Читать онлайн Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2, автора - Купер Джилли, Раздел - 62 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2 - Купер Джилли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2 - Купер Джилли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2 - Купер Джилли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Купер Джилли

Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страница

62

Все в восхищении столпились вокруг нового вертолета Раннальдини. Утомленная Китти вошла в дом; к ней, танцуя, подлетела Лесси, извиваясь полосатым тельцем, с полными любви глазами, даже пописывая от восторга на каменные плиты.
«Я ее не брошу», – подумала Китти.
Даже не остановившись, чтобы вытереть лужи, она побежала сумрачным переходом. Перед комнатой, где Раннальдини хранил обувь, валялись какие-то обломки, обгрызанные Лесси, которые Китти поначалу приняла за прутик. И тут же поняла, что это та самая дирижерская палочка, которую на смертном одре Тосканини передал Раннальдини.
– Если мы отсюда не сбежим, тебя, Лесси, тоже ожидает смертное ложе.
В панике схватив щенка и вбежав в кухню, она обнаружила там страшно смущенную мисс Бейтс.
– Миссис Раннальдини, я должна вам кое-что сказать. А потом я приготовлю чай для всех.
– Вы очень хорошо ухаживаете и за мной, и за Раннальдини, – забормотала Китти, страшась любой задержки. – Мы вам очень благодарны. Но не могло бы это что-то подождать до завтра?
– Нет!
Мисс Бейтс была столь настойчивой, что Китти в конце концов пришлось присесть у кухонного стола.
– Миссис Раннальдини, – заговорила мисс Бейтс, лихорадочно вертя золотой браслет вокруг тонкого запястья. – Я должна вам сказать, что, когда вы, приняв снотворное мистера Раннальдини, быстренько отправляетесь спать, я отправляюсь в постель к мистеру Раннальдини. – Ее голос задрожал. – Мне ужасно неловко, но он такой притягательный.
Целую минуту Китти недоверчиво смотрела на мисс Бейтс, затем расхохоталась:
– И это все? Я уж с ужасом подумала, что вы собираетесь уволиться. Обещайте оставаться и присматривать за ним.
В кладовке Китти нашла какую-то древнюю корзинку для кошки и сунула туда трепещущую Лесси, которая решила, что ее волокут к ветеринару.
«Тонг, тонг, тонг, бонг, бонг, онгонг, онгонг, – это прощальный зов женщины Раннальдини».
Взвизгнув от неудержимого смеха, Китти побежала через лужайку, мимо мрачного лабиринта и повернула налево, к конюшням. Поскольку гараж находился за ангаром для вертолета, она бы не смогла добраться незамеченной до автомобиля. Единственным спасением была бы какая-нибудь смирная лошадь во дворе.
– Тонг, тонг, тонг, бонг, бонг. Кто не рискует, тот не выигрывает.
Ее трясло не меньше Лесси, которую она пыталась как-то утешить.
Но когда она оказалась в загоне, то всхлипнула от ужаса. Лошадей не было, и только Князь Тьмы скребся и грыз дверь, переваливаясь зловеще в своем боксе.
Он бросится на меня, если я попробую взнуздать его» – подумала Китти, чуть не падая в обморок от страха, а затем оцепенела – стукнула дверь в коттедж для конюхов. Но вместо Клива показалась голова девушки-конюха Дженис.
Дженис очень тепло относилась к Китти – та, в отличие от Сесилии, не одевалась у Валентино, но всегда следила, чтобы девушкам-конюхам платили «на булавки».
– Вы же действительно плохо выглядите. Не лучше ли вам вернуться? – сказала она, заметив, как трясется Китти, а ее посеревшее лицо блестит от пота.
– Не могли бы вы вывести Князя? – заикнулась Китти, пряча корзинку с Лесси за подставку для посадки на лошадь. – Раннальдини хотел покататься на нем.
– Сейчас? – Дженис посмотрела на часы.
– У него друзья.
– И он хочет покрасоваться, – фыркнула Дженис. – Только избавились от остальных лошадей. А это что?
