Читать онлайн Ночные костры, автора - Кук Линда, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночные костры - Кук Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночные костры - Кук Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночные костры - Кук Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кук Линда

Ночные костры

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 23

Алиса не помнила, как вернулась в монастырскую постель, отмывшись от крови де Рансона и черной садовой земли. Весь остаток ночи Раймон провел с ней, утешая словами и объятиями.
Она много раз пыталась заговорить о де Рансоне, но Раймон пресекал эти разговоры. Он запер на засов дверь спальни, отгородившись от взволнованных голосов, которые гулко звучали в темном каменном коридоре, и велел не беспокоить их до утра.
И все-таки ей не спалось. Прошло уже много времени после того, как Раймон отпустил из спальни своих воинов и собственноручно смазал и перевязал царапины, оставленные де Рансоном на ее горле, а она никак не могла заснуть.
Ножевые ранения были неглубокими, они скоро заживут. А синяки на шее стали страшными, судя по тому, как скривился Ален, который похозяйничал в монастырском лазарете и принес ей медового вина.
Раймон развел огонь в маленьком камине, но отказался принести свечи и заявил, что не нашел в ее сумке зеркальца из полированной стали. Зато у нее были фляжка с медовой настойкой на травах для исцеления больного горла и муж, который ловил каждый ее вздох и развлекал рассказами про Нормандию, про строгую красоту крепости его отца в Базене.
На лице Раймона нельзя было разглядеть никакого страха перед гневом королевы. Однако он упорно говорил о поездке на восток и не заикался о том, чтобы вернуться на запад, в Кернстоу.
Алиса попыталась привстать.
— Эмма… — прошептала она.
Он вновь уложил жену на подушку и тронул рукой ее лоб.
— Ей ничего не грозит. Засыпай, Алиса. Она потрясла головой.
— Королева…
— Эмме ничего не грозит, — повторил Раймон. — Она и Хьюго будут в Нормандии, в Базене, задолго до нашего приезда. — Он ласково приложил палец к ее губам, заставив молчать. — Мы с Хьюго договорились, что если к концу жатвы от меня не будет вестей, то он увезет Эмму на юг, к морю, и оплатит путь до Нормандии.
Он подтянул одеяло к ее подбородку и разгладил складки на льняном пододеяльнике.
— Даже если нам не удастся мирно договориться с королевой и придется искать убежище, за Хьюго и Эмму можно не волноваться.
Алиса закрыла глаза. Раймон знал, давно знал то, чего она так страшилась: им предстояло ехать в Кентербери, к его братьям, а оттуда морем в Нормандию, под защиту его родных. Но, уехав туда, они уже не смогут вернуться в Англию, в Кернстоу, до тех пор, пока жива королева Элеанора. А может, и дольше.
Если завтра они явятся в Виндзор и повинятся перед королевой в смерти де Рансона, то принц Иоанн, узнав, что погиб его вассал, может при желании совершить тихое, но окончательное возмездие. А его мать, королева Элеанора, не будет препятствовать сыну. Заставив Раймона де Базена и его жену замолчать навеки, она обеспечит сохранность своим тайнам.
Когда она открыла глаза, луна уже зашла. Раймон по-прежнему сидел на скамье, которую придвинул к кровати. Алиса повернулась на бок.
— Пожалуйста, лягте рядом и поспите, — прошептала она. Раймон взглянул на темное окно.
— До рассвета остался всего час.
— Тогда поговорите со мной, пока не пришли нас будить.
Он подсел к ней поближе и оперся спиной о каменную стену.
— Не напрягайте голос. Мне многое надо вам сказать. Отдыхайте и слушайте, Алиса.
— Вы будете говорить про де Рансона? — спросила она.
— Про де Рансона, — подтвердил он, — и не только. Есть вещи похуже. — Он взял руку жены и начал ласково поглаживать ее ладонь. — Де Рансон был не самой большой угрозой, с которой мы столкнулись в Виндзоре. Тихо… — предупредил он, — я все сейчас расскажу. Простите меня, Алиса, за то, что держал вас в неведении. Но я не стал говорить, какое сокровище мы привезли в королевской шкатулке, потому что не хотел подвергать вас опасности со стороны Элеаноры Плантагенет. Уверяю вас, это было бы пострашнее, чем то, что случилось сегодня ночью.
— Но как…
— Кольцо. Тот уродливый серебряный перстень с надписью на камне. Я видел такие надписи в Палестине, на кинжалах, которые находили у мертвых ассассинов.
