Читать онлайн Наездники, автора - Купер Джилли, Раздел - 58 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наездники - Купер Джилли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наездники - Купер Джилли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наездники - Купер Джилли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Купер Джилли

Наездники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

58

Джейк провел ночь, часто просыпаясь, видя какие-то обрывки снов. Была церемония открытия и певица превратилась в Хелен, рыдающую в микрофон, что Джейк ее не любит. Потом он был на арене, когда вдруг лопнули подпруги и соскочила уздечка. Под конец ему приснилось, что у Смелого на арене случился сердечный приступ. Лежа в сияющем свете солнца и привлекая к себе мух, он внезапно превратился в Моряка. Вытирая слезы, Джейк с криком проснулся. Тотчас же один из штангистов сел рядом с ним на кровать, похлопывая огромной рукой по плечу, а другой зажег ему сигарету. Выиграв накануне серебро и бронзу, они могли себе позволить быть великодушными. Поскольку сейчас половина четвертого, сказали они, Джейку нет смысла досыпать оставшийся час, с таким же успехом они могут выпить по чашечке чая и поболтать, чтобы развлечь его. Джейку больше хотелось бы побыть в одиночестве, но он был тронут их заботой.
Штангисты уже дремали, когда, с каким-то чувством нереальности, Джейк надел новые носки, белые бриджи, рубашку и дрожащими руками повязал галстук. Он был весь в белом, как невеста, пока не обул блестящие, с коричневым верхом, ботинки и втиснулся в новый красный камзол с черным бархатным воротником и британским флагом на кармане. Действительно, пришел тот самый день, так же, как приходит день идти мальчишкам в подготовительную школу, или мужчинам – в камеру смертников.
«Всего хорошего,» сонно пробормотали штангисты. «Мы будем смотреть тебя по ящику. Покажи им.»
«Всего хорошего,» сказали борцы, когда Джейк зашел за Айвором. «Ради Бога, присмотри за ним.»
«Всего хорошего,» сказали суровые охранники в конце коридора, улыбаясь первый раз со дня их приезда. «Счастливого вам дня.»
Им повезло, что они вышли рано, когда восходящее солнце окрашивало бледно-шафрановой позолотой горы Санта-Моника; автострады уже были запружены машинами, а непрерывные потоки энтузиастов всех национальностей – но преимущественно американцев – захватив с собой шляпы, термосы, холодильники, банки с пивом, бутерброды, транзисторы и даже переносные телевизоры, чтобы поддержать себя в течение долгого дня, вливались на стадион. Повсюду стояли биллетеры, а, чтобы добраться до конюшен, команде пришлось прорываться сквозь ряды собирателей автографов и людей, торгующих кока-колой, жевательной резинкой, гамбургерами, хот догами и сувенирами.
«Если кто-нибудь еще предложит мне плакат с Дино, я зареву» сказала Фэн.
К семи часам трибуны под подернутым дымкой, сизо-серым небом, свидетельствующем о наступающей сильной жаре, были переполнены. Большинство людей в толпе не отличило бы морды лошади от хвоста, но, охваченные олимпийской лихорадкой, они жаждали увидеть, как американцы завоюют еще одно золото.
В пол-восьмого наездники и руководители команд вышли на скаковой круг, бледнея под густым бронзовым загаром. На арену не допустили больше никого, даже журналистов. Тем не менее, члены королевской семьи не стали терпеть таких ограничений.
«Доброе утро, Дадли,» обратился принц Филлип к Дадли Диплоку, вертевшемуся около входа. «Уже ходили на круг?»
«Нет, сир.»
«Ну, тогда пойдем, пойдем,» сказал принц Филлип, шагая прямо через кордон охранников, а за ним подпрыгивал Дадли.
«Посмотрите на эту толпу,» глухим голосом сказал Айвор.
«Посмотрите на этот скаковой круг,» сказал Джейк, пристально глядя на препятствия, чьи огромные размеры ничуть не смягчалишь буйно разросшимися деревьями и цветами.
«Положительно устрашающая,» выдохнул Кэрол Кеннеди, глядя на комбинацию. В ней было два необычных препятствия, одно, построенное из светлых и темно-коричневых кирпичей в форме хот дога, и другое, сделанное в виде лодки, с парусами на обоих концах вместо крыльев, и с лошадьми перепрыгивающими через нос.
«Матерь Божья, какая ужасная штука,» сказал Вишбоун, глядя на хот дог.
Даже Руперт был необычайно молчалив, пока они меряли и перемеряли расстояние.
«Все вы брали более высокие препятствия,» сказал Мэлис, когда они разглядывали массивную изгородь.
«Но не каждое же,» сказал Айвор.
Фэн внезапно овладело чувство стыда из-за того, что она хотела, чтобы Дездемона прыгала этот скаковой круг. Он был просто слишком велик и она даже не верила, что Смелый может пройти его. Она испугалась за Джейка. Она хотела остаться с ним, чтобы поддержать его уверенность в себе, но Мэлис сказал ей оставаться натрибуне для наездников, во все глаза наблюдать за первыми выступлениями и не давать никаких советов.
