Читать онлайн Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1, автора - Купер Джилли, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джилли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джилли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джилли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Купер Джилли

Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

«Багли-холл» был респектабельным пансионом, расположенным среди холмов на границе Ратминстера и Глочестершира. Родители, в основном деятели искусств и представители средств массовой информации, выбирали эту школу, считая музыку прекрасным занятием, а отдаленную сельскую местность – идеальной для проживания своих чад. Первое оказалось верно только отчасти после того, как музыкальным воспитателем стал Борис Левицки. Обнаружив угрозу спокойствию жены со стороны Лизандера, встретившегося ей в аптеке, Борис быстренько покинул лондонский «Мет», где был помощником дирижера, и укрылся в сельской местности, чтобы спасти брак.
Борис ненавидел свою должность помощника дирижера, ведь она означала полное бесславие. В его обязанности входило только проведение репетиций и восстановление в памяти музыкантов партитур, а фрак хранился в глубине шкафа, напрасно дожидаясь момента, который, увы, никогда не наступал.
Это, а также безнадежные попытки услышать собственные произведения звучащими или увидеть опубликованными, привели его к роману с меццо-сопрано Хлоей.
Завидуя природному таланту композитора и дирижера Бориса и не терпя духа соперничества у себя в оркестре, Раннальдини способствовал получению им работы в «Багли-холле» еще и потому, что сознавал: его дочь Наташа и сын Вольфи, обучающийся последний год, совершенно не имеют музыкальных способностей, и он надеялся только на учителя, у которого можно что-то перенять.
Вскоре Борис обнаружил, что быть учителем еще хуже, чем помощником дирижера. Наставничество так утомляло, что не оставалось сил на творчество. Ему был тридцать один год, и он остро чувствовал, как уходит время, особенно, когда после падения Берлинской стены Европа наводнилась русскими музыкантами. Его новаторство убывало, и он уже не надеялся достичь признания.
Сегодня концертный зал был заполнен до отказа. Из-за толстых зеленых бархатных занавесей Борис видел Китти, славную, но подавленную отношением падчерицы. Чувственная шестнадцатилетняя девочка, чуть ли не до кровосмешения влюбленная в отца, унаследовала от родителей артистический темперамент, но не талант. У нее был сильный, но неприятный голос. Уверенная в себе, что в общем неплохо, она была нетерпима к критике.
Любимым учеником Бориса был Маркус Кемпбелл-Блэк, умевший играть на фортепиано в семнадцать лет с таким вдохновением, что учить его практически было нечему. Из-за занавеса Борис видел и отца Маркуса, легендарного красавца Руперта. Завлеченный сюда только настоятельными просьбами своей жены Тагги, Руперт рассчитывал уйти пораньше. Ему не хотелось объясняться с бывшей женой Элен, сидящей позади.
Руперт не мог простить ей того, что она не оставила Маркуса в старой школе в Хэрроу. Понимая, что игрой на фортепиано много денег не заработаешь, он долгое время не мог оправиться от шока, когда четыре года назад сын робко объявил о своем желании стать концертным пианистом.
Но сегодня Руперта беспокоили последствия экономического спада. «Венчурер», местная телекомпания, директором которой он являлся, объявила о своем кризисе. Торговля чистокровными лошадьми тоже пришла в упадок. И наконец, он провел целую ночь около больной кобылы, у которой был шанс победить на 4 Гинеях» и эпсомских скачках для трехлеток, и теперь ему хотелось к ней вернуться.
Его одного не втянули в суматоху, вызванную звонком Раннальдини Наташе, сообщавшего, что он обязательно посетит концерт. Родители и педагоги заволновались – ведь их чадам неожиданно представлялся случай выступить перед маэстро. Сами ученики были больше возбуждены присутствием Джорджии Магуайр и Гая Сеймура, ставших легендарными после выпуска «Рок-Стар». Наташа Раннальдини, считавшая себя жертвой развода матери и отца, любила «Рок-Стар» как самую прекрасную песню и причину меньшей популярности в «Багли-холле», чем у Флоры Сеймур, видела в отсутствии таких счастливых родителей, как Гай и Джорджия. С удивлением узнав, что они прибыли вместе с игнорируемой ею мачехой, она теперь старалась заставить себя заговорить с Китти ради знакомства со знаменитой четой.
