Читать онлайн Наездники, автора - Купер Джилли, Раздел - 53 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наездники - Купер Джилли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наездники - Купер Джилли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наездники - Купер Джилли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Купер Джилли

Наездники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

53

Первые четыре недели Хелен и Джейк наслаждались необычной свободой. Руперт и Фэн путешествовали за границей с английской командой, следуя тем же маршрутом из Рима, через Фонтебло и Париж в Люцерн, по которому в прошлом году так весело промчались галопом Фэн с Билли. Сейчас Фэн уже не торопилась. Она рано ложилась спать, в оба уха слушала советы Мэлиса, прилежно занималась с лошадьми, но по-прежнему обнаруживала тревожащее отсутствие формы. С каждым днем она все больше впадала в панику, что ее не отберут в Лос-Анжелес и она никогда больше не увидит Дино. Это стало ее единственным желанием.
Между тем, в Англии Джейк был в великолепной форме. Макулай, счастливый от того, что хозяин снова сидит на нем, прыгал превосходно. Смелый, оправившийся после операции и по-прежнему рассеянный и раздражительный, проявлял себя блестяще. Куда бы Джейк ни отправился, он был вне конкуренции. Но он по-прежнему изводился от беспокойства, что отборочная комиссия забыла о нем, потому что его так долго не было на дорожке. Чего ему еще придется добиться, чтобы они зашевелились?
Его тревогу почти, но не полностью, заглушала навязчивая мысль о Хелен. Путешествуя по английским дорожкам, он не бывал дома по три-четыре ночи в неделю. Сара была за границей с Фэн. Ханна, новый молодой конюх Джейка, была пылко влюблена в одного из ирландских наездников и большинство ночей проводила в стогу сена или в кузове грузовика ирландского парня. Хелен, имея в своем распоряжении вольво, носилась по многочисленным шоссе и проводила как можно больше ночей с Джейком, растянувшись в его грузовике или на заднем сиденье вольво. Иногда они заезжали в гостинницы. Несмотря на сопротивление Джейка, часто платила Хелен. Если у нее есть деньги, то почему бы и нет? С того момента, как она связалась с Джейком, она абсолютно не чувствовала за собой никакой вины, изменяя Руперту или тратя его деньги.
Она испытывала чувство вины только из-за того, что не заботиться о детях, но была так счастлива, когда возвращалась, сияющая и разговорчивая, и так нагружена подарками, купленными чтобы искупить вину, даже choc каплями для Баджера, что все расцветали. Ослепленная чувствами, Хелен пребывала в блаженном неведении, что все домочадцы знали о происходящем и заключали пари о том, кто же был тот человек.
28 мая Джейк вернулся в Милл, проведя три дня на Больших Чеширских Скачках, где днем он выигрывал в каждом большом заезде, а ночами занимался любовью с Хелен. В течение трех дней, в том числе и в первый день скачек в Люцерне, Олимпийский Комитет должен был объявить десятерых, внесенных в список наездников, из которых в середине июля будет отобрано пять финалистов. Джейк прибыл домой совершенно расстроенный. Покалеченная нога болела, но скорее от избытка секса, чем из-за скачек. Когда он выбрался из грузовика, солнце садилось. Тори выбежала из дома поприветствовать его. Своими объемами и круглым сияющим лицом, после стройной Хелен она казалась похожей на матрешку, внезапно увеличившеюся вдвое. Он надеялся, что ее восторг вызван новостями, что он выбран, но она просто была рада видеть его. Он очень устал и невпопад отвечал на ее вопросы. Когда он вошел в кухню, дети в пижамах ринулись поприветствовать его, обнимая и целуя, засыпая вопросами о поездке. Видя, что ему не нравится шум, Тори отослала их смотреть телевизор. Джейк налил себе выпить.
«Как дела у Фэн в Национальном Кубке?»
Тори надеялась, что он не спросит. Она не хотела его расстраивать сразу по возвращении домой.
«Она упала на обоих кругах.»
«Черт. Что произошло?»
«Она заливалась слезами, когда позвонила. Я не думаю, что виновата Дездемона. Фэн сказала, что это ее ошибка. Она, наверное, позвонит тебе после Гран При.»
