Читать онлайн Вслед за луной, автора - Кук Линда, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вслед за луной - Кук Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вслед за луной - Кук Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вслед за луной - Кук Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кук Линда

Вслед за луной

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

После отъезда Паэна Джоанна осталась в Гандейле. Даже когда пастухи перегнали своих овец, а заодно и стада Мерко на возвышенность, где находилось весеннее пастбище, она не захотела вернуться в свой домик на склоне холма, где каждая мелочь напоминала ей о Паэне и о его отсутствии.
— Ваш муж выбрал самое подходящее время для того, чтобы оставить вас одну в усадьбе, — заметил Рольф. — Вряд ли вам обоим пришлось бы по вкусу общество восьми пастухов с их собаками, когда те перегонят овец на ваш участок, — и это после того, как вы провели вдвоем целую зиму и вашему мужу все время хотелось уединиться с вами где-нибудь в укромном уголке, чтобы рядом не было никого, кроме вас двоих. — Рольф издал хриплый смешок и указал рукой на юг:
— К следующей весне вашему мужу придется соорудить еще одну хижину для пастухов, не то он выгонит их под дождь, как только на него нападет любовный зуд.
Джоанна покраснела, а Рольф расхохотался.
— Когда в канун Крещения вы на рассвете выскочили с ним за ворота усадьбы и стали пробираться через сугробы к своему дому, я сказал Хадвин, что ваш бретонец столь же привередлив, сколь и страстен. Если бы всем нам требовалось отдельное пустое помещение, чтобы совокупляться со своими женами, среди нас было бы чертовски мало свадеб. Неужели все мужчины в Бретани похожи на вашего Паэна?
Джоанна покачала головой:
— Таких, как мой Паэн, больше нет нигде — ни в Бретани, ни где-либо еще.
Тут вперед выступила Хадвин и, положив руку на плечо Джоанны, гневным взглядом прервала насмешки Рольфа.
— Ваш муж вернется еще до начала июньской стрижки, Джоанна, вот увидите сами. И даже если он выгонит пастухов из вашего дома, мы не будем на вас в обиде. Эти парни слишком любят сквернословить, и им не мешает время от времени помокнуть под дождем.
Здесь, в усадьбе Рольфа, в окружении шумной толпы его домочадцев, ей так легко было представить себе, что она приехала в Гандейл всего лишь погостить на денек и Паэн находится тут же неподалеку, дожидаясь в сумерках ее возвращения.
Джоанна без устали трудилась на полях Гандейла. Она высевала в землю семена ячменя, обходя борозды с коробом, прикрепленным к талии, в промежутках между проливными дождями, проносившимися над тихой долиной, и только по ночам позволяла себе предаваться воспоминаниям о Паэне. Лежа на тюфяке рядом со спящими женщинами, она видела за боковой ширмой огромный просторный зал и наблюдала за тем, как искры, разлетавшиеся в стороны от очага, то гасли, то вспыхивали снова с каждым новым порывом ветра, проникавшего через дымоход. А когда ночи стали теплее и начались дожди, она слышала шипение капель, падающих на тускло горевшее пламя, и невольно спрашивала себя, как далеко на юг успел уехать Паэн и не приходилось ли ему ночевать под холодным весенним небом, не имея крыши над головой.
Когда Джоанна провожала взглядом Паэна, отъезжавшего на юг, ей казалось, что ночи станут для нее самыми томительными часами ожидания, однако очень скоро она обнаружила, что стоило ей только зажмурить глаза и приложить щеку к подушке, которую они еще так недавно делили, чтобы снова вообразить, что он с ней рядом. В эти блаженные часы она словно грезила наяву, слыша в тишине его голос, и просыпалась на рассвете, шепча нежные слова ему в ответ.
Прошло уже две недели со дня их разлуки, когда дожди зарядили в полную силу, затопляя борозды на поле, по которым случайно просыпавшиеся семена плыли в темных потоках грязи. Джоанна теперь много времени проводила в доме, подрубая длинную льняную скатерть, сотканную зимой для стола Рольфа. И вот в одну из таких минут Хадвин, подняв голову, увидела молодого Рольфа, который что-то взволнованно говорил своему отцу, в то время как дождевая вода ручьями стекала с его плаща прямо на выскобленные доски пола.