Похолодевший и стучащий зубами, несмотря на жару, Джейк сосредотачивался и ни кем не разговаривал. По жребию ему выпал очень дальний номер, что не могло не сказаться на нервах. Внезапно он затосковал по Тори, ее спокойному сочувствию и пониманию, по ней, способной все вынести, даже если он обманет ее. Проходя через пост охраны в конюшни, он вдруг услышал крик и к нему бросилась Хелен. Она выглядела восхитительно в белой греческой тунике и большой белой шляпе с синим крапчатым шарфом вокруг талии. В нескольких ярдах позади нее стояла крупная симпатичная женщина средних лет с бульдожьей челюстью.
«Дорогой,» прокричала Хелен, «я везде тебя ищу. Я только хотела пожелать тебе удачи и познакомить с мамой.»
Джейк недоверчиво посмотрел на нее. «Что?»
«Познакомить с мамой. Я так много о тебе рассказывала.»
«Не будь такой идиоткой,» перебил ее Джейк. «Я не могу ни с кем сейчас знакомиться,» он круто повернулся и ушел.
Хелен была ошеломлена. «Он немного перенапряжен,» сказал она матери. «Ты сожешь познакомиться с ним позже.»
Все столпились на трибуне наездников, чтобы посмотреть первое выступление. Над ареной повисла тишина. По толпе пробежал шорох, когда появился первый участник. Им был Ганс Шмидт – его шляпа, как обычно, была небрежно сдвинута, что противоречило выражению его лица, на лошади по кличке Папа Гайдн, темно-гнедом ганноверце, очень хорошо выдресированном. Немецкая команда издала стон, когда во время прыжка, он зацепил второе препятствие, пару подпорок, которое никогда не было сильной стороной немцев, затем задел третье препятствие и четвертое, и, недостаточно разогнавшись, обоими копытами попал в воду. Расстроенный таким несвойственным для него плохим выступлением, Папа Гайдн разрушил лодку, а потом и хот дог, выбив шест из массивного триплета, стоящего в стороне от избранного круга, и задел первый элемент комбинации, завершив выступление с тридцатью шестью ошибками.
«А он ведь занимает пятую позицию в мире,» дрожащим голосом сказал Вишбоун.
«Первый участник всегда нервничает,» сказал Руперт.
Напряжение ожидания, пока восстанавливали круг, сказалось на Конте Гае, который выступал следующим, и он потерпел неудачу с третьим препятствием, потом сумел не попасть в воду, но шел так быстро, что не смог сдержаться и сбил лодку, хот дог, массивную изгородь и два последних элемента комбинации. Вслед за ним выступал японский наездник, выехавший со стремлением, достойным камикадзе, закончить круг любой ценой, и пришедший под громкие приветственные возгласы с поразительным общим счетом в пятьдесят пять ошибок. Один из молодых ирландских наездников сумел на своей уродливой коричневой кобыле пройти круг с двадцатью четырьмя ошибками и установил первый лучший результат. Заменяющая Дино Лиззи Дин не смогла оправдать всех возложенных на нее надежд и добилась двадцати ошибок.
«Вероятно, там лучше ходить, чем ездить верхом,» пробормотал Айвор, позеленевший, как авокадо из сада Сюзи Эриксон.
Жара усиливалась, становясь все убийственнее и убийственнее, пока испанцы, швейцарцы, итальянцы, канадцы сменяли друг друга. Если они не нервничали на круге, их нервировала толпа, всякий раз, когда кто-либо чисто преодолевал препятствие, издававшая улюлюканье, терзающий рев и вопли, «Так держать, так держать.»
Появление Людвига пробудило определенный интерес, когда объявили, что он завоевал золото на прошлой Олимпиаде и был вторым на Мировом Чемпионате. Выглядя, олицетворением здоровья, Клара рысью выбежала на круг, пряла длинными ушами, ловя малейшие команды, ее умные глаза блестели, глядя на огромную толпу. Вскоре, пока она изящно проходила круг, оставив полосу голубой воды в футе после себя и сумев замедлить бег и стать первой лдошадью, преодолевшей лодку, стало очевидно, что она в прекрасной форме. Тем не менее, вопли и одобрительные возгласы, приветствовавшие это достижение, совершенно выбили ее из колеи. Она с грохотом ударила по хот догу, врезалась в изгородь и сбила огромный триплет, закончив с восемью ошибками. Остальные наездники сочувственно апплодировали, когда Людвиг уезжал, уныло покачивая головой. Вместе с тем, подумала Фэн, это пока лучшее выступление. Очевидно, здесь невозможно пройти круг чисто. Она попыталась точно вспомнить, как Людвиг взял лодку, чтобы рассказать Джейку. Глядя, как мексиканец по имени Иисус безнадежно потерпел неудачу, она все сильнее и сильнее волновалась за него.
