Читать онлайн Кэти Малхолланд Том 2, автора - Куксон Кэтрин, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кэти Малхолланд Том 2 - Куксон Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кэти Малхолланд Том 2 - Куксон Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кэти Малхолланд Том 2 - Куксон Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Куксон Кэтрин

Кэти Малхолланд Том 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Бернард Розье не умер, как того следовало ожидать. У Терезы дрожали руки, и она, целясь в его грудь, вместо этого попала в его правое ухо. Ее второй выстрел пришелся по его левой руке, которую он поднял, чтобы закрыть ею лицо. Пуля прошла таким образом, что на руке уцелели только большой и указательный пальцы. За этим последовало еще несколько выстрелов, которые изуродовали правую половину его лица. В газетах было написано, что миссис Нобль совершила покушение на брата, пребывая во невменяемом состоянии.
Эндри было очень жаль, что Терезе не удалось осуществить своих намерений, и все же он признавал, что она избавила его самого от необходимости встречаться с Бернардом Розье. Бернарду удалось уцелеть, но он был изуродован на всю жизнь и таким образом наказан за то зло, которое причинил Кэти. Теперь их счеты сравнялись и Эндри мог наконец успокоиться. Когда на него было совершено первое нападение, он никак не связал это с Бернардом Розье.
В тот вечер его корабль пришел в порт позднее обычного, и, когда он сошел на сушу, было уже совсем темно. С чемоданом в руках он прошел вдоль мола и направился к воротам, когда вдруг из-за фургона с углем выскочили две темные фигуры и набросились на него. Когда жгучая боль пронзила его левое плечо, по которому его ударили чем-то тяжелым, он поставил на землю чемодан и, развернувшись, занес кулак и с размаху ударил невидимого противника. Его удар попал в цель, он принялся колотить кулаками по лицу и груди мужчины и бил до тех пор, пока не почувствовал нестерпимую боль в затылке. Ослепленный болью, Эндри упал и растянулся на животе. Однако он не лишился чувств и через несколько секунд уже смог встать на колени, а потом подняться на ноги. Но к этому времени бандиты уже успели скрыться. Силясь побороть головокружение, он взял свой чемодан и вернулся на корабль, где занялся своими ссадинами и синяками. Приведя себя в более или менее приличный вид, он отправился домой, предварительно уведомив портовую полицию о том, что на него было совершено нападение, по всей видимости, с целью ограбления, однако грабителям не удалось добраться до его бумажника, и они ушли с пустыми руками.
Хоть он сам и был уверен, что речь шла об обычной попытке ограбления, он предпочел не говорить Кэти о том, что на него нападали. Он знал, что она, находясь под впечатлением недавних событий, подумает в первую очередь о Бернарде Розье и снова начнет волноваться. Что же касалось ссадины на плече и пореза на затылке, он сказал ей, что поскользнулся на самых верхних ступеньках железной лестницы, ведущей в его каюту, и упал прямо на палубу. На это она ответила, что ему повезло, поскольку он не сломал себе шею. Он понял, что Кэти поверила его объяснению.
Примерно месяц спустя его корабль опять пришел очень поздно, и Эндри снова уходил из порта в кромешной тьме. В предыдущие рейсы корабль вставал на якорь засветло, и капитан успевал сойти на сушу до наступления ночи. Сейчас, впервые после нападения на него, Эндри возвращался поздно.
Поскольку молния никогда не ударяет в одно и то же место, он решил пойти той же самой дорогой, которой шел в ночь нападения. Именно там его и поджидали бандиты, только на этот раз их было больше.
Сначала он не мог понять, сколько человек на него напало, — ему казалось, что он дерется с целым батальоном. Когда он открыл рот, чтобы выругаться, кто-то сунул ему в рот пригоршню грязи. Это привело его в бешенство и, выпрямившись, он, как разъяренный великан, набросился на противников, раскидывая в разные стороны их тела. Нащупав в руках одного из них кусок железной трубы, он выхватил его и принялся размахивать им направо и налево, лупя по головам и спинам и продолжая тем временем отплевываться и изрыгать проклятия.
Наконец бандиты разбежались. Эндри, оставшись один, прислонился к фургону с углем, с трудом переводя дыхание. Но ему только казалось, что он один. Услышав стон, он наклонился и нащупал тело, лежащее почти у самых его ног. Схватив бандита за шиворот, он рывком поднял его на ноги и, подталкивая его впереди себя, нетвердой походкой направился туда, где стоял на якоре его корабль.
Когда они добрались до мола, он крикнул в темноту:
— Мистер Нэйлор! Эй, мистер Нэйлор! — Не получив ответа, он позвал: — Каллен! Каллен!
