Читать онлайн Наездники, автора - Купер Джилли, Раздел - 44 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наездники - Купер Джилли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наездники - Купер Джилли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наездники - Купер Джилли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Купер Джилли

Наездники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

44

Когда они вернулись в грузовик, Дино скептически обследовал холодильник.
– Один порченый авокадо, полбанки бобов и пирог с мясом, которому пора дать увольнение по выслуге лет. У тебя есть два варианта, – сказал он Фен. – Можешь выплакаться и заснуть или пойти поужинать вместе со мной. Я умираю от голода.
– Я не хочу есть. И еще я должна позвонить Джейку.
– Сара уже позвонила. Он сказал, какого черта ты рисковала Харди, он мог свернуть шею. А потом еще вымотала его этим двойным кругом почета.
Фен скорчила гримасу.
– И это вся похвала, которую я заслужила.
Дино повел ее в итальянский ресторан недалеко от Хай-стрит в Кенсингтоне, который работал допоздна. За окном Фен видела пыльные желтеющие платаны, закапанные дождем, и влюбленных под зонтиками, спешащих на последний поезд метро. Запертая в жаре, духоте и напряжении Уэмбли, Фен позабыла о существовании внешнего мира. За соседним столиком пара держалась за руки. Оживленный шум, бутылки кьянти, фотография Колизея на стенке, заботливые официанты напомнили Фен ночь в Риме с Билли, когда у нее было разбито все лицо, и он кормил ее ризотто с ложечки. Ей так мучительно захотелось быть рядом с ним, что у нее перехватило дыхание.
– О чем ты думаешь? – настойчиво спросил Дино.
– Я думаю, что меня нужно отправить в психбольницу, а не тратить на меня твои деньги.
– Мои деньги; куда хочу – туда и трачу, – сказал Дино, потянувшись за меню. – Я закажу для тебя.
– Для меня сойдет грейпфрут болоньеза, – сказала Фен, залпом опустошая полстакана вина.
– Как ты научился так хорошо говорить по-итальянски? – спросила она, когда Дино кончил заказывать.
– Я думаю, потому что я итальянец.
– Ты же американец.
– Это всего лишь приемная родина. В душе я простой немытый любовник-латинянин.
– Зачем ты сделал себе седые пряди в волосах?
– Ну, я услышал, что тебе нравятся мужчины постарше, вроде Билли, и решил, что так у меня будет больше шансов. Кроме того, – он ухмыльнулся, – мне кажется, мне это идет.
– Идет, – признала Фен. – Ты выгядишь сногсшибательно, просто не поддаешься описанию. Но еще слишком рано шутить по поводу моей сердечной драмы.
Дино накрыл ее руку своей загорелой, с ухоженными ногтями рукой.
– Как так вышло, что ты не получила мою телеграму?
– Я не была уверена, что она от тебя.
– Но я же написал, что это я!
– Ты ничего не знаешь про гадость, которую сделал со мной Руперт в Риме?
На миг его рука сильно сжала руку Фен.
– Нет, ничего такого, – сказала Фен. – Я рано пошла спать и валялась, умирая от скуки. Руперт позвонил мне, сделал вид, что это ты звонишь, и пригласил меня поужинать.
– Ты согласилась?
– Смеешься? Да мне никогда в жизни не случалось принять душ, вымыть голову и одеться за такой короткий срок. А потом я обнаружила на лестнице Руперта и Дриффилда, которые помирали со смеху.
Дино был наполовину польщен, наполовину сочувствовал Фен.
– Гнусная шутка. Ты была разочарована?
– Просто убита. Так что я решила, что телеграмма – это еще одна из милых шуточек Руперта. Поэтому не написала тебе и не поблагодарила.
– Если бы ты это сделала, я бы! выкарабкался куда быстрее.
– А я могла бы никогда не связаться с Билли. Как ты думаешь, я когда-нибудь смогу его забыть? – скорбно спросила она.
– Конечно. Только оглянись вокруг.
Прибыл официант с первой переменой блюд. Две порции средиземноморских креветок, по полдюжины в каждой порции, и огромнбя чаша майонеза с чесноком.
Дино заказал еще вина и принялся невероятно искусно чистить креветки, окунать в майонез и передавать Фен.
