Читать онлайн Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2, автора - Купер Джилли, Раздел - 49 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2 - Купер Джилли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2 - Купер Джилли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2 - Купер Джилли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Купер Джилли

Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

49

Только одна причина заставила Лизандера отправиться на вечеринку к Рэчел – надежда увидеть Китти.
Черный лед схватил продуваемые ветрами Ратширские дороги. Дикий ветер проносил лохматые, цвета сепии тучи под звездами. Бочонок с дождевой водой Рэчел был накрепко заморожен. И хотя в Жасминовом коттедже атмосфера была еще прохладнее, чем на улице, первоначально вечеринка производила впечатление успешной. Двадцать пять разнообразных гостей набились в маленькую комнатку, в которой царил большой черный рояль. Рэчел на полную громкость включила «Пятую» Шостаковича под управлением Раннальдини, и приходилось кричать, чтобы услышать друг друга.
– Слава Богу, ты пришел – мне не хватает свободных мужчин, – закричала Рэчел, но ее гостеприимство тут же испарилось, когда она увидела ворочающегося под пальто Лизандера Джека.
– Я надеюсь, это чудовище не будет гоняться за Скарлатти? И нельзя ли его оставить в автомобиле?
– Да он же замерзнет до смерти. С днем рождения, – Лизандер протянул бутылку «Мюэ», стараясь не встречаться с ней глазами, чтобы Рэчел не заметила, как она ему не нравится.
– Ты балуешь меня, – сказала Рэчел, дразня. – Мне уже надарили кучу бутылок. Почему-то каждый думал, что у меня проблема с выпивкой.
Надежды Лизандера прилично надраться рухнули, когда Рэчел проворно убрала «Мюэ» в буфет к другим бутылкам, сказав, что прибережет его для особого случая.
«Ну да, для очередного траха с Раннальдини», – с отвращением подумал Лизандер. Он был уверен, что и огромный коричневый мохеровый свитер, и облегающие сапоги из мягчайшей розовой кожи, которые так шли ей, – тоже подарки маэстро. Оглядев комнату, он заметил сложнейшую новую стереосистему, полки, заполненные записями Раннальдини, и высокий стул у рояля, изысканно украшенный вышивкой. А бедная Китти получила на Рождество бюро для хранения документов.
– Горячий яблочный пунш или чашечку фруктового сока? – спросила Рэчел, помахивая черпаком.
– Что угодно, лишь бы покрепче.
– А люди предпочитают сок. – Рэчел протянула ему зеленый стакан с фруктовой смесью. – Пойдем, познакомишься с моими лондонскими друзьями.
Такое представление предполагало смесь очарования и изысканности, но Лизандер везде сталкивался только со скукой: героини Аниты Брукер с длинными бледными лицами и еще более длинными тусклыми кардиганами, старающиеся отчаянно согреть обтянутые широкими плиссированными юбками зады перед анемичным огнем.
– Это местный жеребец, я потом расскажу о нем, – шепнула Рэчел.
Бесспорным центром компании был Гай. Он все еще находился на вершине своего телевизионного успеха после роли Святого Иосифа и получал от поклонников гору почты, а «Индепендент» изучала его биографию с целью найти параллели в том, как Иосиф познакомился с Марией и как Гай, Рок-Стар, остался с Джорджией.
– Вы сделали так много заявлений в нашей «Нейтивити Грин», – проговорила одна из приятельниц Рэчел и потянулась за стаканом, демонстрируя волосатые подмышки. – А мне понравилась та сценка, где вы спокойно меняете пеленки младенцу Иисусу во время визита пастухов.
Гай понимающе улыбнулся, затем, обратившись к Лизандеру, к которому теперь, после их разрыва с Джорджией, относился вполне спокойно, спросил:
– Как покатались на лыжах?
– Чудесно.
– А вас не беспокоит, – упрекнул его еще один лондонский друг, – что катание на лыжах нарушает экологический баланс?
– Я в этом ничего не понимаю, – ответил Лизандер, посматривая, куда бы выплюнуть отпитое им из стакана с фруктовой смесью.
– Лыжники разрушают поверхность гор, активизируя снежные лавины и тем самым угрожая дикой природе, – на полном серьезе продолжал защитник экологии. – Не говоря уж о вреде лесам.
