Читать онлайн Платье из черного бархата, автора - Куксон Кэтрин, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Платье из черного бархата - Куксон Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.23 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Платье из черного бархата - Куксон Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Платье из черного бархата - Куксон Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Куксон Кэтрин

Платье из черного бархата

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Зима была позади, но и к Пасхе теплее не стало. На праздник съехалось все семейство. В доме часто собирались гости. Внизу не прекращалась суета. Мисс Мей исполнился двадцать один год, и в честь этого события был устроен грандиозный бал. Ему предшествовал разговор на повышенных тонах в гостиной мадам. Шум поднялся после того, как Мей объявила, что собирается обручиться с сыном лорда Мильтона. И бабушка в ответ принялась кричать:
– Он же слабоумный, как и его отец. Безрассудство – их фамильная черта.
Затем мадам принялась за мистера Лоуренса и обозвала его тупицей и дураком.
После этого мистер Лоуренс больше недели не появлялся у своей бабушки наверху, а когда наконец пришел, говорил большей частью о политике и законопроектах, обсуждавшихся в парламенте. Бидди слушала их разговоры, и ей все чаще начинало казаться, что она слышит разговор двух посторонних людей с кардинально противоположными взглядами. Чаще всего они спорили о том, сколько часов в день должны работать дети на фабрике. Известны были случаи, когда совсем еще юные работники проводили на фабрике восемнадцать часов подряд, в то время как официально рабочий день продолжался тринадцать—пятнадцать часов. Мадам считала, что все это в прошлом, а мистер Лоуренс возражал ей: дескать, только на некоторых фабриках юные работники заняты с пяти утра до шести вечера, но при этом все равно валятся с ног.
Бидди слушала и удивлялась: неужели мистер Лоуренс не знал, что в их прачечной люди тоже работают с пяти утра и до шести, а порой и до семи часов вечера. Она первое время тоже валилась с ног от усталости. Ее поражало, что люди порой не замечали, что происходит рядом с ними. Мистер Лоуренс говорил о принятом законе, запрещающем детям ночные работы и ограничивающем (до 13 часов) рабочий день. Бидди думала, а как же она и Хобсон? Зачастую им приходилось подниматься ночью, только потому, что мадам захотелось выпить горячего или ей нужно было поправить подушку.
Мистер Лоуренс доказывал, что владельцы фабрик обращают мало внимания на этот закон и продолжают эксплуатировать детей. Он говорил также, что далеко за примером ходить не надо, стоит лишь съездить в Ньюкасл, где полно оборванных, голодных, запаршивевших детишек. А о Лондоне и говорить нечего. У человека, в ком жива совесть, душа переворачивается при виде того, что творится в некоторых кварталах столицы.
Тут мадам вновь посоветовала ему постараться пройти в парламент.
За три недели каникул, что мистер Лоуренс пробыл дома, их разговор ограничивался обычными приветствиями: «Добрый день, Бидди», «Добрый вечер, Бидди». И все, ни слова больше. Это ее удивляло. Можно было подумать, что она допустила какую-то ошибку, сделала что-то не так. Девушка мысленно возвращалась к их встрече у водопада. Возможно, она забылась и вела себя слишком смело. Он – джентльмен и говорил с ней приветливо, а она и вообразила неизвестно что.
А если так – что ж. Ей не надо терять головы и стоит подумать о будущем. Она не собиралась оставаться здесь всю жизнь: еще один год работы под присмотром мисс Хобсон, и стоит поискать должность камеристки в другом месте и начать новую жизнь.
* * *
Так и случилось: Бидди начала новую жизнь в новой должности. Но потом, оглядываясь назад, она не уставала поражаться необычности событий, предопределивших изменения в ее судьбе. Она даже сравнивала свою историю с мифами, которые хозяин задавал ей учить.
* * *
Все произошло во вторую неделю июля. Бидди принесла матери свое жалованье за полгода, а Рия выдала ей три шиллинга на мелкие расходы. А еще Бидди ожидал приятный сюрприз: из вещей, которых еще предостаточно оставалось в сундуках наверху, мать перешила ей платье и жакет и настояла на том, чтобы Бидди надела их, а одежду, в которой пришла, захватила с собой.
Бидди повертелась перед зеркалом и осталась собой очень довольна. Мать знала, как обращаться с ниткой и иголкой: стежки были очень мелкие, а складки и рюши у нее получались словно у настоящей портнихи. Бидди нежно поцеловала Рию и забыла на какое-то время о своей враждебности к матери.
Она уже не надеялась на то, что мистер Лоуренс приедет к водопаду, чтобы поговорить с ней. Он пробыл дома уже больше месяца, за это время ее два раза отпускали на выходной. Оба раза девушка сидела у водопада, но никто не нарушил ее уединения.
И вот она снова на берегу. Бидди достала из сумки старое платье, расстелила на траве и села на него, чтобы не запачкать свой новый наряд. Она сняла шляпку, и легкий ветерок стал играть прядями ее волос.
Возможно, ветер и стал причиной того, что она услышала стук копыт, только когда всадник оказался почти рядом. Бидди оглянулась: приветливая улыбка сначала застыла, затем молниеносно исчезла с ее губ. Это был мистер Пол.
Пока он спешивался, девушка встала, поспешно пряча платье в сумку.
Живя в «Холмах», Бидди постоянно твердила себе, что не боится никого из них. Но ей приходилось признать, что один человек все же вызывал у нее страх. Она боялась мистера Пола, потому что с того дня, когда он так грубо обошелся с ней в прачечной, мистер Пол ни разу не заговорил с ней и не подавал вида, что замечает ее присутствие. Однако Бидди чувствовала, что молодой человек украдкой наблюдает за ней. Каждый раз, когда он приезжал из пансиона на каникулы, она с удивлением отмечала про себя, что мистер Пол невероятно быстро взрослеет. Сейчас же казалось, что к ней приближается не восемнадцатилетний юноша, а совсем уже взрослый мужчина.
– Здравствуй, – вежливо поздоровался он.
– Добрый день, мистер Пол, – секунду поколебавшись, вежливо, но с некоторым усилием ответила девушка.
Он подошел к ней почти вплотную: их разделяло не более полуметра. Бидди заметила, что волосы юноши почти такого же цвета, как и его сапоги.
– Я тебе помешал? – спросил он.
– Нет, я уже собиралась уходить.
– Садись! – Тон мистера Пола не предвещал ничего хорошего.
– Я уже сказала вам, мистер Пол, я собираюсь уходить. Мне пора возвращаться.
– Садись, – повторил он и слегка толкнул ее. Шагнув назад, девушка споткнулась обо что-то.
Обернувшись, она увидела корявый пень и обошла его.
– Садись! – Юноша схватил ее за руку, но голос его по-прежнему оставался спокойным.
