Читать онлайн Наездники, автора - Купер Джилли, Раздел - 51 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наездники - Купер Джилли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наездники - Купер Джилли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наездники - Купер Джилли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Купер Джилли

Наездники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

51

Казалось, зима будет тянуться вечно. Но наконец снег растаял; появились подснежники и акониты. Элен наблюдала, как собаки Руперта прыгают по ее крокусам, ломая нежные цветы, и обнаружила, что в этом году это ее не так сильно задевает.
Отправляясь на долгие одинокие прогулки в лес, она часто – может быть, даже слишком часто – обращалась мыслями к Джейку Лоуэллу. Она снова и снова пересматривала карту дорог и убеждалась, как далеко он проехал под снегопадом, чтобы подарить Марку цирк. Она вспоминала, как спокойно он воспринял ее слезы, и как сильно замерз, сидя рядом с ней в машине и похлопывая ее по плечу.
Следя за тем, как мучительно медленно проступает сквозь зиму весна, Элен думала о том, как она может отблагодарить Джейка за тот ленч и за игрушку для Марка. Она не хотела писать ему письмо из опасения, что его откроет какая-нибудь секретарша, а не сам Джейк. Возможно, он рассказал Тори про ленч с Элен, но если нет – ее письмо может наделать неприятностей. Личные письма всегда подозрительны. Элен вспомнила, сколько таких писем приходило Руперту за последние годы – как правило, в ярких разноцветных конвертах – и как ей всегда хотелось открыть их над паром и прочитать. Она знала, что Джейни на ее месте поступила бы так без никаких угрызений совести.
Однажды, болтая в кухне с Джейни и небрежно перелистывая последний номер «Хорс энд хаунд», Элен с дрожью узнавания наткнулась на фотографию Джейка. В статье говорилось, что он вернется на скаковую дорожку, что это произойдет в Криттлдене на пасху, и о том, как рады будут читатели журнала снова увидеть выступающим этого блистательного, но очень скрытного жокея. Он, судя по всему, оправился после одной из самых скверных травм в истории конного спорта, и снова научился ходить только благодаря силе воли. Дальше в статье расхваливалась его дружная семья и объяснялось, что Джейк не получил такую международную известность, как другие британские жокеи, только потому, что всегда предпочитал выступать в родной стране, а не за границей, и ежедневно возвращаться домой к ужину. Цитировали Мелиса Гордона, который говорил, что очень рад, и что если все пойдет, как задумано, то он надеется, что Джейк выставит свою кандидатуру для поездки в Лос-Анджелес.
– Хорошо, что Джейк Лоуэлл вернулся в спорт, правда? – сказала Элен Джейни.
– Не могу себе представить, чтобы Руперт с тобой согласился. – Джейни взяла у Элен журнал. – Я всегда находила его очень привлекательным. истинно цыганская страсть под покровом железного самообладания. Ага, он стал более уверенным в себе. Я видела вчера по телевизору интервью с ним по поводу его возвращения, и он говорил связно и внятно. И еще, раньше он выглядел угрюмым и обороняющимся, а теперь – спокойным и отстраненным.
Элен обнаружила, что ее голос проибрел особенные нотки, как когда она спрашивала в местном магазине, может ли она обратить чек в наличные.
– Ходят ли сплетни про женщин Джейка Лоуэлла?
– Нет. Чист, как ангел. Можно было бы решить, что он заботится о своей репутации, но достаточно посмотреть на Тори, и станет ясно, что он просто не разбирается в женщинах.
– Я думаю, он интересуется только тем, как победить в спорте, – сказала Элен.
– Возможно, – задумчиво ответила Джейни. – Однако есть что-то неотразимо привлекательное в мужчинах, до которых невозможно добраться – чего никак не скажешь о твоем муженьке.
Странно, подумала Элен, что после той неописуемо чудовищной ночи в Кении они с Джейни могут все еще быть друзьями. У Джейни была замечательная способность продолжать вести себя, как ни в чем не бывало, не пытаясь извиниться или оправдать свое ужасное поведение. И эта способность ее выручала. Но Руперта Элен простить так и не смогла. Они не разговаривали друг с другом и двигались по дому не пересекающимися путями, как золотые рыбки в аквариуме.
На неделе перед пасхой впервые за мнго дней выглянуло солнце. Элен ходила по дому и все время пыталась машинально выключить свет, который на самом деле не был включен – просто комнаты были непривычно ярко освещены дневным светом. Она увидела, что на диких розах набухли маленькие красные почки, и засмотрелась на жаворонков. Птицы пели в затянутом легкой дымкой синем небе и в неровном полете бились телами о невидимые преграды, словно мотыльки о несуществующее стекло. Может быть, и для меня есть путь к бегству, подумала Элен, слушая странный посвист жаворонков; может быть, я тоже бьюсь о стекло, которого на самом деле не существует.
На следующий день к ней на чай пришел викарий, поговорить о сборе денег на ремонт церкви. Руперт вышел из конюшни и застал Элен и священника молящимися в гостиной.