Обезлесивание! С болью Лизандер вспомнил, как они хихикали над выбритыми зарослями Китти. Он ненавидел все эти длинные бледные высокомерные лица за то, что они не были круглыми, розовыми и улыбающимися, как у нее.
– Берите салфетки, – прервала их Рэчел, разнося булочки с вегетарианскими сосисками.
– Спасибо, – Лизандер разломил пирожок и дал половинку Джеку.
– А вы уверены, что они действительно не содержат мясо? – нервно спросил лондонский друг.
Джек быстро опроверг его опасения, выплюнув все на ковер.
– Извините, – сказал Лизандер. – Мне надо поговорить с Мередитом.
Мередит с его воздушными кудрями и веселыми голубыми глазами казался ближайшим напоминанием о Китти.
– Хелло, малыш, – окликнул его Мередит.
– Я хочу на вечеринке танцевать и оттягиваться, – вздохнул Лизандер. – Что это за чертов напиток?
– Надо полагать, что-то из парфюмерии Рэчел. Во всяком случае, на выпивку не похоже.
– Господи, а я-то думаю, чего это я наглотался.
– Хелло, милая зверюшка, – Мередит грубо потрепал Джека по белой голове, и маленький песик приветливо завилял хвостом.
– Вообще-то он сейчас зол. Для него вечеринки – это отбивные, цыплята и сосиски, приличная человеческая пища. Он через минуту сожрет кота Рэчел.
– Мне так жаль Мегги. Эх, старина, бедняга. Лизандер молча кивнул.
– А как Артур?
– Сегодня днем я отвез его на двор к Руперту Кемпбелл-Блэку.
– Серьезно? Ну и как там?
– Впечатляет: ванные с бассейнами, солярий, компьютеры, лаборант на жаловании для анализов крови, а какие лошади потрясающие! Наяву похлопал Гордеца Пенскомба. Господи, какая прекрасная лошадь, хотя и маловата. Руперт пытается разобраться с Артуром.
– Счастливчик Артур, – вздохнул Мередит. – Для Руперта не жаль ни умереть, ни покраситься – и он поправил свои светлые локоны, глядя в зеркало.
– Но вообще-то он может быть свирепым, – сообщил Лизандер.
– О, я люблю это. Если грозят, значит, неравнодушны.
– Тегги, жена Руперта, была по-настоящему мила. Она сделала Артуру чашку кофе, чтобы он чувствовал себя как дома, но он все равно ужасно расстроился, когда я уехал. И вообще я думаю, что никогда и никого не смогу сделать счастливым, – скорбно добавил он.
– Ну, а миссис Раннальдини в «Сегодня» выглядела весьма похорошевшей и бодрой, – сказал Мередит, заметив, что покрасневшие глаза Лизандера то и дело упираются в дверь.
– А она не собиралась прийти, нет?
– Да вот только что Гермиона с Бобом прибыли, – заметил Мередит. – И мадам не прохаживалась бы тут с грацией гризли, если бы не ожидался Раннальдини.
– Господи, холодно-то как, – поежился Лизандер. – Неудивительно, что Рэчел не заботится о ледниках.
– А вот и влюбленные, – объявил Мередит, когда рука об руку вошли Ларри с дрожащей Мериголд. – Где-то еще в наши дни найдешь местечко выпить на халяву. Это так же печально, как и видеть объявление «НА ПРОДАЖУ» при въезде в «Парадайз-Грандж». Твой друг Ферди уже оформляет коттедж. Хотя покупатель наверняка захочет переделать его. Пойду-ка я лучше позвоню Ферди.
Лизандер не прочь был поговорить с Ферди. Он ужасно скучал по нему, но никак не мог набраться мужества позвонить и извиниться. О Господи, вот и Гермиона.
– Хелло, Мария, – сказал Гай, поворачиваясь спиной к восхищенному кружку лондонских друзей, чтобы поприветствовать ее.
– Хелло, Иосиф, – капризно ответила Гермиона. – Я только что рассказывала «Индепендент» обо Мне и Моем Коте.
– Какое совпадение, – засмеялся Гай. – А я только что давал длинное интервью «Гардиан» обо Мне и Моем Рабочем Месте.