– Отпустите мою руку, – ровным, пока без дрожи, голосом проговорила она.
– Еще не время.
Бидди резким движением высвободила руку, но не надолго. Он обхватил ее за плечи и ударил. В следующую минуту она оказалась на земле и, стараясь вырваться, царапала ему лицо. Он схватил Бидди за руки, распластал по земле и навалился на нее всем телом. Почти касаясь лицом ее лица, молодой человек злобно прорычал:
– Я так давно ждал этой минуты, ты, ничтожная тварь. Теперь я расплачусь с тобой сполна за эту проклятую школу, в которой я теперь торчу. Я ее ненавижу, слышишь? Мне ненавистна каждая секунда в ней, но еще больше я ненавижу тебя, потому что услали меня туда только из-за тебя! Я оставлю на тебе, дрянь, несколько отметин, которые не скоро пройдут. – И он впился зубами ей в мочку уха. Бидди закричала, но Пол лишь ухмыльнулся. – Можешь кричать сколько влезет, сюда редко кто заглядывает. Я проверял, дважды ходил сюда за тобой.
Слегка приподнявшись, он закинул ее руки вверх и сжал их у запястий одной рукой, а второй рванул платье у ворота, отрывая пуговицы, и больно схватил ее за грудь. Когда он впился в ее губы, Бидди, собрав последние силы, рывком подняла колени, стараясь сбросить его с себя.
И вдруг он действительно откатился в сторону. Девушка решила, что усилие ее было не напрасно, однако тут же поняла: благодарить ей надо не себя. Задыхаясь, она лежала и краем глаза видела, как кто-то, склонившись над Полом, хлестал его плеткой. И лишь повернувшись на бок, Бидди смогла разглядеть свою спасительницу. Она не могла поверить своим глазам: мисс Люси точно так же стегала брата плеткой, как когда-то ее.
– Прекрати! – крикнул он, с трудом поднимаясь на ноги. – Что это на тебя нашло?
– Об этом я скажу тебе дома, – ответила она.
– Ты в своем уме? Разве ты не видишь, кто это? – Он ткнул пальцем в сторону Бидди. – Вспомни, что ты с ней сделала. Это из-за нее тебя услали из дома, а мне стали меньше выдавать денег.
– Я помню, что она сделала, и что сделали мы. Это была наша вина.
– Всемогущий Боже! Да что это с тобой? Неужели на тебя так подействовала чертова школа? Ты, как попала туда, стала сама не своя. Моя – тоже дрянь, но, будь я проклят, если поддамся.
– Да, тебя ничего не изменит. Ты будешь делать все так, как отец, как наш дед, и Стивен тоже почти такой же.
Бидди уже успела подняться и теперь пыталась привести в порядок одежду, одновременно наблюдая, как брат с сестрой меряют друг друга гневными взглядами. Он промокал кровь, что сочилась из царапины на лице, в том месте, где ее ногти содрали кожу. И вдруг ее поразил вопрос, который мисс Люси задала брату:
– А если бы она осталась с ребенком?
– Ну и что такого? – с вызовом бросил Пол, вставляя ногу в стремя. – Для таких, как она, Пасха – самое время ягниться. Кроме того, через пару месяцев я уже буду в армии, а ей бы просто пришлось подыскать какого-нибудь парня в конюшне, чтобы все на него повесить.
Когда мистер Пол вонзил пятки в бока лошади, Бидди почувствовала необыкновенную слабость, ноги у нее подкашивались. Точно так же она чувствовала себя, когда он в прошлый раз схватил ее, но сейчас ей не хотелось терять сознание. Она резко села, опустила голову и находилась в этом положении, пока туман перед глазами окончательно не рассеялся. Когда девушка снова подняла голову, рядом стояла мисс Люси и внимательно смотрела на нее.
– Как ты?
– Немного голова кружится, мисс.
– Мне жаль, что это произошло.
Бидди удивили ее слова, она даже не нашлась что ответить. Мисс Люси очень изменилась. Бидди теперь припомнила, что за прошедшие две недели девушка почти каждый день заходила проведать бабушку, хотя раньше делала это не так часто. И Бидди казалось, что мисс Люси смотрит на нее, словно хочет что-то сказать, но, возможно, это всего лишь разыгралось ее воображение. Но насчет перемены, произошедшей в молодой леди – это уж точно правда.
Бидди удивилась еще больше, когда молодая хозяйка опустилась рядом с ней на траву и, подняв камушек, задумчиво швырнула его в воду.
– Ты не против поговорить со мной? – спросила мисс Люси, чем окончательно сбила Бидди с толку.
– Нет, мисс, что вы, конечно, нет, – поспешно ответила она.
Люси Галлмингтон повернулась всем телом к Бидди и открыто взглянула ей в глаза.
– Ты такая умная, – медленно заговорила она. – За это я тебя и невзлюбила, а какое-то время просто ненавидела. Ты знаешь много больше, чем я. И никто в доме, если не считать бабушку и Лоуренса, не знает больше: ни хозяева, ни прислуга тем более.
– Нет, мисс, – покачала головой Бидди, – я знаю совсем не так уж много. Я совсем невежественная. Я много читаю, при любой возможности, однако все больше сознаю свое невежество. Когда я пришла в ваш дом, я… мне казалось, я знаю все, потому что хозяин, мистер Миллер, много со мной занимался. Но я теперь понимаю, что это были всего лишь поверхностные знания. Он это знал и сам говорил мне об этом.
– Бидди… можно я буду тебя так называть? Бидди растерянно кивнула. Поведение молодой леди ставило ее в тупик, к тому же голова у нее раскалывалась, грудь болела, а из уха сочилась кровь.
– Вы можете… называть меня, мисс, как пожелаете.
– О нет, – нетерпеливо тряхнула головой девушка, – не старайся быть покорной. Тебе это совсем не идет. С бабушкой ты держишься иначе. Ну а если ты сумела устоять перед ней, то уже ни перед кем не согнешься.
В другое время Бидди улыбнулась бы. Но сейчас лишь молча достала платок и прижала его к уху, вытирая кровавый след.
– Это он сделал, он тебя укусил?
– Да.
– Жестокая свинья! Все мужчины жестоки. Бидди слегка прищурилась. За словами мисс Люси что-то скрывалось, но она не могла понять, что именно. Но мисс совсем ее ошарашила, когда неожиданно взяла за руку и тихо спросила:
– Ты не могла бы стать моей подругой?.. Мне не с кем поговорить, не к кому обратиться.
Как молния сверкнула в голове Бидди четкая и ясная мысль, объясняя происходящее, но она тут же отвергла ее, как безумную, однако тихо спросила, пристально глядя на мисс Люси:
– Вы попали в беду?