– О господи! – в ужасе воскликнул Руперт и вышел.
Викарий, у которого была белая борода, и от которого воняло, как от хорька, с трудом поднялся с колен.
– Хотел бы я, чтобы мы сумели как-то воздействовать на вашего мужа, – сказал он. – Его душа неспокойна.
– Я не думаю, чтобы он с вами согласился, – торопливо сказала Элен, – но все равно благодарю вас за заботу.
Элен пошла относить чайные принадлежности в кухню и обнаружила там Руперта и Таб. Они вместе ели пасхальные яйца и читали «Денди».
– Шешливой пашхи, – сказала Таб.
Нельзя было разрешать ей есть пасхальные яйца до пасхального воскресенья, с отчаянием подумала элен, но ничего не сказала.
Руперт поднял на нее взгляд.
– Ну что, ушел твой дружок из Голливуда?
Уткнувшись в посудомоечную машину и загружая туда чашки и тарелки, Элен сказала:
– Я подумала, почему бы мне не приехать в субботу в Криттлден?
– Годовщина первых состязаний, на которых ты побывала, – сказал Руперт. – Как трогательно!
– Я иду в субботу на ленч с Годболдами, – сказала Элен, – и могла бы приехать после ленча. Еще я подумываю слетать на пару дней в Рим.
Руперт выглядел слегка удивленным.
– Как хочешь, – сказал он.
Впервые за много лет Элен была взволнована и уйму времени провела в размышлениях над тем, что она наденет для поездки в Криттлден. Апрель, хотя и пасмурный, был очень сухим, так что резиновые сапоги надевать не придется. Элен остановила свой выбор на костюме в мелкую полоску, белой шелковой блузке, темносерой фетровой шляпе и такого же цвета галстуке.
После краткого ленча у Годболдов, где она ничего не ела, Элен прибыла в Криттлден как раз когда жокеи осматривали дорожку перед состязаниями в высшей категории. Она увидела Руперта, который обменивался шутками с Вишбоуном и Билли, а потом заметила и Джейка, рядом с Фен. Джейк все еще сильно хромал. Он выглядел невзрачным, очень бледным и погруженным в свои мысли. Они с Фен не разговаривали. Фен была всего на пару дюймов ниже его.
Направляясь к площадке сбора, Джейк чувствовал, как ему постепенно становится дурно. Ему кивали, махали руками, хлопали по плечу, но он не замечал ничего вокруг. И зачем только он выбрал такие крупные состязания для своего первого выступления после перерыва?
Маленькая девочка подбежала к нему за автографом.
– Позже, – бросил он.
От недосыпания и недоедания у него кружилась голова. Все окружающее казалось ему нереальным. В течение прошлой недели он почти не спал: задремывал и тотчас просыпался оттого, что ему казалось, будто он падает; потом долго лежал без сна. Ему мерещилось, что он верхом на лошади берет барьеры, но барьеры становятся все выше и выше, до невозможной высоты. Так тянулись долгие часы до рассвета, и в пепельнице громоздились окурки.
Небо посерело. Джейка начала бить дрожь.
– Ты в порядке? – спросила Сара. – Не переживай. Дома ты великолепно держался верхом. Мак тебя не подведет.
Маколей попытался стянуть с головы Джейка шляпу, чтобы развеселить его, и в награду за свои старания был обруган. Когда Джейк взобрался на него, Маколей попытался снова сыграть шутку – всего лишь легкое взбрыкивание, которое в прежние дни рассмешило бы Джейка, но сегодня он чуть не свалился на землю, и это вызвало новый поток брани. Уверенность Джейка в себе еще сильнее подорвал Руперт. Он пустил Рокстара на тренировочные барьеры, и специально неправильно направлял жеребца, так что тот сильно ударил себе передние ноги. Теперь он наверняка будет их высоко подбирать во время прыжков через барьеры собственно на выступлении. Господи боже, подумал Джейк, какая великолепная лошадь! Гнедой жеребец с мышцами как стальные канаты, демонстрирующий весь лоск американской породы и воспитания.
Джейк взял пару барьеров. Потом Руперт на Рокстаре чуть не налетел на них, и Джейк вернулся на внешний круг, отчаянно пытаясь собраться с силами и взять себя в руки. Он вдруг заметил неподалеку Элен Кэмпбелл-Блэк. Она была совершенно чужая здесь, с видом горожанки, в своем костюме в мелкую полоску.
– Привет, – сказала она, улыбаясь и направляясь к нему.
Джейк кратко кивнул и, сделав круг, направил Маколея обратно к арене.
Фен ждала его.
– Твоя очередь, – сказала она. – Удачи!
– Удачи! Удачи! – желали ему со всех сторон.
