Читать онлайн Пруденс, автора - Купер Джилли, Раздел - Глава пятнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пруденс - Купер Джилли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пруденс - Купер Джилли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пруденс - Купер Джилли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Купер Джилли

Пруденс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава пятнадцатая

Я тоже хотела принять ванну перед тем, как идти переодеваться, но Береника использовала всю оставшуюся горячую воду. А потом началась ужасная горячка с поиском держателей свечей для именинного торта Люкасты, ее одеванием и причесыванием. Диск с записями Стинга бесцельно крутился в пустой гостиной. Только я успела накрасить один глаз, как раздался первый звонок в дверь. Это была мать кого-то из приглашенных детей. Она приехала на двадцать минут раньше срока.
— Я ужасно извиняюсь, сказала она. — Я не знала точно, когда надо выезжать, все дороги завалены снегом.
А еще через некоторое время холл наполнился, казалось, бессчетным количеством Софи, Поли, Эмилий и Кэти, которые как, стайка разноцветных бабочек, порхали вокруг в своих длинных бальных платьях и толпились около Люкасты, восхищаясь ее черным костюмом кошки. Очень довольная Люкаста разворачивала подарки. Я как ошпаренная носилась среди этой суматохи, показывая мамам, куда им можно положить свои пальто, откупоривая бутылки с лимонадом, открывая дверь вновь прибывшим гостям и поминутно отгоняя собак от тарелок с закусками. «Черт побери, где же шляются все остальные?!» — вертелось у меня в голове.
Потом возникла небольшая заминка, когда приехала уже половина детей, и я не знала, пора начинать игры или нет. Так как вечеринка устраивалась здесь, а не в доме Люкасты, никто из детей не был ее близким другом. Дети были из соседских семей, которые находились в приятельских отношениях с Малхолландами. Поэтому сначала дети вели себя очень робко, глазели друг на друга и не решались играть.
Весьма хорошо одетые мамы и няни бродили по дому с несколько разочарованным видом.
— Мы ожидали, что будет Туз или хотя бы Джек, — жаловались они.
— Они приедут позже, — отвечала я.
Я поднялась по лестнице. Мэгги болтала по телефону в комнате Розы.
— Да, да, все в порядке, мой дорогой. Я еще позвоню тебе попозже. — Она закончила разговор и обернулась. Увидев меня на пороге, Мэгги густо покраснела и с треском положила телефонную трубку на место.
— Пожалуйста, спустись вниз и помоги мне, — взмолилась я. — Я же не Господь Бог, чтобы делать все дела одновременно.
— А что я должна делать? — спросила Мэгги, когда мы уже спускались по лестнице.
— Загони их всех в гостиную и начни играть в доставание орешков. Кто быстрее всех достанет и съест свой орешек, получит подарок. Там в верхнем ящике серванта большой красиво завернутый пакет. О Боже, опять звонят!
На этот раз пришла очаровательная, но довольно неряшливо одетая брюнетка.
— Привет, меня зовут Дельфиниум, — томно сказала она и как-то рассеянно оглянулась вокруг. — Я привезла Дэмьена и Мидаса, — продолжала она, показывая мне на двух красивых длинноволосых мальчиков: одного блондина, а другого брюнета. Они чуть не сшибли меня с ног, когда устремились в гостиную.
— Я тут положила подарок для Люкасты, — сказала брюнетка, направляясь за мальчиками. — Можно мне немножко подкрепиться виски? Я знаю, где тут что хранится.
В холл выглянула Мэгги. Из гостиной вместо Стинга теперь доносилась запись «Маппет-шоу».
— Привет, Дельфиниум, — поздоровалась Мэгги с брюнеткой и повернулась ко мне. — С орешками ничего не получится. Боюсь, Колридж и Уордсворт бродили по гостиной и половину съели. Они сегодня на самом деле совершенно невыносимы.
Этого для меня оказалось уже слишком, и я начала беспомощно хихикать.
— Они не могут сдерживать свои эмоции, — заявила я. — Можно догадаться, что они скорее всего получают слишком много негативных вибраций от некой персоны и теперь стремятся компенсировать их чем-нибудь приятным. Ладно, тогда поиграйте в «Передай посылку».
