Читать онлайн Кэти Малхолланд Том 1, автора - Куксон Кэтрин, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кэти Малхолланд Том 1 - Куксон Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.11 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кэти Малхолланд Том 1 - Куксон Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кэти Малхолланд Том 1 - Куксон Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Куксон Кэтрин

Кэти Малхолланд Том 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3



В течение трех дней Кэти пребывала в состоянии совершенного счастья, сравнимом разве что с раем на земле, которое было омрачено лишь страхом, что Джо может неожиданно вернуться и застать ее в объятиях капитана. Три дня и три ночи капитан был с ней, лишь ненадолго оставляя ее по утрам, чтобы сходить в порт и присмотреть за своим кораблем. Сегодня вечером он отплывал, он должен быть на борту не позже одиннадцати. Кэти молила Бога, чтобы Джо не вернулся до этого времени.
Судьбе, однако, было угодно, чтобы капитан и Джо встретились в этот день. Но перед этим капитан встретился с мисс Терезой.
Энди сидел в кресле-качалке возле огня, сомкнув руки за головой и положив свои большие ноги, обутые в красные домашние шлепанцы из мягкой кожи, на каминную решетку. Его голова медленно поворачивалась из стороны в сторону, в то время как взгляд неотрывно следил за Кэти, прибирающей в комнате.
— Кэти.
— Да, Энди?
— Ты счастлива?
Вместо ответа, она подошла к нему, долго и нежно смотрела в его глаза. Она не дотронулась до него, а он не дотронулся до нее, — в этот момент им было достаточно лишь взгляда.
— Если это называется не счастьем, а как-то иначе, — мне все равно, — тихо сказала она. — Но я бы хотела оставаться в этом состоянии до конца моих дней.
— Не прошло еще и трех дней, Кэти, — ты знаешь, что не прошло еще и трех дней с тех пор, как мы встретились?
— Я ведь уже говорила тебе, что поняла все о нас с тобой за первые три минуты. Меня поэтому и била дрожь.
Он с минуту смотрел на нее молча, откинувшись на спинку кресла, потом, следуя внезапному порыву, вскочил на ноги, словно сработала большая сильная пружина, и сжал ее в объятиях.
— Чем ты будешь заниматься, пока я буду в плавании? — спросил он, склоняясь над ней.
— Тем же, чем обычно. Буду хлопотать по дому, ухаживать за Лиззи, заботиться о Джо… Но ничто уже не будет, как прежде, — она улыбнулась. — Ничто в моей жизни больше не будет, как прежде. Без тебя…
— Пройдет больше двух недель до моего возвращения, — сказал он.
Он не стал спрашивать, будет ли в ее жизни другой мужчина в эти две недели. Он знал, что подобный вопрос оскорбил бы ее, — и знал, что может не волноваться. Ему не нужно клятвенных заверений, чтобы знать: она верна ему.
— Я буду ждать тебя, — прошептала она. — Обязательно буду ждать. — Потом спросила:
— В котором часу ты должен уйти отсюда?
— Мне нужно заглянуть на корабль около пяти, чтобы проверить, все ли готово к отплытию. Но, если не появится никаких непредвиденных дел, я еще вернусь к тебе до вечера.
Их губы слились в долгом поцелуе… Как раз тогда и послышались шаги на лестнице. Кэти, быстро высвободившись из его объятий, обернулась и посмотрела на дверь. Когда раздался тихий стук, она вздохнула с облегчением, — если бы это был брат, он бы не стал стучаться. Она подошла к двери и слегка приоткрыла ее. На лестничной площадке стояла мисс Тереза.
— Добрый день, Кэти.
— О! Добрый день, мисс Тереза.
Кэти стояла неподвижно, не решаясь пригласить свою посетительницу войти. Тереза, заметив ее смущение, удивленно посмотрела на нее.
— Я принесла тебе книги… и вот это.