– Мм, как вкусно! Ты и женщин раздеваешь так умело?
– Еще лучше. И я не отрываю им ноги и голову.
Фен замерла на миг, думая о том, какой Дино потрясающе привлекательный – для тех, кому нравится этот тип, торопливо подумала она.
– Ты когда-нибудь был в постели с Элен Кэмпбелл-Блэк?
Дино усмехнулся.
– Мы несколько раз завтракали вместе, но она никогда не дожидалась второй перемены блюд, и даже первую не доедала – всегда тащила меня на какую-нибудь художественную выставку. Я говорил ей: «Милая, меня не интересует культура. Меня интересует только секс».
– Так тебе не удалось завлечь ее в какую-нибудь широкую двуспальную кровать?
Он покачал головой.
– Она ужасно боялась. Если я придерживал ее за талию, чтобы перевести через дорогу, она шарахалась и чуть не влетала под машину. При попытке сделать что-нибудь еще включается охранная сигнализация.
– У Руперта в грузовике?
– Нет, у нее в мозгах. Она такая красивая, что хочется смотреть и смотреть, но я пришел к выводу, что она похожа на вазу эпохи Мин: пркрасная, но пустая.
– О господи, я съела все креветки, – сказала Фен.
– Хорошая девочка. – Он ласково погладил ее по ладони, почти безлично, как гладят животное. – Забавно, я тобой увлечен. И уже давно.
Фен отдернула руку.
– Не говори таких вещей. Я еще не готова принимать предложения.
– Я ничего не предлагал. Только констатировал факт.
– Даже хотя я не такая красивая, как Элен?
Дино задумчиво оглядел ее.
– Тебе бы не помешало немного поправиться, – сказал он, – но сойдет и так.
Фен заметила, что он начал слегка косить. Он, должно быть, ужасно устал.
– Как Мэнни?
– Восхитительно. Гораздо лучше меня. Он сильно вырос. В начале года я взял с ним много призов. А потом моего отца положили в больницу: сердце. Сейчас он лучше, но на несколько недель я был в стороне от скачек.
– Почему ты вдруг приехал сюда в конце сезона?
– Чтобы поработать с человеком, которого я считаю лучшим тренером в мире. Я намерен на несколько месяцев поместить своих лошадей в его конюшню, поучаствовать в нескольких европейский состязаниях, а в апреле попытаться выиграть состязания на мировой кубок. Потом вернусь в Штаты и буду готовиться к олимпиаде. Я так полагаю, что хочу добиться золота не меньше, чем ты.
– Кто этот тренер? Я его знаю?
– Его никто не знает по-настоящему. Он из тех людей, к которым невозможно подойти слишком близко. – Дино доверительно улыбнулся. – Знаешь, я увлечен одной девушкой, которую он тренирует. Я решил, что если я буду постоянно рядом с ней, у меня будет больше шансов.
Фен скорчилась на стуле, совершенно убитая. Она опустила взгляд на бараньи котлетки, которые им отлько что подали, и машинально убрала потемневшую веточку розмарина, которая лежала поверх котлет. Фен искренне горевала по Билли, но никакой девушке не понравится, если у нее из-под носа уведут привлекательного молодого человека, прежде чем она совершит хотя бы мимолетную попытку привлечь его сама. Она была бы не против, чтобы Дино некоторое время пожил в Англии. Ей было бы кого взять в качестве кавалера, если бы ее пригласили на вечеринку или официальный обед. Фен угрюмо насыпала слишком много соли на край тарелки и наблюдала за тем, как соль становится зеленой от мятного соуса.
– Я больше не хочу пить, – мрачно сказала она. – Мне завтра выступать в девять утра.
Дино не обратил внимания на ее слова и наполнил ее стакан.
– Ты встретил эту девушку на скачках? – спросила Фен.
– На состязаниях на мировой кубок чемпионов в прошлом году.
Фен бросила на него взгляд и с изумлением обнаружила, что он едва сдерживает смех.
– О господи, Максвелл! Ну ты и толстокожая. Берешь призы на скачках, а чутье у тебя – как у слепозмейки.
– Не п-понимаю, – запнулась Фен.
Дино снова взял ее за руку, перевернул ее ладонью вверх и нежно провел большим пальцем по линии сердца.