– Стыдно за вашего отца, не приехавшего послушать пение, – сказал Гай.
– Он будет, – из-под тяжелых век Наташа бросила злобный взгляд на Китти. – Только что звонил и сообщил, что в пути.
На какую-то секунду Гаю показалось, что Китти сейчас рухнет в обморок, может, вспомнив, что не включила отопление или не постелила чистые простыни в спальне Раннальдини или в своей на случай, если он соизволит провести с ней ночь. Да и для ужина ничего не было приготовлено, а сторожевые собаки находились в долине с псарями. Раннальдини же нравилось, когда его встречала свора.
– Мне нужно домой, – пробормотала она побелевшими губами. – Я возьму такси.
– Не нужно, – Гай твердо взял ее за руку. – Раннальдини сам виноват, что прибыл днем раньше. Мы пригласим его в «Небесный сонм».
Джорджия, все еще переживавшая, что Раннальдини не оценил «Рок-Стар», еще больше разозлилась на Гая из-за своих грязных волос. Макияж она делала в машине и теперь боялась, что из-за духоты ее бледная кожа начнет краснеть и покрываться прыщами. И еще уязвляло отсутствие Флоры, с которой они не виделись со времени американского турне, в то время как остальные дети толпились вокруг, прося автограф.
Несмотря на то что Флора провела в пансионе всего один семестр, она уже успела зарекомендовать себя как замкнутый ребенок, не поддающийся воспитанию. Сокрушительный отпор получил у нее Вольфи Раннальдини, да и Маркус Кемпбелл-Блэк, хотя последний был слишком робок, чтобы активно себя проявлять. Как и большинство девочек в пансионе, Флора сильно увлеклась Борисом Левицки, обладающим раскосыми темно-серыми глазами и высокими скулами на бледном лице. В длинном голубом пиджаке и с густыми черными волосами, стянутыми сзади в хвост, он был как капля воды похож на мистера Кристиана из «Мятежа на «Ба-унти».
Концерт начинался в пять. Но уже было полшестого, а Раннальдини не появлялся. Оркестр все настраивался. Родители поглядывали на часы. Многим из них было далеко до дома, и, начав покидать зал в середине концерта, они провалят его. О том, что Раннальдини того и хотел, мрачно думал Борис. Рассчитывая произвести впечатление на своего бывшего патрона, он теперь находился в невероятном напряжении, устав от ночных выступлений на скрипке, которые давал, чтобы свести концы с концами, в ночном клубе в Сохо.
Некоторым развлечением для зала было явление великой дивы Гермионы Гарфилд, только что прибывшей с Бобом. Она уселась между Китти и Гаем на место, предназначенное Раннальдини. Было уже без двадцати пяти шесть. Мисс Боттомли, софическая директриса, разъярившись, собиралась объявить, что больше концерт нельзя задерживать, и в это время во дворе приземлился вертолет маэстро. Китти наблюдала за ним, когда он по-кошачьи спрыгнул, загорелый и очаровательный, с развевающимися на ветру седыми волосами, и сердце ее защемило, как это всегда бывало. Джорджия, приготовившаяся после насмешек Гермионы ненавидеть, нашла его несравненно привлекательным. А он даже не скрывал отсутствие раскаяния за опоздание.
– Сабина, прошу прощения за задержку, – весело обратился маэстро к мисс Боттомли, отметив, что сидящие на ближних к проходу креслах чуть не задохнулись от его появления. – У нас были технические неполадки.
Затем, взглянув на чуть не подскочившего от возбуждения Бориса, сказал:
– Ну давай.
«Как в городе Сесилия, так с двигателем всегда неполадки», – в отчаянии думала Китти.