Эта идея тоже оказалась не слишком удачной. Как я и предполагала, Береника, конечно, очень красиво, но чересчур сильно затянула узел на пакете, и никто так и не смог с ним справиться. Тогда мы стали играть в «Море качается раз…» — под музыку. Дети быстро развеселились, и скоро все раскраснелись от удовольствия. Только Дэмьен и Мидас сначала скучали в углу, а потом начали бороться между собой.
Они перестали наконец пинать друг друга, когда приехал Джейсон, болезненный на вид мальчик, одетый в зеленый бархатный костюмчик, и объединились против него.
— О, черт побери, — разочарованно ругнулась Люкаста, развернув подарок Джейсона. — Как скучно, еще один пресс для цветов.
В этот момент наконец появилась Береника. Она переоделась в рубашку цвета ржавчины, рыжевато-коричневые башмачки и черную юбку с разрезом спереди. Ее свежевымытые волосы слабо мерцали — неудивительно, что мне не хватило горячей воды. Она выглядела на миллион долларов, но была крайне раздражена.
— Пруденс, ты не видела мой кожаный пояс? — спросила она, и все сразу стало ясно.
— Кто хочет прицепить хвост к ослику? — тут же заорала я.
Веселье продолжалось. Скоро приехала Роза с профессором Коуплэндом. Потом прикатили несколько отцов и фургон, который привез новый садовый гарнитур.
— Это мой специальный заказ, — возбужденно объяснила мне Роза. — Мы должны успеть спрятать его в подвал до приезда Туза.
Береника в конце концов перестала ворчать по поводу пропажи пояса, она нашла себе задушевную собеседницу в лице Дельфиниум.
— Трудно сохранять свой интеллект в боевой готовности, когда проводишь время рядом с людьми в три фута ростом, — вещала она.
Я посмотрела на часы и вытерла пот со лба. Фокусник уже опаздывал на пятнадцать минут, а скоро надо будет садиться за стол.
В гостиной раздавался довольный рев Дэмьена, который, пытаясь с завязанными глазами прицепить хвост к ослику, поскользнулся и прицепил его к заду профессора Коуплэнда. Мидас колотил теннисной ракеткой по голове Джейсона.
— Мидас, если бы я была на твоем месте, я бы не стала проявлять свою активность в такой форме, — проворковала Дельфиниум.
— Просто изумительно, каким образом дети проявляют свою агрессивность по отношению друг к другу, если взрослые не вмешиваются в их естественные инстинкты, — продолжала вещать Береника. Пять пятнадцать, фокусника все нет. Я начала собирать детей и сгонять их поближе к кухне.
— А это что за отрава? — сразу заорал Дэмьен. хватая с тарелки кусок морковного пирога и запуская им в Джейсона.
— Точно, отрава, — подтвердил Мидас. Он взял соевое канапе, прицелился и швырнул его в Антонию Фрейзер.
Две то ли Поли, то ли Эмилии, то ли Софи завизжали от восторга.
— Ну разве они не чудовища? — застонала Мэгги и оперлась лбом о кухонную дверь.
— Почему Дельфиниум совсем не следит за их поведением? — спросила я с отчаянием.
— Она живет в «Коммуне» на берегу озера Уиндермир. По-моему, она не имеет никакого понятия о дисциплине. А их отцу некогда заниматься их воспитанием, он мотается на работу в Лондон и обратно на своем «Феррари», — объяснила Мэгги.
В половине шестого наконец явился фокусник. Это оказался маленький человечек с зачесанными на лоб волосами. Он был в плохом настроении и что-то невнятно бормотал о каком-то заторе на железнодорожном переезде.
— Эти дороги просто отвратительны. Я уже собрался поворачивать обратно, — пожаловался он.
Фокусник совершил чудо: через пять минут все дети сидели на полу в гостинной и зачарованно смотрели, как он достает голубей из своих рукавов.
Фу! Наконец-то наступила благословенная передышка. Взрослые устроили свою вечеринку и уже прилично накачались спиртным. Только я успела налить себе и миссис Брэддок по стаканчику виски, как в дверь опять позвонили.
— Я всегда читаю книгу Рода Маккуэна моим комнатным растениям, — рассказывала кому-то Береника.
Поскольку никто не сдвинулся с места, я поднялась и пошла открывать дверь.
Это оказалась еще чья-то мама. У нее были пепельные волосы, черные тени под глазами и испуганный взгляд загнанной лошади. Ее лицо почему-то показалось мне смутно знакомым.