– Я собираюсь бросить Гая, – прошипела Джорджия Мериголд. – После спектакля он стал таким высокомерным. Посмотри, как он выделывается перед этими скучными друзьями Рэчел.
– Да нет, он очарователен, – запротестовала Мериголд. – Как Флора?
– По-прежнему в отчаянии. Ой, Мериголд, ведь я же решила, что в Новом году буду присматривать за ней и займусь нашим браком. Но накануне Рождества все пошло прахом, когда Гай начал утверждать, что маленькую любовную записку в викторианском стиле он хранит на своем столе из-за орнамента рамки.
– А я решила в Новом году не жаловаться на отсутствие денег, – вздохнула Мериголд. – Но мальчикам нравится та школа, в которую они ходили. И теперь каждый раз, как я вижу болтающееся на «Парадайз-Грандж» объявление «НА ПРОДАЖУ», не могу удержаться от слез.
– Не могу понять, почему вы устроили такой переполох, Мериголд, – Гермиона, на которой была накинута подаренная ей Раннальдини на Рождество норка, не замечая взглядов «зеленых» друзей Рэчел, втиснулась между ними. – Ты же постоянно рассказывала мне, как блаженно счастливы вы были с Ларри, когда были бедными. А вы думаете, мне просто каждый день пересматривать свои контракты? Ларри мог бы и предупредить нас, что собирается обанкротиться.
– Если бы вы с Раннальдини не выцарапывали из него огромные авансы на самолеты да на десятизвездочные отели, этого бы никогда не случилось, – яростно ответила Мериголд.
– Ой, ну какие эмоции, – вздохнула Гермиона и обернулась к Джорджии: – Я должна сказать тебе, что Гай прекрасный мужчина, такой внимательный и заботливый.
– Точно, он частенько поддерживает твою задницу, это было видно по видео, – проворчала Джорджия.
С горячим яблочным пуншем было покончено, когда появилась Рэчел, сгибаясь под тяжестью огромного блюда с рисовой запеканкой и овощами. Все мужья, кроме Гая, который боялся Джорджии, вскочили, чтобы предложить помощь.
Боб успел первым:
– Выглядит здорово. Что это?
– Органический овсяный ризотто, – объяснила Рэчел, – с артишоками и фасолью. Берите тарелку, Мередит.
– Нет, я пока не хочу, – ответствовал Мередит, синий от холода. – Когда представляется случай, – пробормотал он Лизандеру, – умереть от охлаждения или от того, что всю ночь будешь пердеть, как ломовая лошадь, я выбираю первое. Рэчел, а нельзя ли подбросить дровишек?
– А мне так тепло, словно я напилась, – самодовольно произнесла Гермиона. – И вообще я перед выходом приняла горячую ванну.
– Ванны – это расход воды, – заворчала Рэчел, раскладывая рис по тарелкам. – Надо принимать душ или разделять ванну с кем-то еще.
– Я готов разделить с тобой ванну. В любое время, Рэчел, – пошутил Гай, награжденный мрачным взглядом Джорджии. – Однако же как нас здесь много набилось.
– О, людям так надоело готовить во время Рождества, что они пойдут куда угодно, где их покормят, – бездумно сказала Гермиона.
Очарованный красотой Лизандера, один из лондонских приятелей приблизился, чтобы погладить Джека.
– Я полагаю, он у вас охотится на лис.
– Нет, только пачкает все своими грязными лапами да раскапывает детские площадки, – ответил Мередит. – Ну, ну, Лизандер, этого может и не случиться.
– Этого-то я и боюсь, – скорбно произнес Лизандер.
– А вообще-то я собираюсь сделать налет на буфет с выпивкой, – Мередит понизил голос. – Как Капитан Органической Овсянки, я могу помереть в любое время. Так что займите-ка нашу хозяйку.
Но Лизандера уже не беспокоило, что Мередит украдкой исчез, потому что появился Раннальдини. Он выглядел похоронно и агрессивно-злобно в черной рубашке, подчеркивающей хищность его глаз, брюках из рубчатого плиса и огромной, чуть не до пола, шубе из волчьих шкур, кажущейся продолжением его волос. И, как волк, входящий в загон для овец, он притянул к себе внимание всех присутствующих. «Ой, скорей бы все ушли, – подумала Рэчел, – и тогда мы займемся любовью перед камином».