— Будь у тебя хоть чуть-чуть больше мозгов, чем у гусенка, ты бы не стал стоять здесь в мокрой накидке и портить из-за своей глупости хороший пол в отцовском доме. Если ты простудишься, я скажу, что ты… — Хадвин внезапно вскочила на ноги, не заметив, что клубки цветной шерсти скатились с ее колен. — Что? Что еще стряслось?
Джоанна, подняв голову, увидела, что лицо молодого Рольфа посерело от тревоги, а его отец выглядел как никогда мрачным. Она отложила в сторону скатерть и, быстро встав со скамьи, подошла к ним.
— Паэн? Это Паэн, да? Отвечайте мне! Сейчас же! Рольф покачал головой:
— Мы не знаем, действительно ли это Паэн.
— Расскажите мне все, прошу вас! Молодой Рольф прочистил горло.
— Вчера я поехал в Уитби, чтобы поговорить с местными торговцами шерстью, поскольку теперь, когда ваш дядя… — он быстро перевел дух, — теперь, когда ваш дядя ушел от нас, нам нужно найти на наше руно другого покупателя. Речь шла о вас, Джоанна Мерко. Какой-то корабль недавно прибыл с Сандвича с известием о вашей гибели.
Хадвин раздраженно взмахнула рукой и нагнулась, чтобы поднять с пола клубки шерсти.
— Ну, это для нас не новость, ты, юный болван! Джоанну считали умершей еще прошлой осенью, и ее родственники забрали с собой все золото на юг, прежде чем она сюда вернулась.
Рольф покачал головой.
— Капитан корабля сказал мне, что видел в порту Сандвича одну из галер Мерко, и среди команды ходят слухи, будто тот норманнский лорд, который присвоил себе корабль, — муж сестры Ольтера Мальби — присоединился к армии короля Ричарда, отправившейся в Ноттингем для подавления мятежа. На Сандвиче, откуда они должны были выступить в поход, этот самый норманн обвинил одного из воинов короля, наемника из отряда Меркадье, в том, что он будто бы убил Джоанну.
Джоанна схватила молодого Рольфа за плащ.
— Где он? Ради всего святого, скажите мне, что он жив…
— Он жив и находится сейчас в армии Ричарда. Говорят, король заявил норманну, что ему нужно как можно больше мечей, чтобы отбить Ноттингемский замок у своего брата, Иоанна Безземельного. Обвиняемый дал королю честное слово, что останется в его рядах до тех пор, пока восстание не будет подавлено, и ответит на предъявленные ему обвинения в Ноттингеме. А норманнский лорд со своей стороны поклялся в том, что не поднимет свой меч на обидчика, пока битва не будет выиграна и королевское правосудие не решит его судьбу.
Хадвин ласково обнял Джоанну.
— Успокойтесь, дитя мое. Может быть, это вовсе не Паэн.
* * *
Она отдала все стада Мерко старому Рольфу, невзирая на его протесты, приняв от него в дар сумку, набитую серебряными монетами, и крепкую вьючную лошадь, чтобы вести ее позади своей кобылы. С разрешения отца двое его сыновей вызвались проводить ее до Ноттингема. Не прошло и часа, как Джоанна, молодой Рольф и Эдвин под проливным дождем покинули усадьбу и направились на юг.
Еще до захода солнца они достигли берега реки Эск и обнаружили, что вода на месте брода сильно поднялась. Не долго думая Джоанна заставила свою кобылу войти в реку и вскоре оказалась на южном берегу, промокшая насквозь и дрожащая от холода. Сыновья Рольфа последовали за ней через бурный поток, но на все их уговоры сделать привал и разжечь костер, чтобы высушить одежду и Седельные сумки, она отвечала молчанием и упрямо ехала перед, пока не настала ночь, а с ней и холод Они отыскали небольшую усадьбу на самом краю вересковых пустошей и въехали в деревянные ворота, проделанные в грубо сколоченном частоколе. Сейчас Джоанна не думала об опасности, поскольку и она, и оба сына Рольфа устали, проголодались и могли простудиться, путешествуя в мокрой одежде под пронизывающими весенними ветрами. Она не могла допустить, чтобы болезнь задержала их в пути, и готова была, если потребуется, пойти на сделку с грабителями и убийцами, чтобы Приобрести для себя все необходимое.