Люси сидела понурив голову и совсем не была похожа на гордую, любящую командовать, а порой жестокую молодую мисс, какой ее знали все, в том числе Бидди.
– Когда я увидела, что Пол напал на тебя, – сдавленным, прерывающимся голосом заговорила мисс Люси, – я вспомнила… – Она подняла голову и закончила: – Я знаю, что ты пережила, потому что… испытала подобное.
– О нет, мисс!
– Да.
– Вы хотите сказать, мисс?..
– Да, это так.
– О Господи, мисс!
– Вот и я так сказала, когда узнала. «О Господи», – шептала я. И молила Его, чтобы все оказалось не так, но он не услышал меня.
– На вас… напали, мисс? Люси отвернулась и продолжала:
– Нет, так нельзя сказать. Я… сама его раздразнила… Я не сознавала, к чему это может привести. Я была влюблена, по крайней мере, мне так казалось. Сперва это была игра, ну… а потом все случилось, как бы само собой. Я не хотела этого, мне кажется, я испугалась так же, как и ты сейчас, но это случилось, а потом еще и…
– А вы не могли бы выйти за него замуж, мисс? Она печально покачала головой.
– Он женат, и у него дети. Это… отец моего друга. – Она быстро обернулась и горячо попросила: – Но никому не говори об этом. Обещай, что ничего никому не скажешь.
– Меня не надо просить об этом, мисс. Можете не беспокоиться. Что же вы собираетесь делать?
– Не знаю, но мне нужно было с кем-то поделиться. Понимаешь, там, – она кивнула в сторону дома, – мужчинам разрешено делать все, что заблагорассудится. Они могут заводить любовниц, распутничать сколько пожелают, и никто не смеет сказать им ни слова. Но женщины – другое дело. Им положено оставаться чистыми и невинными, как младенцы. Репутация женщин из рода Галлмингтон должна оставаться незапятнанной. Никакой скандал не может быть связан с их именем. Я представляю, каково было Мей: ей так нравился Лоуренс, а он оставался к ней совершенно равнодушен. И теперь она собирается выйти замуж за этого глупца, потому что не может больше ждать. Как все это ужасно и несправедливо. Ты так не считаешь, Бидди? Бидди на секунду задумалась и согласно кивнула.
– Да, и я тоже считаю, что это ужасно, но хуже всего то, что мы не можем об этом говорить, нам приходится скрывать свои переживания.
Именно это ей и приходилось совершать в данный момент: скрывать свои чувства, от которых ей становилось не по себе. Кроме того, у нее ныли руки и болело ухо.
– Как мне быть, Бидди?
– Вам следует открыться мадам.
– Я думала об этом, но у меня не хватает смелости.
– Мне кажется, она единственная в вашей семье, кто способен это выдержать, потрясение я имею в виду.
– Знаешь, я подумывала и о том, чтобы убежать, но я могу уехать только к друзьям. А они тут же вернут меня домой. Конечно, они посочувствуют мне, но и для них это будет шок.
– Вы вернетесь в пансион?
– Нет, ни за что и никогда.
– В таком случае у вас на раздумья всего две недели, мисс. Вам надо будет на что-то решиться.
– Да, мне надо обязательно что-то сделать. Однако я не в состоянии ничего придумать.
– Сколько прошло времени, мисс?
– Второй месяц на исходе… Сперва я не понимала, что происходит. Я не очень-то сведуща в таких вещах. Мама не такой человек, с кем можно об этом поговорить, о чем-либо личном, разве что… – она подняла глаза к небу и с горечью закончила: – Чистота… нельзя терять чистоты. Мне стоило бы поинтересоваться у нее, как это сделать, правда?
– Простите, мисс, но мне пора возвращаться, мое время почти закончилось. Хотите, чтобы я проводила вас? – спросила Бидди, надеясь, что молодая хозяйка откажется. Единственным ее желанием было побыстрее добраться до своей комнаты, умыться, заняться ухом и, вполне возможно, лечь в постель и поплакать от души об испорченном новом платье, пережитом испуге да и много еще о чем.
Но ее надежды не оправдались. Люси встала и попросила:
– Пожалуйста, пойдем вместе, моя лошадь здесь, в кустах, я только возьму ее.
Шли они молча. Лишь цокот лошадиных копыт и шум ветра, раскачивавшего вершины деревьев, росших по обеим сторонам тропы, проникал в мысли Бидди.
– Бабушка к тебе привязалась, – нарушила молчание Люси.
На что Бидди дерзнула ответить:
– Мне уже говорили об этом. Но она очень странно проявляет свою симпатию.
– Знаешь, что она мне говорила о тебе?
– Нет, мисс.
– Она сказала, что запретила тебе читать, но ты все равно не бросила это занятие.
– Она вам так и сказала? – Бидди еле заметно улыбнулась.
– Да, на прошлой неделе, – ответила Люси. – Если бы она сказала мне подобное в прошлом году, мне бы захотелось тебе глаза выцарапать. Разве не странно, что человек может так резко измениться? – Она повернулась к Бидди и неуверенно предложила: – Как ты думаешь, смогла бы ты ей как-нибудь намекнуть… ну, подготовить, чтобы мне было легче? Я ужасно боюсь, что она страшно раскричится, если услышит все от меня. И не только Хобсон узнает обо всем, но и любая служанка, оказавшаяся случайно поблизости. Может быть, ты попробуешь поговорить с ней вечером, попозднее, когда… когда Хобсон будет уже в постели и в доме воцарится тишина? Попробуешь?
Бидди мгновенно представила, какой эффект произведет ее рассказ; но ночью это, возможно, будет не так страшно. Старая дама, лежащая в постели без парика, зубов и без обычного грима превращается в беспомощную старушку. Бидди уже успела заметить, что мадам тогда становилась более спокойной, сговорчивой, хотя и по-прежнему требовательной, однако ее распоряжения звучали скорее как просьбы, чем как приказы. Но тем не менее Бидди сама удивилась, когда у нее вырвалось: «Хорошо, я попробую».
– О, спасибо, большое спасибо. Дело в том, что ей уже приходилось с этим сталкиваться, когда отец повел себя не лучшим образом, и пусть результаты, как часто бывает в таких случаях, не оказались у порога, до этого было не так далеко. Да и с дедушкой ей скучать не приходилось. Я слышала, как об этом шептались слуги.
Фразу «шептались слуги» Люси произнесла таким тоном, что Бидди на мгновение представилось, будто ее исключили из этого числа, однако в следующую минуту слова юной мисс вернули ее к реальности.
– Дальше мы не можем идти вместе. – Люси придержала лошадь, когда они подошли к калитке, ведущей в парк. – Давай встретимся завтра часов в девять в галерее и… ты мне расскажешь, что да как. Договорились?
– Да, мисс, я все сделаю.
– Спасибо тебе, большое спасибо.
– До свидания, мисс.
