал?
— Мой босс.
— Они, должно быть, стоят несколько шиллингов. Он увивается за тобой?
— Нет, он гораздо больше интересуется моей подругой, которая живет со мной.
— А кто прислал это огромное каучуковое дерево?
Я засмеялась и еще больше закашлялась от дыма.
— Адмирал. Он приходил извиниться и повидаться с Розой. Завалился сюда в полдень, когда я еще пребывала в полусне. Вообрази себе, просыпаюсь и вижу перед собой его ярко-красную физиономию, проглядывающую сквозь пышную листву тропического растения. Я даже подумала, что у меня галлюцинации. Туз выгнал его отсюда.
— Туз уж слишком о тебе заботится и ведет себя так, как будто ты безраздельно принадлежишь ему. Не уверен, что мне это нравится.
Я еще раз в порядке эксперимента вдохнула сигаретный дым и начала по-настоящему задыхаться от кашля. — О Боже, слова этот чертов кашель.
Джек принялся стучать меня по спине. Потом его рука скользнула ниже, обвила меня за талию, и он притянул меня к себе.
Это был один из тех моментов в жизни женщины, когда решается, будешь ты или нет продолжать взаимоотношения с этим мужчиной. Пендл исчез из моей жизни. Брак Джека разлетелся вдребезги, а он сам между тем оставался крайне привлекательным мужчиной. Мы долго, очень долго смотрели друг другу в глаза. Я заметила морщинки распущенной жизни, уже расползавшиеся вокруг его веселых синих глаз. Нет, этот мужчина не моего типа, решила я. Его легко привлечь, но очень трудно удержать. И ему не хватало той холодной отрешенности, той утонченности, которые так привлекали меня в Пендле.
— Ты очень желанна, — сказал Джек. — И я охотно пойду на прелюбодеяние. — Он наклонился ко мне и поцеловал. В этот момент в комнату вошел Туз. Одним быстрым цепким взглядом он охватил всю картину: наши с Джеком объятия, стаканы с виски и дымящуюся в пепельнице сигарету. Он стукнул кулаком по двери и буквально заревел на нас. Я пришла в ужас. Джек от меня шарахнулся. Туз схватил сигарету и запустил ее в корзину для бумаг, выхватил из моей руки стакан с виски, пролив при этом большую часть на мирно спавшего котенка, который с обиженным мяуканьем скрылся под кроватью.
— Ты что, хочешь здесь подохнуть? — орал Туз, уставясь на меня пылающими от гнева глазами.
— Нет, — нервно ответила я и снова начала кашлять.
— Посмотри на себя, — продолжал орать он. — По-моему, ты жаждешь умереть в молодости.
— Так и случится, если ты не перестанешь донимать ее своими нравоучениями, — вмешался Джек, — «Санди Таймс» понравилась твоя заметка?
— Тебе тоже следует заткнуться, — огрызнулся на него Туз. — Все произошло из-за твоего безответственного поведения.
К счастью, в этот момент им пришлось прекратить перебранку, потому что в корзине для бумаг весело вспыхнул огонь.
— Быстро, — сказал Туз Джеку, — возьми свое пальто и набрось его на огонь.
— Почему это мое, а не твое, — запротестовал Джек. — Я свое только что из чистки взял.
Я начала смеяться. Туз схватил стоявший на туалетном столике рядом с кроватью кувшин с водой и опорожнил его прямо на костерок. Тот вспыхнул последними искрами и погас.
Туз с видимым усилием воли взял себя в руки.
— Я только что разговаривал с Пендлом, — сказал он. — Он взялся за одно дело в Девоншире. Предварительное слушание будет на следующей неделе, так что он не сможет приехать на уик-энд. Я сказал ему, что ты еще не в таком хорошем состоянии, чтобы ехать куда бы то ни было. Так что остаешься еще на неделю.
Я почувствовала себя так, будто получила отсрочку в исполнении приговора. Я отнесла этот факт на счет того, что не хочу видеть Пендла.
В дверь постучали, она распахнулась, и вошла Мэгги. Она выглядела очень красивой, но определенно слишком толстой. Конечно, от обжорства. На ней было надето открытое черное бархатное платье с лифом из перекрещивающихся полосок. Но ее бюст был таким большим и так сильно натягивал лиф, что полоски лежали почти параллельно друг другу. В этом наряде она, очевидно, собиралась идти на какую-то вечеринку и заглянула к нам, чтобы показать себя.
— О чем вы тут разговариваете? — спросила она.
— О Пендле, — спокойно ответил Туз. — Он не приедет на этот уик-энд.
— Какой ужас, — безразлично сказала Мэгги. Я почувствовала, что она уже знает эту новость. — Пру, какое разочарование для тебя. Ты уже готов? — спросила она, поворачиваясь к Джеку.
— К чему? — удивился Джек.
— К вечеринке у Фелисити.
— Господи, я даже не знал, что она сегодня устраивает вечеринку.
— Я дважды говорила тебе об этом сегодня утром, но ты ни на что не прореагировал из-за похмелья. Туз, а ты пойдешь?
— Нет, — коротко ответил Туз, взял в руки пустой кувшин и направился к двери.
— Неужели ты думаешь, что тебе все еще необходимо сидеть у постели больной? И Фелисити страшно расстроится, если ты не придешь. Я думаю, она завлекла к себе половину Уэстморленда хвастливым заявлением, что ты придешь на вечеринку.
— Ничего, ей придется проглотить это. Я ведь так и не сказал ей окончательного «да», — Туз крепко сжал губы.