Еще хуже ей стало, когда, пока Айвор пошел в конюшни, чтобы разогреть Джона, кто-то пододвинулся к ней и она обнаружила, что сидит рядом с Хелен и миссис Макулай.
«Это родственница Джейка, Феннела,» сказал Хелен. «А это мама.»
Фэн и миссис Макулай без особой приязни кивнули друг другу. Фэн подумала, рассказала ли Хелен все своей матери о Джейке. Хелен поглядела в молчаливое лицо Фэн.
«Джейк, кажется, слишком напряжен,» сказала оан. «Я пыталась познакомить его с мамой.»
«Единственный, с кем бы он хотел познакомиться сейчас, это наш создатель.»
«Но он и в самом деле ужасно тревожится,» сказала Хелен.
«Он скучает по Тори,» сказала Фэн. «Он пытался позвонить ей сегодня утром, но все линии были заняты.»
«Полагаю, он женился по расчету,» натянуто сказала Хелен.
«О, Боже, нет,» сказала Фэн. «Он был без ума от нее. Вспомните, как он разъярился, когда Руперт в Диснейленде сострил по поводу того, что она слишком толстая.»
«И он никогда не заводил любовных интрижек,» не удержавшись, спросила Хелен.
«О, не больше, чем любой средний наездник,» беззаботно солгала Фэн. «Вы же знаете, какие они. Слишком много возможностей, чтобы ожидать абсолютной верности, но он всегда возвращается к Тори.»
Видя подергивающееся страдающее лицо Хелен, Фэн решила, что зашла слишком далеко. Я попаду в ад, если буду такой сукой, подумала она, но с тех пор, как не приехал Дино и я не участвую в Олимпиаде, я в любом случае в аду, так что это не имеет значения.
«О, посмотрите, выезжает Мэри Джо,» сказала миссис Макулай. «Извини, Хелен, но это моя девочка. Я отказываюсь поддерживать английскую команду.»
На пять минут огромная толпа, все утро поднимавшаяся и садившаяся, приостановила свое паломничество за едой и напитками. Подбодренные их пылом и истерическим энтузиазмом и своим собственным страстным желанием выиграть, Мэри Джо и Балтазар прошли круг с четырьмя ошибками, задев только хот дог, и вышли в лидеры. Покраснев, как ее камзол, улыбаясь от уха до уха, подбрасывая в воздух и ловя свою шляпу, как церемонимейстер на параде, она галопом ускакала с круга, пока толпа, вся как один, встала и апплодировала ей.
Не в состоянии видеть самодовольство миссис Макулай, Фэн попросила Хелен постеречь ей место и отправилась вниз по лестнице, чтобы подподрить Айвора, которому предстояло прыгать через пару выступлений. Боже, как жарко. Как будто ты заснул и забыл выключить электрическое одеяло. Служащие в коралловых спортивных куртках и белых панамах истекали потом, разноцветные флаги поникли на фоне гор, с покрытыми снегом вершинами. Она нашла Айвора, когда мимо, горько рыдая, проехала бедная маленькая швейцарка. Четыре года надежд были разбиты вдребезги тремя остановками перед первым препятствием.
Айвор выступал не намного лучше. Охваченный страхом перед ареной, он прыгал, как новичок. Не помогло и объявление, что выступает Айвор Брейн из Великобритании верхом на Джоне. Толпа, находя ужасно смешным, что кто-то смог назвать свою лошадь именем туалета, стала гоготать и издавать кошачьи вопли. Обиженный и совершенно расстроенный, Джон трижды останавливался перед хот догом.
«О, нет, Джон, нет, Джон, нет,» сказал Руперт и побежав прогнать Горную по тренировочному кругу, как всегда застал Диззи, прыгающего на совершенно неправильном шаге, так что Горная сбивала каждое препятствие и получала ушибы сама.
«Учи ее быть осторожной,» сказал Руперт.
Донесшийся со стадиона громкий рев свидетельствовал о том, что выехал Кэрол Кеннеди и собирается прыгать.
«А вот и этот красивый мужчина,» сказала мисси Макулай. «Все таки в американских мужчинах что-то есть.»
«Он гомосексуалист, мама,» огрызнулась Хелен.
Даже привыкшую к неистовому энтузиазму американских толп Скарлетт О'Хару нервировал шум. Она задела хот дог, потом, казалось, шла чисто, но, когда прыгала через последний элемент комбинации, толпа издала такой ликующий вопль, что кобыла решила, что выступление закончено. Кэролу понадобилось все его умение, чтобы направить ее на огромное спаренное препятствие, где она опрокинула последний шест. С восемью ошибками он так и остался вторым вместе с Людвигом.
«Разве он не принц?» сказала сидящая с Хелен девушка, когда Руперт ждал своего выхода. «Я видела его вчера вечером по телевизору. Надо признать превосходство англичан, у них действительно есть класс.»
Совершенная в каждой своей линии, Горная, наверное, была прекраснейшей лошадью на соревнованиях, под блестящей янтарной кожей подобно змеям извивались мускулы, а когда она танцевала на арене, настораживая длинные уши, видя непривычное зрелище и слыша незнакомые звуки, смесь взрывной мощи с естественной грацией была незабываема.