— Хэлло, — нервно поздоровалась она. — Все в порядке? Мне можно войти?
— Конечно, — ответила я, несколько удивленная таким вопросом. — Если вы приехали забрать кого-то из детей, то вам придется подождать. Мы выбились из расписания: фокусник приехал позже назначенного времени. Но ничего страшного, родители устроили ужасно веселую вечеринку в гостиной. Вы же знаете, как это бывает у Малхолландов!
Она улыбнулась.
— Даже слишком хорошо! Я Фэй.
— Боже, а я Пру. — Я с трудом проглотила комок в горле. Что же сейчас скажет Мэгги?
— Люкаста рассказывала мне о вас по телефону, — сказала Фэй. — Вы были так добры к ней. Вы думаете ничего не случится, если я войду?
Она говорила так дружелюбно, что просто не могла не понравиться.
— Конечно, заходите. Как прошли съемки?
— Вполне нормально, — ответила она, снимая довольно поношенную шубу. — У меня сейчас хороший режиссер. Надеюсь, он предложит мне работать вместе и дальше. А у Люкасты сегодня интересный день рождения?
— Просто великолепный, — ответила я громко, стараясь перекричать шум вечеринки.
— Черт побери, я так боюсь, — сказала Фэй. Бояться оказалось совершенно нечего. Увидев Фэй, Роза пронзительно закричала и повисла у нее на шее.
— Дорогая, дорогая Фэй, — радостно кричала Роза. — Как здорово снова видеть тебя! Тебе не следовало покидать нас так надолго! Ты так похудела. Это прекрасно, тебе очень идет. Джеймс, Береника, Дельфиниум, идите сюда! Это Фэй. первая жена Джека и мать Люкасты!
Все столпились вокруг Фэй, перебивая друг друга в стремлении сообщить ей, как они рады ее видеть.
Я услышала слова Береники:
— Я невеста Туза.
Сквозь эту толчею я разглядела лицо Мэгги. Она выглядела совершенно убитой. Я пыталась протолкаться к ней, когда услышала донесшийся из холла пронзительный крик. Оказалось, кричал фокусник. Он был весь в слезах.
— Это самые противные отвратительные дети, с какими мне когда-либо в жизни приходилось работать. Они все маленькие монстры. Дэмьен пытался протолкнуть через дымоход одного из моих голубей, чтобы тот отнес его послание Санта-Клаусу, и опалил ему все перья. — Он вытер слезы. — Я не могу работать дальше.
— О пожалуйста. Вы должны проработать один час, как договаривались. Давайте выпейте что-нибудь покрепче и возвращайтесь к ним, — сказана я.
— Я не пью, — всхлипывал фокусник. — А чтобы с ними работать, мне нужен телохранитель. Ты, маленькая сволочь, оставь в покое моего кролика! — вдруг заорал он, устремляясь обратно в гостиную.
Следующим прибывшим был Джек. Он находился в прекрасном расположении духа после того, как провернул сделку с американцами.
— И теперь, если мы захотим, мы с Мэгги можем позволить себе провести Рождество на Бермудах, — сообщил он мне под конец своего рассказа.
— Не уверена, что она захочет, — сказала я. — Фэй здесь, и все ее fetes
type="note" l:href="#FbAutId_38">[38]
.
В глазах Джека зажглась радость.
— Фэй здесь? Ну разве она не великолепна? Я должен пойти туда и поздороваться с ней.
Из гостиной с грохотом вылетел Дэмьен, с боевым кличем проскакал вниз по лестнице и скрылся на кухне.
— Прекрасный ребенок, не правда ли? — с иронией спросила я.
— Наверное, мой, — ответил Джек.
— Нет, не может быть. Ведь он просто монстр, — запротестовала я. — Он принадлежит кому-то по имени Дельфиниум.
Джек расхохотался.
— Ну, тогда точно мой.
Он привел в порядок волосы перед зеркалом, поправки галстук и протолкался через толпу.
— Дорогая, посмотри, кто пришел. Это же Джек, — услышала я радостный голос Розы. — Джек, а это наша дорогая Фэй. Правда, она великолепно выглядит?!
В следующее мгновение из гостиной вышла Мэгги. Она начала медленно подниматься по лестнице, и я успела хорошо рассмотреть ее бледное, перекошенное как от сильной боли лицо.
После этого вечеринка стала совершенно неуправляемой. Дети гурьбой вылетели из гостиной, преследуя заливающегося слезами фокусника.