Джоанна вручила хозяевам несколько серебряных денье за еду и постель для трех путников и ясно дала понят” им, что ни она, ни люди, которые ее сопровождают, не дадут спуску воришкам, которые попытаются взять больше, чем им было предложено. Кроме того, она пообещала показать острие своего кинжала любому, кто осмелится приблизиться к ней и ее спутникам, когда они устроятся на ночлег возле очага. А поскольку Джоанна понимала, что их путешествие будет нелегким и ей понадобится вся ее смекалка, когда они доберутся до Ноттингема, она не могла позволить себе в ту ночь лежать без сна, рассматривая вероятность того, что хозяева усадьбы захотят их ограбить. И чтобы сохранить здравый рассудок, она старалась не думать о том, что ожидало ее в Ноттингеме. Поэтому, нагнав побольше страха на ошеломленных владельцев усадьбы, Джоанна погрузилась в глубокий сон и не проснулась до самого рассвета.
* * *
К полудню они оставили позади раскисшую от дождей почву И выехали к длинному крутому склону, который отделял вересковые пустоши с их бездорожьем от более обжитых земель на юге. Когда впереди показались покрытые зеленью холмы, Рольф и Эдвин отважились нарушить долгое молчание — Сегодня ночью нам наконец удастся выспаться как следует, — заметил Эдвин — Если дорогу не размыло дождями, мы преодолеем оставшиеся десять миль еще до захода солнца.
Джоанна кивнула — И будет лучше, если вы оставите все угрозы и переговоры о ночлеге на нашу долю, — добавил молодой Рольф.
Джоанна взглянула на лица своих спутников и заметила на них плохо скрываемое раздражение.
— Вы хотите сказать, что намерены сами везти наше серебро?
— Дело не в серебре, — ответил Эдвин. — Просто негоже женщине сидеть перед очагом и на виду у всех затачивать кинжал, угрожая прирезать каждого, кто осмелится близко подойти к ней.
— Однако это подействовало. Они оставили нас в покое и не пытались обчистить наши седельные сумки. И наши животные утром были нам возвращены в целости и сохранности.
Эдвин упрямо продолжал гнуть свое:
— И все же будет лучше, если впредь вы не будете забывать, что мы мужчины и охраняем вас. Женщине не подобает вести себя подобным образом…
— Если даже они приняли меня за волчицу, явившуюся, чтобы задрать их ягнят, меня это нисколько не волнует. Мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы помешать этим людям нас ограбить, и если вид женщины, готовой в любой момент пустить в ход кинжал, уже дает им повод для колебаний, то мужчины, которые путешествуют вместе с ней, тем более должны держать их на расстоянии. — Она взглянула на их хмурые лица. — Ну же, давайте, выкладывайте все начистоту. О чем вы там шепчетесь между собой?
Молодой Рольф осадил свою лошадь и поравнялся с кобылой Джоанны.
— Тут все не так просто, как вам кажется, — ответил он. — Прошлой ночью, когда вы уже уснули, хозяин усадьбы спросил меня, не лишились ли вы, часом, рассудка и не собираетесь ли прирезать его прямо в постели.
Джоанна усмехнулась:
— Вот видите! Это помешало ему позариться на наше имущество.
— Говоря по правде, Джоанна Мерко, тот человек сказал нам, чтобы на обратном пути мы держались в стороне от его земель. Если вы и дальше будете так стращать людей, то мы можем оказаться для них нежеланными гостями, когда будем возвращаться домой — с Паэном, разумеется.
— Когда Паэн снова окажется рядом со мной, меня абсолютно не будет волновать, каким путем мы доберемся до Гандейла. Если вам угодно, я могу пустить в ход остаток серебра, полученного от вашего отца, чтобы купить себе маленький домик в Ноттингеме и сказать Паэну, что не желаю отлучаться из города.