– Сюда, Раннальдини. Мы приготовили для вас местечко, – позвала Гермиона вибрирующим голосом.
На самом деле места не было. И это означало, что Элен Кемпбелл-Блэк должна перейти вперед и сесть рядом со своим бывшим мужем, который в прошлом имел еще больше беспорядочных связей и тоже опаздывал на назначенные встречи, но теперь смотрел на маэстро с холодным неодобрением исправившегося распутника.
– Казанова, – пробормотал он Тагги. – Даже не могу представить его ребенком. Должно быть, в школе проводил все время в лаборатории, расчленяя живых крыс.
Двинувшись к Гермионе, Раннальдини вдруг заметил раболепствующую Китти.
– Вообще-то пятница рабочий день, – сказал он ей. – Надо полагать, дома все в порядке, раз ты позволяешь себе бездельничать.
– Я ждала вас завтра, – заикнулась Китти, – думая, что Наташе будет без нас одиноко.
– Тише, – прикрикнула Гермиона. – Борис хочет начать.
У Бориса на голубом пиджаке зияла дыра, пуговицы белой рубашки с оборками были расстегнуты, брюки держались на ворсистых помочах, а из-под темного банта выбивались непокорные черные волосы. Поднявшись на рострум, он наклонился для поцелуя партитуры «Академической увертюры» Брамса, поднял палочку и сразу же начал. Если Раннальдини олицетворял собой холодный расчет, то Борис был исполнен огня и романтического энтузиазма. Оркестр играл очень слаженно. Боб Гарфилд, никогда не прекращавший поиск талантов и сейчас стоявший у стены, достал свой блокнот.
Раннальдини, закрыв глаза, нарочито морщился от каждой фальшивой ноты. Руперт Кемпбелл-Блэк, не придумав ничего лучше, пристроил золотоволосую голову на плече теперешней жены и легонько захрапел в контрапункт с музыкой, пока бывшая жена не разбудила его послушать Маркуса, исполнявшего заключительную часть «А-бемольного концерта для фортепьяно» Моцарта. Маркус делал это так изысканно и выглядел так совершенно со своим лицом фавна, большими карими глазами и блестящими темно-рыжими волосами, что публика, кроме сохранявшего невозмутимость Раннальди-ни, вызвала его на бис.
Вытерев лоб, счастливый Борис занял рострум:
– А сейчас прозвучит мое сочинение в исполнении Маркуса. Я надеюсь, вы все его поддержите.
Ничего не понимавшая в подобной музыке публика в смущении стала поглядывать на часы.
– Звучит так, словно в пианино стая кошек. Ужасная фальшь, – пробормотал Руперт.
– Я думаю, определенный смысл есть, ведь это модерн, – прошептала Тегги.
– Тихо ты, – яростно сказал Руперт. Раннальдини, систематически отказывающийся включать в программы сочинения Бориса, чувствовал себя на высоте и, ухмыляясь, приготовился уснуть. Почти прикрыв глаза, он рассматривал трясущуюся, как бланманже, Китти. Жестоко было бы сравнивать ее с другими, более юными женами, находящимися в зале, но Раннальдини сделал это. Поглядев на Тегги Кемпбелл-Блэк, он решил, что та вызывает желание, особенно в этом кашемировом платке, подчеркивающем румянец на щеках. А какая грудь и ноги под замшевой мини-юбкой! Ее упругие бедра в два раза длиннее и тоньше, чем у Китти. У Тегги была репутация превосходного кулинара, и все дети Руперта ее обожали, чего никак нельзя было сказать о его жене. Раннальдини думал, что было бы неплохо ее увести. Он любил выбирать цель заранее. Словно отвечая его желанию, Тегги обернулась и улыбнулась только потому, что он показался ей знакомым. Потом, вспомнив, что их друг другу не представляли, она отвернулась, а Раннальдини вдруг поймал такой убийственный взгляд мужа, что торопливо уставился на Элен. Она тоже была ошеломительна. Руперт действительно знал толк в женщинах. Раннальдини даже пожалел, что не пригласил Сесилию для антуража, но она так истощилась в «Савойе», что ей невмоготу было даже подняться с постели.