— Отдайте мои деньги, я немедленно ухожу, — истерично заявил он.
Но ни у кого, конечно, не оказалось пенсов, у Береники только дорожные чеки, а фокусник ни за что не соглашайся взять обычный чек на предъявителя.
— Я хочу только наличные. — Решительно сказал он, прочно устраиваясь на своем магическом сундуке. — Я достаточно натерпелся в этом доме и не хочу связываться с чеками, которые могут оказаться необеспеченными. Я буду сидеть здесь и ждать до тех пор, пока не получу свои деньги.
Я могла сама заплатить ему из своих денег, но мне хотелось сохранить достаточно наличных для обратной дороги в Лондон — так. на всякий случай, если вдруг придется ехать поездом.
В гостиной Джек болтал с Фэй, держа в одной руке стакан с виски, а другую непринужденно вытянув вдоль спинки софы рядом с головой Фэй. Он являл собой вид полного расслабленного удовлетворения.
К моему удивлению, я увидела Беренику, стоявшую нос к носу с профессором Коуплэндом.
— Мне кажется таким страшно важным, — говорила она, — что ты способен подключаться своим подсознанием к общему энергетическому полю и напрямую впитывать космическую энергию.
Роза, по-моему, выглядела слегка расстроенной. Через толпу промчались Дэмьен с Мидасом, за ними с боевым воплем несся Джейсон. Все трое были вооружены принадлежавшими Джеку копьями племени «Массаи». Береника и профессор Коуплэнд посматривали друг на друга все с большим и большим интересом.
— Если бы я раньше был способен работать так, как чувствовал, мне не потребовалось бы тратить все эти годы на мой анализ, — рассказывал Коуплэнд Беренике. — Я имею в виду пример моего отца, книги которого до сих пор остаются в анналах…
— Иди к нам, посидим, поболтаем с Фэй, — закричал мне издали Джек. — Ты сегодня достаточно потрудилась.
— Я присоединюсь к вам через минутку, — прокричала я в ответ и отправилась на кухню. Там я обнаружила Колриджа, Уордсворта, Антонию Фрейзер и котенка, которые с удовольствием подъедали закуски и сладости, но даже они обошли стороной булочки из чечевицы и морковный пирог. Потом я поднялась наверх и зашла к Мэгги. Она лежала на кровати и напивалась в горьком одиночестве.
— Я не могу на это смотреть, я не могу на это смотреть. Я думала, что она теперь выглядит, как старая ведьма, — сразу начала жаловаться Мэгги, по ее лицу текли пьяные слезы. — А она прямо расцвела, и Джек, очевидно, снова без ума от нее. Должно быть, она сидела на диете. Я никогда не думала, что она может оказаться такой изящной. Все с-смотрят на нее и г-говорят, что она красивее меня.
— Никто ничего подобного не говорит, — твердо сказала я. — Ты гораздо красивее, чем она, и гораздо моложе.
— Ты только посмотри, как они все вертятся вокруг нее: и Джек, и Береника, и Коуплэнд, и Роза. Вот посмотришь, и Туз тоже начнет, когда вернется. Они все т-такие н-непостоянные…
— Они просто хотят облегчить жизнь Люкасте, — сказала я. — Я думаю, Джек чувствует себя немножко виноватым перед Фэй из-за того, что бросил ее ради тебя. Вот и хочет загладить свою вину, не вернуть все обратно, а просто попросить прощения.
. — Я их ненавижу, я ненавижу их обоих, — всхлипывала Мэгги.
Снизу вдруг донеслись пронзительные вскрики и несколько громких взрывов.
— Подожди, я скоро вернусь, — сказала я и] выбежала из комнаты. Приблизившись к лестнице, я увидела Дэмьена и Мидаса, которые методически взрывали воздушные шарики горящими сигаретами.
— Немедленно прекратите, — заорала я на них. Но они не обратили на меня ни малейшего внимания, продолжая спокойно заниматься своим делом.
Приехало еще несколько отцов на вторых машинах, чтобы забрать детей и жен, которые были уже не в состоянии вести машину. Все они присоединились к общему веселью, не отказывая себе в выпивке.
В гостиной Люкаста, удобно устроившись на коленях Джека, играла браслетом Фэй. Все трое выглядели очень счастливыми. «Боже, как же много несчастья приносят людям разводы», — подумала я.