Протягивая Кэти сверток, Тереза поверх ее плеча заглянула в комнату. Увидев там большого бородатого мужчину, она вновь перевела взгляд на Кэти, и теперь в нем был немой вопрос. Кэти опустила глаза и отошла в сторону, пропуская ее в комнату. Тереза медленно вошла и остановилась возле стола, с противоположной стороны которого стоял мужчина.
— Это… это мой друг, капитан Фрэнкель, — смущенно представила его Кэти. — А это миссис Нобль, Энди, — сказала она, поворачиваясь к нему.
Энди вежливо кивнул Терезе. По тому, как он держался, Тереза сразу же распознала в нем джентльмена. Но, когда ее взгляд скользнул по его широкой груди, лишь наполовину прикрытой тонкой белой рубашкой, когда она увидела его ноги, обутые в домашние шлепанцы, чудовищная правда вдруг раскрылась перед ней, и на мгновение она лишилась дара речи.
Она бросила на стол книги и сверток и, повернувшись спиной к мужчине, с упреком посмотрела на Кэти.
— Я бы хотела сказать тебе пару слов наедине, — прошептала она, едва пошевелив своими тонкими губами, и решительным шагом направилась к двери.
Кэти, бросив беспомощный взгляд в сторону Эндри, последовала за ней на лестничную площадку.
— Кэти! Что… что ты натворила, Кэти? — В словах Терезы слышалась горечь, и все ее тело дрожало от едва сдерживаемого гнева. — Ответь мне: что все это значит?
— Он мой друг, мисс Тереза.
— Друг? Сколько же времени ты его знаешь? Отвечай!
Кэти горделиво вскинула голову.
— Я взрослая женщина, мисс Тереза. Я больше не ребенок, — спокойно и с достоинством проговорила она. — И я не обязана ни перед кем отчитываться в том, что я делаю.
— И с кем ты это делаешь, — иронично вставила Тереза.
Кэти вспыхнула и посмотрела на женщину, стоящую перед ней. Она знала, что мисс Терезу шокирует появление Энди, и все же была не в силах понять причину гнева этой женщины, — о настоящей его причине Кэти и не догадывалась. Мисс Тереза всегда вела себя с ней как-то странно, но в чем именно заключалась эта странность, Кэти никогда не смогла бы выразить словами, а потому была не в состоянии уяснить для себя, что же стояло за странным поведением Терезы.
— А что думает на этот счет Джо? — поинтересовалась Тереза.
— Это не должно его касаться. Это касается только меня, — решительно ответила Кэти. — Я не хочу показаться вам неблагодарной, мисс Тереза, потому что я действительно очень благодарна вам за то, что вы всегда были так добры ко мне, но это… моя жизнь, и я вправе сама распоряжаться ею. А он, — добавила она чуть тише, — он очень хороший человек. И если хотите знать, я никогда в жизни не была так счастлива, как сейчас.
— Хороший человек! — Тереза поморщилась и презрительно скривила рот. — Моряк, грязный моряк, вот кто он такой! К тому же иностранец и вдвое старше тебя. Неужели ты не знаешь, — она повысила голос, — неужели ты не знаешь, что у них женщины в каждом порту? Они путаются с грязными портовыми шлюхами — с такими же грязными, как они сами!
После этого взрыва женщины хмуро посмотрели друг на друга, затем лицо Терезы смягчилось.
— Избавься от него, Кэти. Пойди сейчас же скажи ему, чтоб он уходил, — проговорила она просящим тоном. — Пожалуйста, сделай это ради меня. Я ведь всегда была на твоей стороне. Пожалуйста, Кэти. Не могу даже подумать, что ты… что вы с ним… Попроси его уйти, Кэти. Ради меня.
Кэти отступила на шаг. Странное ощущение, которое уже неоднократно появлялось у нее, когда мисс Тереза была рядом, сейчас возникло вновь.