— Да, капитан! — отозвался кочегар, выполняющий также обязанности вахтенного.
Через секунду донесся голос его первого помощника, который в эту ночь остался на борту:
— Что-нибудь случилось, капитан?
— Спускайтесь сюда. Мне нужна ваша помощь.
Когда двое мужчин сошли с корабля и приблизились к Эндри, он передал в их руки избитого бандита, который с трудом держался на ногах.
— Втащите его на борт, — скомандовал он.
— О Боже! — Первый помощник посмотрел на Эндри, пытаясь различить его лицо в темноте. — Что с вами стряслось, капитан?
Эндри оставил его вопрос без ответа.
— Смотрите, чтобы он не убежал, Каллен, — сказал он вахтенному, направляясь по мостику.
— О, не беспокойтесь, капитан, я за этим прослежу, — отозвался тот. — Может, ему еще всыпать?
— Пока не надо. Если ему надо будет всыпать, я займусь этим сам. Вы только проследите, чтобы он не убежал.
— Будет сделано, капитан.
Когда они вошли в каюту Эндри, мистер Нэйлор закрыл дверь и присмотрелся к ссадинам на лице капитана.
— Ваш глаз, сэр. Придется наложить швы.
— Я позабочусь об этом завтра. — Эндри подошел к раковине и, набрав полный стакан воды, тщательно прополоскал рот. — Достаньте мне из шкафа чистый костюм, мистер Нэйлор, — обратился он к помощнику. — Я не могу ни к чему притронуться — я выпачкан с головы до ног.
Раздевшись донага, он внимательно осмотрел свое тело. Его голень была ободрана и кровоточила, а пах, куда он получил сильный удар ботинком, начинал распухать. Кроме этого, мистер Нэйлор обнаружил также большую ссадину на его плече.
— Вызвать полицию, сэр?
— Нет, нет, пока не надо. — Эндри промывал рану над глазом. — Потом, может, мы и свяжемся с полицией.
— Сколько их было, сэр?
— Их было… — он на секунду умолк, стараясь припомнить. — Их было четверо или пятеро. Но мне казалось, что их целый батальон, и все глухонемые, потому что я не услышал ни от одного из них ни звука.
— Но почему они на вас напали, сэр? У вас есть какие-нибудь подозрения насчет того, кто мог это организовать?
Эндри ответил не сразу. Он некоторое время молчал, занимаясь своим туалетом.
— Да, мистер Нэйлор, — сказал наконец он, облачаясь в чистый китель. — Мне кажется, я догадываюсь, кто это организовал. Но у меня будут более точные сведения, когда я поговорю с нашим пленником.
— В любом случае они грязные скоты, — сказал первый помощник. — Одно дело нападать, но совсем другое дело запихивать вам в рот грязь. Хотел бы я, чтобы та свинья, которая их подучила, попалась мне в руки.
— Мне бы тоже этого очень хотелось, — отозвался Эндри.
Через несколько минут они спустились в машинное отделение, куда Каллен привел их пленника. Бандит, привязанный к металлической балке, дрожал всем телом, переводя глаза со здоровенного бородатого капитана на его коренастого помощника в синей униформе и с опаской поглядывая в сторону дородного кочегара со свирепым лицом. Его голова затряслась, когда Эндри приблизился к нему.
— Что вам было от меня нужно? — спросил Эндри.
Бандит перестал трясти головой и в страхе посмотрел на капитана.
— Ничего, ничего, — промямлил он.
— Деньги?
Бандит снова затряс головой.
— Отвечай капитану, когда он тебя спрашивает!
Нога кочегара, обутая в грубый ботинок, угрожающе поднялась, и бандит отпрянул.
— Нет, нет, не деньги. Нам ничего не было нужно. Ничего.
— Сколько человек вас было? Бандит повернулся к Эндри.
— Нас было четверо, — прошептал он.
— Кто твои приятели? Как их зовут?
Голова бандита опять начала трястись. Нога кочегара снова поднялась, и на этот раз его ботинок достиг своей цели. Бандит громко взвизгнул и согнулся пополам.
— Клянусь, я их не знаю, — простонал он. — Я знаю только одного из них, я встретил его в баре. Его зовут Гарри.
— Гарри, а дальше?
— Я не знаю, капитан, клянусь.
— А другие двое?
— Я знаю только, что один из них живет в Валсенде, а другой в Шилдсе… Кажется, боссом был тот парень, что из Шилдса.
— Почему твои приятели решили на меня напасть?
