Читать онлайн Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1, автора - Купер Джилли, Раздел - 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джилли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джилли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джилли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Купер Джилли

Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

25

Чувствуя себя далеко не блестяще, Лизандер отлеживался в единственном затененном месте на раскаленной палубе яхты «Леди Фиеста», пыхтящей вокруг скалистых берегов Майорки. Уже семь дней он был занят работой, хуже которой ему еще не предлагали: встряхивал сказочно богатого торговца оружием мистера Ганна, взявшего в круиз и свою страшненькую любовницу, и такую же страшненькую жену.
А Ферди еще и насмехался над предсказанием Лизандера о том, что будет страдать от морской болезни.
– Это у тебя было в школе, на гребных лодках. На крупных судах все будет по-другому.
Но дело обернулось плачевно. Как только «Леди Фиеста» покинула Гамбл, Лизандера начало выворачивать. От этого не было никакого отдохновения, особенно во время шторма в Бискайском заливе, когда вся в драгоценностях миссис Ганн подсматривала за членами экипажа, которые оказались голубыми (мистер Ганн набирал команду неразборчиво), – эти люди окружали Лизандера у его, казалось, смертного одра. В общем, мистер Ганн так приревновал миссис Ганн, двадцать четыре часа в сутки изображавшую Флоренс Найтингел, что выбросил свою подружку в Гибралтаре, и теперь так энергично трахал жену в капитанской каюте, что «Леди Фиесту» раскачивало еще сильнее, чем в Бискайском заливе.
У Лизандера был первый день отдыха. Расплавленное полуденное солнце палило, и он чувствовал себя настолько изможденным, что даже не мог наблюдать за скачками по спутниковому телевидению или дотянуться до телефона. Его больной живот был втянут еще сильнее, чем у бронзового палубного матроса в обтрепанных портках.
Он попытался сосредоточиться на вчерашней «Сан». Но бодрые астрологические прогнозы для Рыб как-то не увязывались с ужасами предыдущего дня, и он совсем впал в депрессию, прочитав опрос, в котором большинство читательниц признались, что предпочитают мужчин-книголюбов, а не дамских угодников. Лизандеру же в этом году не удалось прочитать ни одной книги. В поисках несуществующего домашнего очага он большую часть времени проводил, прижавшись к Артуру и Джеку. Однажды его напугал мистер Ганн, который, прервав любовные занятия с миссис Ганн, стал разряжать свой «Калашников». Да еще этот злосчастный Ферди, имевший отвратительную привычку, если ему нужно, поднимать Лизандера с постели, но никогда не отвечавший на телефонные звонки самого Лизандера.
Он бездумно смотрел на покрытые соснами утесы, спускавшиеся в море. Они так напоминали ежей, что Лизандеру казалось, они спрячутся вместе с домами и отелями, как только яхта к ним приблизится. И еще они напоминали Лизандеру замки из картонных коробок, приносимые им из детского сада. Мать, несмотря на раздражение отца, никогда их не выбрасывала. Он особенно по ней скучал, когда болел.
Они подходили к Пальме. «Леди Фиесту» вовсю болтало, и Лизандер удивлялся, откуда взялись силы добраться до борта, чтобы вырвало в море. Их обошла огромная яхта.
– Это «Британия», Сенди. Правда, хороша? – вздохнул матрос Грегор.
С трудом подняв бинокль, Лизандер стал высматривать принцессу Диану или королеву. Никому не говоря, он восхищался королевой еще больше, чем скачками. Если бы она случайно упала в воду, Лизандер бросился бы ее спасать, хотя в ослабленном состоянии вряд ли бы далеко уплыл. Но, может быть, принцесса Диана пришла бы на помощь. Говорят, она каждый день плавает. В воображении Лизандера монаршая особа держала его голову своими руками и мягко говорила: «Уже недалеко», буксируя к борту «Британии». Мечтая о ее длинных ногах, Лизандер задремал. Разбудил его кок, принесший трубку радиотелефона:
– Сенди, тебя человек с приятным голосом. Поскольку о его местонахождении мог знать только Ферди, Лизандер со злостью схватил трубку.