Береника и профессор Коуплэнд все еще никак не могли оторваться друг от друга.
— Я осознала, что не могу писать об этом, — говорила Береника. — Моя жизнь с Аароном была очень неприятной и превратилась в своего рода искусство терпения и выдержки.
— Дэмьен, не таскай Антонию Фрейзер за хвост. — Томно проворковала Дельфиниум. — Физическое насилие — это недостойный ответ животному.
— Возможно, в конце концов я все же напьюсь. — Заявят фокусник.
Я услышана, как где-то в отдалении хлопнула дверь. Сейчас было уже семь часов вечера, и я волновалась за Туза: дороги, наверное, превратились в ледяной каток.
— Когда мы устраиваем детскую вечеринку, — донесся до меня голос Береники, — мы пишем ее сценарий по ходу действия…
В холле Дэмьен и Мидас писали губной помадой на стенах свой собственный сценарий.
— Прекратите! — закричала я на них. — Немедленно прекратите, маленькие чудовища!
И снова, как в прошлый раз, они не обратили на мои слова ни малейшего внимания. Только Дэмьен повернулся и показал мне «нос» обеими руками.
В следующую секунду из дверей кухни, размахивая кухонным ножом, вылетел Джейсон.
— Нет! — закричала я в отчаянии.
Тут в замке входной двери повернулся ключ, и вошел Туз. Какое блаженство было снова увидеть его, я сразу успокоилась.
— Слава Богу, ты наконец вернулся, — сказала я.
— А в чем дело?
— Вот, — я показала на Дэмьена, Мидаса и Джейсона, которые теперь занялись художественной резьбой на ступеньках лестницы.
Туз в одно мгновение пересек холл и подошел к мальчикам, сидевшим на ступенях.
— Немедленно прекратите, — сказал он им. Отобрал у Джейсона нож, схватил Дэмьена и Мидаса за шиворот и поднял в воздух. — Или я сейчас тресну вас лбами друг о друга. Вон в той комнате есть телевизор, идите и посмотрите что-нибудь.
К моему полному изумлению, мальчики встали и тихо ретировались.
— Что еще случилось?
— Фокусник впал в истерику. Он не смог справиться с детьми, а потом ни у кого не оказалось денег, чтобы заплатить ему. Поэтому он присоединился к вечеринке и начал пить. А вообще, он непьющий.
— Пойдем, найдем его, — сказал Туз, доставая из своего дипломата пачку десятифунтовых банкнотов.
— Что еще? — спросил Туз, когда фокусник, получив свои» кровные, исчез в ночи.
— Фэй здесь, — печально ответила я. — Роза от нее в восторге, а Джек флиртует, как безумно влюбленный.
— А Мэгги? — Туз мгновенно понял суть дела.
— Наверху, совершенно пьяная. Туз направился к лестнице.
— Я поднимусь и поговорю с ней. А ты будь хорошей девочкой и приготовь мне какой-нибудь коктейль покрепче.
— У тебя все прошло нормально? — спросила я. — Надеюсь, не слишком ужасно?
Туз пожал плечами.
— Довольно паршиво, но по крайней мере, все уже прошло, — сказал он и стал подниматься по лестнице.
Я вернулась в гостиную, чтобы приготовить ему коктейль. Вечеринка была в самом разгаре.
— Где Айвен? — Устремилась ко мне Береника. — Он уже давно должен был вернуться.
— Он вернулся. Он сейчас наверху у Мэгги. Глаза Береники сузились до такой степени, что стали казаться черными щелками.
— Она сильно расстроена, — объяснила я.
— А по какой причине?
— Она страдает потому, что здесь Фэй.
— А, она такая старомодная, — насмешливо сказана Береника. — В наши дни все свободны в своих чувствах, это заложено в природе человека. Надо всегда оставаться свободным от всех претензий по отношению к бывшим партнерам. Я не понимаю ревности — это нечто такое, чего я никогда не испытывала.
— О, в этом я уверена, — саркастически сказала я.
Я бросила в стакан с коктейлем пару кусочков льда и поторопилась уйти.
Туз уже спускался по лестнице и был очень мрачен. В руках он держал сложенную пополам бумажку.
— Что случилось? — тревожно спросила я.
— Мэгги ушла.
— К Пендлу? — прошептала я.