— Я не знаю. Клянусь Богом, не знаю, мистер…
— Капитан! — крикнул кочегар, снова поднимая ногу.
— Не надо, Каллен, пока достаточно, — остановил его Эндри. — А ты лучше расскажи нам все, и сейчас же, — обратился он к бандиту. — Говори, если тебе дорога твоя шкура, и не испытывай наше терпение.
Бандит начал что-то невнятно бормотать, потом, с опаской покосившись в сторону кочегара, заговорил более отчетливо:
— Я сказал вам, что не знаю, почему они решили на вас напасть, и это правда. Те двое парней нашли нас с Гарри в баре и заказали для нас по пинте пива, а потом еще по пинте. А потом они предложили нам соверен на двоих, если мы пойдем с ними. Так это и началось. Я ничего толком не знал, капитан. Они сказали, что должны проучить какого-то моряка, который обесчестил чью-то сестру, и тот парень, брат той девушки, он обещал, что хорошо заплатит, если они… в общем, если они сдерут шкуру с того моряка.
— А они не сказали, кто тот человек, который их нанял? Или хотя бы откуда он?
— Нет. Они только сказали, что он вельможа и живет где-то за городом. Это все, что я знаю. Клянусь, капитан, мне больше ничего не известно. Все спланировали те двое. Они уже давно собирались это сделать. Они позвали меня и Гарри сюда в прошлый раз, когда пришел ваш корабль, и в позапрошлый раз, но оба раза вы сошли на сушу засветло.
Закончив говорить, бандит опустил голову.
— Грязные ублюдки!
Кочегар шагнул вперед и занес было ногу, но Эндри снова остановил его. Повернувшись к первому помощнику, он сказал:
— Заприте его до утра, мистер Нэйлор. К утру, он, может, вспомнит что-нибудь еще.
— Будет сделано, сэр.
У подножия лестницы Эндри помедлил и, обернувшись к машинному отделению, сказал:
— Я буду спать сегодня на борту.
— Хорошо, сэр, — отозвался первый помощник.
Эндри знал, что не может пойти сейчас домой — увидев его ранения, Кэти сразу же свяжет сегодняшнее происшествие с так называемым падением с лестницы месяц назад и, разумеется, сделает соответствующий вывод. У нее не будет сомнений насчет того, кто все это подстроил, и она окажется права, обвинив в этом Бернарда Розье.
Прежде чем встретиться с Кэти, ему надо все как следует обдумать и решить, что он будет делать дальше.
На следующее утро Эндри понял, что обращаться в полицию бессмысленно. У него не было никаких улик против Розье, а его единственным свидетелем был бандит, который вряд ли сможет что-нибудь добавить к тому, что сообщил ему прошлой ночью. И он никогда не сможет доказать, что неизвестный вельможа, живущий за городом, о котором упоминал бандит, и есть Розье.
Нет, самое лучшее — это самому встретиться с этим дьяволом и предупредить его о том, что его ожидает, если он еще раз сделает нечто подобное. Эндри знал, что при встрече с Бернардом ему будет очень трудно удержаться от того, чтобы не наброситься на него с кулаками, но он также знал, что ни в коем случае не должен этого делать. У капитана не было достаточно улик, чтобы обвинить Бернарда Розье перед лицом закона и засадить в тюрьму. Если он изобьет Розье, тот станет мстить ему, и эта месть может затронуть Кэти. Более того, Эндри не сомневался в том, что и сейчас, организовывая нападения на него, Бернард сводил счеты скорее не с ним, а с Кэти. Да, он должен встретиться с Розье и объясниться с ним, стараясь обойтись без драки, — и должен сделать это до того, как увидит Кэти.
Проснувшись утром, Эндри смог в полной мере оценить последствия нападения. Его лицо было покрыто ссадинами и синяками, глаз заплыл, а в паху и в голени он постоянно ощущал острую боль. Он чувствовал себя так плохо, что предпочел бы поваляться на койке в своей каюте еще часок-другой, но то, что он собирался сделать, нельзя было откладывать.
При обычных обстоятельствах он бы прошел пешком четыре мили до Гринволл-Мэнора и добрался бы туда за час. Но в таком состоянии он был не в силах предпринять длинную прогулку, поэтому, выйдя из порта, направился по боковой улочке к помещениям конюшен, где нанял экипаж.


Было ясное весеннее утро, и день обещал быть теплым. Когда экипаж выехал из предместий Джарроу и свернул в сторону Гринволл-Мэнора, капитан вспомнил о своем прошлом визите туда и о том, чем это закончилось. Его сегодняшний визит был в некотором смысле результатом той поездки.