Она замолчала, прислушиваясь к жалобному поскуливанию Лесси.
– Да ничего, наверное, птичка. Мы сегодня были в Слимбридже, – в отчаянии сказала Китти.
– Больше похоже на то, что кто-то из ротвейлеров на что-то напоролся.
Дженис оглядела двор.
– Пожалуйста, выведите Князя, – Китти старалась спрятать страх.
Ожидание казалось бесконечным, к тому же ей пришлось немелодично напевать, чтобы заглушить все более громкое поскуливание Лесси. Наконец голова Дженис показалась в двери стойла.
– Господи, ну и страшный, паразит. Как вы собираетесь его держать?
– Отпустите на секундочку. Раннальдини думает, что забыл хлыст с серебряной рукояткой в загоне, – проговорила Китти.
За такую ложь она, наверное, попадет в ад.
– Сейчас я посмотрю, – вернулась в загон Дженис.
Китти чуть не обезумела от страха:
– Пожалуйста, Господи, позаботься о нас. – Глубоко вздохнув, она открыла дверцу в стойло Князя и только схватила его под уздцы, как он рванул наружу. Не давая себе времени на сомнения, она подхватила корзинку с Лесси, вскарабкалась на подставку для посадки, кое-как уселась верхом на лоснящуюся огромную черную спину, которая заколыхалась, как поверхность моря в десятибалльный шторм. С бешеным грохотом копыт Князь вырвался со двора и помчался по неровной тропинке, пытаясь найти следы своих бывших товарищей по конюшне. В конце концов, что он может ей сделать, если она уже у него на спине? Встревоженная криками Дженис, умоляющей ее вернуться, она пустила его галопом.
– О-о-ох, это хуже глубокого похмелья, – взмолилась Китти, когда мимо понеслись деревья, кусты и телеграфные столбы. Ее пальцы вцепились в густую гриву. Все эти болтания вряд ли полезны младенцу, но хуже, гораздо хуже, всхлипнула Китти, если он закончит свой путь в ее судорогах на проклятом столе для абортов. Эти мысли заставляли ее крепче сжимать гриву.
О, небеса, она вдруг сообразила, что мчится к западным воротам, которые на цепи и на засовах. А если она слезет с Князя, чтобы открыть ворота, назад она уже не заберется . Грохоча в седле она высвободила от гривы левую ногу и схватила повод. Чудесным образом огромная лошадь сменила скорость, равную скорости скачки на кубок Ратминстера, на прогулочную.
– Ой, хороший мальчи! Князь, так и езжай, – попросила Китти. Ну, а если он потащит ее через кусты придется терпеть.
Ветер раздувал ее волосы надувал парусом серый кардиган и старую серую поношенную юбку. Справа и слева от нее на лесной земле шла война между колокольчиками и пролесками, примулу душили куманика и бледные анемоны, которые в свою очередь тонули в океане дикого чеснока, пробивающегося через острые пики айолы. И все это топтали летящие копыта Князя.
Теперь они выскочили на открытые поля. И Китти испугалась, что сейчас он встретится со своими товарищами по конюшне и их побег закончится. А ведь впереди подобно Берлинской стене лежала река Флит... и свобода.
– Ну давай же, Князь, – завопила Китти, когда они спустились к берегу.
Помедлив какую-то секунду, отважный конь погрузился в струящиеся коричневые воды. Испуганный визг напомнил Китти, что если она соскользнет или потеряет корзинку, то и Лесси, и она утонут.
– Отче наш небесный, – кричала Китти, – заклинаю именем твоим!
Несколько кошмарных секунд Князь отважно сражался на глубоком месте с водоворотами, а затем выскочил уже на другом берегу.
– Вот спасибо тебе, старина, – вскричала Китти. Коттедж «Магнит» словно притягивал их. Даже подъем на холмы давался легче. Тем более что южная часть Парадайза была не такой возвышенной. Темные, ощетинившиеся ветвями деревья стояли еще обнаженными. Между ними виднелись заросли терновника, белесого, словно присыпанного мукой, – там был коттедж бедной Рэчел.