— Ассассины… это сарацинские убийцы?
— Это религиозная секта. Посланные на задание своим главарем, ассассины добиваются цели любой ценой. Если им не удается убить свою жертву, то они сами принимают смерть.
Алиса притронулась к рубахе Раймона в том месте, где скрывался шрам от кинжала.
— Это сделали ассассины? Он накрыл ее руку своей. -Да.
Она судорожно вздохнула:
— Зачем же Элеаноре… Раймон покачал головой:
— Не знаю. Перстень, который мы ей привезли, — это знак обязательства. Ассассины должны подчиниться воле того, на ком надето такое кольцо. Она может испросить у них одну услугу — скорее всего убийство. Или что-то другое. Королева Элеанора сказала, что шкатулка поможет ей освободить из плена короля Ричарда. Теперь я понимаю, что ее интересовал только этот перстень.
Алиса содрогнулась.
— Каким образом она…
— Будем надеяться, — перебил Раймон, — что нам никогда не придется узнать, как она им распорядится.
Алиса приподнялась на постели и села рядом с ним.
— Она знает, что вы распознали надпись на кольце?
— Она знала об этом заранее. Я провел в Палестине два долгих года на службе у короля Ричарда.
— Не понимаю, зачем посылать человека, который все знает?
Впервые за два дня в улыбке Раймона не было горечи.
— Вы жалеете о том, что она прислала вам в мужья бывалого рыцаря, израненного в боях на Святой земле?
Смеяться было больно. Алиса приложила пальцы к его губам.
— Ответьте мне.
Он поцеловал ее руку.
— По-видимому, она долго думала, прежде чем сделать выбор. Человек, который не видел ценности в этом кольце, мог отнестись к нему небрежно. А тот, кто знал эту надпись, мог воспользоваться перстнем сам или отдать его принцу Иоанну, который, в свою очередь, мог использовать его против короля Ричарда и его матери, обвинив их в сговоре с сарацинскими дьяволами.
Алиса закрыла глаза.
— Она вам доверяла. Доверие королевы — проклятие. Раймон продолжал улыбаться:
— Вы мыслите, как мой отец, Алиса. Еще одна причина, по которой он вас полюбит.
Она обхватила ладонями его лицо и прошептала:
— Мы должны ехать к вашему отцу. Только там вы будете в безопасности, если вдруг лишитесь доверия королевы. Со смертью де Рансона…
— Ш-ш-ш! Поменьше слов. Берегите горло.
— Раймон…
— Тихо. — Он привлек жену ближе и нагнул ее голову к своему плечу. — Говорить буду я. Де Рансон — нежелательная новая фигура в игре королевы. Если она узнает, что он умер от моей руки, у нее возникнет искушение убить меня за это, хоть она, вероятно, и знает, какое он был чудовище.
— Откуда ей знать? Он рядился в монашескую сутану и жил как простой монах…
— Если мы ничего не скажем, а потом королева выяснит, кто его убил, то больше не будет нам доверять. И тогда станет по-настоящему опасной. — Он понизил голос: — Ханд в Виндзоре, работает в оружейной мастерской.
Алиса вздрогнула.
— Ханд здесь? Он знает де Рансона в лицо. Если он увидит труп… если он увидит его завтра, мы пропали.
Раймон опять прервался на ласку.
— У вас пропадет голос, миледи, если вы не замолчите. Он привалился к стене.
— Ханд ничего не скажет о де Рансоне. Он мне обещал. — Фортебрас вздохнул. — Давайте больше не будем говорить про этого кузнеца. Я разрешил ему остаться в оружейной мастерской, хотя мог отправить его обратно в Кернстоу.
— Вы так добры, милорд. Раймон нахмурился:
— У меня не было выбора. Он останется там, где хочет остаться, а я избавлю себя от созерцания его тупого лица.
— Ханд не…
— Он тупой болван, который чудом остался жив. Я буду называть его, как мне нравится, а он должен сказать мне за это спасибо.
— Спасибо. Вы спасли ему жизнь.
— Его жизнь не стоит ни полсловечка из ваших уст, а тем более — той боли, с которой вы его произносите. — Раймон бросил беглый взгляд на ставни. — Ну, хватит об этом идиоте кузнеце. Скоро рассветет. К утру мы должны продумать план действий.
— Поедем в Нормандию, бросив ваши поместья? Раймон погладил ее по волосам и закрыл глаза.