Джейк бросил пару кубиков льда в виски и вышел во двор, глядя, как укладываются спать лошади. Макулай, набегавшийся и жадно съевший ужин, уже натащил соломы, приготовившись лечь. Смелый все еще не успокоился. Он всегда долго устраивался, даже в собственном стойле. Когда Джейк шел вдоль загородок, каждая лошадь подходила к дверце, чтобы поприветствовать его. Сегодня вечером впервые это его не взбадривало. Почему ничего не слышно от Мэлиса?
Он пошел в кладовую.
«Ужин,» позвала Тори из дверей кухни.
«Подожди минутку,» отозвался Джейк. В следующее мгновение он схватил трубку телефона, стоявшего в кладовой. Ожидая ответа Хелен, он заметил, что на двери шелушится краска. Если ответит Шарлин, он положит трубку.
«Хелен, это Джейк.»
«Дорой.» Риск стоил того, чтобы услышать экстаз в ее голосе. «Где ты?»
«Дома. Я не могу сейчас долго говорить. Я просто хочу, чтобы ты знала, я чертовски по тебе скучаю.»
Внезапно он увидел Тори, появившуюся в дверном проеме. «Я позвоню вам завтра, до свидания.»
«Дорогой,» сказала Тори, «Я могла бы сама позвонить вместо тебя.»
«Мне кажется, я оставил бумажник в грузовике Хампти. Я пил с ним за ленчем.»
«Глупый, твой бумажник на кухне,» сказала Тори. «Ты, должно быть, устал. Как мило, что ты носишь ту мою фотографию из цветного приложения. Фотография ужасная. Я выгляжу такой толстой. Ты скучал по мне в поездке?»
«Ну конечно.»
Фотография, в самом деле была частью приложения с женами наездников, появившегося в цветном журнале Санди Таймс. На одной стороне страницы было две фотографии: одна – Тори, толстой, розовой и энергичной прибивающей в кухне розетки, вторая – Дженни Лойд-Фокс, которой удалось выглядеть совершенно сексуально в комбинезоне для беременных. Другая сторона страницы целиком была занята фотографией Хелен на террасе в Пенскомбе, пристально изадумчиво глядевшей вниз в долину и казавшейся невероятно красивой. Фотография была сделана до того, как она встретила Джейка, и послужила причиной тому, что в прошлое воскресенье он заскочил к киоскеру, чтобы добыть еще одну копию.
В кухне Джецк поблагодарил Бога, что с ними ужинают Ханна, Иза и Даклис. Дети, которым позволили не ложиться спать, потому что завтра было воскресенье, спорили, кто сядет рядом с ним.
«Вы обе можете сесть рядом с папой,» сказала Тори, положив на стол длинную буханку чесночного хлеба.
В школе Даклис нарисовала картинку, которую с гордостью показала Джейку.
«Это ты с Макулаем в Лос Анжелесе, папа.»
Они с Макулаем стояли на пьедестале с золотыми медалями на шеях и шарами, выходящими у них изо ртов с надписью «Боже храни королеву.»
«Я думаю, это несколько преждевременно, но спасибо,» сказал Джейк.
Когда Тори подала говядину в пиве и дети положили себе слишком много картофельного пюре, а Ханна начала размахивать розетками, которые они выиграли на этой неделе и которые завтра будут прибиты к пробковой доске, Джейк подумал, а не был ли прошлый месяц с Хелен сном.
Внезапно зазвонил телефон. Мгновение, паникуя, он думал, что это она перезванивает ему. Это был Мэлис, звонивший из Люцерна.
Через пару минут Тори поставила ужин Джейка в духовку. Через десять минут Тори отдала в качестве добавки оставшуюся говядину, зная, что Джейк больше не захочет есть.
«Да,» сказал он, со странной неподвижностью сгорбившись над телефоном. «Да, понятно. О'кей. Да.»
«Нам нужна еще одна бутылка,» сказала Ханна.
«Я не знаю, есть ли у нас,» сказала Тори. «Зачем?»
«Чтобы отпраздновать или чтобы утешиться.»
Наконец Джейк положил трубку. Он был мрачен, как грозовая туча. Затем он улыбнулся и обнял Тори.