«Ради Бога, будь осторожнее,» предупредил Мэлис.
Горная была лучшей лошадью на соревнованиях, но она никогда раньше не видела такой большой толпы, не слышала такого сильного шума, не видела такого огромного числа волнистых рядов кепок, как в переполненном птичнике.
Ее передние ноги стали болеть, когда она ударилась о препятствие. Она сердито махала хвостом; ей было ужасно жарко, она обиделась и была расстроена. Когда Руперт провел ее дважды по кругу, чтобы успокоить, она горбила спинк и дергала головой.
Эта лошадь слишком неопытна и недостаточно выезжена, подумала Фэн.
Двумя минутами позже Руперт покидал круг с невероятным числом ошибок – двадцатью восемью. И на трибуне наездников, и в комментаторской кабине все были ошеломлены.
«Поговорите теперь об ужасном выступлении Горной!» шепотом сказала Фэн. Потом, напуганная собственным отсутствием патриотизма, она быстро искоса взглянула на Хелен и миссис Макулай и была поражена, увидев, что ни одна из них даже отдаленно не выглядела расстроенной.
«Надо пойти и найти Джейка,» сказала она, вставая.
«Пожелай ему удачи,» сказала Хелен. «Не забудь сказать это ему,» бросила она вслед Фэн.
На круг собирался выезжать Вишбоун. Ему было около сорока, выступал он отвратительно, и все заключали пари на то, что же первым погубит его – пьянство или старость. Сегодня, несмотря на три больших стакана виски, жара, казалось, ничуть не действовала ни на него, ни на его большого гнедого мерина, Кристи Мехона. Они выступили с восемью ошибками.
«Прекрасно сделано,» закричала Фэн, когда он уезжал с круга. «Чертовски хороший круг.»
Она нашла Айвора в глубочайшей печали, его лицо было заплакано. «Где Джейк,» спросила она.
«В мужской уборной, его тошнит.»
«Ему прыгать через двадцать минут. Ради Бога, пойди и приведи его.»
Джейк нагнулся над туалетом, с несчастным видом глядя на белый унитаз. Поскольку он не завтракал и фактически не ужинал, то теперь его рвало одной желчью. Он чувствовал себя отвратительно и весь трясся. О, Боже, как он хотел, чтобы здесь была Тори.
Кто-то постучал в дверь. Это был Айвор.
«С тобой все в порядке, Джейк?»
Джейк застонал.
«Фэн думает, что это может помочь,» Айвор просунул под дверь коньяк.
«Успокойся,» раздался голос Мэлиса. «Через несколько часов все закончится.»
«Мне скоро выступать?»
«Через четыре человека.»
«Кто-нибудь прошел чисто?»
«Нет – Руперт закончил с крикетным счетом,» закончил Мэлис.
Итак, все зависит от меня, подумал Джейк.
Он выпил коньяк до дна. Удивительно, но это успокоило его нервы и убило его страхи. На улице он увидел Фэн.
«Теперь слушай, им всем не удалось взять хот дог. Думаю, тебе надо пораньше прийти в угол, чтобы дать Смелому побольше времени оценить его и взять его в пять шагов.»
«Кажется, он встал с той ноги. Он сделал мне сегодня только одно замечание,» сказала Сара.
Смелый не был красавцем, но его округлые, в яблоках круп и плечи блестели как полированное олово, хвост был белее снега в горах, а его заплетенная грива, с вплетенной в нее красной лентой, казалась самой аккуратной на соревнованиях.
Джейк слегка улыбнулся, когда Сара заткнула лошади оба уха ватой. «Ты хорошо над ним поработала,» сказал Джей. «Он выглядит великолепно.»
«Удачи,» сказала Фэн.
«Я не должен тебе этого говорить,» сказал Мэлис, «но все наши надежды мы возлагаем теперь на тебя.»
Похлопав Смелого по крупу, Джейк вошел в туннель. Фэн как раз уселась рядом с Хелен, когда Джейк выехал на круг.
«Это – Джейк, о котором я тебе рассказывала,» сказала Хелен своей матери. «Он едва не бросил вытупления, из-за того что в прошлом году ужасно разбился.»
Толпа устала. Она уже сидела на выступлениях почти три часа. Она уже увидела, как прошли все американцы и собиралась идти обедать.
Все это происходит на самом деле, подумал Джейк, пустив лошадь галопом к первому огромному препятствию. Чувствуя возбуждение Смелого по тому, как он привычно грыз удила, он позволил ему решать самому. Смелый перепрыгнул, затем чисто взял еще и еще одно препятствие, и, резко дернув задними ногами, перемахнул через воду с запасом в несколько дюймов. Он в отличной форме, радостно подумал Джейк. Лодка тоже не вызвала у него никаких затруднений. Затем, следуя совету Фэн, он очень резко повернул, и, сделав пять шагов, а не четыре, как делали все, улучил подходящий момент и с легкостью перепрыгнул через хот дог.