Эдвин, искоса взглянув на Джоанну, расхохотался.
— Смейтесь сколько вам угодно, — заявила Джоанна, — но, как только Паэн снова будет в безопасности, я согласна поселиться прямо на улицах Ноттингема, лишь бы уберечь его от беды.
Эдвин вздохнул:
— А кто нас убережет от беды, когда Паэн узнает, что мы привезли вас в осажденный город? Он поцелует вас при встрече, Джоанна Мерко, а затем набросится на нас с обнаженным мечом из-за того, что мы посмели так рисковать вашей жизнью!
— Сначала мы вызволим его, а потом подумаем, как лучше укротить его гнев. Эдвин снова вздохнул.
— А что вы будете делать, если король не поверит вам, что вы действительно Джоанна Мерко? Вдруг он решит, что вас специально наняли для того, чтобы выгородить Паэна…
— Я сделаю все, чтобы он мне поверил. Кроме того, если там окажется Молеон, я уверена, что он меня узнает. Он всегда был щепетилен в вопросах чести — по крайней мере до сих пор.
— Дай Бог, чтобы так оно и случилось. Но лучше бы вам оставить свой кинжал у нас, прежде чем вы обратитесь с ходатайством к королю.
Джоанне показалось, что она слышит рядом с собой смех Паэна. Ради его спасения она взяла в руки кинжал, чтобы припугнуть хозяина усадьбы, и сделала это настолько успешно, что теперь Рольф и Эдвин всерьез опасались, что она может ввязаться в драку в присутствии самого короля Ричарда. Да, это была уже не та женщина, которая в далекую памятную ночь Самхейна покинула замок Рошмарен.
* * *
В десяти милях от Ноттингема они столкнулись с толпой горожан, спасавшихся бегством от войск короля Ричарда, которые осадили замок, а теперь пытались взять его штурмом. Длинный ряд повозок и людей, медленно бредущих по дороге, тянулся так далеко, насколько мог видеть глаз, и никто из них не в состоянии был предсказать, каким окажется следующий шаг короля.
Штурм был коротким, но беспощадным, я ярость короля еще более усиливало то обстоятельство, что его подданные в Ноттингеме не оказали ему подобающего приема, когда он появился у их ворот. Жители города оставались верными Иоанну и, заслышав звуки труб королевского кортежа, поверили в то, что их осаждает армия мятежников, возглавляемых дерзким самозванцем, выдающим себя за короля Ричарда.
Джоанна уже слышала рассказы о том, как несколько охранников короля были застрелены лучниками с городских стен Ноттингема, и об ужасе, обуявшем воинов, когда они поняли, что перед ними не самозванец, а их законный король, людей которого они убили в нескольких шагах от его шатра. Когда же Ричард схватил лук и колчан и встал на виду у всех перед городскими укреплениями, осыпая бранью и стрелами защитников Ноттингема, жители решили покинуть город из страха, что разгневанный монарх прикажет учинить на его улицах кровавую резню, как только воинам удастся пробить брешь в воротах.
Джоанна выслушивала все эти леденящие кровь рассказы с поразительным а данных обстоятельствах спокойствием. Город сдался только на рассвете, и если ей повезло, то у короля Ричарда еще не было времени, чтобы вникнуть в подробности обвинений, выдвинутых против Паэна. Мысль о том, что Паэн мог погибнуть во время осады, она вообще отказывалась допускать. Только когда впереди показалась огромная скала, на которой располагался Ноттингемский замок, и они увидели ряд виселиц за его воротами, Джоанна наконец дала волю слезам. Не исключено, что обвинения Молеона и королевское правосудие уже решили судьбу Паэна.
На виселицах уже болталось около двадцати трупов, но лица мертвецов были скрыты от тех, кто вынужден был на них смотреть, слоем жирного пепла, поднимающегося от тлеющих руин городских строений. Стая ворон, рассевшихся на поперечной перекладине и взиравших сквозь клубы дыма на проходивших мимо, оглашала округу пронзительным карканьем.