«Фэн была третьей в Гран При.»
«О, слава Богу за это,» сказала Тори.
Затем наступила долгая пауза. Все ждали. «И меня внесли в список в Лос Анжелес. Они хотят, чтобы я завтра вылетел в Люцерн со Смелым и Макулаем.»
Тори проснулась в четыре часа утра и, потянувшись к Джейку, обнаружила, что кровать пуста. Он был в кабинете. В пепельнице высилась гора окурков. На улице уже рассвело, черные дрозды важно суетились на лужайке, подобно церковным служителям в соборном притворе.
«Дорогой, что ты делаешь?»
«Я не могу заснуть.»
«Слишком возбужден?»
Он уныло покачал головой. «О многом надо подумать.»
Он так долго ждал этого звонка, не надеясь, что когда-нибудь ему позврнят. Теперь это произошло и следовало бы быть в восторге, но все, о чем он мог думать, это то, что он не увидит Хелен по меньшей мере две недели. Такая перспектива устрашала его.
К утру он обдумал все на будущее и совершенно пришел в себя, когда позвонил ей.
Хелен отозвалась совершенно расстроеным голосом и даже не пыталась скрыть разочарования.
«Я волнуюсь за тебя, дорогой, но нам не удастся провести эту неделю в Йоркшире. Я не смогу вынести этого.»
«Меня не будет всего десять дней.»
«Но это же вечность и, потом, Руперт вернется на Королевский и Международный Королевский турниры. Мы можем встретиться сегодня днем?»
«Это немного сложновато.» Его голос звучал отдаленно, как будто он уже был в Люцерне. «Мне надо еще чертовски многое сделать. Во всяком случае, у нас отчаянно не хватает людей, Фэн и Сара за границей, а все документы надо привести в порядок.»
Будучи суеверным, он ничего не делал до сегодняшнего дня, опасаясь, что его не выберут.
«Я перезвоню тебе позже,» сказал он.
Джейку неудавалось позвонить до семи часов. Все были во дворе или в кухне, поэтому, в конце концов, ему пришлось притвориться, что он хочет купить сигарет в пивной. Затем, поскольку телефон в пивной не работал, ему пришлось, к удовольствию всех местных, воспользоваться кабиной на Хай-стрит.
Хелен была в ужасном состоянии.
«Дорогой, я была безумна. Я думала, что-то должно случиться.»
«Извини. Я чертовски занят.»
«Я увижу тебя сегодня вечером?»
«Я не могу.»
«Я зайду к тебе.»
«Я не спал дома много дней. Мне все еще чертовски много надо сделать. Мы забыли о самом важном.»
В следующий момент он резко вздрогнул, когда сосед постучал в стекло, желая поздравить Джейка с внесением в список.
«Что это вы делаете в телефонной кабине?» спросил он.
«Наш телефон не работает,» сказал Джейк.
«Тогда воспользуйтесь нашим.»
«Я уже почти закончил,» Джейк с шумом захлопнул дверь. «Извини, дорогая, кто-то стучал в стекло. Послушай, я позвоню тебе сразу же, как только приеду в Люцерн.»
«Я могу понять намек,» натянуто сказала Хелен. «У тебя есть время только на твоих проклятых лошадей.»
«Не будь такой сукой.»
«Я думала, что вы разные,» всхлипнула Хелен, «но ты ведешь себя совсем как Руперт.»
«Ничуть не удивлен, если ты ведешь себя так, как сейчас.»
Но она уже бросила трубку.
Местные жители, выпивающие возле пивной, развлекались, видя как Джейк вышел из телефонной будки, побрел вверх по улице прочь от своей собственной машины, почти бегом пересек перекресток, а потом направился назад снова в телефонную кабину.
За обедом Джейк был очень беспокоен, огрызался на детей, почти ничего не ел.
«С тобой все в порядке?» спросила Тори, убирая со стола.
«Извини.» Джейк примирительно положил руку ей на спину. «Я думаю, это всего лишь нервы.»
«И усталость,» сказала Тори, бросая остатки его ветчины и жаренного картофеля в мусорное ведро. «Было бы замечательно, если бы ты лег спать пораньше.»