Он первым чисто прошел это препятствие, это вызвало у толпы такие восторженные, возбужденные и истерическме вопли, которые проникли даже через вату в ушах Смелого, на некоторое время выбив его из колеи. Перейдя на галлоп, он проломил огромную изгородь и разбил на кирпичики стену.
«Черт побери,» сказала Хелен.
«Хелен Макулай,» потрясенно произнесла ее мать.
«Я уже шесть лет как Кэмпбелл-Блек, мама.»
«Тем хуже.»
Фэн решила, что миссис Макулай ей нравится.
Тем временем, Джейк почти остановил Смелого, поглаживая и успокаивая его, так же как он успокаивал Макулая на Мировом Чемпионате.
«Тупой педераст увеличит количество ошибок за простроченное время,» сказал Руперт.
«Он знает, что делает,» огрызнулся Мэлис.
Джейк пустил Смелого легким галопом, и, под оглушающие апплодисменты, продолжал брать оставшиеся препятствия круга.
«Отлично сделано. Замечательно,» сказал Мэлис, выглядя значительно бодрее, чем десять минут назад. «Ты спас день. У тебя одиннадцать.»
После него оставалось всего три выступления, два безнадежных, но надежды англичан немного поколебались, когда по кругу галлопом прошел широко ухмыляющийся нигериец на огромном черном мерине. Вылетая из седла на каждом препятствии и доводя толпу до судорог от смеха, он сумел пройти почти все чисто за исключением воды и хот дога.
Мэлис вытащил список результатов. «У Мэри Джо – 4, у Керола, Людвига, Вишбоуна и нигерийца – по восемь, и у тебя одиннадцать, Джейк,» сказал он.
Начался изнурительный трехчасовой прерыв перед вторым туром. Прошло двадцать наездников. Айвор не попал, Руперт едва пробрался, Джейк был пятым. Теперь прыжков станет меньше, но они будут тяжелее.
«Пойдем, немного перекусим,» сказал Мэлис.
«Я останусь и разберусь с Горной,» мрачно сказал Руперт.
«Я должен попытаться удержать Вишбоуна подальше от пивной,» сказал Падди, его конюх. Айвор от отчаяния был не в состоянии сказать что-либо.
«Руперт был слишком самоуверен. Ты был слишком не уверен в себе. Так случается и с лучшими,» сказал ему Мэлис.
Идя на обед, Джейк внезапно покачнулся, жара, недосыпание, голод и большое количество выпитого коньяка лишили его сил.
«Тебе не прийдется прыгать, по крайней мере, три часа,» настойчиво сказал Мэлис. «Пойди и поспи в кровати Сары.»
«Не будте таким дураком,» сказал Джейк, вытирая вспотевший лоб. «Я не смогу заснуть.»
«Хорошо, тогда просто полежи.»
Через несколько секунд, растянувшись на хрупкой кровати в мансарде под конюшнями, Джейк уже спал.
Второй тур оказался гораздо труднее. Температура поднялась выше девяноста градусов, превратив Олимпийский стадион в раскаленную печку. С лошадьми уже провели разминку, тренировку и вновь поставили в конюшни, как будто работа на сегодня уже была закончена и те не могли понять, почему их выводят снова. Многие из них уже очень устали.
Даже огромная толпа, казалось, уменьшилась, так ка зрители, спасаясь от угнетающей жары, смотрели соревнования по единой телевизионной системе, разбросанной по всем залам.
Кусая ногти, Фэн наблюдала, как наезник за наездником прокладывали себе дорогу сквозь чащу препятствий. Людвиг слишком жестко поработал с Кларой в перерыве и огромная кобыла закончила выступление с крикетным счетом.
Джейк, к тому времени уже проснувшийся, проводил разминку со Смелым, когда на круг выехала Мери Джо. С арены он видел, как заволновались трибуны, когда зрители бросились к своим местам и приветствовали свою героиню. Мери Джо закончила с четырьмя ошибками. Джейк прислушивался к реву апплодисментов, возраставшему до крещендо, который, должно быть было слышно до самого Нью-Йорка. Потом наступила тишина, а затем ужасный стон. Четыре ошибки, это значило, что теперь их у нее восемь, потом приветственные крики возобновились, становясь громче и громче. Он должен сосредоточиться на Смелом. Затем внезапно раздался оглушающий рев, повергший Смелого в неистовство, несмотря на вату в ушах.
Взглянув на стадион, Джейк видел, как в воздух подбрасывают кепки, и они взлетают за трибуной, напоминая воздушную кукурузу. Если Керол, Вишбоун или негириец не пройдут чисто, Мери Джо получит свое золото. Джейк не видел способа догнать ее. Приветственные крики продолжались и продолжались до тех пор, пока Мери Джо, вытирая слезы, не появилась из туннеля, а потом скрылась в визжащей толпе доброжелателей.