– Забери меня отсюда, ублюдок. Где тебя черти носят? Все голубые британского флота уже сделали мне предложение.
– Охолонись, – прервал его Ферди, как и Лизандер, имевший склонность к сленгу. – Чего тебе удалось добиться?
Лизандер рассказал ему и после паузы, во время которой Ферди сообщил о новом задании, издал вопль восторга:
– Сама Джорджия Магуайр! Она же великолепна. Отлично. Беру свои слова обратно. Я-то думал, у нее счастливый брак... ублюдок. Следующим же рейсом вылетаю из Пальмы.
Подожди хотя бы до завтра, – сказал Ферди, – чтобы я мог тебя встретить.
На следующий день температура поднялась до девятнадцати градусов. Ферди был рад видеть Лизандера, пробиравшегося в Гатвике через дверь с табличкой «Без деклараций». Он задыхался в пальто из верблюжьей шерсти и длинных шарфах и был перегружен беспошлинными товарами.
– Где этот чертов автомобиль? – зашипел Лизандер на Ферди.
– На стоянке.
– Ну давай поедем тогда на троллейбусе.
– У тебя все о'кей?
– Да поехали же, ради Христа.
Когда он затрясся в поту, стекающему по желтому лицу, люди стали останавливаться и таращиться.
«О черт, – подумал Ферди, – вкатался, кажется, в лихорадку, если не хуже».
Все оказалось хуже. Как только они остались на стоянке одни, Лизандер распахнул пальто, из-под которого показались розовый нос и косые глаза. Это была совершенно тощая и перепачканная дворняжка, тут же мотнувшая кудлатым хвостиком и лизнувшая Лизандера в подбородок.
– Это еще что?
– Как он тебе? Прелестный малыш. Я дал ему транквилизатор, поэтому он сонный, – и Лизандер поцеловал щенка в голову. – Во время полета, Господи Иисусе, каждая стюардесса хотела предложить мне снять пальто! Еще никогда у меня не было сразу столько женщин, желающих, чтобы я разделся. Правда, восхитительный?
– И вероятно, бешеный, – прошипел Ферди, добавив: – Да укрой ты его.
Ссора продолжалась и в автомобиле.
– А ты когда-нибудь видел бешеных?
Ферди был готов вылезть в окно, чтобы избежать контакта.
– Нет. Он не бешеный. У него на спине ожог от сигареты. Люди все-таки выродки.
– Ты же можешь получить десять лет тюрьмы, да и я – за содействие.
– Спасибо за напоминание. Я должен сделать ставки, – Лизандер потянулся за телефоном.
– Не трогай. И не уходи от разговора. Собака может быть бешеной.
– Ни в коем случае. Ее держали запертой в буфете. Ребята взяли меня с собой в клуб, и по дороге мы услышали вой. Пришлось пойти на взлом, чтобы ее спасти. Я чуть не стал геем. А в общем они славные и любят животных. Мы с Грегором отмывали ее час.
– Она к тому же и краденая. Уже пятнадцать лет.
– Все лучше, чем проклятый корабль. Это тебе не речная лодка.
Ферди в ответ даже не улыбнулся:
– Ты так же импульсивен, как в школьные годы, когда прятал кота. Смотри, Джек заревнует.
– Джек забалдеет – он поймет, что это женщина.
– Ну так у них будет куча бешеных щенков. Лизандер захихикал:
– Я привез огромную бутылку «Джек Даниелс» тебе, несколько плиток «Тоблерона» толстяку Джеку и духи Мериголд. Не могу дождаться встречи. Господи, какое блаженство – возвращение. Люди не могут понять меня, а я – что интересного идет по телевизору. Когда мы увидим Джорджию?
– Около половины седьмого.