– До свидания, Бидди.
Бидди медленно шла по дорожке через парк, постепенно приходя в себя. Все произошедшее походило на сон. Ей не верилось, что за какие-то полтора часа могло столько всего произойти. Сначала на нее напал дьявол. Что бы стало с ней, не вмешайся мисс Люси?.. Мисс Люси. Господи! В какое ужасное положение попала эта молодая леди. И с ней могло бы случиться то же самое. Да, наверняка все именно этим бы и закончилось, ибо сопротивляться ему долго у нее не хватило бы сил.
Бидди вошла в боковую дверь, плотно запахнув полы широкого жакета, чтобы прикрыть перед своего нового платья с оторванными пуговицами. Скрывая прокушенное ухо, она еще глубже надвинула шляпу на одну сторону. Ей посчастливилось пройти незамеченной до самой лестницы, что вела на галерею, но тут она лицом к лицу столкнулась с миссис Фултон. Экономка намеренно загородила ей дорогу и презрительно сказала, окинув насмешливым взглядом с головы до ног:
– Ну и вид у нас! Не иначе собираемся кого-либо сразить наповал. Не думаю, что вы уходили отсюда в этой одежде, мисс Милликан.
– Нет, мисс Фултон. Я переоделась дома.
– Вот как? И ты решила носить шляпку на бок? Поправь сейчас же!
– А мне больше нравится носить ее так, миссис Фултон.
– Я приказываю тебе поправить шляпку, гадкая девчонка! – Маленькое личико перекосилось от гнева, она потянулась к Бидди, чтобы поправить шляпу, девушка подняла руку, пытаясь остановить ее: полы жакета разошлись, открывая разорванное платье, из-под которого выглядывало белье.
– Так! – выдохнула экономка, и этим все было сказано.
И Бидди, почти оттолкнув от своей головы ее руку, повторила:
– Да, вот так, миссис Фултон. Когда я возвращалась, на меня напали. И я расскажу вам об этом, когда мне нечем будет больше заняться. – С этими словами она оттеснила экономку в сторону. Миссис Фултон не протестовала ни словом, ни жестом, и Бидди поняла, что ее растерзанный вид лишил экономку на какое-то мгновение дара речи.
Наверху ее встретила Джесси.
– Ну вот и ты наконец, слава Богу! Меня зуб совсем извел, а у хозяйки дурное настроение: всей ей не так, и о тебе уже два раза спрашивала. Она сказала, что ты опаздываешь, хотя ты как раз вовремя. А что это с тобой такое?
Джесси только теперь заметила, что с ее помощницей не все ладно. А когда Бидди распахнула полы жакета и сняла шляпку, Джесси ахнула:
– Господи! Девочка, что с тобой случилось?
– Это мистер Пол. Он напал на меня, – коротко ответила Бидди.
– Что ты говоришь!
– Да-да.
– Он…
– Нет, ему помешала мисс Люси. Она подъехала на шум и отогнала его.
– Мисс Люси?! – Джесси даже забыла на минуту о своем зубе. Лицо ее вытянулось от удивления. – Она прогнала своего брата?
– Да, да, все так и было.
– Ну и ну. Должна сказать, что эта девочка сильно переменилась, с тех пор как ее отправили в школу. Она ведет себя намного спокойнее. Куда девались ее глупые проказы и капризы. Должно быть, в школе из нее все это выбили.
– Да, думаю, что так и есть… А теперь я пойду переоденусь. – Бидди собралась идти, но вдруг сказала: – Мама сшила мне это платье и жакет. Платье… было такое красивое, когда я уходила из дома.
– Очень жаль, девочка. Но оно все равно очень милое, а перед мы исправим… Но каков мистер Пол! Да! Если хозяин… нет, вот если бы мистер Стивен или мистер Лоуренс узнали об этом, Боже, они шкуру бы с него спустили.
– И тем не менее, насколько я понимаю, они тоже не отказываются от таких вещей, только делают это не так грубо, – в тоне Бидди ясно чувствовалась колкость.
– Так поступают все джентльмены, – ответила ей Джесси. – Но они не потерпели бы того, что хотел с тобой сделать… да еще не кто иной, как член их семьи. – Женщина покачала головой и добавила: – Просто удивительно, девочка, что с тобой всегда что-то случается. Я не встречала никого другого, от кого было бы столько… хлопот. Но в этом нет твоей вины. Просто все как-то вокруг себя складывается… – Она неопределенно пожала плечами и тут же схватилась за щеку: зуб напомнил о себе приступом острой боли. – Переоденься и иди к ней, а мне надо в постель.
– Примите настойку опия: она снимет боль, и вы быстрее уснете.
– Да, да, хорошо, так и сделаю. Я подумывала об этом вчера ночью, но решила, что могу не услышать, если она станет звать меня. Иногда я забываю, что есть ты и на тебя можно положиться. Удивительно, как ты понравилась мадам. Она позволяет тебе с ней так смело разговаривать. Мне она никогда не разрешала ничего подобного. Ну, а сейчас – иди.
Бидди ушла к себе. Переодевшись в свое форменное платье, она села на постель, задумавшись, как лучше рассказать о беде с мисс Люси. Девушка решила подождать, пока уснет мисс Хобсон, хотя ей было и неловко что-то утаивать от нее. Она знала, что Джесси умела держать язык за зубами. Это действительно было так, потому что только она из всех обитателей дома и Бидди знали, что кучер мистер Моттрем время от времени наведывается к мадам с докладом о времяпрепровождении ее сына в Ньюкасле. Мадам привезла с собой мистера Моттрема, когда в первый раз приехала в эту семью. В доме все знала, что он – человек мадам, но никто не догадывался, что много лет он для нее шпионил, к такому заключению пришла Бидди.
Это было странное семейство. Бидди подумала, что все жизнеописания, описанные в книгах, не шли ни в какое сравнение с теми делами, что творились здесь. И вот теперь ей предстояло внести еще большую путаницу в их жизнь, и возможные последствия тревожили ее.
* * *
Уже два раза Бидди заставляла себя садиться в постели, чтобы не заснуть: она ждала подходящего момента.
Мадам легла в постель в девять часов вечера. Старая дама раздражалась из-за того, что мисс Хобсон жаловалась на зубную боль.
– Сходи-ка ты в конюшню, – советовала она. – Они привяжут к твоему зубу кусок проволоки, один рывок – и ты навсегда избавишься и от зуба, а заодно и от мучений. Вырви их все. Это самый лучший выход. Я так и поступила. Сделай, как я говорю, и я закажу для тебя вставные зубы. О, отправляйся ты скорее спать! – наконец не выдержала мадам, и Джесси, выпив настойку опия, побрела к себе. Но прошло какое-то время, прежде чем до Бидди донеслось похрапывание мисс Хобсон, тогда она поняла, что Джесси крепко спит. Но еще не было десяти, и в доме не затихло движение. Джентльмены засиживались допоздна: играли на бильярде или в карты и порой отправлялись спать не раньше двенадцати. Бидди очень сомневалась, что сможет их переждать.