Раннальдини кивнул Гермионе и Бобу, затем, пробежав глазами по длинным лицам приятелей из Лондона, не нашел для себя ничего интересного.
– Где же твоя лучшая половина, Раннальдини? – спросил Мередит, всовывая бокал с неразбавленным виски в благодарную руку Лизандера.
– В постели.
– Разве Молодчина заболела? – осведомился Гай.
– После возбуждения от доставленного удовольствия всегда приятно отдохнуть, – Раннальдини злобно улыбнулся Лизандеру. – Все, что нужно Китти, – это немножко любви.
Джек взвизгнул, затем лизнул Лизандера в лицо, не понимая, почему хозяин так стиснул его.
– Это отвратительно, что корни рождественских елей окатывают кипятком, ведь их же потом нельзя вновь посадить, – завозмущался один из лондонских приятелей.
Глядя на Лизандера, бледного и безутешного, Боб вспомнил его шаловливого и блестящего, чертовски юного, при появлении которого на вечеринке у Джорджии даже музыка замолкала.
– Приходи как-нибудь на неделе поужинать, – он положил руку на плечо Лизандеру. – Гермиона улетает в Рим.
– Спасибо, но я должен уехать.
Лизандер выпил свое виски. Глянув в кухню, он увидел Скарлатти, вылизывающего поднос с объедками, и вспомнил временами выпадающую из разговора тетю Дину. В следующий момент Джек, извиваясь, вырвался из объятий и, сбив поднос, погнал Скарлатти до кошачьего отверстия в двери.
– Вот и спасай после этого планету, – захихикал Мередит. – А может, мы откроем окно и впустим немного теплого воздуха? В этом есть что-то восточное.
– Я же просила не приносить эту собаку, – заворчала Рэчел. – И потом, не надо уходить. Вечеринка еще и не начиналась.
– Извини, мне пора. До свидания, Боб, до свидания, Мередит, до свидания, Мериголд, – пробормотал Лизандер, и, схватив свое длинное пальто со стула в холле, он выбежал в ночь.
– Ничего, мы-то знаем, кто тебе нужен, – произнесла Рэчел в ярости от потери единственного свободного гетеросексуального мужчины, хорошо хоть Раннальдини явился собственной персоной и без Китти, хоть его об этом и не просили.
– Я не собираюсь пить эту ослиную мочу, – сказал Раннальдини, выливая экзотическую фруктовую смесь в горшок с унылой юккой. – Дай-ка мне виски, Рэчел.
Затем он обратился к Ларри:
– Как дела? Надо полагать, все твое барахлишко заморожено?
Чувствуя свою покинутость, поскольку Раннальдини даже не подошел и не поцеловал ее, Гермиона решила поправить свой макияж, прежде чем подойти к нему. Проходя через зал к лестнице, ведущей в верхнюю душевую, она обнаружила письмо, которое убегающий впопыхах Лизандер выронил из кармана пальто. Увидев надпись «ПАРАДАЙЗ-ГРАНДЖ», она раскрыла его, и, не обращая внимания на развешанные плакатики о недопустимости добавления химии в школьные завтраки и призывы беречь лягушек, уселась на краю ванной. По лицу ее расплылась улыбка, по телу разлился жар.
Гермиона всегда была заинтригована тем, почему Лизандер не обращает на нее ни малейшего внимания. Теперь она поняла, почему. Она была единственной женой в Парадайзе, которая ему не платила. Зайдя в душ, она привычно сполоснула между ног и почистила зубы органической пастой Рэчел. Вернувшись в комнату, она шепнула Раннальдини, а затем торжествующе обратилась к Рэчел:
– Как было мило, дорогая. Мне пора. Надо кое-что сделать для «Уоззек». До встречи, Бобби.
К ярости Рэчел, чуть ли не сразу же за ней последовал и Раннальдини.
Полчаса спустя в блаженном тепле башни Гермиона посасывала «Краг» из стакана и наблюдала за Раннальдини, читающим письмо Мериголд Лизандеру. Уже второй раз.