— Во всяком случае, так она пишет в этой прощальной записке к Джеку. — Туз подошел и положил руку мне на плечо. — Мне очень жаль.
— Боже, это ужасно. Но она не могла далеко уехать, она была здесь всего двадцать минут назад.
Туз открыл входную дверь и выглянул наружу. Там по-прежнему кружилась метель.
— Машины Джека нет, — сообщил мне Туз. — Она, должно быть, уехала на ней. Черт, она же может убиться на такой дороге.
Его лицо побледнело так сильно, что загар стал почти незаметен. Наверное, он вспомнил о той аварии, в которой погибла Элизабет, когда она слишком быстро гнала машину по обледенелой дороге, торопясь в аэропорт встречать Туза.
— Я поеду, может быть, успею перехватить ее. Никому ничего не говори, пока я не вернусь. А если спросят, скажи, что я поехал за сигаретами.
Туз вернулся через сорок пять минут.
— Я упустил ее, просто опоздал. Она оставила машину стоять поперек дороги, наверное, это прощальный жест. Ладно, пойдем в гостиную и выгоним всех отсюда. Хватит им пьянствовать.
— Айвен, дорогой. — Как только мы показались на пороге, Береника вырвалась от профессора Коуплэнда и окружавшей ее толпы отцов, стремительно пересекла гостиную, положила Тузу руки на плечи и нежно поцеловала. — Где ты пропадал так долго?
Тем временем няни начали поправлять свои свитера, а мамы взбивать прически — даже бледный и усталый, Туз производил на женщин сногсшибательное впечатление. Я могла только удивляться про себя, как же это я не обратила на него внимания в нашу первую встречу.
Туз подошел к Фэй, которая все еще сидела рядом с Джеком на софе, и поцеловал ее в щеку.
— Хэлло, моя радость, ты выглядишь просто великолепно, — ласково сказал он. — Я рад, что ты получила роль.
Глаза Фэй засветились от удовольствия.
— Господи, Туз, как здорово снова видеть тебя! Как прошла работа в Америке? Очевидно, вполне успешно. Я так рада за тебя и Беренику, — сказала она.
Наверное, когда Мэгги ушла, у нее появилась возможность вновь сойтись с Джеком.
У Туза, однако, были совсем другие идеи.
— Я думаю, тебе пора собираться домой.
— Она остается на ужин, — быстро сказал Джек.
— В любом случае вечеринка еще не закончилась, — закричала Роза.
— Будет лучше, если она приедет к нам как-нибудь в другой день, — твердо сказал Туз. — Уже поздно. Люкаста устала, и детям пора по домам.
Около окна Дэмьен и Мидас занимались тем, что брали с тарелки эклеры и методично давили их о зеленый бархатный костюм Джейсона.
Не знаю, как Тузу удалось это сделать, но через десять могут гостиная опустела. Я поднялась вместе с Фэй наверх и помогла ей собрать и упаковать все вещи и подарки Люкасты.
— У меня животик бо-бо, — хныкала Люкаста.
— Значит, ты съела слишком много сладкого, — сказала Фэй.
Когда мы спускались вниз по лестнице, я увидела, как Джек сердито выговаривая Тузу:
— Что происходит, черт тебя побери?! Почему Фэй не может остаться на ужин? Мы не должны выгонять ее из дома в такой вечер.
Туз достал из кармана письмо Мэгги и протянул его Джеку.
— Я думаю, тебе следует хорошенько прочитать вот это, — мрачно сказал он.
Когда Джек с Тузом направились в гостиную, Туз обернулся ко мне.
— Ты не могла бы за нас обоих попрощаться с Фэй и Люкастой? — попросил он.
На улице Люкаста крепко обняла меня на прощание.
— А могу я приехать к тебе и пожить у тебя в Лондоне? Ты возьмешь меня с собой посмотреть на смену караула у Букингемского Дворца?
— Конечно, — пообещала я, цепляясь за нее. Мне совсем не хотелось, чтобы она уезжала.
— Неужели Туз был так сильно шокирован моим приездом? — спросила Фэй с беспокойством в голосе.
— Нет, это все из-за Мэгги. Она слегка приревновала тебя к Джеку.
— Она приревновала меня? — в голосе Фэй внезапно прорвалась горечь. — Вот ведь как бывает, а ведь именно она увела у меня Джека, и, по идее, все должно быть наоборот. Ладно, черт с этим, дело прошлое. Конечно, с моей стороны было бы нетактично остаться ночевать. Просто я была так рада снова увидеть их всех. Они все такие хорошие, — добавила она с тоской в голосе.