— Нет, мисс Тереза, я не стану его выгонять, — твердо сказала она. — Ни сейчас, ни когда бы то ни было. И хоть я и благодарна за все, что вы для меня сделали… я была бы еще больше вам благодарна, если б вы оставили меня в покое, — сказав это, Кэти в изумлении наблюдала, как лицо мисс Терезы сморщилось, из ее глаз хлынули слезы. В следующее мгновение Тереза уже бежала вниз по лестнице. Кэти медленно развернулась и толкнула дверь своей квартиры — и тут же увидела Эндри, стоящего в двух шагах от порога.
— Ну же, заходи. — Он нежно обнял ее за плечи и подвел к камину. Усадив ее на стул, сел перед ней на корточки и, взяв ее руки в свои, с улыбкой проговорил:
— Я, можно сказать, оказал тебе сегодня услугу, Кэти, — благодаря мне ты избавилась от этой женщины.
— Но она всегда была так добра ко мне…
— Добра? Женщины с ненормальными наклонностями всегда добры к другим женщинам.
— С ненормальными наклонностями?
— Да, да. Она не женщина, понимаешь? Она родилась женщиной, но в душе она мужчина. Я понял это по тому, как она на тебя смотрит. У меня есть кузина, у которой те же проблемы. Это что-то вроде ошибки природы.
— Мисс Тереза? — Кэти передернуло, когда до нее дошел смысл сказанного им. — Нет, ты что?
— И я не виню ее за то, что она влюблена в тебя, — продолжал он, прижимая ее руки к своей груди. — Более того, я ее прекрасно понимаю. Я думаю, нет на свете человека, который смог бы узнать тебя и не полюбить. И я до конца своих дней не перестану удивляться, что ты была еще свободна, когда пришел я.
— Ох, Энди…
Она наклонилась вперед и потерлась щекой о его бороду. Он притянул ее к себе и поцеловал, потом долго говорил ей нежные фразы на своем родном языке. Но, когда он хотел опять заняться с ней любовью, она мягко запротестовала.
— Нет, нет, не сейчас, Энди. Джо может вернуться с минуты на минуту.
— Ты думаешь, он вернется сегодня?
— Я не знаю, может, да.
— Надеюсь, он придет, пока я еще здесь. Мне бы очень хотелось с ним познакомиться.
Она закрыла глаза. «Боже упаси», — подумала она.
Джо пришел, когда они завтракали. Они сидели за столом, Эндри громко смеялся над чем-то в рассказе Кэти — за эти дни ему удалось пробудить в ней ее врожденный дар рассказчицы. Вдруг дверь отворилась, и на пороге появился ее брат. Они разговаривали и смеялись так громко, что не услышали шагов на лестнице, и появление Джо застало Кэти врасплох.
Джо стоял в дверях, опершись одной рукой о косяк, а другой, придерживая за лямку брезентовый рюкзак, перекинутый через плечо. На лице Джо застыло выражение почти детского замешательства; он был весь в пыли и выглядел очень усталым.
Кэти поднялась со стула. Эндри тоже встал, с любопытством глядя на невысокого молодого человека в дверях и ожидая, когда тот заговорит первым.
И Джо заговорил. Но, прежде чем открыть рот, он злобно отшвырнул от себя рюкзак, и тот, пролетев через всю комнату, ударился о противоположную стену. Затем Джо шагнул вперед и, не сводя взгляда с ног незнакомца, обутых в красные шлепанцы — эта деталь, по всей видимости, поразила его более всего, так же, как и Терезу, — с вызовом спросил:
— Какого черта вы здесь?
Кэти поспешила встать между двумя мужчинами.
— Я сейчас все тебе объясню, Джо, — быстро проговорила она, приближая лицо к брату. — Ты только не нервничай и выслушай меня спокойно. Это капитан Фрэнкель, Джо.
— Что он здесь делает?
Тело Джо напряглось, а его руки сжались в кулаки. Он в ярости смотрел поверх головы Кэти на большого бородатого незнакомца.
— Я друг вашей сестры, — спокойно сказал Эндри. Обойдя Кэти, он приблизился к Джо. — Очень рад с вами познакомиться.
— А как же, друг! А ну-ка быстро выметайся отсюда! Моей сестре не нужны друзья-шведы, она может найти себе друга и среди наших парней. Уж тем более ей не нужен приятель-иностранец с какой-то грязной посудины.
— Послушай меня, Джо, — Кэти схватила брата за локоть, но он тут же отдернул руку и резко отстранился. Несмотря на это, она продолжала:
— Ты делаешь ошибочные выводы, поэтому, пожалуйста, выслушай меня. Энди — капитан, он капитан большого судна…
— Мне все равно, даже если б он был капитаном «Террора». Он иностранец, и не из лучших. Если бы он был порядочным человеком, он бы не спутался с женщиной в чужом порту.
— Джо, Джо, но ведь все было совсем не так, как ты говоришь! Он мне помог. Я потеряла деньги, а он мне помог.
Джо отвернулся от сестры и снова посмотрел на красные шлепанцы гостя. Потом перевел взгляд на ботинки Эндри, стоящие под кроватью, и на пальто, лежащее на ней. Он смотрел на эти предметы с таким отвращением, словно они оскорбляли глаз. Повернувшись к гостю, он заорал:
— Уходите отсюда! Немедленно!
— А что, если я не уйду? — спокойно отозвался Эндри.
— Тогда я заставлю вас уйти, хоть вы такой большой и сильный!
Одним прыжком Джо оказался возле камина. Схватив кочергу, он замахнулся ею на Эндри. Кэти пронзительно закричала, но Эндри моментально выбросил вперед руку и схватил Джо за запястье. Кочерга упала на пол. Сжимая запястье Джо, Эндри так сильно потянул вверх его руку, что тому пришлось встать на цыпочки, потом одним небрежным движением отпихнул его в сторону так, словно стряхивал с себя пылинку. После чего, присев на край кровати, он спокойно надел ботинки, затем встал, набросил на плечи пальто и, подойдя к шифоньеру, взял с полки свою фуражку. Покончив с одеванием, он подошел к Кэти, которая стояла посреди комнаты с опущенной головой, схватившись обеими руками за шею.
— Я еще вернусь сюда до отплытия, — сказал он, мрачно поглядывая в сторону Джо. — Ты пока поговори с ним, объясни, как обстоят дела между нами… А я еще вернусь.
Эндри взял Кэти за подбородок и приподнял ее лицо, и они долго и нежно смотрели друг другу в глаза. Потом он развернулся и направился к двери. Прежде чем он успел выйти, Джо прокричал ему вслед:
— Это мой дом! Я снял эту квартиру, и я плачу за аренду. Если ты еще раз сунешь сюда свой поганый нос, я вызову полицию. Ты меня понял?
Эндри сказал что-то на своем родном языке и, судя по его тону, это было ругательством. Потом он добавил по-английски:
— Вызывай. Но я все равно еще вернусь. Едва за Эндри закрылась дверь, Джо со злостью швырнул в нее красные шлепанцы. Сжав кулаки и скрежеща зубами, он повернулся к сестре, глядящей на него грустными, молящими глазами, и, схватив ее за платье, резко рванул к себе. Выражение ее лица изменилось: взгляд стал тверже, мягкость уступила место решимости. Одним резким движением она оттолкнула от себя брата.
— Не смей, Джо. Не смей так со мной обращаться! — закричала она. — Ты имеешь дело не с маленькой девочкой, а со взрослой женщиной, и постарайся не забывать об этом. Я больше никому не позволю распоряжаться моей судьбой. Никому!
Джо смотрел на нее из противоположного угла комнаты.
— Нет, ты не маленькая девочка, — с горечью сказал он. — За эти несколько минут я понял, что имею дело не с маленькой девочкой, а со взрослой шлюхой.
— Джо! Ты сам не знаешь, что говоришь! Я не…
— Он спал здесь, не так ли? Не отрицай, ведь он спал здесь?
— Да, он спал здесь. — Она подняла голову и расправила плечи. — И он будет, спать здесь и впредь, когда будет возвращаться из рейсов.
— Не будет! Не будет он больше спать в этом доме! Я этого не допущу! Я вышвырну его отсюда! Не забывай, за квартиру плачу я. — Он подошел к ней, яростно грозя пальцем. — Тебе придется выбирать между им и мною. Я не собираюсь содержать бордель. Или он, или я, понятно? Так что решай: или ты сейчас же порвешь с ним, и мы попытаемся забыть о том, что случилось, или будешь сама зарабатывать себе на жизнь. От меня ты больше не получишь ни пенни.
— Джо. Выслушай меня, Джо, — она протянула к нему руки. — Я расскажу тебе, как мы с ним встретились, а ты только выслушай меня, ладно? Я пошла на рынок и потеряла кошелек…
Джо грубо расхохотался.
— Ты потеряла кошелек? Не пудри мне мозги. Если ты была способна хранить при себе двести двадцать семь фунтов и не потерять ни пенни! А теперь ты говоришь, что потеряла кошелек, — неужели ты думаешь, что я тебе поверю?
— Но это, в самом деле, так, Джо. Если не веришь, можешь спросить у Мэгги Проктор или у Джинни Вильсон — я заняла у нее денег, чтоб заплатить за квартиру. Я была в безвыходном положении. Я пошла в «Якорь», потому что мне сказали, что бармену нужна помощница. Там я и встретила его…
— В «Якорь»! — Джо снова разразился грубым хохотом. — Что ж, ты выбрала подходящее местечко! Не говори мне, что ты не знала, какие вещи происходят в «Якоре». Думаешь, его случайно называют «рынком проституции»? Или ты будешь утверждать, что не знала об этом?
— Я знала лишь одно, Джо, — что я голодна, — с горечью ответила она. — И Лиззи все время кричала от голода. У меня вышел уголь, закончились свечи. И у меня три дня ничего не было во рту, кроме кусочка хлеба и чашки чая.
— Ты бы могла обратиться за помощью к мисс Терезе.
— Что ж, я не стала обращаться к мисс Терезе, — сейчас ее голос был громок и решителен. — И рада, что не сделала этого.
В течение долгой минуты Джо, молча, смотрел на нее. Когда он снова заговорил, его голос был тих и спокоен, но слова его были ужасны.
— Ты дурная девушка, Кэти, — сказал Джо. — Ты грязная в душе. Посуди сама: сначала ты забеременела неизвестно от кого, потом по собственной воле вышла замуж за этого негодяя Бантинга, а никто не заставлял тебя выходить за него замуж. Из-за тебя нашего отца повесили, а наша мать помешалась и умерла еще молодой. А теперь ты стала уличной девкой. Ты дурная девушка, Кэти. Ты грязная внутри. Грязная.
Он все повторял и повторял последние слова, как будто в них заключалась какая-то очень важная, только что открывшаяся ему истина. Не выдержав, Кэти закричала:
— Не говори так, Джо! Я не дурная. Это неправда. То, что случилось тогда, случилось не по моей воле.
Они, снова молча, глядели друг на друга.
— Может, и не по твоей воле, — согласился, наконец, Джо. — Пусть будет так. Но в твоей воле изменить то, что происходит сейчас. Назовем это испытанием и посмотрим, способна ли ты его выдержать. Выпроводи этого шведа, тогда я поверю тебе, что в прошлом ты была лишь жертвой обстоятельств и в тебе нет грязи.
Опять оба молчали. Кэти быстрым шагом пересекла комнату и приблизилась вплотную к брату.
— Нет, Джо, я не вышвырну этого человека из моей жизни, — тихо, но твердо проговорила она. — Он останется в ней — по крайней мере, до тех пор, пока он сам этого хочет.
— Что ж, тогда с тобой все ясно. Все ясно, Кэти. Ты сделала свой выбор… Кстати, на что ты собираешься жить? Может, он возьмет тебя на содержание? И ее, — Джо кивнул в сторону комнаты Лиззи, — он тоже будет содержать?
— Я позабочусь о себе и о Лиззи, можешь не волноваться.
— Тебе придется работать в две смены, чтоб прокормить этот рот. Да, да, тебе придется работать в две смены.
Джо придал пошлый оттенок слову «работать», после чего разразился нецензурной бранью.
Кэти никогда не слышала, чтобы брат произносил подобное. Может, в кругу товарищей и на работе он и позволял себе это, но при ней он никогда не сквернословил. В их семье вообще не было принято сквернословить — отец воспитал в них уважение друг к другу и к окружающим, он бы никогда не допустил брани в своем доме. Но сейчас Джо бранился, как последний портовый грузчик. Что ж, если в его представлении она была портовой шлюхой, он, должно быть, считал, что может общаться с ней на подобном языке.
— А мебель, кстати, принадлежит мне, — сказал он, истощив, наконец, свой запас бранных слов. — Если мне придется уйти отсюда, я заберу с собой мебель.
— Мебель? — она покачала головой. — Ничего подобного, Джо. Эту мебель мисс Чапмэн подарила мне за то, что я отдала ей Сару. Они бы мне все на свете отдали за Сару, но если ты помнишь, я не захотела брать их деньги и взяла только мебель. Так что мебель эта не твоя, Джо. Она останется здесь, и даже не пытайся отобрать ее у меня.
На это он ничего не ответил. Он отошел от нее, злобно выставив вперед нижнюю челюсть, и взялся за дверную ручку.
— Ты думаешь, что уже сделала свой выбор, но я все-таки дам тебе время до завтра, — сказал он. — У тебя впереди целая ночь, чтобы одуматься. Завтра утром я вернусь, и ты сообщишь мне свое окончательное решение. До свидания, Кэти.
Когда за братом захлопнулась дверь, у Кэти защемило сердце. Сев в кресло возле окна, она спрятала лицо в ладонях и расплакалась.
— Ах, Джо, Джо! — повторяла она между всхлипами. Она знала, что без брата ей будет очень одиноко: не о ком заботиться, не для кого готовить еду, не с кем перемолвиться словом… Конечно, у нее останется Лиззи — но Лиззи вряд ли можно назвать собеседницей.
Зато в те дни, когда будет приезжать Эндри, все будет иначе. Пока он рядом, она никогда не почувствует себя одинокой.
Эндри. Удивительно, как изменила ее встреча с этим человеком. Она знакома с ним всего лишь три дня, но ради него готова пойти даже на разрыв с братом. А ведь если подумать, этот человек совсем ей чужой, она ровно ничего о нем не знает. Но все равно он уже стал ей дороже всех. И, выбирая между ним и братом, она, не задумываясь, выбрала его. Да, ей было больно терять брата, с которым она всегда была очень близка, но эту потерю она в состоянии пережить. Но, если Эндри уйдет из ее жизни, этого ей не вынести. Все те утраты, что она пережила за последние годы, покажутся ей мелочью в сравнении с этой потерей. Она не могла себе представить свою жизнь без Эндри.
Сумерки сгустились, наступила ночь, а он все не приходил. Она выбегала на лестницу несчетное количество раз; она даже хотела спуститься вниз и ждать его возле подъезда, но удержалась, боясь столкнуться с Мэгги Проктор, Джинни Вильсон или миссис Робсон. Она прекрасно представляла себе, что думают теперь о ней эти женщины, — примерно то же, что и ее брат.
В то первое утро, когда Эндри ненадолго ушел в порт, Кэти спустилась во двор, чтобы опорожнить помойные ведра, и оказалось, что Мэгги и Джинни специально поджидали ее там. Ей было бы не так противно, если бы они проигнорировали ее или покрыли насмешками. Но их улыбки ясно говорили: «Мы с тобой одного поля ягоды. Ты такая же портовая шлюха, как мы». А Джинни даже подмигнула ей и сказала: «Неплохо для начала, милашка. Продолжай в том же духе, и тебе больше не придется занимать деньги». Она бы хотела опровергнуть их намеки, но не знала как. Впрочем разве им докажешь, что она не такая, как они? Каждый судит по себе, а со стороны ее встреча с Эндри может показаться встречей портовой девки с заезжим моряком.
Услышав знакомые шаги на лестнице, она вскочила на ноги и бросилась к двери, чуть ли не падая от радости. Через секунду она уже была в его объятиях. Она прильнула к нему всем телом, а он крепко прижал ее к себе и долго не отпускал. Потом спросил:
— Значит, он ушел?
Вместо ответа, она потерлась щекой о его бороду. Он все понял.
— Мне очень жаль, — сказал он. — А он бы остался, если б ты пообещала…
Эндри не договорил, но Кэти поняла, что он имеет в виду, и утвердительно кивнула.
— Ты сделала правильный выбор, Кэти. Я не разочарую тебя, — сказал он, и это прозвучало почти торжественно. — Ведь мы с тобой уже поняли, что значим друг для друга. И мы с тобой знаем, что не ошиблись. Ну а сейчас, — он глубоко вздохнул. — У нас осталось всего пять минут, Кэти, — я должен немедленно вернуться в порт. Я бы пришел пораньше, но меня задержали дела с портовыми властями. Поэтому я изложу вкратце то, что должен тебе сказать. Сегодня мы отплываем в Ставенгер, выгружаем там наш уголь, и, если груз для нас будет уже готов, мы обернемся примерно за три недели. Но может случиться, что еще нам придется плыть в Берген, и на это уйдет неделя или больше, все зависит от погоды и от того, насколько быстро нам оформят документы. А ты в это время должна на что-то жить, поэтому я оставлю тебе пять фунтов. Пока тебе их должно хватить, но, если я задержусь в плавании больше месяца, я найду способ прислать тебе еще денег. С деньгами у тебя больше никогда не будет проблем, это я могу тебе обещать. Ну а пока возьми это.
И он вложил ей в ладонь пять фунтов.
До этой минуты Кэти не чувствовала себя продажной женщиной. Пока он покупал для нее еду, уголь, свечи, она не видела в этом ничего дурного, но сейчас, когда он давал ей наличные, это выглядело так, словно он оплачивает ее услуги, тем самым подтверждая намеки Мэгги Проктор и Джинни Вильсон. Но ведь она не такая, не такая! Как доказать ему и им всем, что она не такая?
Она уронила голову на его грудь, вздрагивая от рыданий, а он стал быстро говорить ей что-то на своем родном языке, потом приподнял ее лицо и поцеловал ее долгим, страстным поцелуем. Отстранив ее от себя, он внимательно посмотрел на нее. Его синие глаза потемнели, пока его взгляд скользил по ее лицу, словно обрисовывая каждую черту, и, наконец, остановился на волосах. Он поднял руку, высвободил одну маленькую прядку из пучка на ее затылке и, достав из кармана перочинный нож, отрезал от нее несколько дюймов. Скрутив прядку вокруг пальца, он спрятал ее в нагрудном кармане пальто.
— Помни, я еще вернусь, Кэти, — взволнованным шепотом сказал он, держа ее лицо в ладонях. — Помни об этом.
Он поцеловал ее на прощание, на этот раз лишь слегка коснувшись губами ее губ.
— Ты не спускайся со мной, оставайся лучше здесь, — сказал он, быстрым шагом направляясь к двери.
После того как он ушел, она еще долго сидела неподвижно. На душе у нее стало так пусто, что она не находила в себе сил пошевелиться. Ее вернуло к действительности тихое хныканье Лиззи в соседней комнате. Когда она посмотрела в сторону двери спальни, ее взгляд упал на рюкзак Джо, валяющийся между стеной и шифоньером. Она встала и, медленно пройдя через комнату, подняла рюкзак, чисто машинально стала выкладывать его содержимое на стол. Там оказались копченая свиная нога и круг кровяной колбасы.
«Как странно устроена жизнь, — подумала она, — и как много в ней зависит от случая». Сейчас ее буфет ломился от еды, а она нашла в рюкзаке Джо вот это. Если бы у нее были эти продукты два дня назад, она бы не пошла в «Якорь» и никогда бы не встретила Эндри.
Назавтра в полдень, дрожащий и бледный, Джо вышел из дома номер 14 на Крэйн-стрит и направился вдоль набережной. Он только что получил от Кэти ее окончательный ответ и был потрясен до самой глубины души ее предательством. Он чувствовал себя оскорбленным, опозоренным, униженным. И очень одиноким. У него никого не было на белом свете, кроме сестры, — и вот сестра пренебрегла им, отказалась от него ради какого-то моряка-чужестранца. «Она грязная, грязная и бесстыжая», — без конца повторял он себе.
Миновав порт, он дошел до восточного берега реки, на котором стояли ряды выбеленных коттеджей. На ступеньках крылец сидели женщины, а на улицах праздно стояли группы мужчин, лениво переговаривающихся между собой. Все пребывали в полнейшем бездействии; казалось, жизнь в городе приостановилась и его обитатели притихли в ожидании похоронной процессии. Часть магазинов была закрыта, а те, что были открыты, пустовали — у людей не было денег, чтобы делать покупки. Только в барах собралось немного народу, и то по большей части рабочие с близлежащих ферм.
Но забастовка больше не волновала Джо — ведь теперь он один и ему не надо беспокоиться о том, как прокормить Кэти и Лиззи. Годами он работал на них, отдавая Кэти каждый пенни, делал все возможное, чтобы они не нуждались, — и вот она лишь потому, что была голодна, связалась с первым попавшимся моряком! Но больше всего его потрясло не то, что она это сделала, а то, что она собиралась продолжать в том же духе. Она сказала, что ни за что не бросит этого мужчину. Но неужели она не понимала, как глупо себя ведет? Моряк не ждет, когда женщина его бросит, — он сам уходит от нее первым и находит себе новую подружку. Что ж, когда это случится, она, наконец, поймет, что ошиблась, только будет уже слишком поздно. Он не простит сестру, даже если она будет ползать перед ним на коленях. Он поведет себя так же, как она повела себя с ним сегодня.
Ему вдруг захотелось плакать, и он свернул с главной дороги на боковую улочку, не желая, чтобы люди, праздно наблюдающие за ним с порогов своих коттеджей, заметили его состояние. Здесь, в еще не обжитой части города, строились новые дома; несмотря на всеобщую забастовку, строители продолжали работать, и дома возникали с невероятной быстротой. Подрядчики знали, что трудные времена пройдут, что скоро Палмеры вновь будут процветать, а их завод наполнится новыми рабочими, которые и снимут эти коттеджи. Любая индустрия могла потерпеть крах, но не индустрия Палмеров.
Он прошел через пустырь, где несколько мужчин метали кольца; чуть поодаль группа любопытных окружила двух дерущихся. Пройдя по еще одной боковой улочке, он вышел к району города, который выглядел намного опрятнее, чем тот, где он только что побывал. Там он свернул в переулок и направился вдоль высоких деревянных заборов. У восьмого по счету дома он остановился, открыл калитку и, пройдя через небольшой чистенький дворик, постучался в дверь.
Ему открыла миссис Хеверингтон.
— А, это ты, Джо! — приветливо воскликнула она. — Проходи, мой мальчик, проходи.
Джо проследовал за миссис Хеверингтон на кухню, где увидел мистера Хеверингтона, занятого починкой башмака, надетого на железную колодку, которую он держал между колен.
— Привет, малыш, — сказал мистер Хеверингтон. — Ну, как дела? Помирился с сестрой?
Джо молчал, потирая рукой рот. Переведя взгляд с маленькой полной женщины на ее высокого худощавого мужа, он грустно покачал головой.
— Я не сказал вам вчера всей правды, мистер Хеверингтон, — тихо проговорил он. — Мы с сестрой… мы с ней не просто поссорились. Я не могу вернуться к ней, потому что она… она стала уличной девкой!






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Кэти Малхолланд Том 1 - Куксон Кэтрин


Комментарии к роману "Кэти Малхолланд Том 1 - Куксон Кэтрин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100