– Так, неплохо, – сказал он ласково, после того как по его лицу промчались, сменяя друг друга, эмоции ярости, возбуждения, страсти, ненависти и ревности.
– Было бы глупо выбрасывать такое письмо. Итак, Джорджия и Мериголд платили маленькому мистеру Хоукли за то, чтобы вернуть мужей; то же, вероятно, делала и Марта Уинтертон. А я-то все изумлялся, на какие шиши он так здорово живет.
– Джорджия и Мериголд, должно быть, заплатили ему целое состояние, чтобы он занялся ею, – дерзко встряла Гермиона. – Я имею в виду, что те-то хоть симпатичные. И только затем, чтобы заставить тебя ревновать. И Китти согласилась на сотрудничество.
– Это был каприз, – сказал Раннальдини. – Подобно Каварадосси, Китти ожидает пытка. Никто не сможет оставить меня в дураках.
Отлепив от себя Гермиону после достаточно небрежного совокупления, Раннальдини присел к телефону. Он собирался включиться в игру.
Макиавеллист по натуре, Раннальдини планировал оргию в «Валгалле». Январь оказался жутко скучным месяцем, а пред лицом надвигающейся войны в Персидском заливе люди стремились к развлечениям. Для начала он разослал приглашения: «ВЕЧЕРИНКА В ТОГАХ FINDESIECLEВ ДОМЕ МИССИС РОБЕРТО РАННАЛЬДИНИ ВЕЧЕРОМ ДВАДЦАТОГО ЧИСЛА».
Затем он предложил Гермионе роль леди Макбет при условии, что ей удастся соблазнить Лизандера в течение вечера.
Раннальдини все просчитал. Лизандеру, может, и платили огромные суммы, чтобы он завоевывал любовь Китти, но ясно было из его невероятно отчаянных посланий на автоответчике и по чудовищно безграмотному и страстному факсу, вылезшему как червь из аппарата, что он обезумел от любви. Не было никаких сомнений в том, что Китти тоже поражена страстью. Вчера, когда по радио передавали «Мисс Сайгон», она надела свою лучшую блузку, а потом, перепечатывая лист приглашений, в котором отсутствовал Лизандер, пропустила половину имен, а у некоторых перепутала пол.
Хотя в помощь ей были наняты поставщики провизии и цветочники, она педантично все вычистила, чтобы дом выглядел как с иголочки. С большим усердием, но безуспешно старался Раннальдини довести ее до оргазма после возвращения, но лишь беспомощные слезы текли из ее глаз. Жена, которую он, казалось, знал как свои пять пальцев, ускользала от его влияния.
Раннальдини не укорял ее. Он понимал свою громадную зависимость от тех удобств, что она создавала ему, да и какая бы другая жена позволила ему жить так свободно? Уж точно не Гермиона. Совсем недавно, разрабатывая совместно план рассаживания гостей, он готов был придушить ее.
– Я хочу, чтобы в этот вечер ты была хорошенькой и веселилась, а остальное предоставь мне, – говорил он Китти днем перед вечеринкой, наблюдая, как она изумительно ловко выкапывает присланные ему поклонниками пуансетти из тесной упаковки, прежде чем пересадить в горшки.
– Я хочу, чтобы ты взяла большую сумму денег, Китти, – продолжал он. – Гонорары от «Фиделио», возможно, сделают тебя независимой. Я знаю, я много принес тебе боли в прошлом, но давай попытаемся начать сначала. В Штатах не будет этих идиотов Парадайза, ну а если ты не можешь иметь детей, не беда, мы усыновим.
И все это заставляло Китти чувствовать себя еще более смущенной и виноватой.
Лизандер весь день наблюдал в бинокль, как вертолеты подвозят в «Валгаллу» из «Херродз Фуд Холл» выпивку и продукты. В сумерки снег повалил плотнее, укутывая белые ивы Джорджии. Лабиринт Раннальдини становился ледяным, а ветки фруктовых деревьев провисали, как трамплины. Черным галстуком траура темные воды реки Флит разделяли белую долину.