Подождав еще немного, Бидди накинула халат, перешедший к ней от Джесси, и прокралась в коридор, а оттуда по галерее дошла до раздвижных дверей. Из последнего окна в галерее был виден фасад дома. Перед парадной дверью не горел фонарь. Это означало, что слуги ушли спать. Бодрствовать могли только дворецкий и камердинер, они не ложились, пока последний из членов семейства не отправлялся в свою комнату. Но Бидди решила, что едва ли кто-нибудь в столь поздний час заглянет в эту часть дома. Так же бесшумно она вернулась обратно и вошла в гостиную. Здесь девушка остановилась, постояла несколько мгновений зажмурившись, собираясь с духом, потом тихонько открыла дверь и оказалась в спальне мадам.
На столике у кровати слабо горела лампа, и в ее свете Бидди, к своему удивлению, увидела, что старая дама не только не спит, а даже сидит в постели. Когда Бидди уходила, мадам лежала, утопая в своих подушках. Теперь же подушки были переложены. Бидди сразу это заметила и подумала, что мадам отнюдь не такая беспомощная, как представляется порой.
– Что тебе, девочка? – голос мадам звучал мягко, как всегда по ночам.
Бидди медленно приблизилась к постели и глубоко вздохнула, прежде чем отважилась сказать:
– Мадам, позвольте поговорить с вами.
– Ты хочешь поговорить со мной в такой час?
– Это очень важно, мадам.
– Что такое важное могло у тебя произойти, с чем нельзя подождать до утра?
– Я хочу поговорить не о себе. Это касается кое-кого из домашних… одного из членов семьи… я… меня попросили… Я хочу сказать…
Худое тело повернулось в постели, и Бидди почудилось, что она слышит скрип старческой кожи.
– К чему ты клонишь?
– Речь идет о… мисс Люси, мадам.
– Мисс Люси? Что такое 6 мисс Люси?
– Мне надо вам кое-что сказать.
– О мисс Люси?
– Да, мадам.
– Какие-нибудь сплетни? – голос старой дамы звучал раздраженно.
– Нет, мадам, – решительно заявила Бидди, – я не собираю сплетен, и никогда этим не занималась. Мисс Люси попросила меня… дело в том, мадам, – девушка закивала, словно подтверждая свои слова, – она боится, очень боится сама вам все рассказать.
– Говори, – приказала старая леди.
– Не знаю, как вам и сказать, мадам, потому что для вас это будет сильным потрясением.
– Послушай, девочка, я привыкла к потрясениям. Из них состояла моя жизнь. Так что же такое ты собираешься мне сказать, о чем боится говорить со мной мисс Люси?
Бидди снова глубоко вздохнула, но глаз не отвела. Она непроизвольно приподняла руки, словно готовясь погасить крик возмущения, который мог вырваться у мадам, голос которой и без того был достаточно звучным.
– У нее… она ждет ребенка, мадам.
Мадам села в постели, как подброшенная пружиной. Казалось, молодая сила вдруг вернулась в старческое тело. Руки Бидди рванулись вперед, но лишь коснулись плеч хозяйки.
– Мадам, мадам, – в тоне Бидди звучала мольба. – Только, пожалуйста, не кричите.
– А кто здесь собирается кричать? – свистящим шепотом спросила старая дама, резким движением сбрасывая с плеч руки Бидди. – С чего это ты взяла? И не стой столбом, возьми стул и сядь.
Бидди принесла стул, и когда она села, мадам потребовала:
– Рассказывай.
– Мадам, я случайно встретила мисс Люси, когда возвращалась сегодня из дома. Я сидела у реки. Мисс… мисс Люси была очень расстроена. Она… она изменилась… стала совсем другой, и она мне все рассказала.
Маленький рот старой дамы сжался в крохотную гармошку.
– Но почему тебе?
Действительно, почему она доверилась ей?
– А больше некому было, то есть я хочу сказать, что она боялась открыться хозяину и хозяйке, – объяснила Бидди.
– Да уж, еще бы ей не бояться выложить такое! Всемогущий Боже! Надо же было этому случиться, да еще сейчас. Ее мать с ума сойдет. Хотя это едва ли много значило бы, – добавила она с обычной своей язвительностью. – Но с этим ясно, однако почему она сама ко мне не пришла?
– Она опасалась, мадам, что вы станете на нее кричать… как иногда…
– Ну? Договаривай, если начала.
– …как вы иногда кричите днем. – Бидди энергично кивала головой в подтверждение своих слов, поражаясь в душе собственной дерзости. – А еще она боялась, что вас может услышать кто-либо из домашних.
– И она послала тебя выполнить грязную работу?
– Нет, это не грязная работа. Она очень испугана. И вы… вы ночью всегда спокойнее и… – Она закрыла глаза.
Некоторое время они сидели молча.
– Продолжай, – тихо попросила старая дама, голос ее чуть заметно дрожал. – Расскажи мне все, что знаешь. Кто это сделал? Какой-нибудь слабовольный неуклюжий школяр?
– Я… мне кажется, это отец ее друга.
– Что? – Она снова рванулась из подушек. – Отец друга? Это, должно быть, тот, о котором она рассказывала. Он школьный учитель, и если я не ошибаюсь, у него большая семья, в которой четверо или пятеро детей, кажется, так. Богом клянусь, он заплатит за это. Да, он за это заплатит, должен заплатить! – стуча себя в грудь крепко стиснутыми кулачками, горячо обещала она.
– Мадам.
– Да, девочка? – Она вновь перевела на Бидди внимательный взгляд.
– Если вы это сделаете… станете обвинять его… все выйдет наружу и… она могла бы тогда с тем же пойти к матери. Я думаю, мисс Люси надеется, что вы что-нибудь придумаете, предложите какой-то план, – она неопределенно покачала головой, – чтобы никто ничего не узнал.
– И как она себе это представляет? Что тут предложишь? Нельзя избежать рождения ребенка. И его рождение не скроешь. О Боже! – Она положила руку на голову и стала теребить чепец: выбившиеся из-под него белые пряди упали на лоб. – Надо подумать, – бормотала мадам. – Надо все как следует обдумать. – Она повернулась к Бидди. – Если эта история выплывет наружу, скандалам не будет числа. Это удар по положению моей невестки в обществе, а ее дяде не увидеть должности епископа. Боже! – Ее голова качнулась по подушке из стороны в сторону. – Представляю, что с ней будет. Она десять раз покраснеет и побелеет и снаружи и внутри. Потом, Стивену придется распрощаться со своими мечтами о парламентском кресле. И не надо забывать о Мей. Девушка собралась замуж за этого идиота с досады, а быть может, ее прельстил титул и возможность называться леди Мильтон. А чем собирается утешиться эта маленькая дурочка? Когда это случилось? Сколько времени прошло?