— Вам решать, — наконец сказал он. — Я думал, что заслужил эти земли и несколько лет покоя за свою службу королю Ричарду. Но то, что вы сделали для королевы, превосходит мужество воина. За то время, что у нас осталось, вы должны выбрать, что мы будем делать. У вас есть это право.
Она подняла руку и коснулась его лица.
— Вы готовы так легко отказаться от своих земель? Он поймал ее пальцы и поднес их к губам.
— У меня есть вы. Я найду другие земли и завоюю их своим мечом.
— Вы хотели покоя, Раймон.
Он положил ее руку на кровать и накрыл Алису одеялом.
— У меня есть вы.
— Но потом, если вы пожалеете…
Он приник к ее губам в нежнейшем поцелуе.
— Засыпайте, — сказал он, — я постою на страже. Она отбросила одеяло.
— Ложись со мной, Раймон.
Он тронул бинт, которым была перевязана ее шея.
— Вам нельзя двигаться.
— Обними меня, Раймон, и держи меня в своих объятиях до рассвета.
Он погрузился в сладкий сон и спал так крепко, что проснулся только на рассвете. За ставнями показались первые лучи солнца.
Алиса спала на его плече. В первые секунды после пробуждения он испытал неприятное покалывание под ложечкой, не услышав рядом тихих болезненных хрипов, которые сопровождали ее дыхание в начале ночи. Но она пошевелилась в ответ на его испуганный шепот и улыбнулась. Когда Алиса заговорила, голос ее звучал, почти как прежде.
— Мы должны ей все рассказать, — произнесла она безо всякого вступления.
Он поцеловал ее в теплую щеку.
— Я уже сказал: вам решать. Вы ничего никому не должны. Как скажете, так и сделаем. — Он скинул с себя одеяло и шагнул на холодный дощатый пол. — Но вы примете решение не сейчас, а после того, как позавтракаете.
Алиса потянулась к его руке.
— Насколько я понимаю, у нас не такой уж большой выбор. Если мы сейчас уедем, Раймон, то королева все равно нас разыщет. Если мы ничего не скажем, а потом Элеанора узнает про… про труп в саду, она больше не будет нам доверять и снова пришлет войска к крепости вашего отца.
— Да, она может прислать туда армию Меркадье. Но вы не должны делать свой выбор из страха за мою семью. Им это не нужно. — Он обхватил ее лицо ладонями и заставил встретиться с его взглядом. — Значит, вы решили довериться королеве?
— В нашем положении это самая лучшая ставка. Если королева примет нашу сторону, то принц Иоанн не посмеет отобрать у вас земли.
Раймон нагнул голову и поцеловал ее в лоб.
— Вы правы, эта самая лучшая ставка. Если мы сейчас убежим от королевы, она до конца своих дней будет представлять для нас угрозу.
Однако ставка есть ставка: либо они выиграют и сорвут большой куш, либо проиграют — и потеряют все.
С тревожно сжавшимся сердцем Раймон открыл дверь и крикнул Алену, чтобы он принес им еду из монастырской трапезной.
Молодой рыцарь рассказал им продолжение ночной эпопеи. Труп де Рансона, оставшийся лежать в саду, обнаружили с рассветом. Шестеро монахов переложили его на дощатые носилки, чтобы потом вынести за ворота конюшенного двора и похоронить в освященной земле аббатства.
Монах Эдвард, которого солдаты Раймона нашли в коридоре истекающего кровью от многочисленных ран, лежал в лазарете и еще не приходил в сознание.
Не менее странным было исчезновение приора Юстаса. Он вышел из своей комнаты на рассвете и с тех пор не появлялся. Монахи в трапезной галдели, обсуждая все эти загадочные события.
Испуганный слуга, который был еще моложе, чем несчастный брат Эдвард, принес к их двери холодное мясо, хлеб и эль. Он стоял с позеленевшим лицом, глядя на залитые кровью каменные плиты. Раймон взял у него деревянный поднос и закрыл дверь.
Алиса укладывала свои вещи во вьючный мешок, который притащила из угла спальни. Ее дворцовый наряд, безнадежно испорченный, валялся кучкой перед камином. Алиса достала из мешка малиновое шерстяное платье — когда она впервые увидела его в Кернстоу, оно показалось ей таким элегантным!
— Мне придется надеть это.
Раймон поднял глаза от буханки хлеба, которую в это время резал.
— Оно вполне подойдет.
— Я буду вся расписная: красное платье, красные царапины на лице и синяки на шее. Пустят ли меня стражники к королеве, в таком виде?
Он нежно коснулся пальцами ее щеки.
— