Читать онлайн Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1, автора - Купер Джилли, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джилли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джилли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джилли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Купер Джилли

Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

Гай был прекрасным кулинаром и гостеприимным хозяином, но Джорджия и предположить не могла, с каким рвением он возьмется за подготовку званого ужина, посвящая чтению кулинарной книги Антона Мо-зиманна целые дни. Когда столовую наконец оклеили обоями, он взял в пятницу выходной и первым делом уселся скоблить кухонный стол. Его вывели из себя сначала кот Благотворительность, огибавший стаканы, графины и цветы, а затем Флора, притащившая на обед компанию друзей, готовившая им горячие бутерброды и оставившая после себя грязные кружки, крошки и переполненные пепельницы.
– Нам попалась толпа несущихся гонщиков, напевавших «Исход», – сказала Флора отцу. – Выпей-ка стаканчик, чтобы напомнить нам, как они выглядели.
– Не глупи, – огрызнулся Гай, в непривычном волнении разбивая клешню омара.
А если Гай не готовил, то, казалось, весь день полировал все поверхности в доме, приукрашивал жилище или уходил за бензином для сенокосилки.
«Каждая пробившаяся травинка должна быть срезана, как женщина, дождавшаяся любовника», – думала Джорджия, возвращаясь к своей работе после того, как ей сказали, что она скорее мешает, чем помогает.
Она была очарована своим новым кабинетом, расположенным в высокой западной башне, к которому надо было пробираться по такой узкой лестнице, что ее пианино, рабочий стол и старый шезлонг Динсдейла пришлось поднимать через окно. Сидя за столом и водя рукой по чистому листу бумаги, она пыталась написать песню о'любви, достойной вечных свечей и грандиозного торта.
«Ураган будет дуть и реветь, но огонь мой будет гореть», – записала Джорджия. Слово «реветь» ничего нового не добавляло, и она взяла словарь рифм.
Джорджия заметила большое пятно лишайника на крыле ангела, а если бы выглянула в окно, смогла бы увидеть за пушистыми зарослями дрока печные трубы «Валгаллы», ниже – серую башню Раннальдини. Парадайз все больше соответствовал своему имени. Как воткнутые в зеленую траву гусиные перья, маленькие то поля тянулись вдоль шоссе. Когда стихала сенокосилка Гая, был слышен стук дятлов.
После утреннего дождя молочно-голубой туман встал над долиной, курясь тысячью дымовых шашек. Она мечтательно представила себе послание, отправляемое Раннальдини: «Гай дома. Обед его в Бате не состоится. Сегодня мы не сможем встретиться».
Над камином стояла карточка с пожеланием удачи от Танкреди, некогда ведущего гитариста ее первой группы. Их любовная связь была пылкой и роковой. Когда группа распалась, она выбрала Гая и стабильность, а Танкреди, отказавшись от кокаина, женился на непритязательной американской девушке и неплохо устроился в Лос-Анджелесе. Но от случая к случаю перезванивались, встречались, когда Танкреди приезжал в Англию, и занимались любовью, хотя им обоим было гораздо лучше с их теперешними партнерами, но прервать эту связь все как-то не удавалось. Последний раз они виделись в мае. Возможно, он мог бы заезжать в «Ангельский отдых» в отсутствие Гая. Но было просто находкой оставаться в деревне одной от выходных до выходных, особенно если рядом находился Раннальдини.
Затем Джорджия посмотрела на пробковую подушечку, к которой она прикалывала газетные публикации о «Рок-Стар». На нее смотрел Гай с квадратной челюстью, ясноглазый и красивый. Надо бы получить в «Экспресс» фотографию и вставить ее в рамочку.
Конечно, Гай единственный, но так приятно иметь поклонников. Прощая себя, она поставила «Рок-Стар», прославленную ее собственным прокуренным голосом, и схватила ручку.
Флора согласилась присутствовать за столом только потому, что на ужин собирался прийти Борис. А сейчас она вновь довела Гая до бешенства тем, что оставила беспорядок в гостевой ванной и взяла его свитер для игры в гольф с надписью «Свободные лесничие». Услышав внизу крики, Джорджия даже подумала, уж не догадался ли Гай о возникающем между ней и Раннальдини чувстве. Она спустилась вниз очень взволнованная, пахнущая «Джорджио», в облегающем платье-миди, отливающем серым и подчеркивающем ее богатые формы и прическу.