И тут настала очередь Наташи спеть «Послушай, послушай, как здорово». Голос ее звучал не лучшим образом, да и репетировала она не слишком прилежно. Аккомпанировал Маркус, по доброте души проскакивавший трудные места. Публике оставалось посмотреть в программки, узнать, что это Раннальдини, и разразиться громкими аплодисментами, инициатором которых стала Гермиона.
Мысли Раннальдини перекинулись на маленькую блондиночку-флейтистку, которую на репетиции он довел до слез. Завтра надо быть с ней суровым, затем очаровать комплиментами, попросить посетить его квартиру у Гайд-парка и немного выпить. «Я вас только припугнул, дражайшая детка, потому что вы талантливы».
Ансамбль в составе Вольфи, играющего на кларнете, Наташи со скрипкой и Маркуса Кемпбелл-Блэка с трубой доигрывал «Голубя» из «Птиц» Респиги, так крепко ощипав несчастное творение, что Раннальдини уже стал подумывать о выходе. Но тут Китти зашептала, что девочка, от которой без ума Вольфи, выступит следующей.
Ансамбль, завершивший выступление «Загадочным превращением», занял свои места.
Раннальдини не мог себе представить, чтобы его флегматичный сын мог кем-нибудь увлечься, но, когда Флора вышла на сцену, сам не мог отвести от нее глаз. Если не считать нескольких прыщиков, сальных рыжих волос и зеленого лица от выпитого спиртного, она была самой сексуальной девушкой из всех им виденных. Белая школьная блузка просвечивала там, где выпирали маленькие груди, галстук висел вкривь, а на черных чулках спустились петли. Свирепо глядя в конец зала, она без аккомпанемента запела «Быстрый Бонни Боут», и зал затих. Голос был за пределами критики, мягкий, чистый, очень характерный, и пела она, не надрывая его. Заявка стать звездой была неоспоримой. Джорджия стиснула руку Гая. Глубоко тронутый, он не удержался от того, чтобы посмотреть, какой драматический эффект произвел голос его дочери на Раннальдини. Гаю не хотелось, чтобы она стала поп-звездой, он мечтал о карьере классической певицы для нее. Возможно, Флора возьмется за ум.
Но когда голос Флоры достиг силькветра и грома в небе, а потом изобразил рев морских волн, сама она позеленела еще больше. Ее стошнило прямо в трубу протестующего Маркуса.
Первым нарушил тишину Руперт Кемпбелл-Блэк, не удержавший смех.
«Ах, Вольфи, – думал Раннальдини, взволнованный соблазном, – я должен иметь эту девочку».
Родители настолько огорчились – Гай разгневался до белого каления, – что готовы были отменить намеченную вечеринку. У мисс Боттомли, весь семестр искавшей предлога, чтобы избавиться от Флоры, теперь появилась надежда, но подошедший Раннальдини ее успокоил.
Положив свою прекрасную загорелую руку на плечо сопротивляющейся мисс Боттомли, он заверил ее, что все прирожденные артисты всегда боятся сцены.
– Она невозможна, – брызжа слюной, прошипела мисс Боттомли.
– Но тем не менее на пути к тому, чтобы стать звездой. Я не слышал ничего подобного с тех самых пор, как впервые встретил на сцене Гермиону Гарфилд. Но даже миссис Гарфилд, – двусмысленно шептал Раннальдини, – нуждается в постоянном уходе и бережном отношении.
Ужасно взволнованная раздумьями о бережном отношении к Гермионе, мисс Боттомли согласилась потерпеть Флору еще.
– Я поговорю с родителями, – заверил Раннальди-ни.
Затем потряс Вольфи, Наташу и Китти тем, что, изменив свои намерения, остался на вечеринку. После поспешного отъезда Руперта Кемпбелл-Блэка он почувствовал себя увереннее.