«Я лягу, обещаю, но на улице я встретил Хью Массея. Он сказал, что у него есть видеозапись прошлогодних скачек в Люцерне. Он пообещал показать ее мне.»
«Не задерживайся,» сказала она.
Притворившись, что идет за ключами от машины, Джейк направился вверх. Даклис застала его в ванной.
«Почему ты чистишь зубы, папа?»
«Потому что у меня в зубах застряла ветчина,» соврал Джейк.
Даклис с отвращением взглянула на свое лицо в зеркале в ванной.
«Я не думаю, что кто-нибудь женится на мне, когда я вырасту.»
«Я женюсь на тебе, дорогая,» сказал Джейк, целуя ей голову.
«У тебя уже есть женщина,» уныла сказала Даклис.
«Даже две,» кисло подумал Джейк.
Хелен ждала его в трех милях, на машинной стоянке «Козел и ботинки». Она села в его машину, они проехали полмили за город и свернули с дороги. Хелен бросилась в его об'ятия.
«Я так виновата. Я ужасно виновата. Пожалуйста, никогда не позволяй мне вести себя так снова. Я просто не могу вынести мысли, что ты уезжаешь.»
«Тише, любимая, тише.» Мало-помалу он успокоил ее.
«Теперь,» сказал он. «Я собираюсь поговорить с тобой, а ты будешь слушать. Мы поставлены перед фактом, что я буду ужасно занят следующие два месяца. Нам отчаянно нужны деньги. Фэн была не в форме и ей необходимо прийти в норму. Мне все еще надо много заниматься со Смелым. Я едва не убился, чтобы получить место в этой команде. Так как я эгоист, то если меня не выберут, я не хочу остаток своей жизни упрекать себя за то, что пролетел, потому что недостпточно работал. Я не такой одаренный, как твой муж. С тех самых пор, как я участвую в скачках, жизнь стала одним сплошным адом с постоянной борьбой за выживание. Фэн, детям, конюхам, а больше всего Тори, пришлось принести колосальные жертвы. После того последнего падения, я выкарабкивался прямо из дверей ада. И смог это сделать только благодаря им. Хотя бы ради них всех я должен попасть в Лос Анжелес и кроме того я сам хочу поехать.» Его голос смягчился и он погладил ее рукой по щеке, мокрой от слез. «Пока я не встретил тебя, я думал, что хочу этого больше всего. Предоставь мне три с половиной месяца, пока игры не закончатся. Ну вот, это самая длинная речь, которую я когда-либо говорил.»
«Я все вытерплю,» сказала Хелен дрожащим голосом. «Я просто подумала, что ты собираешься меня бросить.»
Джейк рассмеялся. «Ты похожа на Макулая, отчаявшаяся и убежденная в своем.»
«В этом и состоит разница между нами,» медленно сказала Хелен. «Мой брак это настоящее чистилище. Твой – в полном порядке. Мы страдаем из-за разного.»
Наступила пауза. Джейк был слишком честен, чтобы не согласиться сней.
«Я могу прилететь в Люцерн?» спросила она с неожиданным проблеском надежды.
«Нет, я не хочу ни на что отвлекаться.»
И этим ей пришлось удовольствоваться.
Руперт позвонил на следующий вечер. Он был на пол-пути к Люцерну.
Роки, сказал он, выиграл в прошлую субботу Гран При.
«Как там Фэн?» спросила Хелен.
«Гибельно. Не могу понять, почему Мэлис не выпровадил ее назад в класс юниоров. Представь себе, он действительно на этот раз сошел с ума. Он просто послал за Джейком Ловеллом. «Джейк Ловелл,» сказал я ему, «не сможет запрыгнуть и в публичный дом.»
На скачках в Люцерне неудачи у Джейка перемежались с удачами. Макулай, не летавший самолетом с тех пор, как Джейк привез его, полуистощенного, с Ближнего Востока четыре года назад, очевидно думал, что его снова везут в каменоломни и капризничал весь полет. Потея, словно в жесточайшей лихорадке, его огромное тело дрожало от ужаса в крупной клети, его исполненные муки глаза умоляли Джейка не покидать его, он, как никогда сильно, напоминал своему хозяину Хелен. Джейку потребовалось все его умение и терпение, чтобы не дать ему разбить копытами самолет.