Забыв, когда он последний раз ел, Лизандер открыл банку консервированной кукурузы, съел столовую ложку и убрал в холодильник. В тысячный раз он проверил, не включили ли телефон. Подпрыгнув в волнении на стук входной двери, он взмолился, как не молился никогда, прося, чтобы это была Китти. Вместо нее появился тот, кого он желал сейчас видеть почти так же сильно, как и Китти.
– О Ферди!
Лизандер запнулся, рванувшись вперед, обхватил руками друга, чувствуя исходящее от его прочного тела спокойствие.
– Извини, я был таким дерьмом. Я вовсе не собирался использовать тебя. Бедная дорогая маленькая Мегги, – его голос пресекся.
– Это я виноват.
Ферди потрепал Лизандера по плечу, потрясенный, каким же костлявым оно стало. Затем, наклонившись, сграбастал истерически гавкающего, возбужденного Джека:
– Ну, ну, будь крепче. Жизнь с Мегги не кончилась. Пора переключаться на что-то другое.
– Все, что ты говорил, правильно. Но я никого не могу видеть. Я только по тебе соскучился. Мегги ужасно страдала?
– Нет, – солгал Ферди, – а щенок ее просто чудо. Изможденное лицо Лизандера загорелось.
– Так он жив! Это, должно быть, знак.
– Да, это сука.
Ферди открыл холодильник:
– Господи, да у тебя и поесть-то нечего! Моя мама взяла щенка на уик-энд, кормила его козьим молоком, а в понедельник ей возвращаться на работу.
– Я заберу ее. Подарю Китти вместо... – голос его опять дрогнул. – О Ферди, что мне делать?
И полилась история его великой любви.
– Китти и я – одно и то же. И в этом все дело, – закончил он.
– Но ведь ты то же самое говорил и о Джорджии, – сказал Ферди, ставя на огонь котелок – в доме вообще нечего было выпить.
– Джорджия! – воскликнул оскорбленный Лизандер. – Эта скучающая, самовлюбленная пустышка. А я даже почтовый индекс Китти помню.
– Да он такой же, что и у тебя, – сказал ничуть не потрясенный Ферди.
– Разве? – удивленно спросил Лизандер. – А свой-то я не знаю. Я не могу понять, что происходит в «Истэндерз», и я не сделал ни одной ставки с тех пор, как вернулся.
– Бог мой, – в тревоге произнес Ферди. – Да Ледброук подаст на тебя в суд. Я выскажу тебе свое мнение после ночной оргии. Ну и что ты собираешься предпринять?
– Быть НМЕ, – сердито сказал Лизандер. И пояснил, отвечая на удивленный взгляд Ферди, – быть Неприглашенным Мать Его.
– Ты уверен?
Ферди покопался в почте, которую Лизандер не вскрывал, поскольку не встречал там аккуратного почерка Китти, и где было несколько конвертов с припиской «ЧАСТНОЕ И КОНФИДЕНЦИАЛЬНОЕ» из его банка и три письма с пометкой «СРОЧНО» от Дэвида Хоукли.
– Да вот же оно.
Ферди вскрыл толстый кремовый конверт: «В ДОМЕ МИССИС РАННАЛЬДИНИ».
– Никто себя не чувствует дома в «Валгалле», – содрогнулся Лизандер.
– Ты должен одеться как римлянин, – поучал его Ферди, – желательно времен упадка. Большинство придет в простынях и в башмаках на двойной подметке.
– Я ненавижу маскарадные костюмы. Лизандер стал белее снега за окном, когда подумал, что снова увидит Китти.
– И потом, у меня прыщ.
– Первый раз в твоей жизни. Дай-ка посмотрю. Лизандер приподнял кудри на лбу.
– Ну это ничего.
– Он здоровенный. Съезжу-ка я в Ратминстер и куплю для Китти цветов, пока магазины не закрылись.
– Ты мог бы пойти и нагишом, как древний бритт, – предположил Ферди. – От холода в «Валгалле» ты будешь таким синим, что даже краска не понадобится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2 - Купер Джилли

Разделы:
3435363738394041424344454647484950515253545556575859606162

Ваши комментарии
к роману Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2 - Купер Джилли



Роман очень интересный. Но мне показался не оконченным.
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 2 - Купер ДжиллиКэт
11.06.2015, 21.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100