– Я виделся сегодня с Джейком. Он говорит, что ты работаешь просто фантастически, но не помешало бы иметь еще одного жокея. Взамен он пообещал помочь мне с Мэнни, когда выйдет из госпиталя.
Фен вдруг снова почувствовала, как слезы подступают к горлу.
– Так он считает, что я не справляюсь?
– Совсем наоборот. Он считает, что ты слишком хороша, чтобы тебя перенагружать. Он хочет, чтобы ты привезла золото с олимпиады. Он помогает мне только потому, что уверен: я не смогу тебя обойти.
Через две недели Фен сидела на больничной кровати Джейка.
– Это просто невыносимо, – ворчала она. – Весь дом – Тори, дети, конюхи, лошади, даже Вольф – все безумно влюблены в Дино Ферранти. Хорошо, что ты возвращаешься домой на следующй неделе и вернешь всех в норму, пока они не сбежали с ним в Америку.
Она встала и принялась беспокойно расхаживать по комнате, перебирая отлрытки с пожеланиями выздоровления, жуя виноград и стараясь не огорчаться, слыша, как Джейк шипит от боли. Он, с искаженным вспотевшим лицпм, со стиснутыми зубами, продолжал без конца сгибать и разгибать ноги, которые были солманы, а потом мышцы их подверглись истощению от долгой неподвижности. Фен не могла не заметить, какими худыми, лишенными мышц, выглядели ноги Джейка. Она задумалась над тем, сможет ли он когда-нибудь снова сесть в седло, не говоря уж о том, чтобы показать рекордное время.
– Физиотерапевт предупредил тебя не переутруждать ноги, – укоряюще сказала она.
– Его не волнуют медали, – сказал Джейк, отбрасывая мокрые волосы со лба.
– Тори задумала устроить сюрпризом обед в День Благодарения в честь Дино, чтобы он не чувствовал себя на чужбине, – продолжала фен. – Сара первый раз в своей жизни первым делом поутру красится. Дездемона вот-вот начнет завивать себе ресницы. Не знаю, почему он так чертовски очарователен все время. «Малышка, ты получила карточку из рук принцессы, ты теперь звезда». Ты очень ждешь следующей недели, чтобы вернуться домой?
– Конечно, – пропыхтел Джейк, на краткий миг откидываясь на спинку кровати.
– Мы очень соскучились по тебе, – сказала Фен.
Ни его, ни ее слова не были чистой правдой. Джейк, который пять месяцев мечтал только о том, чтобы выбраться из больницы, теперь был охвачен слепой паникой при мысли о том, что придется столкнуться лицом к лицу со внешним миром. То, что ему приходилось заново учиться ходить, совершенно обессиливало его. Он постоянно падал, с трудом поднимался и преодолевал черное отчаяние, которое твердило ему, что ноги никогда больше не станут достаточно сильными, чтобы служить ему, и ужас сомнения, что у него хватит воли когда-нибудь снова сесть на лошадь.
Ночь за ночью ему снилось, что он сшибает перекладины и чудовищно огромные лошади падают с большой высоты ему на ноги, дробя кости на мелкие осколки. Джейк просыпался с криками и всхлипываниями, пока не появлялась ночная няня, чтобы успокоить его. После своей первичной враждебности он испытывал почти рабскую благодарность к няням и главной медсестре, которая считала дело своей личной чести поставить его на ноги. Когда они не были слишком заняты на дежурству, особенно по ноам, нянечки проводили целые часы в разговорах с ним, и Джейк чувствовал, что он расслабляется, как никогда не расслабялся в общении с другими жокеями или дома. Была одна нянечка-блондинка, которая ему собенно нравилась, сестра Ватерспун, которая привозила ему свежие древенские яйца и всегда забегала показаться ему, сияющая и пахнущая духами, прежде чем отправляться на свидание. Джейк подавлял слабое подозрение, что она отвечает ему взаимностью. Симпатичные нянечки не могут увлечься калеками с плохим характером вроде него.
Джейк чувствовал себя не в силах справиться со всеми обязанностями – управлять конским двором, проводить мили за рулем в дороге на очередные состязания, разыскивать новых лошадей. Он тосковал по детям, но не знал, сможт ли вынести уровень шума, свойственный их звонким требованиям, а также с собачьей преданностью доброй, круглолицей, улыбчивой Тори, тяжело передвигбющей свое массивное тело по Миллу, стараясь угодить всем.