По прибытии в Люцерн, Макулай трогательно обрадовался, увидев таких старых друзей, как Фэн, Сара и Мэлис. Он еще больше успокоился, увидев в стойле Дездемону, и протащил Джейка через пол-двора, чтобы проверить, действительно ли это она. Коснувшись ее носа, подышав друг на друга, Макулай остался по-прежнему непреклонно недоверчив. Только когда Дездемона, потянувшись, положила свою чалую морду на его все еще потеющую шею, покровительствуя и защищая, он начал расслабляться.
Но все же на протяжении всей недели он так и не смог полностью восстановить форму. Помня о том, что предстоит тяжелый полет на Олимпийские Игры и что Макулай страдает одышкой, а для лос-анжелевского смога необходима лошадь без одышки, Джейк, после долгих споров с Мэлисом, решил не выставлять его на соревнования. Он был очень расстроен. Больше всего он хотел завоевать медаль на Макулае, но его лошади всегда были для него важнее всего, и Джейк не был готов травмировать своего больного приятеля еще одним путешествием на самолете. Он уже решил отправить его домой поездом.
Это означало, что все ложится на лоснящиеся, но раздражительно подеогивающиеся серые плечи Смелого, который был сейчас великолепен, но вполне мог или везти Джейка, или сбивать каждое препятствие, как уж ему вздумается. В Люцерне, после мрачного начала, он пришел вторым в двух классах и образцово отпрыгал в первом круге Национальном Кубка. Во втором он сыграл грязную шутку, оставив Джейка сидеть в миниатюрном озере с потоком бранных слов на губах и уздечкой в руке, в то время как Смелый скакал по кругу, подобно Тинкербеллу, не давая себя поймать. Научившись высвобождаться от уздечки, Смелый внезапно решил, что это забавно, и в точности проделал то же самое в скоростном классе на следующий день.
Все это служило великолепной пищей для болтовни Руперта, продолжавшего ставить подножки при каждой возможности. Несмотря на то, что Фэн очень сердилась и огрызалась на Руперта, Джейк не хотел отвечать. Он получал тихое удовлетворение при мысли, насколько лучше он ездил дома на жене Руперта, а еще больше смеялся, когда в одно утро прибыла почта и Руперт передал ему конверт, на самом деле содержавший пылкое любовное письмо от Хелен. Слава Богу, она предусмотрительно напечатала на машинке адрес на конверте и отослала его из Лондона.
В конце концов Смелый заставил замолчать всех своих критиков, придя вторым, вслед за Людвигом, в Гран При. Но, несмотря на все, Джейк не чувствовал, что приключения этой недели повысили его Олимпийские перспективы.
После Люцерна, они вернулись на Королевский в Бирмингеме, потом выехали в Аахен, потом были еще скачки в Англии и наконец в конце июля в Критленде, после которых должен был быть об'явлен список членов команды.
Все это держало Джейка в сильном напряжении и, хотя он ужасно скучал по Хелен, многое другое занимало его голову. С другой стороны, у Хелен не было других забот. Она навязчиво думала о Джейке. Как будто перед ее глазами была одна и та же телевизионная программа о нем. Его лицо появлялось в ее снах. Ночами она металась и вертелась, тоскуя по его рукам на ее теле.
Она даже убедила себя, что Джейк может стать гораздо лучшим отцом для детей, особенно для Маркуса. Руперт вернулся из Люцерна и взял обоих детей на ярмарку. Там он настойчиво убеждал их покататься на всех самых пугающих каруселях. Габита была в восторге. Маркус был совершенно в ужасе и в конце концов его стошнило на верху большого колеса, он намочил не только брюки Руперта, но и пару прямо под ними, которым это очень не понравилось. Руперт вернулся домой кипящий от гнева, с бледным и трясущимся Маркусом и Габитой, с ликованием расказывающей всем, что же произошло. В тот вечер у Маркуса был самый тяжелый за все время приступ астмы.
Когда Хелен рано утром успокоила его и укладывала спать, она нашла под подушкой одну из тех маленьких собачек из цирка с брыжами на шее, которую ему дал Джейк.