«Ни весной, ни летом так не расцветает красота, как в увиденном мной однажды осеннем лесу».Она представила, как Раннальдини напевает это глубоким басом-профундо.
Дом действительно прелестно выглядел. Огромные комнаты, пусть и холодные, были с большим вкусом украшены картинами из коллекции Гая. Раннальдини, Ларри, в меньшей степени Боб были коллекционерами, но Гай ждал и Руперта Кемпбелл-Блэка, который хоть и не видел большой разницы между Тицианом и Третьяковым, все же обладал одним из прекраснейших собраний в стране.
Однако, свернув в гостиную, Джорджия обнаружила, что их собственные произведения сняты, а отремонтированные стены увешаны картинами с изображением некой пары, где хищная обнаженная девушка обвивалась вокруг безликого мужчины в костюме в тонкую полоску.
Флора, все еще в свитере Гая, выглядящая так же сексуально, как и ее мать, в ужасе их рассматривала.
– Это что еще за дерьмо? – потребовала она объяснений.
– Не выражайся, – губы Гая были плотно сжаты, он регулировал освещение картин, – и не рассуждай о том, в чем не смыслишь. Это оригиналы Армстронгов.
– Какие же ручищи надо иметь, чтобы удержать такую девицу. Она же толстуха.
– Это оригинальная интерпретация «Камасутры».
– А этот, в костюмчике, посимпатичнее, – продолжала Флора. – Он придет к нам на пьянку?
Гай надулся еще больше, но затевать ссору не рискнул, боясь остаться без помощницы:
– Ну хорошо, если отдал пенни, надо отдать и фунт. У нас будут Джулия Армстронг и ее муж Бен.
Собираясь отправиться на кухню, он взял рюмку малинового пюре для омаров и непрерывно его помешивал.
– Кто это такая? – спросила Джорджия.
– О Панда, – вздохнул Гай. – Я говорил тебе уже сто раз. Она выставлялась в нашей галерее в прошлом месяце. Я полагаю, предварительный просмотр этим вечером доставит людям удовольствие. Бен и Джулия живут в Ислингтоне, но для уик-эндов снимают коттедж в Элдеркомбе. У них маленькие дети. Бен занимается компьютерами. Я очень его люблю. Оставь виноград, Флора, – вдруг сказал он. – А ты, Джорджия, помой пока салат-латук, а я переоденусь. И Бога ради, пока гости не прибыли, подумайте, как их посадить.
О Господи, размещение было задачкой потруднее математической! Должны прийти Джулия и Бен, Раннальдини и Китти, Аннабель Хардман, еще одна подруга Джорджии, проживающая в Парадайзе, которую ждали без ее мужа-адвоката, Валентина, Борис и Рэчел, Мериголд с Лизандером или Ларри, для мисс Боттомли позвали Мередита Уолена, страшно дорогого мужчину для танцев по прозвищу Идеальный Хомо, поскольку его приглашали постоШшо для пары на вечера в Парадайзе.
– Для мисс Боттомли и Мередита мне понадобятся столы из бревен, – проворчала Джорджия.
– Боттомли лучше посадить справа от тебя, мам, – посоветовала Флора. – Ей же нужно два стула.
– Не смеши, – захихикала Джорджия. – У нее справа будет папа, а слева Гермиона.
Но у Гая, раскладывавшего икру на каждую тарелочку рядом с приправой для омаров, не было настроения шутить.
– Я слева посажу Джулию. Она никого не знает, и мы с ней будем говорить о делах, а ты ел ева от себя посади Бена.
С некой тревогой Джорджия вдруг увидела батальон бутылок «Дом Периньон», «Нюи Сент-Джордж», а в холодильнике бочонок икры и четыре бутылки «Баркас». Это было не для их бюджета. Но она почувствовала, что не сможет сейчас возражать Гаю, ведь вся подготовка свалилась на него, да и серое бархатное платье было просто подарком судьбы.
Проследовав в гостиную, она обнаружила, что Гай ставит пластинку. Зазвучал Моцарт.
– Как прекрасно, – вздохнула Джорджия. – «Кози» Раннальдини.
– Это «Кози» Моцарта, – огрызнулся Гай.
«Он догадывается о Раннальдини», – поняла Джорджия.
На Гае не было необходимого для такого случая галстука и пиджака. Васильковая рубашка, прошитая темно-серыми шнурами, была стянута кожаным ремнем. Поэтому он выглядел еще красивее, и Джорджия об этом ему сказала.
– Ты в прекрасной форме, – добавила она, обнимая его за широкую атлетическую спину и ощущая крепкий пресс.
– А я думал, что нажил себе горб от всех этих хлопот.
– Ты так хорошо поработал, – пробормотала Джорджия, – особенно сегодня. Я счастлива. Я люблю тебя, дорогой.
– И я люблю тебя, Панда, – сказал Гай. – Но все же займемся размещением, а то расслабимся и будем заниматься самолюбованием.
Вечер в самом деле не предвещал расслабления. К девяти часам на мотоцикле прибыла только мисс Бот-томли, в дурном настроении оттого, что заблудилась.