Единственное, чего ему по-настоящему хотелось – это провести два месяца, впитывая солнце на гавайском пляже вместе с сестрой Ватерспун, одетой лишь в юбочку из травы и исполняющей все его пожелания. Юбочки из травы нельзя носить в Уорвикшире; Маколей их съест. Джейк был рад, что появился Дино, который разделит с ним часть ответственности.
Фен, со своей стороны, была в смятении. Пять месяцев она вела хозяйство на конском дворе практически в одиночку, и уже находилась на грни истощения. Но ее поддерживала надежда на возвращение Билли, а также ощущение того, что она незаменима и великолепно справляется. Теперь Дино забрал у нее по меньшей мере половину поводьев. Все казались счастливее от этой перемены, и Фен не могла избавиться от ревности. Она чувствовала себя переведенной из выпускного класса в четвертый, а на следующей неделе, когда вернется Джейк, она окажется опять в детском садике.
Ее раздражало то, как все склониилсь перед Дино. Но она не могла не отдать должное тому, как он работает. Несмотря на то, что ложился Дино поздно, он вставал вместе со всеми в шесть утра и проводил не меньше семи-восьми часов в конюшне, обихаживая не только своих собствнных лошадей, но и всех новых лошадй Джейка. У него были своеобразные идеи насчет того, как кормить своих лошадей, он пичкал их витаминами и добавками, но если вдруг нужно было ночью встать к занемогшей лошади, Дино вылетал из постели в мгновение ока.
И, несмотря на свой имидж томного плейбоя, он был потрясающе умелым в домашнем хозяйстве. Фен чуть в обморок не упала, когда однажды вечером вернулась домой из Бирмингема после интервью для ATV и обнаружила, что Дино гладит свои рубашки.
– Что ты делаешь? – потрясенно спросила она. – Это может сделать Тори!
– Какого черта? Она и без того устала.
Фен некоторое время наблюдала, как умело он водит утюгом по синему шелковому рукаву.
– Где ты этому научился?
– В колледже. Все мои деньги уходили на лошадей. Я не мог их тратить на то, чтобы отдавать вещи в прачечную. И я терпеть не могу мятые рубашки, так что мне оставалось только выучиться гладить.
– Из тебя получится прекрасная жена, – сказала Фен.
В этот момент в дверях появилась Дарклис в розовой ночной сорочке. Вид у нее был неодобрительный.
– Привет, Фен. Мы видели тебя по телику. Ты идешь, Дино? Ты обещал мне почитать «Зеленые яйца и ветчина». – Обращаясь к Фен, она добавила: – Дино возьмет меня в Диснейленд. Ну пойдем, Дино!
– Я приду, когда доглажу это все, – ответил Дино, не поддаваясь на провокацию.
В холле Фен встретила Тори в халате, розовую после ванны.
– Я только что покинула Диану Ферранти, которая трудится с утюгом в руках, – сказала Фен.
– Ну разве он не чудо? – вздохнула Тори. – У меня невыносимо болела голова, и он просто взял и отобрал у меня утюг. И ужин он приготовил. Как вкусно пахнет! Просто потрясающе, когда в доме есть мужчина, способный отличить розмарин от базилика. Джейки не заметил бы разницы, даже если бы ему подали «Педигри Пал».
– Я начинаю думать, что Дино больше интересуется Базилями, чем Роз-Мари, – резко сказала Фен.
Он вышла во двор проверить лошадей. Ночь была холодной и звездной. Ранний заморозок покрыл инеей булыжники двора и заставил осыпаться желтые узкие листочки ив, которые шуршали под ногами и уже набились в желобы стойл. Поправляя подстилку одной лошади, проверяя, есть ли вода у другой, Фен хмуро размышляла над недостатками Дино. Он чем-то напоминал ей Билли, и это было больно. Но Билли походил на собаку – привязчивый, зависимый, восторженный, а Дино был кошкой – холодной и незаисимой. Он был гораздо сильнее духом, чем Билли, и намного критичнее. Ему слишком хорошо были видны ошибки Фен. Но там, где Джейк откусил бы ей голову, Дино старался ее утихомирить.