– Ну так «Послушай, послушай» была о'кей, папа? – пытала Наташа отца, уводя его за руку по темным коридорам подальше от сотрудников пансиона и учеников.
– Блестяще, – рассеянно ответил Раннальдини. – Вы все молоды. А что там случилось с рыженькой малышкой Вольфи?
– С Флорой?
И Наташа демонстративно хлопнула дверью, ведущей в частные апартаменты мисс Боттомли, перед носом Китти, которая, задыхаясь, старалась угнаться за ними на высоких каблуках.
– Флора надралась в обед, – объяснила Наташа. – Дело в том, что она втрескалась в Бориса Левицки и сегодня утром увидела, как он по-французски целует, —Наташа захихикала, – точнее, по-русски, некую блондинку – не Рэчел, свою жену, – у Нест-Вест. Ее вырвало именно в трубу Бориса. Он дал ее Маркусу на время.
«Значит, Борис опять связался с Хлоей, – подумал Раннальдини. – Можно не считаться с ним в соперничестве за Флору, хоть она и увлечена им».
Большой кабинет мисс Боттомли заполнили родители, набросившиеся на выпивку и закуску, словно хищники, в которых превращает людей халява. Большинство из них, отметил с презрением Раннальдини, вились около этой ужасной Джорджии Магуайр, бросающей на него горячие взгляды. Игнорируя ее, он пил апельсиновый сок, никогда не употребляя дешевых напитков, и доверительно беседовал с Борисом:
– Ты отлично поработал, дорогой. Но поменьше честолюбия. Ведь они же еще дети, и разумно ли включать в программу свое произведение, особенно для этих обывателей?
Борис, чья рука от дирижирования устала не настолько, чтобы не поднять еще несколько стаканов красного вина, хотел было дать маэстро пощечину, но Раннальдини тут же пробормотал что-то про работу. Борису позарез были нужны деньги.
– Ну а теперь познакомь меня с родителями Флоры, – попросил Раннальдини Наташу.
– Так ты разве не догадался, папа? Флора – дочь Джорджии Магуайр.
На самом деле глаза и уши Раннальдини ничего не пропускали. Толпа родителей расступилась, он прошел вперед и, остановившись перед Джорджией, сунул руку в карман замшевого пиджака, слегка поклонился и решительно уставился в ее глаза. Испытанный трюк – взволновать женщину пристальным взглядом, потом неожиданно улыбнувшись.
– Сеньора Сеймур, – ласково произнес он. – Разрешите называть вас Джорджия?
Затем взял ее руку, сжимавшую крекер с консервированным паштетом и нарезанными корнишонами, и поцеловал.
«Прямо старомодный корнет», – подумал Гай.
– Мне так жаль, что я не смог побывать на вашем вечере, – продолжил Раннальдини. – Но, надеюсь, еще не поздно сказать: добро пожаловать в Парадайз.
– Ну что вы, какие извинения. Так приятно наконец с вами познакомиться.
Джорджия была необыкновенно взволнована, словно громадный тигр вышел из джунглей и терся своей мордой о щеку. Впрочем, Раннальдини не посмел так плотно приблизиться.
– Я без ума от «Рок-Стар». Это великая музыка, а ваш снимок просто выше похвал.
«Что за игру затеял Раннальдини?» Присоединившаяся к ним Гермиона выглядела взбешенной.
– О, благодарю вас, – выдохнула Джорджия и тут вспомнила о хорошем тоне: – Это Гай – мой муж, – добавила она чуть ли не с сожалением.
– Я много слышал о вашей галерее, – Раннальдини начал очаровывать мужа. – Вы первый выставили Дейзи Франс-Линч, когда ее еще никто не знал. У меня есть несколько работ.
– Здорово, – Гай был мгновенно обезоружен. – Я бы с удовольствием на них посмотрел.