В четверть десятого позвонил чуть не плачущий Борис с не очень понятным извинением. Рэчел сказали, что его видели с бывшей любовницей Хлоей, и она выставила ультиматум. И теперь, как честный человек, Борис вынужден развестись, поскольку не умеет готовить обед и не понимает жену. Все это означало лихорадочные перестановки за столом и переписывание списка сидящих – нелегкое занятие после трех стаканов «Ба-карди».
Вдобавок Флора, узнав, что не придет Борис, забилась в свою спальню с бутылкой «Баркас» и переносным телефоном, совершенно отказавшись помогать в сервировке стола. Потом прибыли Боб с Гермионой, блестяще выглядевшей в оливковом костюме от «Шанель» с приколотой к волосам розовой розой. Замыкал шествие гостей Мередит, Идеальный Хомо.
– Мы опоздали, потому что Раннальдини днем уволил двух солистов, и Боб был вынужден к понедельнику найти им замену, – объясняла Гермиона, сбрасывая свою норку на руки Гаю. – Боже, как все переменилось с тех пор, как здесь жили Дженнингсы.
Затем она восторгалась темно-зелеными обоями в туалете внизу, который не трогали, а осмотрев кабинет, оклеенный темно-красными обоями, оттенявшими викторианские картины из собрания Гая, спросила:
– А какого цвета будет эта ужасная темная комната? Мередит, походящий своими светлыми кудрями на Кристофера Робинсона, небольшого росточка, прекрасно одетый, насмешливый по натуре, никак не отреагировал на увиденное, следуя принципу, что похвала может стоить ему работы.
– Я считаю, все прекрасно, – заключил Боб Гарфилд, обнимая огорченную Джорджию.
В половине десятого они все еще продолжали ожидать Раннальдини с Китти, Джулию и Бена Армстронгов, Аннабель и Валентина Хардманов и Мериголд с кем-нибудь. Джорджия так волновалась и так часто поднимаюсь наверх подкраситься, что Боб заподозрил неладное. Динамики выдавили «Дер Розенкавалир» в исполнении Раннальдини, и Гермиона стала подпевать.
– Присмотрела бы за брокколи, – пробормотал Гай, открывая еще одну бутылку шампанского. – Я же не могу заниматься всем.
Не дождавшись, пока закипит вода, Джорджия вернулась с кухни, когда в дом вошла девушка с длинными рыжими волосами и с сильно накрашенными тоже рыжими глазами. Она была одета в кремовое платье-миди, подчеркивавшее белизну ее кожи. Тонкая шея выглядела слишком хрупкой под тяжестью металлического скорпиона, опускающегося на полную грудь.
«Миленькая, – с удовольствием подумала Джорджия. – Не то что я двадцать лет назад, может не сидеть на диете».
– Панда, это Джулия Армстронг, – сказал Гай, – а это, – он добавил с еще большей теплотой, – Бен.
Занимавшийся компьютерами Бен был лысым, с глазами навыкате, пухлыми красными губами, выступающими из черной бороды. Редкие пряди его черных волос цеплялись сзади за белый воротничок, как зубья экскаваторного ковша. Увидев, что Гай в рубашке, он тоже проворно скинул пиджак, демонстрируя тонкую талию и такие же широкие бедра, как и плечи. Затем гнусавым вульгарным голосом стал объяснять, что они задержались из-за чрезвычайно важного дела в его конторе.
– Какое прелестное место, Гай, – продолжил он, выпив. – Как вы его отыскали?
– С большим трудом, если следовали указаниям Джорджии, – прогудела мисс Боттомли, с восхищением разглядывая Джулию.
«Вот несправедливость, – раздраженно думала Джорджия, пока Джулия хлопала от удовольствия в ладоши, увидев свои картины на стенах, – слева от Гая будет такая очаровательная девушка, а мне самой придется сидеть с ее ужа-а-сным мужем».
Но в следующий момент равновесие восстановилось появлением Раннальдини, занятого многомиллиардным контрактом на записи с японцами, страшно разозлившегося из-за того, что прибыл не последним. В темно-голубом бархатном смокинге, от вида которого замирало сердце, он вел за собой Китти, одетую в темно-красный полиэстер с неприличными складками на бедрах.
Поскольку Бен был ближе всех к двери, Джорджия, стыдясь того, что чета Армстронгов выглядела непривлекательно, представила его Китти.
– Вы играете на каком-нибудь инструменте? – спросил Бен.
– Достаточно того, что она играет с процессором, – сварливо отозвался Раннальдини. – Так что не внушайте ей других идей.
Знакомясь с Джулией, которую Джорджия от волнения назвала Джульеттой, Раннальдини был сама любезность, но лоск испарился, когда он узнал, что Флора удрала наверх.
– Иди и приведи свою дочь, – прошипел Гай Джорджии.