Керол Кеннеди, с восемью ошибками, выступил следующим и вновь неудачно. Он прыгвл чисто и ровно, когда вдруг на первый элемент дуплета упала тень пролетавшего вертолета, из-за чего стало трудно правильно оценить расстояние. Величавая Скарлетт О'Хара сбила оба элемента, но все остальные прошла чисто. Толпа впала в экстаз, топая ногами и выкрикивая: «Йо Хо Хо». У Керола теперь было шестнадцать ошибок и отличный шанс на серебро.
Выехал Руперт. Только благодаря чуду он смог бы получить хотя бы бронзу. Он все еще неистовствовал, твердо решив пройти чисто и показать всем, как следует прыгать на круге. Явно напуганная, обезумевшая, с вращающимися глазами и кровавой пеной на губах, Горная шла чисто вплоть до триплета, стоящего в стороне от сборного круга, а потом начала замедлять бег. Руперт взмахнул хлыстом. Горная взвилась слишком рано, в результате чего в воздух взлетели и триплет, и лошадь, и наездник. Руперт повис на поводьях и благодаря этому ничего себе не повредил, но прошло еще несколько секунд, прежде чем он смог оседлать охваченную ужасом Горную, которая, окончательно выбившись из колеи, набрала еще восемь ошибок.
«Не повезло,» сказал ожидавший своей очереди Вишбоун. Но Руперт проигнорировал его, проехав мимо с бледным раздраженным лицом. Чтобы придать себе мужества, Вишбоун уже принял в перерыве достаточно виски, но его оказалось слишком много для трезвого расчета. Он знал, что это его последний шанс завоевать медаль. У ирландцев здесь не хватало наездников, чтобы сформировать команду, но он любил свою старую лошадь и дорого бы отдал, чтобы уехать домой с медалью, поэтому, выезжая на арену, он перекрестился и пылко помолился Деве Марии. И Дева Мария услышала его. Она осторожно провела лошадь и наездника по кругу. Вишбоун прыгал вдохновенно, сбив только одно препятствие, что вывело его на второе место.
Толпа взворвалась. Вишбоун вот уже несколько лет развлекал их своим фиглярством. Он был очень популярным наездником. Публика все выкрикивала и выкрикивала приветствия. Ирландия завоевала серебро, но у Америки были золото и бронза.
«Кажется, они совершенно забыли, что еще будут прыгать Джейк и тот нигериец,» взбешенно сказала Фэн.
«Ты в порядке?» спросила она Джейка. «Наверное, очень плохо, что столько поставлено на карту.»
Он кивнул, даже не пытаясь ответить. Если он закончит с четырьмя ошибками, то получит бронзу, если пройдет чисто – то серебро. Эти слова было трудно произнести вслух. При такой оглушающе шумящей толпе ему будет трудно заставить Смелого сосредоточиться.
«Выйми вату,» сказал он Саре.
«Ты уверен?» испуганно спросила она. «Он станет капризничать.»
Подошел Мэлис и напоследок похлопал Смелого. «Очевидно, они не собираются заткнуться,» сказал он. «Я иду внутрь. Просто доверся своим инстинктам.»
Если я выиграю медаль, подумал Джейк, ожидая своей очереди и глядя на восторженные, с раскрытыми ртами лица, то буду получать от Бойсона по семдесят пять тысяч фунтов в год. Он подумал о Тори и детях, которые смотрели соревнования дома. Он подумал о Хелен, с которой недавно так отвратительно себя повел.
«Прошу вас, ваш выезд,» сказал распорядитель выступлений в спортивной куртке кораллового цвета.
С этого момента Джейк думал только о Смелом. Медленно выехав в центр арены, он повернулся к ложе президента, где президент, любивший лошадей, сидел с принцем Филлипом и принцессой Анной, и снял шляпу перед судьями, продемонстрировав внезапную бледность, покрывшую его загорелое лицо. Потом он дал команду Смелому, и Смелый, выставив вперед ногу, низко поклонился и принцу, и принцессе, и президенту, и очарованно рукоплещущей, взорвавшейся от восторга толпе. Они получили свое золото и теперь могли позволить себе быть великодушными. Никоим образом этот цыган со своими фокусами не сможет победить их Мери Джо.
«Правда мило?» сказала Хелен миссис Макулай.
Джейк посмотрел на прохладные горы с покрытыми снегом вершинами за стадионом и огромное количество, глядящих на него лиц, спокойно надел шляпу и подождал, пока толпа успокоится.
Постепенно выкрики затихли до возбужденно шума, напоминающего шипение масла на сковородке. Джейк дотронулся до флага Великобритании на ткани седла, потом до пижмы в нагрудном кармане. На этот раз Смелый застыл как каменный. Он слышал толпу во всем ее шуме и торжестве, и это не повредило ему.
«Тупой эксгибиционист,» сказал Руперт Людвигу.
«Жаль, что никто не прошел чисто,» сказал Дадли Диплок.