В самом конце пути, где дорога становилась круче перед подъемом на скалу и виселицы стояли скорбными рядами, какая-то женщина в рваном шелковом платье разговаривала с казненным; ее речь представляла собой невообразимую смесь из нежных слов и проклятий. Она устремила невидящий взор на Джоанну, пробормотав что-то бессвязное в ответ на ее вопрос, после чего снова повернулась к виселице, обращаясь к трупу, болтавшемуся на ней. И тут Джоанна заметила, что число казненных было намного больше двадцати: вокруг стен Ноттингема стояли и другие виселицы, тела с которых были уже срезаны и свалены в кучу рядом с поспешно сколоченными остовами. Многие люди нашли в тот день смерть от рук мстительного монарха — слишком многие, чтобы их можно было пересчитать.
— Джоанна отдала несчастной свой плащ и с трудом заставила свою кобылу въехать в городские ворота, от которых остались лишь тлеющие головешки. Если Паэн был среди повешенных, ей незачем больше было заботиться о своем здоровье.
На узких улочках Ноттингема царило смятение. Тяжеловооруженные воины короля собрались перед тесными лачугами, пристроенными к скале, и перед входами в древние пещеры, пронизывающие песчаниковое основание замка. Под угрозой применения оружия граждане Ноттингема выносили из пещер свои скромные сбережения, оставляя их на мощенных булыжником улицах, а то и просто бросая в грязь. Один одетый в кольчугу пехотинец отделился от остальных и протянул руку к поводьям кобылы, на которой ехала Джоанна.
— Назад! — крикнула она Эдвину и Рольфу, которые ринулись было на ее защиту.
— Ноттингемским предателям не нужны лошади! — огрызнулся воин. — Благодарите судьбу за то, что вас не повесили вместе с остальными изменниками.
— Но мы не…
Джоанна повысила голос, чтобы отвлечь внимание пехотинца от протестов Эдвина.
— Я здесь для того, чтобы увидеть короля Ричарда! — крикнула она. — Мы явились сюда по вопросу, интересующему его величество.
Она почувствовала у своей шеи зазубренное лезвие меча.
— Если вы лжете, — последовал ответ, — то еще до захода солнца лишитесь ваших лошадей — а заодно и жизни.
Их окружили вооруженные воины, распространяя вокруг отвратительный запах пота, крови и дыма, от которого к горлу Джоанны подступила тошнота.
— Я должна увидеть короля, — с трудом выговорила она.
— Он сейчас занят, моя прелесть. Вешает предателей.
— Эти люди приехали вместе со мной, чтобы взывать к королевской милости. Дело касается Паэна из Рошмарена и тех обвинений, которые выдвинул против него лорд Молеон.
Выслушав ее, воины начали о чем-то вполголоса переговариваться.
— Он жив? Паэн из Рошмарена жив? Ответом ей был грубый хохот. Солдат опустил свой меч и сплюнул на землю.
— Если он ваш родственник, вам стоит хорошенько подумать, прежде чем просить короля о снисхождении. Говорят, будто он убил женщину и теперь ее родные явились сюда, чтобы собственными глазами увидеть, как свершится правосудие. Вы его не спасете, и дело может кончиться тем, что вам придется уплатить денежный штраф семье убитой.
— Но он жив? Скажите мне, он еще жив? Воин жестом приказал своим товарищам взять под уздцы лошадей Джоанны и ее спутников.
— Он жив, и я заберу ваших животных как плату за то, что вас доставят к королю.
Эдвин собрался протестовать, однако Джоанна гневным взглядом вынудила его замолчать и снова обернулась к грабителю в кольчуге:
— Вы клянетесь всеми святыми и спасением вашей души, что проводите нас к королю?
Тот снова сплюнул на землю.
— Да, — ответил он наконец. — И поверьте, я не окажу вам этим услугу. Помните, что я предупредил вас, леди! А теперь следуйте за мной или убирайтесь ко всем чертям.
И поскольку Джоанна не видела другого способа добраться до короля, ей ничего не оставалось, как только подчиниться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вслед за луной - Кук Линда



роман хороший. прочитала с удовольствием. 10 балов.
Вслед за луной - Кук Линдатату
18.11.2015, 16.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100