– Около двух месяцев, как я поняла, мадам.
– О Господи! Да, нужно что-то решать как можно скорее.
Бидди осторожно поерзала на стуле. Она страшно устала и чувствовала себя абсолютно разбитой.
– Принеси одеяло, – распорядилась тем временем мадам, – я хочу, чтобы ты осталась со мной. Мне надо подумать, нам следует поговорить и все обсудить. К утру я должна принять решение, когда эта глупая девчонка явится ко мне, надеясь на чудо. Но она убедится, что чудес я творить не могу.
Она продолжала что-то бубнить себе под нос, а Бидди принесла из гостиной одеяло и села на стул у постели, завернувшись в него с ногами.
– Ей надо отсюда уехать. Это очевидно, – многозначительно глядя на Бидди, говорила мадам. – Это первое. Но куда ей уехать, куда? К друзьям? – исключено. Если надо, чтобы секрет знали все в округе, стоит сказать несколько слов другу. Я никогда в жизни ни с кем не советовалась, и моя голова до сих пор трезво мыслит. Не спи, девочка. Спать не время, надо думать.
– Да, мадам.
– Тебе не холодно? Даже летними ночами бывает совсем не жарко.
Эти заботливые слова прозвучали так неожиданно, что Бидди даже растерялась и не сразу нашлась что ответить. И лишь когда приглушенный, но тем не менее строгий голос повторил: «Тебе не холодно?» Только тогда ей удалось выдавить из себя:
– Нет, мадам, спасибо, мадам.
– Теперь представь, что бы стала делать ты на ее месте. Говори, не бойся, что думаешь. Ум хорошо, а два – лучше. Итак, как бы ты поступила, случись такое с тобой?
Что бы она сделала? Отправилась бы к матери, чтобы наслушаться всевозможных упреков и ругани. А потом бы родила ребенка и прожила бы с клеймом всю жизнь одна, потому что никто бы не захотел после этого на ней жениться. Попользоваться ею нашлось бы немало охотников, но о женитьбе и думать было нечего. Но с ней такое не случится. И она никогда не выйдет замуж. Никогда. Никогда… на этой мысли Бидди сморил сон.
Она проснулась, чувствуя, что все тело онемело. Девушка сидела в крайне неудобной позе, прижавшись щекой к спинке стула. Одна ее рука лежала на постели, другая сжимала у подбородка одеяло. Несколько раз моргнув, она поняла, что уснула, и тут же собралась вскочить, но лишь поморщившись, застонала.
– Не спеши, девочка, не спеши, – раздался рядом спокойный голос.
Бидди медленно выпрямилась и, продолжая хлопать глазами, смущенно проговорила:
– Извините, мадам… я не хотела, я уснула случайно.
– И я тоже спать не собиралась, но не могли же мы сидеть всю ночь напролет. Кстати, уже пять часов.
– Уже пять! – ахнула Бидди. Она попыталась было встать, но ноги свело так, что она скривилась от боли. – Пять часов, – повторила она. – Я проспала всю ночь, мадам?
– Да, девочка, ты проспала всю ночь.
– А вы, мадам, спали?
– Временами. То засыпала, то просыпалась. А теперь мне хотелось бы чашку чаю. Скоро все в доме встанут. Думаю, тебе надо побыстрее одеться.
Бидди налила старой даме чай, подождала, пока она его выпьет, налила еще, а затем отправилась в маленькую кухоньку, где на ходу проглотила две чашки чая, после чего побежала к себе в комнату одеваться.
Едва она снова вошла в спальню, мадам встретила ее вопросом:
– Надумала что-нибудь?
– Да, мадам, мне пришла в голову одна мысль.
– Рассказывай.
– Я подумала… мне кажется, мадам, куда бы ни поехала мисс Люси, если она останется в Англии, ее кто-нибудь может узнать. Удивительно, как быстро расходятся слухи. Поэтому я подумала… лучше бы ей поехать за границу… как будто у нее длинные каникулы…
– Ха! – это прозвучало, как сдавленный смешок, но лицо старой дамы осталось серьезным. – При других обстоятельствах ты бы далеко пошла. Мне тоже в голову пришла эта мысль. Ей надо уехать из Англии, но не на длинные каникулы. У таких молоденьких девушек, как мисс Люси, не бывает продолжительных каникул. Однако на какой бы срок она ни поехала, следует иметь для этого существенный предлог. И я его нашла. Но здесь без посторонней помощи не обойтись. И единственный, на кого можно положиться в таком деле, это Лоуренс. Он отвезет ее во Францию и якобы определит в школу. Она предположительно могла бы пожить у его друзей. Как он мне рассказывал, у него во Франции есть хорошие друзья, а у них дочери и сыновья. Люси якобы поселится у них и станет посещать школу вместе с детьми друзей Лоуренса. Но ей понадобится служанка, поэтому вместе с ней поедешь ты.
– Я, мадам? – Бидди опасливо зажала рот рукой: ее возглас могли услышать в коридоре, а старая леди в свою очередь крикнула:
– Ну так кто из нас здесь шумит, а? – и продолжала: – Да, девочка, поедешь ты. Как я понимаю, ты хвасталась, что умеешь говорить по-французски. Вот у тебя и появится возможность узнать, как по-французски говорят французы. И не говори мне, что не можешь ехать, потому что, по сути дела, к этому причастна ты.
– Я, мадам? – Бидди это «я» не проговорила, а как-то сдавленно пропищала.
– Да, да, – подтвердила мадам. – Если бы не тот скандал в прачечной, Люси никогда бы не отправили в школу. Ее мать возражала. – Мадам, однако, умолчала, что сама была сторонницей отъезда Люси, чтобы освободить ее от недостаточно хорошо подготовленной гувернантки, а заодно избавить от опеки помешавшейся на своих псалмах матери. – А теперь, довольно хлопать глазами. Спустись вниз и найди кого-нибудь из мужской прислуги. Фроггетт—лентяй, он еще спит, но Томпсон, думаю, уже на ногах. Скажи ему, чтобы он разбудил мистера Лоуренса и передал ему, чтобы тот поднялся ко мне как можно быстрее, а это значит – до завтрака. Сделай на этом упор.
– Да, мадам. – Бидди вышла из комнаты и сама не заметила, как оказалась у двойных дверей. Ей казалось, она не идет, а летит; на несколько мгновений она забыла о беде мисс Люси. «Я еду во Францию», – вот единственная мысль, которая занимала ее в тот момент. – Ах, мистер Миллер, – прошептала она, казалось, словно он стоял рядом и говорил ей: «Я всегда верил в тебя, Бидди!»