«Хочу снова увидеть Дэйка,» сонно пробормотал Маркус, «очень люблю Дэйка.»
«О, и я тоже, дорогой,» вздохнула Хелен.
Неделю спустя, Дженни родила красивого темноволосого мальчика, весившего семь фунтов и, к счастью, очень похожего на Билли. Они назвали его Кристофер Вильям, вскоре сократив до Кристи, и оба были влюблены в него до безумия.
Глядя на Билли в новой для него роли обожающего отца, Хелен все больше грустно размышляла об отсутствии у Руперта интереса к Маркусу.
С другой стороны, у нее была причина быть благодарной маленькому Кристи. В качестве преданной крестной матери, она имела отличное алиби. Днем или вечером, просто надо было сказать Шарлин, что ей вдруг захотелось увидеть Дженни и ее новорожденного. Потом, выгрузив пучок цветов и глянцевый журнал и поворковав пару минут, она могла бежать на встречу с Джейком.
На Королевских скачках, она и Джейк урывали послеобеденное время, проводя его вместе. Оставив Руперта благополучно соревноваться в паре классов, Джейк покинул Бирмингем и проехал пятьдесят с лишним миль до Пенскомба. Шарлин повела детей на день рождения, поэтому дом остался в их распоряжении.
Джейк очень нервничал. Он ненавидел заниматься любовью с Хелен на территории Руперта. Он думал о Милле, с его сырой, шелушащейся краской, оборванными обоями и грязными невзрачными комнатами, восемь лет сносившем жизненные передряги детей и животных. Потом он смотрел на этот восхитительный дом, и зеленую долину, и тенисный корт, и сад, в насыщенном ароматами роз великолепии середины лета. Очевидное совершенство всего этого угнетало его. И все же, все это подавлялось его отчаянной потребностью видеть Хелен снова, и снова, хотя он ненавидел признавать это, шел заниматься с ней любовью на огромной Рупертовой кровати с пологом. Он поражался, насколько она стала страстной и совершенно неудержимой.
«Я никогда не думала, что мне это так понравится,» сказала она. «Единственным неудобством адюльтера является то, что никто из вас не может сказать другому насколько восхитительно все было.»
«Давай поступим так прямо в следующий раз, тогда ты сможешь,» сказал Джейк.
«Умник,» сказала Хелен, перекатываясь на живот.
Лежа на ней, Джейк медленно возвращался на землю, целуя ее веснушчатые плечи и нежно покусывая мочки ушей.
Хелен, спрятав лицо в подушку, сказала приглушенным голосом, «Джейк – я люблю тебя.»
Наступило долгое молчание, в долине тихо заржала лошадь, вдалеке лаяла собака. Потом Джейк сказал, «Я тоже люблю тебя.»
Лежа рядом с ней, куря сигарету, и не беспокоясь о запахе табака, потому что Руперт не должен был вернуться домой до завтра, он сказал, «Я никогда раньше в жизни не говорил этого никому.»
«Даже Тори?»
Он покачал головой.
«Тогда почему ты женился на ней?»
«Потому что она была богата и купила мне мою превую лошадь.»
«Ты ее совсем не любил?»
«Не так, как я люблю тебя. Я уже говорил, она была очень хорошей женой, но мы все склонны считать ее саму собой разумеющейся. Дино превозносит ее. Он действительно беспокоится о ней и она обожает его.»
«Я тоже очень нравилась Дино,» сказала Хелен, ее лицо внезапно помрачнело. Джейк сел и, ухмыляясь, посмотрел на нее.
«Я думаю, ты ревнуешь к Тори.»
Потом, видя боль и страдание в ее глазах, он обнял ее. Неистово прильнув к нему, как ребенок, умоляющий о сказке перед сном, чтобы отвратить ужасы темноты, она сказала: «Раскажи мне о цыганах.»
Он поудобнее обнял ее.
«Ну, если женщина неверна своему любовнику, он отрезает ей ухо или нос, или оставляет шрамы на ее щеках, так что тебе лучше быть поосторожнее. Если твоя жена изменяет тебе, привяжи ее к колесу телеги и выпори, или побрей ей голову.»
«Ей Богу,» нервно сказала Хелен, «как примитивно.»