Извозчик выбрал другую дорогу, и они проехали мимо пустых коттеджей с выбитыми окнами и с дверями, свисающими с петель. В поселке уже давно никто не жил: шахтеры оставили свои дома и ушли в город, когда закрылась шахта. Эндри понял, что это и есть тот самый шахтерский поселок, в котором выросла Кэти.
Путешествие казалось ему бесконечным, но вот, наконец, экипаж въехал на темную аллею, по обеим сторонам которой высилась беспорядочная масса деревьев, и остановился перед крыльцом усадьбы.
— Подождите меня здесь, — сказал Эндри извозчику, выходя из экипажа.
Взойдя по ступенькам крыльца, он резко дернул за шнур звонка.
Прошло несколько минут, прежде чем ему открыли. При виде раннего посетителя лицо Кеннарда утратило свое невозмутимое выражение, и он в замешательстве посмотрел на капитана Фрэнкеля.
— Я бы хотел повидаться с вашим хозяином, — сказал Эндри.
— Боюсь… боюсь, что его нет дома, сэр, — ответил дворецкий, не сводя глаз с его покрытого ссадинами лица.
— Скажите вашему хозяину, что капитан Фрэнкель желает увидеться с ним.
Эндри говорил тихо, четко выговаривая каждое слово, и его иностранный акцент был сейчас очень заметен.
— Но его в самом деле нет дома, сэр. Я сказал вам правду. Он поехал кататься верхом.
— Когда он должен вернуться? — спросил Эндри, немного помолчав.
— Я точно не знаю, сэр.
— Но вы должны хоть примерно знать, в котором часу он обычно возвращается с верховой прогулки.
— Я не знаю, когда он вернется сегодня, сэр.
— Ладно, я подожду. Мне некуда спешить.
Кеннард хотел что-то сказать, но Эндри уже спускался по ступенькам крыльца. Заплатив извозчику, он отпустил экипаж.
Когда извозчик развернул лошадей и экипаж отъехал от крыльца, Эндри снова поднялся по ступенькам и приблизился к Кеннарду, который продолжал стоять в дверях. Дворецкий не посторонился, чтобы пропустить его в дом. Вместо этого он соединил на груди руки и потер их так, словно ему было холодно, в растерянности глядя на гостя.
— Если вы позволите мне дать вам совет, сэр, — медленно проговорил он, — я бы посоветовал вам не ждать. Будет лучше, если вы уедете.
Эндри склонил голову набок и в упор посмотрел на дворецкого.
— Лучше или хуже, я все равно буду ждать. Если вы не позволите мне войти, я побуду во дворе.
Кеннард прикрыл за собой дверь и шагнул вперед.
— Хозяин сегодня в очень дурном расположении духа, сэр, — тихо сказал он. — Думаю, мне стоит вас об этом предупредить. Он не спал всю ночь и с утра уже успел затеять ссору… Он сегодня очень злой, сэр.
— Благодарю вас за то, что вы меня предупредили, но это не имеет значения, — ответил Эндри. — Я тоже сегодня очень злой. — Он поднял руку и дотронулся до свежего шрама на лбу, провел ладонью по щеке, покрытой ссадинами и царапинами. — Я думаю, мне и вашему хозяину стоит сегодня встретиться, поскольку мы с ним пребываем в одинаковом расположении духа, — заключил он.
— Мне очень жаль, сэр, — сказал дворецкий, и его тон был искренен. — И мне жаль, что не могу пригласить вас в дом, но хозяйке сегодня очень нездоровится. У нее нервный срыв, и доктор сказал, чтобы мы держали ее в постели, но она встала. Надеюсь, вы меня поймете, сэр.
Эндри глубоко вздохнул и на секунду задумался.
— По какой дороге поехал ваш хозяин? — спросил он.
— Если я не ошибаюсь, он поехал туда, — Кеннард указал направо. — Там есть боковая тропа, которая ответвляется от дороги и проходит через поля к карьеру и к заброшенной шахте. Я думаю, он поехал по ней. Но имейте в виду, сэр, — дворецкий протянул руку так, словно хотел дотронуться до Эндри и остановить его. — Имейте в виду, он на лошади, и он взял с собой плеть. А он прекрасно управляется с лошадью, несмотря на все свои увечья. И еще лучше он управляется с плетью.
Эндри слегка сощурил глаза и посмотрел на старого дворецкого.
— Благодарю вас, я приму это к сведению, — спокойно сказал он.
Развернувшись, он спустился с крыльца и направился по подъездной аллее к дороге. Пройдя по дороге не больше сотни метров, он заметил боковую тропу среди зарослей кустарника. На тропе был виден свежий след от конских копыт.
Тропа оказалась достаточно длинной и вывела его к широкому полю, поросшему вереском. Он огляделся, но не увидел ничего, кроме стаи жаворонков, поднявшейся с земли при его приближении. Впереди на некотором расстоянии от него был маленький холмик. Взобравшись на его вершину, Эндри снова остановился и посмотрел вокруг. И тогда он увидел мужчину, идущего через поле. Мужчина шел крадущейся походкой, петляя и все время пригибаясь к земле так, словно хотел остаться незамеченным. Если бы не эта странность в его поведении, Эндри принял бы его за землекопа. Дойдя до земляной насыпи, мужчина почти ползком взобрался на склон и там, распластавшись на земле, затаился.
Вдали слева от капитана поблескивала на солнце вода. Эндри сошел с холма и направился в сторону водоема. Добравшись до него, он понял, что это и есть тот самый залитый водой карьер, который имел в виду дворецкий и который, иногда, упоминала Кэти. Вода в карьере была очень чистой и прозрачной, и он мог различить на дне выступы скал. С трех сторон карьер был окружен зарослями дикого кустарника и низкорослыми деревьями.
Его внимание привлекло ржание лошади. Быстро оглядевшись, он нашел среди зарослей узкую вытоптанную копытами тропинку.
Входя на тропинку, он услышал ржание во второй раз, теперь совсем близко. Он пригнулся, спрятавшись за зарослями. Осторожно раздвинув кусты и ветки, посмотрел в сторону дороги. Он хотел увидеть Розье, прежде чем тот увидит его. Дворецкий был прав, указав на то, что всадник с плетью обладает большим преимуществом перед пешим человеком. Если к этому прибавить вспыльчивый нрав Бернарда Розье, можно было ожидать чего угодно. Эндри понимал, что выбрал не очень удачное место для засады, находясь так близко от водоема, но теперь уже не было времени идти в другое место, и, если он хотел встретиться с Розье, ничего не оставалось, как ждать его здесь.
Через некоторое время он услышал стук копыт, а еще через минуту из-за земляной насыпи на противоположном конце тропы показались голова и плечи всадника. Даже на таком расстоянии Бернард Розье представлял собой ужасающее зрелище. Лошадь шла шагом, и Эндри смог рассмотреть его обезображенное лицо. Правая половина лица была сморщена и сплошь покрыта кривыми темными шрамами, а от правого уха не осталось и следа. Но еще более отвратительное зрелище представляла собой его левая рука, если можно было назвать рукой этот бесформенный обрубок, на котором уцелели только два пальца, большой и указательный. Однако это увечье вовсе не мешало Бернарду с легкостью управлять лошадью. Глядя, как всадник непринужденно держит поводья между большим и указательным пальцами покалеченной руки, Эндри невольно восхитился его ловкостью.
Он был удивлен, когда на краю земляной насыпи внезапно возникла другая фигура — это был тот самый мужчина, которого он уже видел раньше. С воплем, похожим на крик дикого зверя, мужчина прыгнул с вершины насыпи прямо на всадника. В следующее мгновение лошадь встала на дыбы, сбросив с себя обоих мужчин, и с громким ржанием помчалась галопом через поля в сторону дороги.
Эндри пытался понять, что произошло. Этот человек спрятался за насыпью, чтобы неожиданно напасть на Бернарда Розье, — по всей видимости, он пришел сюда свести какие-то старые счеты. Капитан чуть было не сорвался с места и не бросился к двум мужчинам, катающимся по земле, но, одумавшись, остался в своем укрытии среди густых зарослей.
Когда они подкатились почти к самым его ногам, он отпрянул назад и на некоторое время потерял их из виду. Потом осторожно вернулся на прежнее место и продолжал наблюдать за дракой. Их лица на секунду повернулись в его сторону, и он успел заметить, что лицо противника Бернарда Розье тоже покрыто шрамами — длинный темно-синий рубец от удара плетью пересекал его лицо от брови до подбородка, веко одного глаза было плотно закрыто, свежий рубец красовался на его больших отвисших губах.
Он видел, как кулак мужчины с силой ударил Бернарда в челюсть, и тот, казалось, лишился чувств. Тогда мужчина встал и, пошатнувшись, занес было ногу, обутую в тяжелый ботинок, собираясь пнуть противника в живот, но Бернард, внезапно придя в себя, с проворностью кошки схватил его за лодыжку и рывком потянул на себя. Мужчина упал на спину и замер в странной позе — одна нога согнута в колене, руки подняты над головой так, словно он собирался выполнить танцевальное па.
То, что случилось после, произошло так быстро, что Эндри не смог бы этому помешать, даже если бы выскочил из кустов в ту же секунду. Бернард Розье поднялся на ноги; шатаясь, как пьяный, он наклонился, и в следующее мгновение Эндри увидел у него в руке большой камень. Не разгибаясь, Розье изо всех сил ударил камнем по черепу противника. Эндри так сильно сжал кулаки, что ногти впились в ладони, и поднял глаза к небу. Ему не нужно было смотреть на мужчину, чтобы понять, что тот мертв. Он испытывал непреодолимое желание выбежать из своего укрытия и наброситься на Бернарда Розье, но почему-то не пошевелился.
Затаившись, он наблюдал, как Бернард взял тело противника за ступни и поволок к воде. Ему уже было ясно, как Бернард собирается избавиться от своей жертвы. Ему было так же ясно, как поведет себя он сам, — на этот раз Бернарду Розье не удастся избежать правосудия.
Оттуда, где он сидел, он не мог видеть, как Бернард бросает тело в карьер, но он услышал всплеск. Когда Бернард отошел от края карьера и снова оказался в поле зрения капитана, Эндри подумал, что если дьявол может появиться в человечьем обличье, то сейчас перед ним стоит дьявол собственной персоной. Бернард пошатнулся и ухватился за ствол маленького деревца, потом поднес ладони ко рту и позвал лошадь. Через минуту лошадь показалась на тропинке. Осторожно ступая, она приблизилась к хозяину и остановилась возле него.
Бернарду не сразу удалось влезть в седло. Он несколько раз срывался со стремени, а когда наконец оказался в седле, его тело качнулось вперед и он обхватил обеими руками шею лошади, чтобы не упасть. Наконец, обретя равновесие, он шепотом отдал какой-то приказ, и лошадь послушно тронулась с места и медленным шагом пошла в сторону дороги.
Эндри некоторое время стоял неподвижно, глядя в одну точку. Сняв шляпу, он вытер со лба пот, потом достал носовой платок и промокнул вспотевшее лицо. Медленно развернувшись, он направился вдоль зарослей к краю карьера, замечая на своем пути след, оставленный телом мертвого мужчины.
Вода в карьере еще не успела успокоиться после того, как в нее бросили тело, и больше не была такой прозрачной. И все же ему удалось различить на дне очертания трупа. Впрочем, он бы никогда не догадался, что это человеческий труп, если бы не знал об этом, — постороннему наблюдателю он мог показаться всего лишь тенью, или грязью, налипшей на большом коричневом камне, или старым полусгнившим мешком.
Нетвердым шагом капитан направился в сторону дороги, замечая на тропе следы от копыт лошади. Он чувствовал себя очень усталым, и ему бы хотелось опуститься на землю и спокойно обдумать происшедшее, но мысли путались, в голове у него творилась самая настоящая неразбериха. Будут ли искать убитого мужчину? Конечно, его исчезновение заметят, но ведь случается, что люди уходят из дома и пропадают, и их больше никогда не находят. Может, никто и не придаст особого значения исчезновению этого человека. Однако этот человек, видимо, близко знаком с Бернардом Розье, так как знал о его передвижениях и пришел туда, где тот обычно совершал свою утреннюю прогулку верхом. Может, он был одним из слуг. Одно лишь было ясно: кем бы ни был этот человек, он должен был достаточно натерпеться от Бернарда, потому что сюда он пришел с явным намерением осуществить свою месть — с тем самым намерением, которое в нем, Эндри, жило уже долгие годы.
Капитан знал, что должен немедленно заявить об убийстве в полицию. Но прежде всего он должен поставить в известность Кэти и подготовить ее. Хоть он и не был ни в коей мере причастен к убийству, он являлся его единственным свидетелем, и ему придется давать показания на суде. Кэти будет испугана, если его неожиданно вызовут в суд, поэтому надо посвятить ее заранее во все подробности дела…
Однако события развивались вовсе не так, как рассчитывал Эндри. Едва он вышел на дорогу, как увидел женщину, бегущую ему навстречу, точнее альпинистку, что он сразу же понял по ее одежде: на женщине была короткая юбочка, едва прикрывающая колени. Эти сумасшедшие женщины, обожающие лазать по горам и холмам, всегда наряжаются в такие костюмы. Задыхаясь, женщина подбежала к нему.
— Сэр, мне нужна ваша помощь, — сказала она, с трудом переводя дыхание. — Мы… мы с подругой нашли на дороге джентльмена, который упал с лошади. Он без сознания. По всей видимости, на него было совершено нападение. Пойдемте. Пойдемте скорее со мной.
Эндри наклонил голову и посмотрел в худенькое дерзкое личико девушки.
— Вы идете не в ту сторону, мадам, — сказал он. — Дом этого джентльмена находится в противоположном направлении.
— Но… Но… — Глаза девушки расширились. — Значит, вы его знаете? — Ее рука поднялась к губам, и она посмотрела на покрытое ссадинами лицо Эндри, на его заплывший глаз. — Так, значит, это сделали вы! — воскликнула она, отступая на шаг. — Вы напали на этого джентльмена!
— Я на него не нападал, мадам, — спокойно ответил Эндри. — Я просто знаю, о ком вы говорите, и сообщил вам, где находится его дом. До свидания, мадам.
С этими словами он резко развернулся на каблуках и пошел своей дорогой, в то время как девушка осталась стоять на месте, осуждающе глядя ему вслед. Через некоторое время он услышал стук ее каблуков и понял, что она побежала в противоположную сторону.
Эндри сразу же сообразил, что эта встреча была очень неблагоприятной для него. Однако, поразмыслив, он пришел к заключению, что в конечном счете она не будет играть никакой роли.


— Кэти, — Эндри устало закрыл глаза. — Я рассказал тебе чистую правду от начала до конца. — Открыв глаза, он заглянул ей в лицо. — Я могу поклясться Богом, что все произошло именно так, как я сказал. Вот это, — он дотронулся кончиком пальца до распухшего века, — это я получил вчера вечером, а не сегодня утром. Я не дрался с Розье, клянусь. Это оставили мне те парни, которые напали на меня вчера.
— О, Энди!
Губы Кэти дрожали, и все ее тело сотрясала нервная дрожь. Случилось именно то, чего она боялась все эти годы. Энди встретился с Бернардом Розье и избил его. Как он мог ожидать, что она не догадается о том, что произошло на самом деле, если он пришел домой хромая, с подбитым глазом, с лицом, полным синяков и кровоподтеков, и со ссадинами по всему телу? Неужели он думал, что она поверит в его историю о ночном нападении?
— Понятно, ты мне не веришь. Но что ты тогда скажешь насчет убийства? Ты считаешь, это я тоже выдумал?
Да, что насчет убийства? Он сказал ей, что видел, как Бернард Розье убил человека и бросил его тело в карьер. Какой ему смысл это выдумывать? Нет, конечно, это не могло быть ложью.
Она с беспомощным видом протянула к нему руки.
— Чем это закончится, Энди? — в отчаянии спросила она. — Чем?
— Тем, чем должно закончиться. На этот раз ему не удастся избежать наказания. — Эндри резко тряхнул головой. — Можно сказать, он сам сунул шею в петлю. Я сейчас же пойду в полицию и заявлю об убийстве. Мне бы следовало сделать это по пути домой, но я хотел сначала предупредить тебя, чтобы ты не испугалась, если они придут к нам в дом с расспросами.
Испугалась? Сейчас она была так полна страха, что уже не смогла бы испугаться сильнее. Ей было дурно, к горлу подступала тошнота, и она могла лишиться чувств в любую минуту. Усилия Терезы прошли даром. Терезе не удалось спасти Энди; Бернард Розье остался в живых и теперь, покалеченный, был еще страшнее и коварнее, чем прежде.
Размышления Кэти были прерваны появлением Бетти, которая открыла дверь, даже забыв постучаться. Вид у нее был очень встревоженный.
— Пришли… пришли двое мужчин, капитан, — сказала она, глядя только на Эндри. — Они хотят вас видеть.
— Кто они такие? — дрожащим голосом спросила Кэти.
Она шагнула к Бетти, и Бетти, прикрыв за собой дверь и прислонившись к ней спиной, повторила:
— Они хотят видеть капитана. Все в порядке, мадам. Просто они хотят видеть капитана.
Эндри встал и направился к двери. На ходу он обернулся к Кэти.
— Ты оставайся здесь и не выходи, — сказал он, и его голос звучал очень твердо. — И ты, — он повернулся к Бетти, — ты тоже останься здесь.
Он вышел из гостиной, плотно закрыв за собой дверь. При виде двух полисменов, поджидающих его в зале, Эндри остановился как вкопанный. Когда Бетти сказала, что к нему пришли двое мужчин, он подумал о бандите, которого отпустил сегодня утром, и решил, что тот явился вместе с приятелем, чтобы назвать имя заказавшего преступление и получить за это вознаграждение. Но появления полисменов Эндри никак не ожидал.
Медленным шагом он подошел к двум офицерам, одного из них Эндри сразу узнал — это был тот самый сержант, который сидел в комнате Терезы до тех самых пор, пока она не умерла. Сержант заговорил первым.
— Я очень сожалею, капитан, — сказал он извиняющимся тоном.
— О чем вы сожалеете, сержант? — голос Эндри был очень спокоен.
— О том, что мы… мы вынуждены просить вас пойти с нами в участок, сэр.
— Зачем?
Этот простой, и четкий вопрос застал сержанта врасплох. Он несколько раз моргнул, прежде чем ответить.
— Нам приказано арестовать вас, сэр, по обвинению в нанесении тяжелых телесных повреждений некому мистеру Бернарду Розье, — сказал он очень официально. — Должен вас предупредить, что любое ваше заявление может быть использовано против вас.
— Чудесно! Чудесно!
Это ироничное восклицание привело в замешательство обоих полисменов. Эндри посмотрел на дверь гостиной.
— Я пойду с вами, джентльмены. Подождите только минуту.
Вернувшись в гостиную, он отпустил Бетти. Потом, взяв Кэти за плечи, сказал:
— Послушай меня, дорогая. Послушай внимательно, потому что это очень важно. В зале меня ждут двое полицейских. Меня обвиняют в нанесении серьезных телесных повреждений Розье… То есть именно в том, во что ты тоже веришь. По крайней мере, у тебя есть что-то общее с этими блюстителями порядка.
Ее дрожащие губы пошевелились, но она не смогла вымолвить ни слова. Он слегка встряхнул ее, продолжая держать за плечи.
— Послушай, — мягко сказал он, — не говори никому ни слова об убийстве, о котором я тебе рассказал. Ни слова, ты меня слышишь?
— Но, Энди…
Он снова встряхнул ее, на этот раз сильнее.
— Кэти. Позволь мне сделать это по-своему. Я должен выждать подходящий момент, и тогда я затяну петлю вокруг шеи этой свиньи так крепко, что он ни за что из нее не выпутается. А если ты хоть словом заикнешься об этом, ты испортишь мне все. Мне не только не удастся доказать его виновность. Тогда все обернется против меня, и он сможет свалить это убийство на меня и сфабриковать все необходимые улики.
— Нет! Нет!
— Да, да, Кэти, это так. Поэтому делай, как я сказал. Никому ни слова, если только я сам не попрошу тебя говорить. Пообещай мне, что ты будешь молчать. Поклянись Богом, что ничего не скажешь.
Кэти смотрела на него, отказываясь понять его тактику. Всякий раз, когда Бернард Розье причинял ей зло, она молчала, держала это в тайне до тех пор, пока факты сами не выплывали на поверхность. И что из этого получалось? Это приносило ей лишние беды. И вот сейчас она опять должна молчать. А то, что происходило сейчас, было намного хуже всех тех бед, что выпали на ее долю. Этой беды ей ни за что не пережить.
Но, помимо собственной воли, она кивнула — кивнула просто потому, что была не в силах возражать. Он заключил ее в объятия и крепко поцеловал в губы. Отпустив ее, он улыбнулся и сказал:
— Я скоро вернусь, Кэти. Ждите меня к чаю.


И он в самом деле вернулся к чаю. Его отпустили под залог в двести фунтов. Перед чаем он еще успел заехать к мистеру Хевитту и рассказать о двух ночных нападениях, о своем сегодняшнем визите в Гринволл-Мэнор и о том, как он, не найдя Бернарда Розье дома, пошел искать его в полях и увидел, как тот едет верхом по тропе, ведущей от карьера к проселочной дороге. Он также упомянул о своей встрече с альпинисткой. Но он ни словом не обмолвился об убийстве, свидетелем которого оказался, зная, что мистер Хевитт, как всякий юрист, обязан незамедлительно сообщать подобные сведения суду. А эту информацию он хотел приберечь до самого последнего момента. Однако он особо подчеркнул тот факт, что не встречался и не разговаривал с Бернардом Розье, и это, по крайней мере, было правдой.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Кэти Малхолланд Том 2 - Куксон Кэтрин



очень интересный и познавательный роман. В очередной раз убеждает, что надо жить своей жизнью и не лезть в чужую. Не зря говорят,что благими намерениями вымощена дорога в ад,а также что всё возвращается на круги своя. Эта идея присутствует во многих романах автора.
Кэти Малхолланд Том 2 - Куксон КэтринТатьяна
16.09.2014, 19.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100