Девушка спустилась по главной лестнице, где и увидела Джона Томпсона. Из мужской прислуги он единственный относился к ней дружелюбно.
– Что случилось, красавица? – тихо спросил он. – Не замечал тебя здесь раньше в такое время, впрочем, ты вообще не появляешься в этой части дома. – Он приветливо улыбнулся ей.
– У меня поручение от мадам. Она желает, чтобы вы разбудили мистера Лоуренса и передали ему, что ей надо немедленно с ним увидеться… до завтрака.
– Что-то не так? – наклонясь к ней, поинтересовался Томпсон.
– Нет, все в порядке. – Она покачала головой и еще раз звонко повторила: – Все в порядке, вот только, – Бидди заставила себя улыбнуться, – мадам не спалось, и ей хочется на ком-нибудь отыграться. Нас с Хобсон ей показалось мало.
– Да, она такая, – рассмеялся мужчина. – И мы знаем, кто тут командует, а? – Он хитро подмигнул ей.
– Да, уж это-то мы знаем, – согласилась она. – Так вы передадите все мистеру Лоуренсу, мистер Томпсон?
– Конечно, подожди минутку. – Он коснулся ее руки и она обернулась. Томпсон предусмотрительно посмотрел по сторонам и тихо сказал, кивая на коридор: – Я рад, что ты взяла над ними верх, особенно над этой Фултон. Не давай им спуску и впредь.
– Спасибо, мистер Томпсон, я постараюсь. – Со спокойным достоинством девушка развернулась и плавно направилась вверх по лестнице, чувствуя, что он провожает ее глазами. «То ли еще будет, – думала Бидди, возвращаясь в западное крыло. – Когда станет известно, что я буду сопровождать мисс Люси за границу, многих от зависти хватит удар». – И в душе она почувствовала удовлетворение.
Бидди не пошла сразу к мадам, а заглянула сначала к мисс Хобсон. Увидев, что Джесси все еще крепко спит, Бидди вышла из комнаты, размышляя, должна ли Джесси узнать правду, или нет. Ведь мисс Люси в самом деле могла поехать во Францию и ходить там в школу. Это называлось завершить образование. Так молодые джентльмены отправлялись путешествовать за границу, чтобы подвести итог. Чему? Она не знала. Ей было ясно одно: у бедной мисс Хобсон впереди тяжелые времена. Ей снова придется одной крутиться целый день, выполняя поручения мадам. Но вполне возможно, что у нее появится помощница, многие с радостью уцепились бы за такую возможность…
Не прошло и пятнадцати минут, как Бидди увидела спешащего к ней по галерее мистера Лоуренса. Он надел брюки, но был в комнатных туфлях и коричневом халате в рубчик. Девушка заметила, что его волосы были мокрые, должно быть, он ополоснул лицо, чтобы скорее проснуться.
– Что такое? – озадаченно спросил молодой человек. – Что-то случилось?
– Да, сэр, в определенном смысле, случилось, – уклончиво ответила Бидди.
– Она заболела?
– Нет. Дело не в этом, сэр, она… мадам вам все объяснит сама. Хотите чаю, сэр?
Он уже направился к спальне мадам, но, услышав ее слова, обернулся:
– Да, Бидди, хочу. Чаю выпить не помешает. – И он прошел в комнату.
Она не торопилась с чаем, давая возможность мадам рассказать своему внуку всю историю и посвятить в свои планы.
Держа в одной руке маленький серебряный поднос, Бидди постучала и, войдя в комнату, очень удивилась, не услышав голосов. Мистер Лоуренс устроился на стуле, который недавно занимала она, а мадам сидела в подушках. Они смотрели на нее и молчали.
Бидди опустила поднос на маленький столик и придвинула его к мистеру Лоуренсу.
– Спасибо, – поблагодарил он не отводя от нее взгляда.
– Мистер Лоуренс согласился с тем, о чем я с тобой говорила раньше. Но слишком спешить было бы неразумно. Тем не менее он поедет с вами во Францию и устроит в семью.
– Нет, бабушка, – повернулся к ней Лоуренс. – Я вам говорил, что эта семья не подойдет. У них чересчур много знакомых в Лондоне и…
– Ну хорошо, хорошо. – Мадам крепко зажмурилась и с легким раздражением захлопала по одеялу худой, как плеть, рукой. – Да, ты говорил об этом, они нуждаются в опеке.
– Я позабочусь об этом, бабушка. Однако центр Парижа, не кажется мне подходящим местом для двух юных леди. Но я обязательно что-нибудь придумаю.
– Да, так и сделай. И… – лицо ее слегка оживилось, – им ты можешь сказать, что отправляешься во Францию, чтобы все подготовить. То есть договориться о предполагаемой школе и так далее. И кроме того, мне кажется, будет неплохо тебе съездить туда заранее и взглянуть на квартиру. А перед тем как возвращаться в Оксфорд, ты отвезешь их туда. Что скажешь?
Молодой человек задумался, покусывая губу и часто моргая. Бидди молча смотрела на него. Они одновременно едва не подпрыгнули, когда мадам крикнула в полный голос:
– Все должно выглядеть естественно. – Она откинулась на подушки и тихо продолжала: – Ну почему в моем возрасте мне приходится переживать такое? Это несправедливо, ты согласен, Лоуренс? – Глаза ее гневно сверкали.
– Да, бабушка.
– Но ты понимаешь, что означает огласка? У этой маленькой дурочки жизнь будет разрушена. А ее родителям никогда не удастся восстановить свою репутацию.
– Не волнуйтесь. – Он ласково погладил ее по руке и повторил: – Не волнуйся, я обо всем позабочусь.
Мадам смотрела на него, и в глазах ее отражалась боль.
– Ты советуешь мне не волноваться. Но как же я могу оставаться спокойной? Мои тревоги только начинаются. Пока они будут там, беспокойство о Люси займет все мои мысли. Ей предстоит родить ребенка в чужой стране, а такое событие должно происходить, когда рядом семья. И подумать только, – она подняла голову с подушки, – это их первый внук или внучка. Думать об этом нестерпимо. Не беспокойся, говоришь ты. А эти французы. Я знаю, что они за народ…
– Но она будет не одна. – Юноша повернулся к Бидди. – Мне кажется, Бидди сумеет справиться с большинством французов. Как ты считаешь, Бидди?
Девушка смотрела на него и думала, что накануне ей не удалось одолеть даже одного молодого англичанина.
– Налить вам чаю, сэр? – вместо ответа предложила она.
– Да, пожалуйста, – ответил он.
Бидди налила чай и собралась выйти, но мадам остановила ее:
– Она теперь уедет, и я останусь с Хобсон, которая уже засыпает на ходу.