В прежние времена Джейк сразу переставал волноваться, как только выходил на дорожку. Предстартовое нервное напряжение он всегда испытывал и прежде, оно лишь обостряло его чувства. Но так было, когда он был здоровым и ловким, и не окоченевшим от страха. Сейчас он чувствовал себя, как ребенок на своем первом спортивном выступлении. Что, если на нем действительно лежит сглаз, проклятие? Сейлор погиб здесь. В прошлом году он сам разбил ногу. Такие вещи случаются по три. Что уготовила ему сегодня судьба?
Маколей, прекрасно чувствуя страх хозяина, услышал сигнал и вдруг решил взять дело в свои руки… то есть копыта. Рванувшись к первому барьеру, он легко перемахнул его. Вцепившись в гриву жеребца, Джейк каким-то образом ухитрился остаться в седле. Все это было рискованным делом, сильно зависящим от везения. На всем пути Джейка зрители забыли дышать. Никто не кричал, чтобы не отвлекать Маколея, но когда Маколей отлично взял последний тройной барьер, толпа взорвалась невероятной оглушительности воплем. Казалось, это вопль толпы расколол серые тучи, и в проем выглянуло солнце, осветив всех и все.
Фен обнаружила, что обнимается с Мелисом посреди площадки сбора.
– Он сделал это! – кричала она. – Сделал! Теперь все будет в порядке.
Когда Джейк с каменым лицом верхом на Маколее направился к выходу, приветственные крики стали еще громче, а все зрители в ложах подбежали к балконам, чтобы ревом выразить свое одобрение. Элен сдержанно присоединилась к аплодисментам. Глупо, но она чувствовала себя обманутой. Джейк едва заметил ее, и совершенно не стал с ней разговаривать.
– Прекрасное выступление, – сказал Мелис.
Джейк покачал головой.
– Ты и сам знаешь, что выступление было ужасным. Ну, как бы то ни было, мы с Маколеем – или, скорее, Маколей – выступили.
Все поздравляли Джейка. Это его изумило. Все были в таком восторге, что он вернулся – но он еще не был готов принять поклонение и ответить на их энтузиазм. Ему хотелось остаться сейчас наедине с Маколеем, чтобы поблагодарить его. Медленно выезжая на площадку сбора, Джейк увидел Элен Кэмпбелл-Блэк. Сознавая, что задел ее своим поведением перед выступлением, он направил жеребца к ней.
– Привет!
Она подняла взгляд.
– А, привет, – сказала она самым нейтральным тоном.
Повисла долгая пауза.
– Маколей хорошо выступил, – выговорила наконец Элен. – Я так рада за тебя.
– А как Марк? – спросил Джейк у ее шляпы.
– Хорошо. Действительно намного лучше. Послушай, я уже сто лет хочу поблагодарить тебя за ленч и за подарок Марку. Спасибо. Тебе пришлось так далеко ехать.
Почему-то именно сейчас Элен окончательно упала духом.
– Не стоит благодарности, – сказал Джейк.
После ще одной долгой паузы Элен подняла голову, и они посмотрели друг на друга.
– Я храню твой носовой платок, – сказала он, краснея, – а Марк только и знает, что играться с моделью цирка. Он просто обожает тебя.
Джейк ничего не отвеитл, но продолжал смотреть на Элен. Маколей переступил с ноги на ногу, и Элен протянула дрожащую руку, чтобы потрепать жеребца по черной шее.
– Ты едешь в Рим? – спросила она в отчаянии, чтобы хоть что-то сказать.
– Нет. А ты?
– Да.
– Не езди.
– Ч-что? – она изумленно посмотрела на него.
– Я сказал, не езди. Придумай какой-нибудь предлог. Когда Руперт уезжает?
– В следующий понееельник до обеда. Летит самолетом.
– Хорошо. Ты будешь дома после обеда?
– Да.
– Я тебе позвоню.
И он исчез.
Элен была в полнейшей панике. Не приснилось ли ей это все? Мог ли Джейк на самом деле это сказать? От этой субботы в Криттлдене и до понедельника девять дней спустя, когда Руперт отбыл в Рим, она прошла через все стадии и модификации волнения, тревоги, страха и недоверия.
Элен была абсолютно невнимательна на заседаниях комитетов и на вечеринках. На скучных вечеринках она не могла думать ни о чем, только о Джейке. Но когда Аманда Нэмилтон пригласила их с Рупертом на обед в субботу и Элен, изысканно одетая в красно-коричневых и желто-коричневых тонах, которую развлекали вда великолепных члена парламента тори, почти не вспоминала о Джейке. Аманда была с ней подчеркнуто мила, и просила ее помощи в том, чтобы убедить Руперта заняться политикой.
Возможно, если Руперт согласится, все пойдет иначе, подумала Элен. Он будет большую часть времени проводить в Англии, прекратятся эти кошмарные отъезды в три часа утра, и, превратившись в работника умственного труда, его будет меньше задевать явное интеллектуальное превосходство жены.