«И она унесена поющими ангелами к вечному покою», – подумала Китти.
Но настоящее было важнее. Оглядываясь назад, с боязнью увидеть, как, подобно злобному шершню, поднимается вертолет Раннальдини, Китти подумала, долго ли она еще продержится. И тут, как свет небесный, мелькнула Парадайз-роуд, идущая мимо коттеджа «Магнит». Отцепив заболевшие пальцы от гривы Князя, она потянула другой повод, и лошадь повернула направо.
– Я умею ездить верхом, – в восторге выкрикнула Китти.
Но вот к езде с головокружительной скоростью по гудронированному шоссе она не была готова. Не дай Бог, еще автомобиль встретится. Она пригнулась, спасаясь от низко свисающих ветвей платанов. Уже потеряв обе туфли, она теперь была близка к тому, чтобы растерять и зубы.
Когда же она попыталась повернуть налево, на дорожку к коттеджу Лизандера, им пришлось с Князем расстаться. Соблазны Парадайза оказались слишком сильны, и он предпочел дальнейшую прогулку. Китти мягко свалилась среди белых фиалок у обочины. Теперь всю жизнь их сладкий запах должен будет ассоциироваться у нее с чувством облегчения, потому что она невредима, и еще большую радость испытала она, когда открыла корзинку и оттуда выскочила, выделывая пируэты, обалдевшая от радости Лесси, царапая ноги хозяйки своими полосатыми лапами.
– Быстрей, быстрей, мой ягненочек, – подбадривая себя и Лесси, Китти с колотящимся сердцем двинулась по тропинке, не обращая внимания на острые камешки, рвущие ее промокшие колготки.
И тут она закричала. Занавески в домике были задернуты. Уже три дня, как не забирали молоко. Холодный ветер уныло теребил объявление «П РОДАЕТСЯ». Сердце разрывалось от отчаяния. Китти, задохнувшись, поднялась на крылечко и постучала. Безответно. Она вновь постучала. Никого. Может быть, Лизандер лежит в постели с какой-нибудь грустной красоткой, позабытой собственным мужем?
– Ох, Лесси, что же с нами будет? – зарыдала Китти.
В ответ раздалось пронзительное возмущенное тявканье. Толкнув дверь, Китти споткнулась о гору почты. Она взяла один из конвертов: «ЛИЗАНДЕРУ ХОУКЛИ, ВЛАДЕЛЬЦУ АРТУРА, АНГЛИЯ». Джек, который, судя по измазанному носу, занимался охотой на кроликов, встретил ее с шумным восторгом. Затем он обнаружил Лесси, робко жмущуюся за порогом, с важным видом обошел ее, обнюхивая и оценивая. Обнаружив, что это особа женского пола, он замолотил обрубочком хвостика, а затем умчался в гостиную, возвещая лаем важную весть.
Лизандер безвольно сидел на старой, обтянутой голубым вельветом софе, с потухшим взглядом, не обращая внимания на демонстрацию волнующего фотофиниша на экране телевизора. Щетина длиной в четверть дюйма выпирала на его впалых щеках, а под глазами чернели полукружья. Свитер с Утенком Дональдом был надет наизнанку, на ногах – разные носки.
– Лизандер.
Китти было тяжело говорить. Он тупо огляделся, а затем уставился на нее недоверчиво.
– Лизандер, это я, – прошептала она, разводя дрожащие руки. – И на холмах, и за ними она танцевала с Пиглинг Бленд.
Словно всплывая со дна моря, Лизандер, пошатываясь, поднялся на ноги.
– Ты мираж или чудо? – пробормотал он.
– Я – это я. Я люблю тебя, – всхлипнула Китти. – Извини, что ворвалась. Но я больше не могу жить с Раннальдини.