Наконец все затихло, за исключением щелканья фотокамер и пчелиного жужжания огромной стотысячной толпы, пытающейся вести себя тихо. Джейк пустил Смелого легким галлопом. И конь, и всадник выглядели очень бодрыми. Все происходило так, как будто они прыгали на показательном круге. Когда они успешно прошли два первых препятствия, а потом и третье, а потом весело перемахнули через воду, толпа поняла, что Смелый получает удовольствие от прыжков и принялась подбадривать его, топать и апплодировать.
«Я им на самом деле нравлюсь,» казалось, говорил Смелый, подбирая ноги и просто таки на полном скаку перелетая через хот дог, беспечно взмахнув хвостом.
«Эту изгородь я в прошлый раз возненавидел,» сказал он, глядя в сторону изгороди. «На этот раз она тебе нравится, прислушайся к апплодисментам,» сказал Джейк, когда Смелый ласточкой пролетел над ней.
«Он немного медлит,» сказала Фэн, сидя рядом с Мэлисом на краю трибуны для наездников.
«Да,» ответил Мэлис, «но какой круг, чистая поэзия. Давай, Джей.»
И Джейк, как будто услышав их, ускорил темп, вихрем пронесшись над комбинацией. Теперь остался последний дуплет.
«Я не могу на это смотреть,» сказала Фэн. Обхватив голову руками, она ждала отвратительного стука падающих брусьев. Она услышала тяжелое дыхание, долгое молчание, восторженный визг сидящей справа Хелен, а потом громогласный рев апплодисментов.
«Он смог, единственный прошел чисто,» закричал Мэлис, подбрасывая в воздух свою панаму. Она упала и была затоптана, прежде чем он успел хотя бы подумать о том, чтобы снова поднять ее.
Пока велся подсчет, толпа затаила дыхание. Джейк взглянул на часы. Он полностью уложился во время. Даже если нигериец пройдет чисто, он получит бронзу. Уронив поводья на шею Смелого, он в двойном приветствии воздел обе руки к небесам и поехал вдоль коридора из радостно приветствующих его зрителей, широко ухмыляясь.
«Чертовски великолепно,» завопила Фэн, по его щекам текли слезы, а когда она обняла Мэлиса, его мокрое лицо тоже блестело под ярким солнцем.
«Это самый удивительный поворот, прямо как в книгах,» тараторил в комментаторской кабине Дадли Диплок, «никто даже и не думал, что цыган Джейк сможет так возвыситься. В этом есть что-то от чуда.»
«Пойдемте поздравим его,» произнесли одновременно Мэлис и Фэн, но Хелен опередила их обоих. Перепрыгнув через передний ряд, она выбежала из трибуны и бросилась вниз по ступенькам навтречу Джейку, ее рыжие волосы развевались.
«О, дорогой, дорогой, дорогой,» проговорила она, хватая его за руку.
Джейк посмотрел на нее. Его лицо вновь приобрело нормальный цвет, он был поразительно счастлив и как никогда раньше красив, все попытки казаться невозмутимым исчезли.
«Мы добились этого,» произнес он недоверчиво. «Мы действительно добились этого,» и в эйфории победы он нагнулся и поцеловал ее, а она прильнув к нему поцеловала его в ответ.
На трибуне наездников, захваченная толпой, Фэн встретилась глазами с миссис Макулай.
«Ваш родственник,» обвиняюще сказала миссис Макулай.
«Да,» таким же тоном ответила Фэн. «Муж моей сестры.»
Справа она увидела бросившегося Джейку и Хелен Руперт, побелевшего от ярости. К счастью, в этот момент Сара, заливаясь от радости потоками слез, и остальные британские конюхи столпились вокруг Джейка и Смелого. Тотчас же к ним присоединился Вишбоун и американская и немецкая команды, все похлопывали его по спине и осыпали поздравлениями. Появился Конт Гай с огромной бутылкой «Криг».
Теперь все казалось восхитительным. Джейк был ужасно рад видеть, как счастлив Мэлис, и как прыгает Фэн, он одновременно обрадовался и опечалился, услышав, что бедный нигериец, выступавший последним, не смог совладать с напряжением и закончил с двадцатью ошибками, а это означало, что Джейк получит серебро, а Вишбоун – бронзу.
Куда бы он не обернулся, везде были фотографы и люди, стремившиеся похлопать Смелого.
«Не понимаю, почему он никого не ударит,» ликовала Сара. «Теперь, став медалистов, он, наверное, исправился.»
Препятствия убрали, а огромная лошадь-тяжеловоз притащила пьедестал почета. Все вместе, Мери Джо, Джейк и Вишбоун, сопросождаемые своими конюхами, выехали на арену. Саре, благодаря ее привлекательности и красно-бело-синим волосам, достались особо громкие приветствия. Затем конюхи взяли лошадей и наездники взошли на пьедестал. Джейк с трудом сдерживался от смеха, когда нелепой походкой на широко расставленных негнущихся ногах вышли девушки, несущие коробки с розетками, как знамена.