– У вас будет такая возможность, – сказал Раннальдини. – Но для начала мне нужно переговорить с Бобом о Флоре.
Заметив своего утешителя и менеджера оркестра, подбадривающего Бориса Левицки, Раннальдини повелительно щелкнул пальцами.
Не обремененный излишней гордостью, Боб рванул через толпу, пока Гай говорил маэстро:
– Не потому, что вы пригласили нас... я хочу сказать, Китти молодец, она принесла нам свежих яиц и даже укоротила занавески. Вы счастливый мужчина, – добавил он сердечно, заметив, что желание очаровывать прошло.
Раннальдини, ненавидевший, когда Китти занималась чьими-либо делами, кроме его собственных, предпочел бы, чтоб она укорачивала подобные предложения ей, а не занавески. Впрочем, он завидовал, что ей удается выкроить часок в воскресенье для посещения церкви.
Ощущая непонятно отчего возникшую холодность, Джорджия упорно не хотела терять с ним контакт.
– Мы собирались взять Китти с собой вечером в «Небесный сонм», – заикнулась она. – Но почему бы нам не пойти всем вместе? Мы намеревались отметить первую ночь Флоры дома, хотя, наверное, она чересчур опустошена. А вы не хотите поужинать в «Ангельском отдыхе»? Как насчет следующей пятницы? Правда, народу будет поменьше, чем здесь.
Гермиона уже собиралась отвести Джорджию в сторону и объяснить ей, что протокол Парадайза предоставлял право первыми приглашать тем, кто живет здесь давно, и ожидала услышать одно из легендарных оскорбительных высказываний Раннальдини. Но он, к ее изумлению, с энтузиазмом согласился.
После четвертого стакана дешевого вина Джорджия пригласила и Боба, тут же представившего Бориса. Гер-мионажедаласогласиетолько из-за Раннальдини. Затем Джорджия сказала, что, если Борис и Рэчел приедут к ним с мужем в деревню, ущерб, нанесенный инструменту, возместят. Борис же заверил, что трубу легко отмыть.
Затем, умиротворяя мисс Боттомли, Джорджия спросила ее, все ли хорошо.
– Самая лучшая вечеринка та, где люди до бесчувствия не надираются, – сказала счастливая Джорджия.
Когда они ехали домой, светил молодой месяц, напоминавший своими острыми кончиками белого голубя, устремленного к пламенеющему закату. Флора на заднем сиденье быстро уснула.
– Я думал, что тебе в деревне потребуется покой, – ворчал Гай.
– Я увлечена. Думаю, здорово, что Флора познакомилась с Раннальдини. Ей необходим взрослый наставник. В таком возрасте дети никогда не слушают родителей. Раннальдини говорит, что она просто исключительна. Я чувствую, что мы не готовы к приему. У настолько сосиски и грибы. А люди, с тех пор, как мы переехали, ждут не дождутся пикника.
Гай, зная, что все свалится на него, продумывал, что подать.
Джорджия откинулась назад, блаженно надеясь, что Раннальдини принял предложение, став ее поклонником. Давно она уже не чувствовала такого влечения.
– Не правда ли, что Раннальдини очень мил? – не удержалась она.
– Не так уж страшен, – коротко ответил Гай. – Во всяком случае, для Китти, но очевидно, что он чертовски двуличен.
«Этот лик просто прекрасен, – мечтательно подумала Джорджия, – и какая разница, один он или их два?»




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джилли

Разделы:
Действующие лица:123456789101112131415161718192021222324252627282930313233

Ваши комментарии
к роману Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джилли



я не понела
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер ДжиллиЖанна
28.12.2011, 16.04





12
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер Джиллисвета
2.11.2012, 7.44





Роман интересный. Его можно было разделить на несколько романов в одну серию. О проблемах семейных пар из-за супружеских измен. И решение этих проблем.
Человек, заставлявший мужей ревновать Книга 1 - Купер ДжиллиКэт
10.06.2015, 10.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100