Заросшая щетиной челюсть Лизандера отпала, а покрасневшие глаза открывались все шире и шире. Затем он расплылся в улыбке и издал громкий вопль радости, вскочил на софу и уже оттуда упал к ней в объятия, целуя ее, как жизнь дарованную, но поцелуй был недолгий, потому что им обоим не хватало дыхания.
Затем Лизандер в каком-то упоении трогал ее промокшие волосы, руки недоверчиво гладили ее бледное, оцепенелое личико, убеждаясь, не сон ли это.
– Я уже думал, что больше никогда тебя не увижу, – его голос дрогнул. Потом, боясь отпустить ее хоть на секунду, он протащил тяжеленное епископское кресло через комнату и припер им дверь.
– Мы не пустим сюда Раннальдини, – он устроился в этом кресле, посадив Китти себе на колени.
– Ты сбежала. О, Китти, дорогая, ты на самом деле сбежала. Ты такая храбрая.
Целуя ее в перерывах между каждым предложением, он говорил:
– А я на всякий случай даже купил тебе обручальное кольцо. И вот этот случай.
Он беспомощно засмеялся, откинувшись назад, порылся в бедламе на письменном столе и откопал маленькую розовую кожаную коробочку, в которой находилось кольцо с огромным бриллиантом.
– Разрушается плоть, а бриллианты – вечны. Кто это сказал? Шекспир?
Они оба так дрожали, что не скоро надели кольцо на ее палец.
– Божественно, – выдохнула Китти, – ох, Лизандер, зря ты, я имею в виду, что оно же стоит...
– Тише, – Лизандер уткнулся губами в ее лоб. – Джорджия вернула мне бриллиантовое ожерелье, которое я подарил ей в свое время, вот так получилось кольцо. И вообще дело только в том, что мы вместе. Но как же, черт побери, тебе удалось сбежать из «Валгаллы»?
– Я прискакала на Князе Тьмы, – гордо сказала Китти.
– Что? – переспросил испуганный Лизандер. – Ох, Китти, ты не должна была. Тем более что ты так боишься лошадей, даже я бы не осмелился скакать на нем.
– Меня больше пугало, что я к тебе не попаду, – призналась Китти.
– Да ты ведь вся промокла, – Лизандер только сейчас обратил внимание на мокрую юбку и разорванные колготки. – О, Господи, ты переплывала реку? Ты же могла утонуть. И все это ты сделала ради меня. О, Китти, дорогая, ты такая мужественная, я даже не могу поверить. А где же сейчас Князь?
– Понятия не имею, – пожала плечами Китти. – Шарахается по Парадайзу. Ему необходимо немного развлечься. Может быть, открывает счет в «Яблоне»
ну повезет, то в сад Перси.
– Китти! – благоговейном трепете сказал Лизандер. – Я и не думал, что ты можешь быть такой безответственной. О, я люблю тебя.
Запрокинув назад ее голову, он впился губами ее рот, целуя все более и более страстно; и царапающая ее щеки щетина доставляла ей самую сладкую боль, которую она когда-либо терпела.
– Я не могу поверить, что это происходит со мной. Пойдем в постель. Мне отчаянно нужно убедиться, что ты реальна.
Он лихорадочно начал расстегивать ее серый кардиган.
Но Китти остановила его:
– Мне надо тебе кое-что сказать.
Решив, что счастье его испаряется, Лизандер задрожал.
– Так ты пришла на несколько минут? – Он так сжал ее руки, что она вздрогнула от боли. – Ты возвращаешься? Я не перенесу этого, честное слово, не перенесу.
– Да я не об этом. Я не хочу, чтобы ты чувствовал западню, но я жду ребенка.
– Не может быть!
На лице Лизандера проступило облегчение и счастье.
– Это фантастика. Я позабочусь о вас обоих. Я люблю детишек. Да пусть хоть от Раннальдини. Если его воспитаем мы, он будет нашим.
Китти яростно потерла глаза.
– Он твой, – прошептала она.
– Мой? – не веря, переспросил Лизандер. – Откуда ты знаешь?
– Раннальдини стерилизовался, значит, только от тебя.