— Ладно, — сказал Джек, надевая пиджак и приканчивая виски, — каждый имеет право пойти и надраться за чужой счет. А пользоваться этим правом или нет — личное дело каждого.
В это время прозвенел звонок у входной двери.
— Кого это еще черти принесли? — удивилась Мэгги.
— Наверное, Уэтмена, — предположил Джек. Внизу возникла какая-то суматоха. Потом мы услышали топот ног вверх по лестнице, и детский голосок произнес:
— Папа, ты где?
— Гос-по-ди… — протянул Джек. — Это же Люкаста. Я совершенно забыл, что она должна сегодня приехать.
— О Боже, я тоже забыла, — сказала Мэгги, старательно разыгрывая испуг.
«Ну уж нет, — подумала я про себя. — Никто и никогда не забывает таких пугающих вещей, как поход к зубному врачу».
Дверь распахнулась как от удара, и на пороге появилась восхитительная девочка, одетая в джинсы и шубку из белого меха. Некоторое время она стояла неподвижно, глядя на нас — уже в таком возрасте умело обставляя свое появление. Она была совершенно такой же, какой Роза должна была быть сорок лет назад.
— Папа! — закричала она и прыгнула прямо в объятия Джека. Ни у кого не могло возникнуть сомнения в искренности восторга, с каким они смотрели друг на друга.
— Я собираюсь играть короля в рождественском спектакле, потому что я высокая! — сообщила Люкаста. — Джейсон Уайт собирается быть Голдом, я — Мурром, а Дэмьен — Франкенштейном.
Все засмеялись, только Мэгги не присоединилась к общему веселью.
— A y меня выпали молочные зубы, — продолжала выкладывать новости Люкаста. Она влезла Джеку на колени и широко раскрыла рот, чтобы он смог хорошенько рассмотреть образовавшиеся дырки.
— Если ты положишь их под подушку, то феи принесут тебе десять пенсов, — пообещал Джек.
— Эти феи на прошлой неделе принесли Джейсону целых пятьдесят пенсов, а он не сделал ничего достойного даже десяти, — сказала Люкаста, слезая с колен Джека.
— Привет, Люкаста, — сказал Туз. — Ты меня помнишь?
— Конечно, помню, — ответила Люкаста, поднимая к нему свое личико для поцелуя. — Ты рассказывал мне сказки перед сном даже без книжки. Мама сказала, что ты тут будешь. А ты интересно провел время в Америке? Встречался с женщиной, которая стоит Шесть Миллионов Долларов? Знаешь, как сбивать с ног маленьких старушек и отнимать у них кусок хлеба?
— Нет, — несколько ошеломленно ответил Туз.
— Безнадежен, — решила Люкаста. — А подарок ты мне привез?
— Люкаста, — Джек поднял брови в комическом ужасе. — Ты становишься жаднее своей матери.
— Она просила, чтобы я напомнила тебе об оплате за школу. Ой, посмотрите, котенок. Какой хорошенький!
Макганагал вылизывай шерсть от виски и при этом ужасно морщился.
— Разве ты не собираешься поздороваться с Мэгги? — спросил Джек.
С лица Люкасты внезапно исчезло всякое выражение, будто стертое невидимой рукой.
— Хэлло, — произнесла она ровным голосом и тотчас повернулась к Джеку. — А почему она одета в вечернее платье? Вы собирались куда-то пойти?
— Конечно, нет, — ответил Джек, не обращая внимания на многозначительную жестикуляцию Мэгги. — Только не в первый вечер твоего приезда. Мэгги надела вечернее платье специально для того, чтобы поприветствовать тебя. Кстати, ты еще не знакома с Пру.
— Здравствуйте. Как поживаете? — обратилась ко мне Люкаста, измеряя меня с ног до головы оценивающим взглядом. Она явно не легко сходилась с людьми и любила составлять о них свое собственное мнение.
— А где Грэнни?
— Думаю, развлекается где-нибудь, — ответил Джек.
— Она все еще гуляет с Джеймсом Коуплэндом или уже завела себе нового приятеля? Мама говорит, что она сексуальный маньяк.
— Твоя мать забивает тебе голову чем не следует, — сказал Джек. — Давай-ка, спустись вниз и поищи себе кока-колы в холодильнике. Или, может, желаешь что-нибудь покрепче?
— Я предпочла бы хайбол.
Джек затрясся от хохота. Мэгги нахмурилась, как грозовая туча.
Чувствуя себя совершенно лишней здесь, я откинулась на подушки и увидела, что Туз наблюдает за мной. Я взглядом попросила у него прощения. Секунду он строго смотрел на меня, потом улыбнулся, и его жесткое лицо вдруг засветилось.
— Ну-ка все, давайте-ка выметайтесь отсюда, — скомандовал он. — Пру уже получила достаточно впечатлений для одного вечера.
— Завтра увидимся, — сказала Люкаста, направляясь к двери. — Если ты разрешишь мне посидеть подольше и посмотреть «Невесту Дракулы», — добавила она, поворачиваясь к Джеку, — то я не буду возражать, если вы пойдете на вечеринку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пруденс - Купер Джилли



Начало было интересно, но потом не очень. Герои всю книгу пьют каждый день, накала страстей нет, ГГ-рой какой-то тюфяк, все ни как не может проявить свои эмоции.Героиня еще куда ни шло. В общем 5/10. Для скоратания вечера сойдет.
Пруденс - Купер ДжиллиМарина
9.09.2014, 18.45





Прочесть можно, но не очень впечатляет. Герои ничего не делаю только пьют, точно так же, как и в "Эмилия".
Пруденс - Купер ДжиллиЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
5.08.2015, 19.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100