Руперт испытывал большое облегчение от того, что Элен передумала ехать в Рим. Аманда Хэмилтон как раз должны была быть в Риме на теннисном турнире и остановиться у друзей. Руперт пока еще не продвинулся в реализации своих планов относительно Аманды. В разговоре с Билли он сказал, что она похожа на рыбный пирог: требует куда больше времени на подготовку, чем можно было предположить вначале. Аманда патологически боялась сплетен в прессе, и даже на ленч с Рупертом пойти отказалась. Уже очень давно ни одна женщина не привлекала его так, как она, и Руперт был полон решимости как можно скорее затащить ее в постель.
В понедельник машина Руперта не заводилась, и Элен отвезла его в аэропорт. Медленно возвращаясь обратно в Пенскомб, она восхищалась цветом дикой вишни и бледной зеленью весенней листвы. Элен подумала, что это удачно сложилось, что ее не будет дома, когда позвонит Джейк – чтобы он знал, что она не сидит под телефоном в ожидании его звонка.
Входя в дом, Элен спрятала лицо в огромном букете белой сирени, которая заполнила весь холл своим ароматом. Марк выбежал ей навстречу, показывая картинки, изображающие ярмарку, которые он нарисовал в детской группе.
– Никто не звонил? – небрежно окликнула Элен Чарлин, которая была в кухне.
– Никто. Ах нет, звонили: миссис Бекон по поводу Джамбл.
– А больше никто? Точно? Ты не могла в это время быть в саду?
– Нет, я весь день в доме.
Элен была совершенно потрясена. Она была настолько уверена, что Джейк будет с ней настойчив, будет форсировать события – и вот такой поворот. Ее охватило нервоное раздражение. Какого черта миссис Бодкин не выбросит эти засохшие цветы? Элен беспокойно бродила по гостиной, переставляла украшения, даже накричала на Марка. Она пыталась читать. Прошло полчаса. Потом позвонил Мелис, который надеялся успеть застать Руперта до отъезда. Позвонила Джейни, чтобы посплетничать. Позвонила заведующая детской группой Марка по поводу того, какие вещи детям понадобятся летом. Элен разговаривала со всеми необычайно кратко. Потом позвонила мать Чарлин и болтала с Чарлин целых двадцать минут. Элен не могла даже обвинить Чарлин в том, что она тратит деньги, поскольку звонок был извне. Может быть, Джейк сейчас в телефоне-автомате, пытается дозвониться. Может быть, он потерял номер ее телефона. Кошмар администратора на пенсии. Дети, оставленные Чарлин без присмотра, ворвались в гостиную. В следующий момент Таб оставила на шелковых занавесках абрикосового цвета отпечатки вымазанных в варенье пальцев.
– Чарлин! – закричала Элен. – Ради бога, прекрати уже болтать по телефону!
Вошла Чарлин с видом мученицы.
– Мы разговаривали о моей бабушке. У нее обнаружили рак кишечника.
– О господи, – сказала Элен подавленно. – Мои соболезнования.
Зазвонил телефон, и Элен бросилась к нему.
– Алло?
– Элен?
– Да.
– Это Джейк. Извини, я никак не мог позвонить раньше. Работал.
Возникла пауза. Элен отрешенно наблюдала, как Таб неуверенными шажками, но весьма целеустремленно направляется к столу, застеленному бледноголубой скатертью, на котором стояли все любимые безделушки Элен.
– Послушай, я знаю, что о таких вещах положено договариваться заблаговременно, но… я буду завтра в ваших краях. Мы сможем встретиться за ленчем?
– Не знаю… Таб, не трогай скатерть. Не трогай, кому говорю!
– Заехать за тобой?
– Нет! – это был почти крик. – ТАБ! Отойди от стола!
– Ты знаешь «Рэд Элефант» в Уиллакомбе?
– Да.
– Встретимся там в час дня.
– Хорошо. Ой, погоди…
Но Джейк повесил трубку.
Прыгнув к столу, Элен спасла фарфоровую фигурку дога из неуверенных пальчиков Таб.
– Я же сказала: не трогай!
Подхватив девочку, Элен вдруг почувствовала, как все ее существо переполняется счастьем. Она подбросила Таб в воздух, и подбрасывала ее, и кружила, и покрывала поцелуями, пока та не заверещала от восторга.
– Кафету! – сказала Таб, почуяв слабину.
– Ладно, – сказала Элен, – получишь свою конфету. Если ты действительно хочешь, чтобы у тебя повыпадали все зубы.
Наутро, после бессонной ночи, Элен заглянула в ежедневник и, к своему ужасу, обнаружила, что должна сегодня быть на благотворительном ленче в пользу NSPCC. Как вице-президент местного отделения, она должна была играть главенствующую роль и после ленча выступить с трогательной речью, которая заставила бы всех раскошелиться.
Президент была очень расстроена, когда Элен позвонила ей и сказала, что не сможет прийти. Чарлин неожиданно должна поехать на похороны, объяснила Элен, так что ей придется остаться доа, чтобы присмотреть за Марком и Таб.
– Ты уверена, что никто их конюхов не сможет это сделать? Я хочу сказать, мы ведь очень на тебя рассчитывали. Твое имя есть на афише, и ты у нас чуть ли не главная приманка для публики. Все так хотели видеть именно тебя.