Он наклонил голову, когда жена президента надевала ему на шею серебрянную медаль, и тотчас же дотронулся до нее, проверяя настоящая ли она. Удивляясь поисходящему, он подумал, что, наверное, получит разрыв сердца. Ничуть не стесняясь, Мери Джо заплакала, когда на флагштоках подняли три флага, а оркестр заиграл американский гимн. У Вишбоуна не оказалось носового платка и ему пришлось высморкать красный и испещренный жилками нос в полу рубашки.
«Отлично проделано,» говорил принц Филлип, пожимая им всем, а особенно Джейку, руки. «Единственный чисто пройденный круг,» добавил он. «Вы, должно быть, очень гордитесь.»
«Благодарю вас, сир.»
Джейк был так ошеломлен собственными чувствами, что радостно вернулся бы к Смелому, которого так украсили розетками, что он с трудом мог что-либо видеть. Он хотел побыть с ним после церемонии, но его потащили на пресс-конференцию. К этому времени, когда корреспонденты закончили с Мери Джо, Джейк принял уже по меньшей мере полторы бутылки шампанского.
«Жаль, что вы не выиграли золото, Джейк,» сказал корреспондент «Лос Анжелес Таймс».
«Честно говоря, я чертовски рад получить серебро. Цыгане всегда просят посеребрить ручку. Так что это самая подходящая для меня медаль.» Все рассмеялись.
«Все таки,» продолжал он, глядя на лес фотокамер, блокнотов и магнитофонов, «жаль что Дино Ферранди пришлось выбыть, а то Мери Джо и мне пришлось бы переместиться на ступеньку ниже.»
«Как вы думаете, что помогло вам так высоко подняться?» спросил корреспондент «Дейли Телеграф».
«У меня была хорошая поддержка,» сказал Джейк, и, продолжив, поблагодарил всех, начиная со своей семьи и заканчивая Мэлисом, сестрами и докторами в Мотклиффе.
«Каковы ваши планы на будущее?» спросил корреспондент «Нью Йорк Таймс».
«Позвоню жене, а потом пойду напьюсь.»
Дадли пробился сквозь огромную толпу ожидающих на улице болельщиков. «Поздравляю, Джейк. Блестящее, блестящее выступление. В комментаторской кабине мы держим для вас свободную линию. Если вы позволите, нам бы хотелость транслировать по телевидению, как вы будете сообщать эту новость Тори.»
«Если позволите, нет,» сказал Джейк. «Кое-кто не так уж часто звонит своей жене, чтобы сказать, что он выиграл серебрянную медаль. Некоторые вещи следует делать частным образом.»
Войдя в комментаторскую кабину, он захлопнул дверь. «Я могу сделать частный звонок миссис Ловелл?» спросил он, поднимая трубку телефона.
«Конечно же, мистер Ловелл,» ответила телефонистка. «Поздравляю вас.» Его соединили невероятно быстро.
«О, Джеки, о, Джеки,» Тори и смеялась и плакала, так что он с трудом слышал ее. «Все так замечательно. Вы оба были великолепны. Соревнования смотрела вся деревня. Они выпили все до капли у нас дома и у себя, а теперь идет буйная вечеринка. Мы все так гордимся тобой.»
«Смелый был твоим воспитанником,» сказал Джейк. «Ты выбрала его для меня.»
«Он прыгал так блестяще, а как он кланялся, и вы одни прошли чисто. Поговори с детьми.»
«Сколько ты выиграл?» спросила Иза.
«Ты можешь повезти меня в Диснейленд?» сказала Даклис.
Джейк попросил снова передать трубку Тори. «Я скучаю по тебе,» сказал он. «Ты хочешь прилететь сюда на командные соревнования?»
«О, мне бы очень хотелось. А мы можем себе это позволить?»
«Думаю, что теперь да,» сказал Джейк.
«Кстати, Бойсон только что звонил,» вспомнила Тори. «Сказал, что ты уже выполнил свою часть соглашения, а теперь он будет выполнять свою. О, послушай, послушай, ты слышишь?» задыхаясь, произнесла она. «Они звонят в церковные колокола. О, Джеки, сейчас два часа ночи. И никто не спит. Люди поздравляют друг друга и танцуют на улицах, и пивная открыта, и звонят в колокола в твою честь, послушай.»
Телефон донес до Джейка слабый колокольный звон. Он был так расстроган, что не смог продолжать больше разговор. «Я позвоню завтра,» сказал он. «Я люблю тебя.»
«Я тоже люблю тебя,» сказала Тори.
«Все в порядке?» спросила Фэн, когда он вышел из кабины, вытирая глаза.
Он кивнул. «Совершенно изумительно. Там звонят в церковные колокола.»
Возможно, теперь наконец все будет в порядке, подумала Фэн.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наездники - Купер Джилли

Разделы:
126272829303132333435363738394041424344454647484950515253545556575859Эпилог

Ваши комментарии
к роману Наездники - Купер Джилли



Интересный роман. Но конец странный.
Наездники - Купер ДжиллиКэт
29.06.2015, 21.13





Интересный роман. Но конец странный.
Наездники - Купер ДжиллиКэт
29.06.2015, 21.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100