– Как волнующе. На вечеринке она была ошеломительна. Может, напишет песмню обо мне под названием «Член-Стар».
– Тебе не обязательно трахаться с ней.
– Нет так нет. Хотелось бы сначала помыться. Весь костюм обоссан.
– Как назовем щеночка? Смертельная угроза? – спросил Фредди.
–Мегги.
– В честь Тэтчер?
– Нет, в честь девушки из «Мельницы на Флоссе».
– Ты, видимо, что-то прочитал?
Лизандер, просматривающий в «Ивнинг Стандарт» список участников скачек, рассказал, чте он думает об обозрении в «Сан».
– И сколько ты прочел?
– До третьей страницы. Джордж Элиот довольно неплохой писатель.
Лизандер очень обиделся, когда Ферди громко засмеялся. Но ведь, несмотря на свое невежество, он только что справился с опаснейшим заданием, проявив незаурядное мастерство и положив в карман Ферди изрядную сумму.
– Миссис Ганн была так благодарна, что дала двадцать тысяч на крутые костюмы от Ральфа Лорена. (Вот если бы он был дерьмом, сказал бы Ферди, что тот еще больше растолстел и ни в один из них не влезет). И еще предложила мне пользоваться своей яхтой в Хамбле, когда захочу, но я ответил, что она мне ни к чему.
– Утиная ты башка! – взорвался Ферди. – Перезвони ей и согласись, мы найдем применение посудине.
Мериголд была вне себя от радости при встрече.
– «Шанель № 5», ты помнишь, Лизандер? Обнимая ее, он заметил, что Мериголд, как и Ферди, поправилась. Но им предстояло деловое свидание с Джорджией и времени не оставалось ни на что, кроме ванны и переодевания. Мегги, еще находясь в полунаркотическом опьянении, съела миску молока с хлебом и после знакомства с Джеком и Патч завалилась спать на софе.
– Бедняжку взяли из псарен Национальной лиги защиты собак в Эвешеме, – врал Ферди, когда все еще бледный Лизандер спустился вниз, закатывая рукава темно-голубой рубашки.
– Отлично, Грегор знает, как гладить.
– Ты великолепно выглядишь, – вздохнула Мериголд. – Джорджии повезло.
Ей хотелось поехать с ними, чтобы получить удовольствие от встречи Магуайр с Лизандером. Ведь это была ее идея. Но Ферди было ни к чему женское присутствие, смягчающее условия предстоящей сделки.
– Ну хорошо, в конце концов у Джорджии скоро день рождения, – сказала Мериголд. – И нам понадобятся наряды, ведь она не носит одежду из местных магазинов.
Джорджия рассматривала умирающий горный ильм, покрывший желтыми листьями выгоревшую лужайку. Дождя не было с того самого дня, когда Флора впервые имела дело с Раннальдини. Бутоны жимолости покрывали стены террасы, как кровавые когтистые руки. На нижних лугах, принадлежавших Раннальдини, провели уже второй покос, и серо-зеленые скирды сена, формой напоминавшие гробы, символизировали смерть лета. У Джорджии был ужасный день – она не записала ни ноты, ни слова. Сделав ранний телефонный звонок, она узнала, что Джулия вернулась в свой коттедж в Элдеркомбе. Разумеется, туда поехал и Гай.
Джорджия не знала, что заставило ее согласиться на встречу с Лизандером и Ферди. Эта авантюра должна была отвлечь ее от работы, от жалоб на судьбу и зарядить энергией, которая иссякла. Да потом и не было другого способа заставить Гая отказаться от встреч с Джулией.
Все пошло прахом 12 августа. Бух, бух, бух, неотвратимо, как приближение вражеской армии. Она заглянула в сквер, где оркестр играл скрипичный концерт Чайковского. Его всегда исполнял Гай. Вероятно, потому, что это была одна из их с Джулией излюбленных мелодий. Джорджия зарыдала.