«Потом, если ты хочешь жениться на девушке, ты посылаешь ей крапчатый носовой платок. Если она надевает его на вашу следующую встречу, ты узнаешь, что она хочет выйти за тебя замуж.»
Хелен была поражена тому, как ей было больно когда она спросила. «А ты послал такой Тори?»
«Да. Он был очень дешевый, красный, хлопчатобумажный. Все, что я мог позволить себе в то время. Она все еще хранит его в своей коробке для драгоценностей, но он ужасно вылинял.»
Он посмотрел на часы. «Господи, я должен идти.»
«О, пожалуйста, не надо.»
«В семь у меня тренировка. Мне надо отработать скаковой круг, а из-за пробок в час пик мне придется добираться туда целый час. Поэтому мне придется спешить как сумашедшему.»
«Я подвергаю опасности твою карьеру?»
«Да,» сказал он, целуя ее.
В следующую минуту затрезвонил звонок и неистово залаяли собаки.
«Господи, кто это?»
Хелен прижалась к нему. «Лежи спокойно. Может быть уйдут.»
Дверной звонок зазвонил вновь, лай усилился.
Хелен, обнаженная, прокралась вниз на галерею и, спрятавшись за ломоносами, вьющимися по окну гостевой комнаты, выглянула наружу. Через минуту она, хихикая, вернулась в спальню. Джейк уже одевался.
«Я смогла увидеть только соломенную шляпу.»
«Ну, так лучше пойди и выпроводи ее,» сказал Джейк.
Завернувшись в большое, цвета ржавчины полотенце, Хелен спустилась по лестнице.
В дверях она обнаружила двух пожилых, обмахивающих себя веерами женщин. У одной был фотоаппарат.
«На мгновение, мы испугались, что вас нет дома,» сказала первая, на которой была надета соломенная шляпа.
«Я была в ванной,» сказала Хелен. «Чем я могу вам помочь?»
«Мы пришли взять у вас интервью для журнала «Любящая мать». Мисс Тейлор,» – женщина в соломенной шляпе махнула в сторону женщины с фотоаппаратом, «хочет сделать фотографии.»
«О, Боже мой.» Хелен застыла от ужаса. Она вспомнила, что они звонили и назначили встречу неделю назад, а Джейк, должно быть, позвонил сразу после них и она забыла записать в дневник. Внезапно она почувствовала, как сперма Джейка течет по ее ногам и торопливо отступила назад, сжимая ноги и надеясь, что они не смогут почувствовать запаха секса и возбуждения.
«Тогда заходите,» сказала она нерешительно. «Вы должны простить меня. Я переволновалась, отправляя Руперта сегодня на скачки,» солгала она. «Обычно я очень пунктуальна в подобных вещах.»
Мисс Крэбтри весело рассмеялась. «О, потребностям великого мужчины надо отдавать предпочтение.» Она вошла в холл. «Какой милый дом.»
Мысли Хелен неслись вскач. Как, черт побери, она собирается потихоньку выставить Джейка? Затем ей пришла в голову блестящая идея. «Пройдемте на террасу, оттуда такой прекрасный вид. Не хотите ли что-нибудь выпить?»
Мисс Крэбтри посмотрела на часы. «Ну, сейчас только пол-пятого. Если можно чашечку чая.»
«Конечно же, чашечку чая.» Хелен побежала в кухню, поставила чайник и бросилась наверх, почти в истерике от смеха и ужаса. Она увидела, что Джейк уже оделся и пытается утопить сигаретный окурок в туалете.
«Ты отделалась от них?»
«Нет; они пришли взять у меня интервью о жизни преданной жены и матери.»
Джейк ухмыльнулся. «Им лучше прийти и взять интервью у меня.»
«Заткнись. Я благополучно оставила их на террасе. Ты улизнешь через заднюю дверь.»
Натянув платье и трусики, она обвила руками его шею. «Позвони мне сегодня вечером.»
Спеша вниз по лестнице, она позвонила Шарлин. В трубке она услышала возбужденный шум праздника.
«Сейчас же приведите детей домой. Их хотят сфотографировать.»
«Я не могу, в разгаре чаепитие, а потом здесь фокусник и Том с Джери.»