– Извини, Давина, но я никак не могу оставить детей.
– А если ты попросишь присмотреть за ними Джейни Ллойд-Фокс?
– Ее нет дома. (С ужасом от того, как легко проверить, что она лжет). Правда, я никогда себе не прощу, если у Марка случится приступ астмы.
Президента не так легко было одолеть. Она позвонила снова в полдвенадцатого, как раз когда Элен приинимала ванну.
Чарлин взяла трубку телефона, прежде чем Элен успела добежать.
– Алло. Здравствуйте, миссис Пейнтон-Лейси. Миссис Кэмпбелл-Блэк в ванной.
– Отдай мне трубку!
Элен схватила телефон. С нее капала вода.
– Ты всегда принимаешь ванну среди дня? А кто ответил на звонок?
– Чарлин.
– Да? Разве она не отправилась на похороны?
– Она как раз собралась уходить.
– Ну ладно. Я тут решила твои проблемы. Няня Анджелы Питт имеет диплом по уходу за детьми. Она вполне согласна привезти детишек Анджелы к тебе и присмотреть за твоими тоже.
– Большое спасибо, – сказала Элен, отчетливо сознавая, что дверь спальни приоткрыта, и не исключено, что Чарлин подслушивает. – Но боюсь, что я не могу согласиться.
Она захлопнула дверь.
– Что за ерунду ты несешь? Дипломированная няня гораздо лучше!
– Лучше кого? – рявкнула Элен. – Лучше родной матери? Мы говорим о жестокости к детям; так вот, я считаю, что мой первый долг – перед моими собственными детьми. Я очень признательна тебе за помощь, Давина, но, пожалуйста, не решай за меня то, что я могу решить сама!
И она повесила трубку.
Глянув на себя в зеркало, Элен вдруг пришла в восторг от своей самостоятельности и решительности. Но постепенно ее снова охватила паника. Что, если Давина позвонит еще раз после ее ухода, и попадет на Чарлин? Что, если у Марка на самом деле случится приступ астмы? Дрожа от страха, Элен позвонила в «Рэд Элефант». Не могли бы они записать сообщение для мистера Лоуэлла? После долгой паузы администратор сказал, что у них не регистрировался никто под фамилией Лоуэлл, хотя четыре мистера Смита и пять мистеров Браунов заказали столики для ленча. Элен повесила трубку. Может быть, Джейк вообще не приедет.
Миссис Кэмпбелл-Блэк ведет себя очень странно, подумала Чарлин, слыша, как Элен распевает в ванной. Вчера она сгрузила в посудомоечную машину купленные в супермаркете собачьи консервы. А Тампакс сунула в холодильник. Даже когда она вышла из ванной и обнаружила, что Табита потрошит ее помады, и уронила одну на бледнозолотистый ковер, она не взвилась до потолка, как обычно.
А теперь она появилась в кухне в новом серебристом комбинезоне и сверкающих черных сапогах. Ее волосы были заплетены в длинную рыжую косу, которая ежала у нее между лопаток.
– Вы выглядите фантастически, – воскликнула Чарлин с неподдельным восторгом. – Как космонавт. Вам нужно лететь на Луну! (С ней определенно что-то происходит, подумала она).
– Тебе правда нравится? – стеснительно спросила Элен. Она отчаянно нуждалась в поддержке.
– Потрясающе. Вы в нем такая стройная. Просто жаль в таком великолепном костюме отправляться на заседание NSPCC, – лукаво добавила Чарлин.
Они там все задохнутся от ее духов, подумала она. Миссис Кэмпбелл-Блэк в них, надо полагать, и купалась.
Вошел Марк.
– Мамочка красивая. Мамочка уходит? – Его лицо огорченно вытянулось.
– Я ненадолго. Мне нужно пойти на ленч в помощь бедным деткам, которым не так повезло, как тебе. Я скоро вернусь.
Господь покарает меня за ужасную ложь, подумала Элен.
По дороге она еще раз испытала приступ ужаса, когда мимо нее промчались в противоположном направлении две машины с верными поборницами NSPCC, опазывающими и рискующими лишиться своего глотка шерри. Элен бросила взгляд в зеркальце машины, надеясь, что она не слишком покраснела. Она так нервничала, что все утро бегала в туалет. В комбинезоне ей будет ужасно трудно с этим делом, придется его снимать чуть не целиком. Вот и «Рэд Элефант». Элен смотрела во все глаза, но нигде не было заметно лендровера Джейка.
Джейк ждал в баре. Он допивал уже вторую порцию виски. На миг Элен подумала, что он поцелует ее в щеку, но в результате они просто пожали друг другу руки.
– Хочешь выпить что-нибудь, или сразу пойдем внутрь?
Бар был полон бизнесменов, которые все уставились на Элен, найдя ее лицо смутно знакомым и пытаясь сообразить, кто она.
– Пойдем внутрь.