– Мериголд выглядит прекрасно, да? – сказал Лизандер, когда автомобиль мчался, освещая придорожные цветы. – И подумать только, какой она была еще в феврале. Жду не дождусь встречи с Джорджией.
Перед свиданием Лизандер все приглаживал и приглаживал развевающиеся по ветру волосы, смотря на себя в боковое зеркало.
Джорджия оказалась в еще худшем состоянии, чем некогда была Мериголд. Несмотря на заново пробитые дырки, на ней болтались и часы и ремень. Камни обручального кольца, повернутые внутрь, царапали бокал с вином. На исхудалых руках проступали вены. Цвет волос утратил прежнюю прелесть, и они были теперь безжизненны. Джорджия перестала брить ноги, а лодыжки поцарапались в зарослях куманики во время скитаний по лесу. Рубашка на плечах имела такой вид, словно там кололи кокосы.
Приготовление напитка затянулось.
– Прошу прощения, но выдохся тоник, – сказала Джорджия, когда все наконец уселись на террасе. – Правда, есть еще бутылочка в холодильнике, – добавила она, когда Ферди вскочил.
– Извините за запущенность дома. Моя домработница, Мамаша Кураж, уехала на неделю в Коста Брава.
– Милый песик, – заметил Лизандер, когда Динсдейл вилял хвостом у скамьи, а голова и передние лапы находились на коленях Джорджии. Она сморщилась, когда он слишком сильно уперся в ее истощенные бедра.
– Я убиваю время тем, что выбираю семена трав из его глаз.
«Которые краснее, чем твои собственные, лишь по краям», – подумал Лизандер.
– У нас был бассет, – сообщил он ей. – Эти собаки по утрам просто ужасны.
– Вам надо остаться вдвоем, – сказал Ферди, вернувшись с тоником.
Он обнаружил в холодильнике уже почерневшее авокадо, покрытые плесенью кукурузу, сыр и помидоры. В кухне засохли все растения. Флоксы и ночной левкой повисли, обезвоженные. Да, этот дом определенно вышел из-под контроля.
Лизандер почувствовал отвращение к рассказу Ферди о том, как не правы бывают жены. Скирды сена на лугах Раннальдини напоминали ему не гробы, а школьные сундучки и то, как он плакал каждую ночь в подушку в подготовительном классе, пока в него не начинали бросать форменной обувью. Немудрено, что у него в мозгах было что-то не так.
Он по-своему истолковал изумление Ферди. Как тот догадался, что Джордж Элиот – это женщина? Лизандер увидел, что внизу лошади Раннальдини прячутся в тень под огромным дубом. Ему нужно поставить на ноги Артура. А загон очень плохой. Конь придет в себя, когда его вернут в Парадайз.
– Я не в состоянии столько заплатить, – в ужасе говорила Джорджия, крутя кожаный браслет. – Мериголд не сказала, что это так дорого.
– После возвращения ее мужа инфляция выросла на три процента, – пояснил Ферди, – а Лизандеру нужен наисовременнейший «феррари».
– Мне заплатят большой гонорар, – сказала Джорджия. – Если чек поступит в отсутствие Гая, я его скрою и расплачусь.
– Не напрягайтесь. Самое главное – вернуть мужа. Полагаю, он не бывает здесь с понедельника по пятницу.
Джорджия кивнула:
– Но эти пять дней не всегда свободны. Зная, что я одинока, Гай поддерживает приятельские отношения с другими женщинами. Прошлым вечером явилась Гермиона, выпила три виски и слопала глазунью, а мне пришлось пропустить «Истэндерз», «Зе Билл», «Афте Генри» и «Капитал Сити».
Лизандер даже побледнел:
– Какой ужас. Вы даже их не записали?
– Я ведь не содомитка – показывать, что попалась на ее лесть. Она считает меня обывательницей. Потом эта самодовольная корова заявила мне, что я несчастлива, отвергнута, а моя гордость ущемлена.