— Да, я знаю, — сказала я.
Я вернулась обратно в дом, остановилась перед большим зеркалом в холле и посмотрела на свое бледное отражение. Оказывается, я так и провела весь вечер с одним накрашенным глазом. Дверь в гостиную была открыта.
— Пру, мы все здесь, — позвала меня Роза.
Джек сидел на подоконнике среди кучек хрустящего картофеля, цветных ленточек и остатков лопнувших воздушных шариков. На его лице было написано такое горе и отчаяние, что я едва узнала его. Береника сочувственно смотрела на Джека, оказывая ему свою знаменитую «поддержку». Туз протянул мне стакан джина с тоником. Роза первая нарушила молчание.
— Ну разве это не ужасно? Как же Мэгги могла так поступить? — спросила она, обращаясь ко мне. — Мы с ней должны были завтра ехать играть в бридж и. кроме того, она забрала с собой шляпу профессора Коуплэнда.
— Я не удивлюсь, если она прихватила с собой и мой кожаный пояс, — добавила Береника.
— Нет, на Мэгги это совсем не похоже, — запротестовала Роза. — А я думала, Пендл поклонник Пру.
Джек повернулся ко мне и спросил:
— Ты видела ее последней. Что она говорила?
— Я думаю, она приревновала тебя к Фэй, потому что ты болтал с ней. Она никогда не встречалась с Фэй лицом к лицу раньше и была, ну так сказать, слегка изумлена, увидев, насколько Фэй привлекательна и как радостно ты ее встретил.
— Черт побери, но я действительно был очень рад снова увидеться с ней, — сказал Джек. — Я всегда рад видеть ее, если мы не в ссоре.
— Я парюсь в сауне вместе с моим бывшим мужем и его новой подругой, — заявила Береника. — Всегда следует спокойно и по-дружески относиться к своим бывшим партнерам.
Джек посмотрел на Беренику с нескрываемой ненавистью. Потом повернулся к Тузу.
— Я никак не могу поверить, что она ушла. Может быть, мне съездить и привезти ее обратно?
Туз отрицательно покачал головой.
— Оставь ее в покое, если ты заберешь ее сейчас, она никогда не поймет, насколько ей может быть ненавистна совместная жизнь с Пендлом.
— Но ей, наоборот, может понравиться.
— Вряд ли, они быстро доведут друг друга до ручки своим эгоизмом.
Джек некоторое время сосредоточенно разглядывал свой нетронутый стакан с виски, а потом сказал:
— Я считаю, я это заслужил. Я не испытывал никаких угрызений совести, когда увел ее у Пендла, вот и заработал. Глаз за глаз, так сказать. — Он невесело усмехнулся. — По крайней мере, ей не придется менять фамилию.
— О, Джек, пусть она отправляется, куда ей заблагорассудится, — вмешалась Роза. — Она не достойна того, чтобы ты так переживал из-за нее.
После этих слов я впервые в жизни увидела Джека в гневе — это было ужасающее зрелище.
— Заткнись ты, старая сука! — заорал он. — Если бы ты своим поведением не превратила ее в…
— Джек, прекрати, — оборвала его Роза. — Ты не должен таким тоном разговаривать со своей матерью, — выразила она свое негодование.
Туз подошел к Розе и взял ее за руки.
— Почему бы тебе не пойти и не посмотреть телевизор? — предложил он.
Роза вскинула голову с оскорбленным видом. — И ты на самом деле думаешь, что я смогу смотреть телевизор в такой момент?
— Иди! — только и сказал Туз. Роза торопливо вскочила и бросилась вон из комнаты.
Туз повернулся ко мне и Беренике.
— Вы обе не могли бы побыть с ней полчасика? — попросил он.
В комнате Роза лениво просматривала «Радио Таймс».
— У нас была прекрасная компания для бриджа, а теперь… — пожаловалась она нам. — Мэгги могла бы подождать со своим отъездом до следующей среды. Она никогда не думает о других.
Я не вслушивалась в ее болтовню, думая о Тузе.
Внезапно Роза переменила тему.