«Хорошо, приведите их сразу же, как только удатся.»
Они в последнее время почти не бывали в Эл Грей и в доме осталось только печенье в виде животных, покрытое сверху разноцветной сахарной глазурью. Все чашки лежали в выключенной посудомойке. Ей придется поговорить с Шарлин; все оказалось в ужасном беспорядке.
Она как раз мыла чашки, когда мисс Крэтби заглянула на кухню.
«На улице довольно жарко, поэтому я придумала пойти и помочь вам. Они такие милые и прохладные эти старые дома.»
В любой момент, в испуге подумала Хелен, Джейк может спуститься по задней лестнице в кухню, и куда же, черт побери, делась мисс Тейлор?
«Сколько лет вашим детям?»
Хелен с усилием вернулась к действительности.
«Хм – четыре и два.»
«Какой восхитительный возраст.»
«Они скоро вернутся. Они ушли в гости. Думаю, мы сначала спокойно поговорим.»
«Я надеюсь, вы не возражаете. Мисс Тейлор пошла наверх искать туалет.»
Хелен в ужасе хмыкнула. «О, Боже. Надеюсь, наверху есть чистое полотенце.» Она как раз выходила через одну из дверей кухни, когда услышала шаги на задней лестнице.
«Почему бы вам не пойти и посидеть в гостинной,» спросила она мисс Крэбтри. «Здесь ужасно прохладно. Я принесу туда чай.»
«Неплохо бы сначала заварить его,» с веселым смехом сказала мисс Крэбтри, не двигаясь с места ни на дюйм.
Опрокинув супермена и старого плюшевого мишку, оставленных на ступеньке лестницы, чтобы потом убрать наверх в детскую, Джейк ввалился в кухню. К изумлению Хелен он нес ведро и тряпку. Она уставилась на него с отчаянием.
«Все в порядке, миссис К-Б,» сказал он с сильным акцентом кокни: «Я уже закончил. Я сделал все верхние окна, даже ту маленькую отдушину на верхней лестничной площадке. Я до смерти устал.»
«О, о,» слабо проговорила Хелен. «О, сколько же мне вам заплатить?»
Джейк почесал затылок. «Пятнадцать фунтов,» сказал он. «Здесь множество окон.»
Хелен вынула пятерку и десятку из корзинки для домашнего хозяйства.
«Вот, пожалуйста. Большое вам спасибо.»
Мисс Крэтбри, перехватившая инициативу в свои собственные руки, приготовила чай.
«Не хотите ли чашечку?» добавила она, обращаясь к Джейку. «Мойка окон вызывает ужасную жажду, хотя…» она смолкла. Кажется, он совсем не помыл окна внизу.
«Нет, спасибо,» сказал Джейк. «Я уже ухожу.»
«Здесь довольно много пятен,» начальственно сказала мисс Крэбтри.
«Сделал только два верхних этажа,» сказал Джейк; «Я оставил низ мисс Бодкин. Когда мне прийти снова? Через месяц?»
Хелен кивнула, не полагаясь на свой язык.
«Ну, тогда всего хорошего,» Джейк кивнул мисс Крэбтри.
«Я провожу вас,» пробормотала Хелен.
Едва сдерживая смех, они вывалились через заднюю дверь.
«Я и не представляла, что ты такой хороший актер,» сказала она, засовывая деньги в карман платья.
Джейк снова поцеловал ее. «Я позвоню тебе вечером, когда закончится тренировка.»
В кухне к мисс Крэбтри подошла мисс Тейлор.
«Какой милый дом. Где наша хозяйка?»
«Прощается с мойщиком окон. Они ужасно несознательные, эти американцы, не так ли? Я имею ввиду, она ведет себя с ним так же очаровательно, как и с нами.»




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наездники - Купер Джилли

Разделы:
126272829303132333435363738394041424344454647484950515253545556575859Эпилог

Ваши комментарии
к роману Наездники - Купер Джилли



Интересный роман. Но конец странный.
Наездники - Купер ДжиллиКэт
29.06.2015, 21.13





Интересный роман. Но конец странный.
Наездники - Купер ДжиллиКэт
29.06.2015, 21.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100