– Ну, приход дам дела не меняет, – Ферди заботила лишь ее обеспокоенность этой проблемой. – Совсем неплохо, если мужу передадут, что здесь Лизандер.
– Но Гай всегда терпимо относился к моим любовникам, – зарыдала Джорджия. – Когда я в начале нашей совместной жизни уезжала на гастроли и имела случайные связи, он даже любил меня выслушивать, беря слово больше с этими мужчинами не встречаться. Слишком много измен с моей стороны, чтобы они его волновали. Гай вообще считает меня менее разборчивой, чем на самом деле.
– Но ведь ему еще не приходилось испытывать серьезной конкуренции в собственном доме, – вмешался Ферди. – Надо хорошо питаться, прекратить пить и начать прием снотворного.
– Я не смогу работать. Утром от него ничего не соображаешь, – в панике произнесла Джорджия.
– Тебе уже не работать. Когда Гай на следующей неделе уедет, вы с Лизандером отправитесь в магазин за покупками. Не нужно ничего без рукавов или обтягивающего. Ты сейчас слишком худа. Также никаких мини, оно выглядит вызывающе. И, – жестко добавил Ферди, – сделай что-нибудь с перхотью.
– Это не перхоть, – Джорджия стала отчаянно отряхивать плечи, – а песок, в который я многие годы зарывалась, как страус.
Вернувшись в Парадайз, Лизандер приуныл, и даже записи «Истэндерз» и «Зе Билл» не поднимали его настроения. Он расстался с Мериголд полгода назад, когда его подопечная сбросила восемь стоунов веса, потрясающе выглядела и излучала сексуальность. Она предоставляла ему необходимые удобства и дом. И теперь у него в голове был ее идеализированный образ, соотносимый с образом матери. Реальность же оказалась далеко не так хороша. Мериголд превратилась в распорядительную и более чем обыкновенную матрону.
Болтая с Ферди, она разрисовывала колокольчиками розовый стул.
– Я боюсь, Гай совсем охладел к Джорджии.
В работе с Джорджией Лизандера привлекла возможность опять спать с Мериголд. Но теперь он не был уверен, что этого хочет. Да и Джорджия выглядела ужасно. Ему до смерти надоели несчастные замужние женщины. Хотелось хоть немного отвлечься. Прижав Джека, как всегда в минуты напряжения, он объявил:
– Я не могу заняться Джорджией. Она слишком стара и запущенна. Ей бы переехать на какую-нибудь удобную ферму.
– О, пожалуйста, – сказала Мериголд, втайне обрадованная тем, что Джорджия Лизандеру не понравилась. – Она так опустилась, а Ларри удалось вернуть чудесно.
Ферди заметил, что Пикассо и Стаббз исчезли со стен гостиной. Он всегда считал, что Ларри предусмотрителен. Видимо, дорого стоило избавиться от Никки или задобрить ее так, чтобы в минуты слабости можно было вернуться. Мериголд опять могут потребоваться услуги Лизандера.
Щенок, лежавший на софе рядом с Лизандером, пискнул и потянулся лапами во сне. Шкура обозначила ребра. Ферди знал, как тронуть сердце друга.
– А ведь Джорджия сейчас, как этот щенок, – нежно проговорил он. – Может быть, у нее нет ожогов, но ей так же плохо. Попробуй хотя бы недельку.
Последовала пауза. Было слышно, как в лесу ворковали голуби.
– Ох, о'кей, – сердито согласился Лизандер.
– Поедем посмотрим коттедж, который я для тебя нашла, – предложила Мериголд, – а потом позавтракаем.
Коттедж «Магнит» стоял в густых зарослях на краю земель Ларри. Он был связан с дорогой грубой грунтовкой и выходил в квадратный садик, окаймленный кустами белых роз. Розовые розы и лиловый ломонос увивали входную дверь. Внутри были кухня, столовая и гостиная, расположенные смежно, и две спальные комнаты наверху. Еще одна лужайка на заднем дворе благоухала белыми левкоями, гвоздиками и табаком, окружающими пруд и белую скамью под ореховым деревом. Четырехакровое поле маргариток и бурого щавеля изгибалось вокруг дома и сада как подковообразный магнит, откуда и шло название коттеджа.