Руперт был совершенно неспособен войти в ресторан, не перевернув все вверх дном, и Элен восхитило то, что Джейк проскользнул в помещение незамеченным. Они заняли свой столик в углу, и никто их не узнал. В роскошной голубой вазе на столе стояли темнофиолетовые ирисы.
– Это не принято, – сказал Джейк, – но, может быть, ты лучше сядешь спиной к залу?
Элен кивнула.
Она попросила стакан белого вина, и Джейк заказал бутылку, а для себя – еще виски. Элен обнаружила, что соершенно не может смотреть ему в глаза. Ей так легко было разговаривать с ним в прошлый раз, потому что то был монолог, в котором она изливала свои горести. Теперь, когда они сидели друг напротив друга, разговор двигался с неимоверным трудом – как будто режешь сырую брюкву тупым ножом.
Марку гораздо лучше. С Дарклис и Изой все в порядке. Оба чувствовали, что было бы неуместно упоминать Тори или Руперта. Элен не хотела спрашивать Джейка про его лошадей, чтобы не выдать своего полного невежества в этом вопросе. Джейк чувствовал то же самое по поводу театра, кино и литературы. Погода была превосходная, так что ее хватило только на полминуты обсуждения. Появился приветливый официант с меню. Элен наугад выбрала блюдо из мелкой рыбы, которую она терпеть не могла, и жареные на решетке котлеты из ягненка с гарниром.
Она еще даже не взглянула Джейку в лицо по-настоящему. Белое вино ничуть не прибавило ей оживления. Отчаянно пытаясь найти какую-нибудь тему для разговора, Элен ляпнула, что за обедом в субботу видела половину теневого кабинета тори. И тут сообразила, что сказала это в высшей степени некстати, поскольку всем было известно, что Джейк – приверженец левого крыла. Когда принесли заказ, беседа не улучшилась. Все время повисали долгие паузы. Джейк не улыбался и говорил очень мало. Элен стала трястись. Ее охватило мрачное уныние. У нее нет никакого обаяния. Она просто скучна. Джейку скучно с ней точно так же, как Руперту, и, надо полагать, как Дино Ферранти. Элен опустила взгляд на серебристые тела рыбешек в тесте, и их крошечные стеклянные глаза ответили ей пустым взглядом.
Внезапно Джейк перегнулся через стол, забрал у нее нож и вилку и подозвал официанта:
– Унесите, пожалуйста, и можете подавать следующее блюдо – только не торопитесь.
– Что-нибудь не так, сэр?
– Нет-нет. Мы просто оказались не настолько голодны, как нам казалось.
Элен смотрела вниз, на свои руки, которые отчаянно теребили белую скатерть.
– Прошу прощения, – пробормотала она. – Все впустую, и все из-за меня.
Джейк протянул руку и очень ласково, очень нежно погладил ее по щеке. На мгновение Элен сжалась, готовая отпрянуть в сторону, но постепенно расслабилась под его прикосновениями.
– Ну вот, – мягко сказал Джейк, – все прошло. Я просто боюсь, киса. Так же боюсь, как и ты.
– Боишься? – Элен удивленно вскинула на него взгляд.
– Мне кажется, даже больше чем ты. Вчера я был просто в ужасе при мысли о том, что ты скажешь «нет». Я набрался храбрости тебе позвонить только к шести часам вечера. А до того ходил кругами вокруг телефона и сам от себя прятался.
– А я было решила, что ты уже не позвонишь.
– А я подумал, что ты можешь передумать сегодня утром, поэтому заказал столик на имя мистера Смита. И, как только приехал, вышел наружу, чтобы ты не смогла предупредить меня, что не приедешь.
– А когда я перепугалась и бросилась тебе звонить, то мне сказали, что ты не реггистрировался, и я ударилась в панику – решила, что ты не приедешь.
Оба обнаружили, что смеются. Потом Элен рассказала Джейку про то, с каким трудом она отделалась от Давины и NSPCC.
– А ты какой предлог придумал?
– Я сказал, что еду посмотреть на новую лошадь. Тори уставилась на меня так, как будто я заговорил по-китайски. У нас сейчас не хватит денег даже на хромого осла.
– А я не съела рыбу!
– Не страшно. Ресторанские кошки будут счастливы. Ничего, если я закурю?
Вспыхнула спичка, и Элен отметила красивый чувственный рот Джейка с полной нижней губой, и впервые заметила, что глаза у него не черные, а темнозеленые, и рубашка подобрана им в тон.
– В тебе на самом деле есть цыганская кровь?
– А как же! Мой отец был чистокровным цыганом, и сбежал обратно в табор, когда мне было шесть лет. После смерти матери я разыскал отца и жил с ним три года, прежде чем служба социального обеспечения добралась до меня и сдала в детский дом.
– Значит, у тебя по существу не было семьи в детстве?
– Зато есть сейчас. И когда я вижу, что мать Тори сделала с ней, я думаю, чтп мне повезло больше.
– На что похожа жизнь с цыганами?