— Включи телевизор, сейчас начнется программа Чарли Дрейка. Это довольно любопытно. А мне надо пойти позвонить профессору Коуплэнду и рассказать о поступке Мэгги. Я думаю, ему совсем не понравится, как она поступила с его шляпой, — сказала Роза и отправилась в холл.
Антония Фрейзер точила когти о софу. Зашумел, оживая, телевизор: Рональд Бозенкет рассказывал о вызванном снегопадом хаосе на дорогах.
— Британские новости всегда такие неинтересные, они рассказывают только о местных событиях, — сказала Береника, вставая и приглушая звук. — Пруденс, ты, должно быть, расстроена, — продолжала она. — Разве тебе не хочется сейчас уехать в Лондон?
— Заткнись, — прорычала я.
Береника отвернулась и принялась полировать один из своих ярко-красных ногтей.
— Ты только вредишь сама себе, проявляя агрессивность, — как ни в чем не бывало продолжала она. — Неужели ты не понимаешь, что гнев — это оборотная сторона депрессии? Ты должна спросить себя, почему ты чувствуешь во мне угрозу.
— Я не выношу, когда ты начинаешь излагать свои идиотские теории.
— Пруденс, ты говоришь неправду. Сейчас настало время, когда в обществе первое место взамен прагматического мышления должна занять абсолютная честность в отношениях между людьми. В противном случае нас всех погубит лицемерие нашего времени.
— Мне нужен переводчик, я не умею говорить на этом языке, — попыталась я сыронизировать и отпила глоток джина с тоником.
— Хорошо, я сама переведу тебе: ты влюблена в Айвена, ты не сводишь с него глаз.
— Я? Нет! — ответила я и почувствовала, что краснею.
— Именно влюблена, и он это тоже прекрасно понимает. И он в большом затруднении по этой причине.
— Мне трудно вообразить себе, чтобы Туз был в затруднении по какой бы то ни было причине, — сказала я.
— Эго ясно показывает, что ты совершенно не способна настраиваться на вибрации, исходящие от других людей. Айвен заботится о тебе всю прошлую неделю, поскольку ты была больна, и, кроме того, он понимал, что Пендл поступил с тобой нечестно. Айвен всегда заботится о людях, он такой сердечный человек.
— Ой, прервись на минутку! Я пойду поищу свой мешок для блевотины, — с отчаянием сказала я.
— Пруденс, тебе не следует так шутить. И вообще, все в этом доме находятся в большом затруднении из-за твоего присутствия, они надеются, что Пендл, может быть, приедет завтра и заберет тебя отсюда. Сейчас совершенно очевидно, что ты здесь абсолютно лишний человек, так как Пендл уже получил все, что хотел. Неужели после всего происшедшего ты собираешься и дальше пользоваться нашим гостеприимством?
— Нет, конечно, не собираюсь, — прошептала я.
— Айвен сейчас достаточно занят, разбираясь с проблемами Джека и Розы. И ему совсем не нужно, чтобы у него на шее болталась еще и влюбленная идиотка, которая, как собачонка, везде таскается за ним.
На экране Рональд Бозенкет под конец программы рассказал Эндрю Гартнеру анекдот о канарейке, которая научилась высвистывать девятую симфонию Бетховена.
Из холла вернулась Роза, ее глаза возбужденно блестели.
— Профессор Коуплэнд собирается послать Пендлу счет за испорченную шляпу. Он купил ее в магазине Герберта Джонсона за пятьдесят фунтов.
— Роза, ты не будешь возражать, если я отправлюсь в постель? — сказала я. — Я все еще чувствую слабость, и у меня был сегодня довольно изнурительный день.
Я улеглась в постель, прихватив с собой котенка, и погасила свет. Завтра я уберусь отсюда и не буду больше болтаться ни на чьей шее.
Через несколько часов я услышала, как по коридору, приглушенно переговариваясь, прошли в свои комнаты Джек и Туз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пруденс - Купер Джилли



Начало было интересно, но потом не очень. Герои всю книгу пьют каждый день, накала страстей нет, ГГ-рой какой-то тюфяк, все ни как не может проявить свои эмоции.Героиня еще куда ни шло. В общем 5/10. Для скоратания вечера сойдет.
Пруденс - Купер ДжиллиМарина
9.09.2014, 18.45





Прочесть можно, но не очень впечатляет. Герои ничего не делаю только пьют, точно так же, как и в "Эмилия".
Пруденс - Купер ДжиллиЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
5.08.2015, 19.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100