Вот хотя бы на прошлой неделе, когда он поймал Фен на том, что она кричала на Сару, которая неправильно накормила Харди – предполагалось, что тот на диете. Когда Дино велел ей свернуться, Фен набросилась на него. Тогда он молча взял ее в охапку, отнес в пустое стойло и закрыл обе двери и не выпускал, пока она не угомонилась.
– Как я могу пользоваться авторитетом у конюхов, если ты все время выставляешь меня на посмешище? – яростно жаловалась Фен потом.
– Им приходится нянчиться с тобой и сосдавать тебе хорошее настроение на больших скачках, так будь любезна дома обращаться с ними как следует.
Но самым возмутительным было то, что после того обеда в день состязаний на кубок «Санди Таймс», когда Дино сказал, что он давно ей увлечен, он ни разу пальцем не пошевелил в ее направлении. За все то время, что жил в Милле. Возможно, жизнь под одной крышей заставила его изменить мнение о Фен. Не то, чтобы ее это волновало; она по-прежнему была безнадежно влюблена в Билли. Но ее задевало то, что Дино все время просят к телефону девушки с мягким американским акцентом, а еще он дважды исчезал после окончания работы в своей машине и возвращался лишь на рассвете. Время от времени Фен плакала в подушку перед сном и думала о том, слышал ли когда-нибудь ее плач Дино, пробираясь на цыпочках в свою комнату в конце коридора.
Как бы то ни было, для мужчины, который якобы приехал в Англию ради нее, он вел себя странно. Стоя в стойле Дездемоны, гладя ее по шерсти, густой от чистки, Фен отдала ей последний мятный леденец.
Выглянув через приоткрытую дверь, Фен увидела бледный серебряный серпик молодого месяца. Она нашла в кармане пятидесятипенсовую монетку и вздохнула, осознав, что больше нет смысла тратить желание на Билли.
– Месяц, месяц, – сказала она. – Пожалуйста, пусть я получу золотую медаль.
Спустя неделю Джейк прибыл домой. Это был прекрасный октябрьский день, и деревья четко рисовались на фоне темно-синего, грозящего дождями неба. Во дворе не было ни пылинки, все было вычищено и отполировано до последнего гвоздика. Только лошади Дино и четыре новых, которые еще участвовали в состязаниях, были у себя в стоялах. Остальные лошади были на лугах на холме позади в конюшни.
Но они почуяли, что что-то готовится. Всь день они были беспокойны, фыркали и скалились друг на друга, толком не паслись, а норовили держаться поближе к воротам. Только сейчас, перед самым прибытием Джейка, лошади умчались прочь – пообщаться с Маколеем, Африкой и жеребенком Африки, которые паслись на верхушке холма. Дарклис и Ира еще не вернулись из школы, но огромный лозунг «Добро пожаловать домой, папочка!», который они нарисовали с помощью Дино и Фен, свисал с двух больших ив поперек аллеи. Поверх шума мельничного ручья Фен расслышала шум машины на мосту. Сара рванулась вперед, чтобы подобрать пару опавших листочков. Тут Вольф, который тоже весь день нервничал, огласил двор возбужденным лаем. Когда машина въехала во двор, он прыгнул к ней, истерически царапая дверцу когтями.
– С возвращением! – крйкнула Фен, подбегая. – Тихо, парень. – Она ухватила Вольфа за ошейник, прежде чем открыть дверцу. – Ты е не хочешь сбить хозяина с ног.
Но когда Вольф понял, что это действительно Джейк, он на несколько секунд замер, будто оглушенный. Потом он опустил голову и завыл так, что у всех мурашки по спине побежали. Джейк увидел, что из глаз пса текут слезы.
– Иди сюда, мальчик, – нежно сказал Джейк, и пес подполз к нему, зажав хвост между дрожащим ногами, как будто не мог поверить в такое чудо. Все молчали, пока Джейк гладил Вольфа по голове, стирая слезы. Затем, когда Джейк стал выбираться из машины, Дино шагнул вперед, чтобы подать ему руку.
– Привет, – сказал он. – как здорово, что ты вернулся. Даже солнце выглянуло, чтобы тебя встретить.
Джейк молча кивнул, не меняя выражения лица. Он боялся заговорить, чтобы чувства не выплеснулись наружу.