– Частенько бывает холодно. И постоянное чувство, что бежишь от полиции. Но мне нравилось. Я многому научился. Они научили меня, как распознать хорошую лошадь, и как вообще обращаться со всем живым. Кстати, это мне кое-что напомнило.
Джейк опустил руку в карман и достал бутылочку зеленоватой жидкости.
– Это тебе. Средство от невралгии.
Элен с восторгом приняла бутылочку.
– Ты запомнил! А что это такое?
– Экстракт белены. Смертельно ядовито. Криппен воспользовался эитм, чтобы убить свою жену.
Элен слегка встревожилась.
– Но это очень слабый раствор. Прекрасное успокоительное и болеутоляющее. Попробуй им воспользоваться, но спрячь подальше.
Элен была так сильно растрогана, что попыталась обратить все в шутку.
– Ты тоже ешь ежей?
– Нет, – холодно ответил Джейк. – И не протыкаю их палками, как делает твой муж.
О боже, подумала Элен, я его обидела!
Но тут Джейк сказал:
– А ты знаешь, что иголки у ежей становятся мягкими, если они попадают в руки к добрым людям? – и неожиданно улыбнулся.
О господи, как он привлекателен, подумала Элен. Она чувствовала себя так, будто находится на вершине снежной горы, привязаная к санкам за руки и за ноги, и вот-вот ринется вниз, в неизвестность, не имея возможности ни остановиться, ни как-то управлять стремительным движением.
– Ты умеешь предсказывать судьбу?
Джейк пожал плечами.
– Немного. На самом деле это обман, трюк. Рука говорит о своем хозяине, если она грубая, или покрыта мозолями, или на ней сломаны ногти. Гораздо больше можно прочесть по лицу, по глазам и выражению губ.
Элен протянула руку. Ее обручальное кольцо, слишком большое для похудевшего пальца, перевернулась. На мгновение большие сапфиры и изумруды на ее среднем пальце сверкнули, отражая свет, а потом кольцо вернулось на место. Джейк быстро глянул на ее ладонь.
– Рука говорит мне, что в твоей жизни появился темноволосый незнакомец.
– Точно?
– Да.
– Он останется в моей жизни?
– Это зависит от тебя. – Джейк легонько провел пальцем по линии сердца на ее ладони. – Что бы ты ни думала противоположного, на самом деле ты очень страстная натура.
Они оба не обратили особенного внимания на вторую перемену блюд, но теперь, найдя так много тем для разговора, они допили вино и взяли вторую бутылку.
– А ты правда собирался пригласить меня на ленч, тогда в Криттлдене?
– Нет. Я был слишком занят своим возвращением на дорожку.
– Почему же ты решил меня пригласить?
– Я вдруг почувствовал, что безумно хочу тебя.
Элен зарделась.
– С тех самых пор, как мы зашли тогда в кафе, я все думала и думала о тебе. Сначала мне казалось, что это от благодарности. А теперь я не уверена.
Джейк расстегнул одну молнию на ее комбинезоне.
– Красиво. Эта застежка ведет куда-нибудь?
– Только в карман.
– Прелестно. Я хотел бы жить в твоем кармане.
Посмотрев вниз, на руку Джейка рядом со своей ключицей, Элен неожиданно для себя самой наклонила голову и поцеловала ее, тут же покраснев до корней волос.
– Я не собиралась этого делать! – воскликнула она в ужасе.
– Я знаю. Это я тебе велел.
Они продолжали сидеть, не обращая внимания на зевающих официантов, которые демонстративно убирали с ближайших столиков. Видя, как Элен понемногу расслабилась, и ее большие глаза устратили неизбывную печаль, Джейк просто не мог уйти, оторваться от нее. Элен всегда казалась ему слишком изысканной, слишком светски-выхолощенной красавицей. Сейчас он видел, как ее живая красота буквально расцветает у него на глазах с каждой секундой.
В туалете Элен с изумлением уставилась на свое отражение. Она не могла поверить, что видит себя самое, а не кого-то иного. Ей понадобиолсь полжизни, чтобы снять верхнюю часть комбинезона и помочиться, потому что она все время расстегивала не те молнии. Элен поняла, что достаточно нетрезва. Посмотрев на часы, она в ужасе обнаружила, что уже без четверти четыре.
Элен была рада, что в сапогах без каблука она по меньшей мере на дюйм ниже Джейка. Когда Джейк провожал ее к машине, он положил ей руку на основание шеи, под волосами. Рука его была теплой и ободряющей. Элен было приятно, что рядом был кто-то почти ее роста. Рядом с рупертом она всегда чувствовала себя крошечной и ничтожной.
– Мне пора возвращаться, – грустно сказала она. – Я ужасно опаздываю.
Открывая перед ней дверцу машины, Джейк сказал:
– Проедь пару миль по направлению к Пенскомбу. Там по левую сторону есть такой лесок. Подожди меня там.