– Вам придется кого-то взять на ее место, бабушка.
– Но кого? Внизу одни ничтожества. Из них и выбрать некого.
Бидди дошла до двери, когда голос мадам снова задержал ее.
– Подожди.
Девушка остановилась и обернулась.
– У тебя есть сестра, сколько ей лет? – спросила старая дама.
– Четырнадцать, мадам.
– Так, четырнадцать. А она смышленая?
– Она такая, какой я была в ее возрасте. Она умеет читать и писать.
– Мне это ни к чему, а способна ли она еще на что-нибудь?
– Да, мадам. Но… она помогает маме.
– Насколько я знаю, твоей матери нужны деньги. Ты сейчас отправишься домой и скажешь ей, что сестра на несколько месяцев займет твое место и будет получать хорошее жалованье. Она начнет с трех шиллингов в неделю, и я распоряжусь, чтобы деньги ей выдавали каждые две недели. А пока ты выступаешь в роли компаньонки, пять шиллингов в неделю будут выплачиваться твоей матери.
– Спасибо, мадам, – поблагодарила Бидди. Через несколько минут, уже в кухне, Бидди повторила: «Пять шиллингов и еще три шиллинга плюс – все устроится для Мэгги». А ей предстояла поездка в абсолютно новый мир. В это верилось с трудом. Ей казалось, что это сон, волшебный сон.
Бидди стояла у маленькой раковины и смотрела в окно, выходившее в парк. Дверь открылась, она обернулась, ожидая увидеть мисс Хобсон, но вошел Лоуренс. Он прошел через комнату и остановился у раковины.
– Когда… должен появиться ребенок? – тихо спросил он глядя ей в глаза.
– Я точно не знаю, сэр.
– Печальная история, весьма печальная. Очень странно, что она доверилась тебе.
– Я тоже так считаю, сэр… но мисс Люси сильно изменилась.
– Да, я это заметил, особенно в последние несколько недель. Она, должно быть, сильно переживала.
– Да, сэр.
– Как говорится, нет худа без добра. Я не верил в эту поговорку, а сейчас убедился, что она верна. Ты получаешь замечательный шанс. Ничто так не развивает ум, как путешествие. Тебя ведь интересовала Франция?
– Да, сэр. Но должна сказать, я бы предпочла не продолжать образование, когда мисс Люси приходится расплачиваться такой ценой.
– Да, Бидди, ты права, – согласился молодой человек после минутного раздумья, – цена высокая. Но должен сказать, что, раз побывав за границей, ты станешь чувствовать себя иначе. Я сомневаюсь, что, вернувшись, ты захочешь всем этим заниматься, – он сделал жест, охватывающий не только комнату, но и весь дом… – и я не вижу причины тебе к этому возвращаться. Полагаю, тебе следует пройти подготовку и стать учительницей. Сейчас все больше набирает силу движение в поддержку школ для бедных, но кроме того, ты могла бы устроиться гувернанткой. Ты бы хотела этого?
– Да, сэр, очень. – Они смотрели друг на друга, глаза Бидди затуманились слезами. Они мешали ей как следует видеть, и девушке на мгновение почудилось, что лицо мистера Лоуренса склоняется к ней. Но туман рассеялся, и она поняла, что ей это только показалось. Юноша вдруг поднял руку и ласково коснулся ее щеки. Бидди с большим трудом удалось сдержаться и не дотронуться до его руки.
– Ты замечательная девушка, Бидди, – тихо, почти шепотом произнес он.
Приподняв за подбородок ее лицо, он посмотрел на нее долгим взглядом. Когда он вышел, Бидди повернулась к раковине и до боли в пальцах стиснула ее край.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Платье из черного бархата - Куксон Кэтрин



Книга великолепная,намного интереснее ,нежели фильм по ней снятый.
Платье из черного бархата - Куксон КэтринИрина
3.09.2011, 23.05





интересная, необычная книга.
Платье из черного бархата - Куксон КэтринКатя
3.03.2012, 18.58





Необычно, потому что очень полно рассказывается про жизнь прислуги, потому что многое до ужаса реалистично, потому что тут вы не найдёте обычной пафосной сахарности, потому что очень многое тут завязано на истории... Книга прочтения стоит, но только в том случае, если вас не смущает медовая тягучесть сюжета, внешняя статика описываемой жизни.
Платье из черного бархата - Куксон КэтринРасплетающая Сновиденья
16.07.2013, 10.56





Очень понравилось!!! Давно-давно не читала чего-то стоящего, чтобы не возмущаться каждую пятую страницу идиотизму героев. Книга очень отличается от других романов. Героев воспринимаешь, как людей. Каждого со своим характером. Нет сопливых описаний внешности, характеров и поступков. Все герои живут. У каждого своя тяжелая жизнь, без прекрас. Инстинкт толпы, жадность, зависть... Если устали от сантиментов и соплей, прочитайте обязательно!
Платье из черного бархата - Куксон КэтринОксана
8.09.2014, 13.32





Книга очень понравилось. Недавно просмотрела четыре сезона фильма "Аббатство Даунтон". Эпизоды из жизни слуг в этой книге дополнили знания о жизни простых людей в Англии.rnДа, эта история весьма кинматографична. Постараюсь посмотреть фильм.
Платье из черного бархата - Куксон КэтринСофия
8.09.2014, 19.54





Решила оставить еще один комментарий, уж очень понравилась книга. Я также благодарю Оксану, благодаря отзыву которой я стала читать этот роман. Мне, кажется, что раньше я не читала ничего у этого автора.Возьмусь за следующий. Спасибо всем, кто оставляет комментарии - это помогает сориентироваться.
Платье из черного бархата - Куксон КэтринCофия
8.09.2014, 20.20





Книга оставила двоякое впечатление - с одной стороны согласна со всеми коментариями, что книга не похожа на остальные и достаточно нетипична. С другой стороны - ну как-то все... Ну никак. Просто описание жизни двух поколений - жили, боролись с трудностями стирая грязные рубашки да таская кадки с водой, кто любит happy end - тут его собственно нету, в конце книги всех ждут только новые трудности.
Платье из черного бархата - Куксон КэтринЛюдмила
9.09.2014, 19.32





Книга оставила двоякое впечатление - с одной стороны согласна со всеми коментариями, что книга не похожа на остальные и достаточно нетипична. С другой стороны - ну как-то все... Ну никак. Просто описание жизни двух поколений - жили, боролись с трудностями стирая грязные рубашки да таская кадки с водой, кто любит happy end - тут его собственно нету, в конце книги всех ждут только новые трудности.
Платье из черного бархата - Куксон КэтринЛюдмила
9.09.2014, 19.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100