Лизандер уставился на нее, постепенно постигая все величие этой правды, потрясенный борющимися в нем чувствами радости и гордости.
– Мой ребенок! Господи, как здорово, а этот ублюдок Раннальдини, значит, уверял тебя, что ты не можешь иметь детей. Господи, вот же ублюдок. Я ему устрою иракский маникюр, а потом убью его. Так это точно мой ребенок, я имею в виду – наш ребенок?
Он взял ее руки и стал целовать, и она ощутила его слезы.
– Ты же могла потерять его, – сказал он сдавленным голосом. – Ты же могла упасть по дороге. О, слава Богу, ты цела.
– Забудь об этом, мне не было страшно, потому что в конце пути меня ждал ты.
– Ты не должна плакать. – Лизандер достал носовой платок и принялся вытирать слезы им обоим. Потом он проговорил нежно: – Это наш ребенок. Господи, я просто сказочно себя чувствую. Давай позвоним папе. Нет, давай сначала откроем бутылку.
Он был такой отчаянно худой, что Китти не терпелось откормить его джемовыми рогаликами и пудингом с патокой.
– До родов я могу устроиться на работу, – заявила она, не желая обременять его финансово, – а после родов возьму печатать на машинке.
– Ничего подобного, – Лизандер выпятил грудь. – У меня с понедельника приличная работа, у Руперта – объезжать и обучать лошадей. Он думает, что я уже достаточно похудел и что теперь можно попробовать меня на каких-нибудь соревнованиях, даже на скачках с препятствиями.
– Это же прекрасно, – обрадовалась Китти. – Я прощу его за то, что он был такой ужасный.
– Ну нет, он чудесный. Ведь он разрешил Тини теперь жить с Гордецом, потому что они оба очень скучают без Артура. Он и Тегги уехали на шесть недель в Боготу, чтобы усыновить черного младенчика. Ну, может, я чего-то и напутал, но, во всяком случае, на эти каникулы Диззи, Дэнни и я оставлены при сматривать за хозяйством. Толку, правда, от меня было, как от кучи дерьма, но теперь, когда ты со мной, я могу делать все.
– Да ты и всегда мог, – с гордостью произнесла Китти.
– И Руперт арендовал для меня коттедж. Это просто замечательно, если ты согласишься там жить. Ой, посмотри-ка.
Проследив за его взглядом, Китти увидела, что Лесси и Джек уже свернулись клубочком в корзинке и Джек занят тем, что вылизывает Лесси глазки и носик.
«Джеку достанется Джилл,
Навеки исчезнет зло», – голос Китти вновь дрогнул.
– Ему понадобится приставная лестница, когда она вымахает в полный рост, – сказал Лизандер.
– Мне тоже понадобится общественная помощь, чтобы выйти за тебя, – засмеялась Китти.
– Не будь смешной! – рассердился он. – Ты и так гораздо лучше и выше меня, Китти. Я теперь действительно стану человеком, который заставляет мужей ревновать, потому что все мужчины в мире умрут от зависти оттого, что ты моя. – Он поцеловал ее в маленький вздернутый нос. – Я уж и забыл, насколько ты прекрасна.
Вдруг его безукоризненные брови нахмурились.
– Удивительная вещь. Еще двадцать минут назад я собирался застрелиться. А теперь я счастливейший мужчина в мире, да еще и собираюсь стать отцом.
Когда затихли вопли Тарзана, Китти смущенно предложила:
– Я думаю, если у нас будет девочка, то мы могли бы назвать ее Пиппой в честь твоей мамы.
Несколько секунд Лизандер не мог ничего вымолвить, а затем сказал:
– Ей бы это понравилось. А если будет мальчик, назовем его Артуром.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2 - Купер Джилли

Разделы:
3435363738394041424344454647484950515253545556575859606162

Ваши комментарии
к роману Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2 - Купер Джилли



Роман очень интересный. Но мне показался не оконченным.
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2 - Купер ДжиллиКэт
11.06.2015, 21.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100