«Вот всегда, моя дочь, если она что-нибудь выкинет», – подумала Джорджия, накладывая еще слой «Клиник» и прыская на себя «Джорджио», прежде чем постучать в дверь к Флоре.
– Дорогая, пожалуйста, выйди и будь умницей. Раннальдини купил тебе билеты на «Страсти Святого Матфея».
– Наплевать, – всхлипнула Флора, уже выпившая почти всю бутылку «Баркас». – Единственная страсть, которая у меня есть, это страсть к Борису Левицки, а он трахается с этой дрянью Хлоей. Моя жизнь закончена.
Волнуясь, Джорджия спустилась вниз и нашла Гая, объяснявшего достоинства одной из картин Джулии Раннальдини, Бобу и Мередиту, Идеальному Хомо.
– Это очень хорошо, – уверенно говорил Гай. – Я не сомневаюсь, что Армстронг станет знаменитой.
Мередит, которого приглашали клиенты, не знакомые с экономией на карманных расходах и в школьном возрасте, приподнял свою маленькую ножку, обтянутую серой фланелью, на три дюйма над полом, пытаясь изобразить любовника в костюме в тонкую полоску.
– Я бы долго не простоял в такой позе, – захихикал он. – А этот малый, должно быть, в ударе.
Раздраженный тем, что ему не дали серьезно поговорить о живописи, Гай повернулся к Джорджии:
– Только что звонила Аннабель Хардман, она вне себя от гнева, – зло прошептал он. – Валентин застрял с чем-то в Лондоне.
– С какой-нибудь блондиночкой, бедняжка Аннабель, – вздохнула Джорджия.
– Говорят, что она вообще нигде не появляется, – проворчал Гай. – А где твоя подружка Мериголд? Ведь перепела уже просто разваливаются.
В следующий момент из кухни донесся отвратительный запах горящей резины.
– О Господи, я забыла о брокколи, – запричитала Джорджия.
Лицо Гая окаменело. Вдобавок еще Динсдейл, наевшийся только что до отвала и взобравшийся на софу, обитую темно-золотым вельветом, не желал ее покидать, чтобы уступить место Гермионе.
– О нет, я не хочу шампанского. Мне хватит стакана вина за ужином, – Гермиона подчеркнуто поглядела на часы от Картье.
Она уже по горло была сыта всем очаоованной мисс Боттомли, наверное, такой же бородатой, как муж Джулии, с которым Китти вела долгую беседу о погоде.
– Я голоден, – промурлыкал Мередит Джорджии. – Обедал с Бобом и Гермионой, и она выложила на стол только черствый хлеб и сыр из мышеловки, от которого уважающая себя крыса отказалась бы. «Гермиона, – сказал я, – этот сыр пролежал в вашей кладовой еще дольше, чем существует лондонский «Мет». И, представьте, она не оценила шутки.
Чувствуя, что гости в растерянности, Джорджия выпила еще. По скучающему выражению лица Раннальди-ни она поняла, что и отдаленно его не интересует, и если еще не появится Мериголд, всем понадобятся рупоры, чтобы докричаться друг до друга за столом. Ее сердце подпрыгнуло, когда за окном вспыхнул свет машины, свернувшей за угол и въехавшей во двор. Это была миссис Пигго, уборщица Джорджии, которую Флора за ее любовь к пиву прозвала Мамашей Кураж и которая уже сегодня убиралась.
«Лучше бы мы вовсе не переезжали в деревню и не затевали такой грандиозной вечеринки», – подумала Джорджия. Но как только все уселись за стол, а Бен обнаружил, что он вновь рядом с этой Китти, незавешан-ные окна осветились, и на лужайке перед домом приземлился вертолет, доставивший Ларри и Мериголд, изумительно выглядевшую в розовом сатиновом костюме. Взявшись за руки, они побежали через лужайку и чуть не споткнулись о кротовую кочку.
– Извините за опоздание, – сказала Мериголд, когда Джорджия торопливо вписывала имя Ларри на карточку вместо имени Лизандера. – Ларри увяз в делах.
– О которых мы знаем? – спросил Боб Гарфилд.
После некоторых расспросов Ларри признался: он только что купил 28 процентов акций огромной японской компании звукозаписи.
– И еще он выкроил время для занятий любовью со мной на ковре в офисе, – прошептала Мериголд уже Джорджии.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джилли

Разделы:
Действующие лица:123456789101112131415161718192021222324252627282930313233

Ваши комментарии
к роману Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джилли



я не понела
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер ДжиллиЖанна
28.12.2011, 16.04





12
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джиллисвета
2.11.2012, 7.44





Роман интересный. Его можно было разделить на несколько романов в одну серию. О проблемах семейных пар из-за супружеских измен. И решение этих проблем.
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер ДжиллиКэт
10.06.2015, 10.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100