– Войди в дом и отдохни, дорогой, – сказала Тори.
– Я хочу посмотреть на лошадей.
– Ты должен все делать постепенно, – взмолилась она. – Сегодня у тебя и так была большая нагрузка.
– Дайте мне костыли! – рявкнул Джейк.
– Вот они, – сказала Фен.
Джейк с трудом поковылял по двору, поскальзываясь на булыжниках. Один раз он упал на колени. Фен чуть не бросилась помочь ему.
– Нет, – резко сказал Дино, схватив ее за локоть.
Он постарался не показать, как его потряс вид Джейка при ярком солнечном свете. Серый от изнеможения, отчаянно худой. Джеку пришлось проделать две дырки в поясе, чтобы не сваливались брюки.
– О господи, – сказала Фен, когда он снова споткнулся.
– Ему нужно сделать это самостоятельно, – сказал Дино.
Всем показалось, что прошла вечность, пока Джейк добрался до ворот и прислонился к ним, чтобы отдышаться. Ему удалось открыть ворота и, шатаясь, войти внутрь. Тут он снова прислонился к воротам, ища опоры. Луг уходил вверх к горизонту. Он был пуст, если не считать нескольких каштанов с порыжевшей листвой и лимонно-желтых ясеней. Лошадей не было видно. Джейк приложил руку ко рту и свистнул. Долго ничего не происходило. Он уже собирался свистнуть еще раз, когда они показались из-за холма: черная лошадь, темно-коричневая, гнедая, каурая, серая и чалая. Они перепрыгнули через заборы, отделяющие соседние луга, они вихрем мчались вниз по склону, гривы и хвосты развевались по ветру. Они ринулись к Джейку стремительным фарлонгом, как на последнем участке дерби. Харди вырвался вперед, расталкивая прочих с ревниым ржанием. Отдохнувшие после состязаний, они в лучшие свои минуты не мчались так быстро, как сейчас, устремившись к воротам.
– Они его убьют! – прошептала Сара.
– Они затопчут его насмерть! – в ужасе вскричала Тори.
– Забери его оттуда! – крикнула Фен. – О Дино, сделай же что-нибудь!
Но каким-то чудом в десяти футах от Джейка лошади затормозили. И, хотя задние налетели на передних, они все остановились, не коснувшись даже носков его ботинок. И какое-то время стояли, глупо глядя на него. Потом с оглушительным ржанием они шагнули вперед и принялись нежно тыкаться мордами в его лицо, руки и куртку – иногда вдруг ревнуя друг к другу, прядая ушами и фыркая на соседа. Харди, в соответствии со своим характером, облизал Джейка всего, а потом куснул за воротник, давая понять, что он здесь главный.
– Никогда ничего подобного не видел, – сказал Дино, посмотрев на Фен, и увидел, что у нее по щекам текут слезы. Он обнаружил ее руку в своей и мягко пожал ее. Фен глянула на него, вздрогнула, покрснела и выдернула руку, чтобы вытереть слезы.
– Кого-то не хватает, – сказала Сара.
– Большого парня, – сказал Дино.
Минуту спустя они увидели Маколея. Тот стоял на гребне холма, как отец Бемби. Джейк свистнул еще раз, и Маколей рванулся вниз, как оголтелый мотоциклист, так что остальные лошади отпрянули, чтобы он не врезался в них. Добежав до Джейка, он разогнал остальных сердитым ржанием и тотчас повернулся к Джейку, чтобы прикоснуться к его лицу своей мохнатой белой мордой. Джейк обвил рукой шею Маколея, опираясь на него всей тяжестью. Плечи у него тряслись.
– Как ты думаешь, он в порядке? – тревожно спросила Фен.
– Оставим его, – сказал Дино. – Пусть побудет наедине с лошадьми.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наездники - Купер Джилли

Разделы:
126272829303132333435363738394041424344454647484950515253545556575859Эпилог

Ваши комментарии
к роману Наездники - Купер Джилли



Интересный роман. Но конец странный.
Наездники - Купер ДжиллиКэт
29.06.2015, 21.13





Интересный роман. Но конец странный.
Наездники - Купер ДжиллиКэт
29.06.2015, 21.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100