В лесу было много первоцветов и фиалок. Элен успела испугаться, что свернула не туда, или что Джейк не приедет. Затем наконец-то его машина появилась на холме. Ей блокировал дорогу медлено ползущий трактор, тянущий за собой воз с сеном. Подняв обе руки от руля, Джейк воздел их к небу в театральном жесте отчаяния.
Через мгновение он уже выскочил из машины и увлек Элен в лес. сучья трещали у них под ногами. Элен споткнулась о побег куманики, и Джейк подхватил ее, подвел к огромному буку, прислонил к стволу. Он нежно взял е лицо в ладони, рассматривая каждую ресничку, каждую веснушку, каждую золотую блестку в глазах.
– Даже Елена Троянская не могла быть красивее тебя, – прошептал он и невероятно нежно поцеловал ее в губы.
Элен была рада, что дерево ее поддерживает. Никогда и никто не заставлял ее так таять. Ей не хотелось сопротивляться Джейку, наоборот, хотелось, чтобы он обнимал ее вечно. Но когда они разомкнули губы, чтобы вдохнуть, какой-то чертик дернул ее за язык:
– Это не потому, что я жена Руперта?
На мгновение лицо Джейка почернело от ярости – как в тот раз, когда он бросился на Руперта с ножом.
– Я не хочу ничего, что принадлежит Руперту! – сказал он сквозь стиснутые зубы, и его руки впились в тело Элен так, что она вздрогнула от боли. – Пойми это раз и навсегда. Руперт отравляет все, к чему прикасается. То, что я хочу тебя – несмотря на то, что ты его жена! – говорит о силе моих чувств к тебе.
На этот раз он поцеловал ее сильно и властно, и Элен ответила на поцелуй. ей почти хотелось, чтобы Джейк взял е тут же, на корнях старого бука. Но Джейк отвел е обратно к машине, и вид у него был потерянный.
– Ты не разозлился? – с трудом выговорила Элен. – Мне было так чудесно с тобой сегодня. Понимаешь, жизнь с Рупертом кого угодно превратит в скептика. Вот я и подвергаю сомнению мотивы человеческих поступков.
– Можешь не сомневаться в моих. Они абсолютно ясны во всем, что касается тебя. Мне просто невыносима мысль, что этот подлец имеет какое-то отношение к тебе.
Джейк открыл перед ней дверцу. Элен села в машину, и он нагнулся, чтобы застегнуть на ней ремень безопасности, мимоходом поцеловав ее в лоб.
– Ты знаешь, это ведь только начало!
– Правда? – Элен вдруг почувствовала себя совершенно счастливой.
Джейк кивнул.
– Но мы не можем позволить себе торопиться. Есть слишком многое, чего я не хочу потерять.
– Ты говоришь о Тори и детях?
– Нет, – медленно произнес он, – я говорю о тебе. Я не хочу тебя спугнуть. Будь осторожна на дороге. Я позвоню тебе завтра днем.
К счастью, по пути домой Элен не встретился ни один дорожный патруль. Она дважды сбивалась с дороги, и еще остановилась, чтобы купить сласти детям и букет фрезий Чарлин в качестве извинения. Она появилась дома, распевая от радости, в пять минут шестого.
– Прошу прощения, что я так задержалась. Ленч длился так долго. Каждый хотел сказать свое слово по поводу благотворительных покупок и спонсорства и прочего. Что у вас на ужин, милые? Тушеные овощи с мясом? Прелестно.
В обычных обстоятельствах Элен тотчас вышла бы из себя при виде ужина из разогретых консервов, подумала Чарлин, ставя фрезии в воду. И ее вид явно нельзя приписать обычным для благотворительных ленчей наперстку шерри и стакану рейнвейна.
Вечером Чарлин отправилась в бар с Диззи, который на этот раз не поехал в Рим.
– Обещай, что никому не расскажешь. Обещаешь?
– Честное слово!
– Господи боже, – сказал Диззи через четверть часа. – Никогда бы не подумал, что старушка еще на что-то способна. Ты уверена?
– Ну, на благотворительном ленче ее точно не было. Миссис Пейнтон-Лейси позвонила после ленча, чтобы сообщить время следующего заседания. Это было за два часа до того, как миссис Кэмпбелл-Блэк вернулась.
– Ну и слава богу, – сказал Диззи. – Это пойдет ей на пользу. Самое время, чтобы кто-то отплатил суперсволочи Кэмпбелл-Блэку той же монетой. Интересно, кто он?
– Должно быть, очень необычный человек. Она вернулась домой, паря над поверхностью земли, как катер на воздушной подушке. После ленча с Феррантиком она никогда не бывала такой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наездники - Купер Джилли

Разделы:
126272829303132333435363738394041424344454647484950515253545556575859Эпилог

Ваши комментарии
к роману Наездники - Купер Джилли



Интересный роман. Но конец странный.
Наездники - Купер ДжиллиКэт
29.06.2015, 21.13





Интересный роман. Но конец странный.
Наездники - Купер ДжиллиКэт
29.06.2015, 21.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100