– На самом деле здорово. Артуру понравится, – заулыбался Лизандер, приободрившись. – Ведь он такой любопытный, что постоянно будет заглядывать в окна и даже стекло может разбить.
– Ну, на это можно будет потратить несколько пенни, – сказала Мериголд.
– Да тут один запах сколько стоит, – вставил Ферди.
– В общем, всем займется смотритель, – объявила Мериголд. – А я буду разрисовывать и чистить. Да, еще понадобится повар. Тебе что лучше: газ или электричество?
– Я не готовлю, – ответил Лизандер, – но газ лучше, от огня можно прикуривать.
– Ты сможешь содержать сад в порядке? Ведь у Парадайза уже десять лет звание Лучше-Всех-Сохранившейся Деревни.
Мериголд стремительно меблировала коттедж бронзовой кроватью, софами в голубых чехлах, стульями и большим деревянным епископским стулом, купленным на распродаже. Через восемь дней Лизандер, Артур, Джек, Тини и маленькая Мегги переехали. Отхваченное у благодарных жен теперь состояло из шести пони для поло, которых Лизандер держал в Элдеркомбе на дворе у Рикки Франс-Линча. Подаренную миссис Ганн яхту Ферди обменял на темно-голубой «феррари» с откидным верхом. Он считал важным, чтобы люди видели, как Лизандер разъезжает по Парадайзу, а красный «феррари» собирался прибрать к рукам сам.
После переезда они с Лизандером отправились в «Небесный сонм», усевшись обедать под звездами. Снимая пиджак, Ферди обнаружил в кармане почту, которую собирался отдать Лизандеру.
– Вот, все забываю, это тебе. Тут послания болельщиков Артура и три письма от отца.
– Не хочу его видеть. Последнее время он был так ужасен.
– Хорошо, поинтересуйся хотя бы вот этим, из банка. Ферди перекинул через стол толстый конверт.
– Ты хочешь испортить мне весь обед? Ведь мы с Грегором просадили чертову кучу денег в казино в Пальме. Тебе надо было сразу забрать меня домой.
– Открой, – приказал Ферди. – Посмотришь, будешь приятно удивлен.
Трясущимися руками Лизандер надорвал конверт и поднес счет к свече, чтобы разобрать написанное. Он долго изучал бумагу, шевеля губами и становясь при этом еще бледнее.
– Бог мой, – прошептал Лизандер. – Я превысил банковский кредит на 102 тысячи фунтов, да еще 750 фунтов проценты. Что же делать? Надо отдавать и «феррари», и пони, а тут еще счета от ветеринара. О Господи!
– Продолжай жить в кредит, тупица, – сказал Ферди. – А 750 фунтов ты заработал в прошлом месяце. Так что ты чертовски состоятелен, чтобы оплатить мой обед.
Ему понадобилось несколько минут, чтобы образумить Лизандера, тут же собравшегося в ближайшее казино.
– Мы никуда не пойдем, – ласково произнес Ферди. – Меня уволят, если я не появлюсь в офисе, а ты приехал сюда прежде всего ради Джорджии. Так что играть будешь здесь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джилли

Разделы:
Действующие лица:123456789101112131415161718192021222324252627282930313233

Ваши комментарии
к роману Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джилли



я не понела
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер ДжиллиЖанна
28.12.2011, 16.04





12
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джиллисвета
2.11.2012, 7.44





Роман интересный. Его можно было разделить на несколько романов в одну серию. О проблемах семейных пар из-за супружеских измен. И решение этих проблем.
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер ДжиллиКэт
10.06.2015, 10.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100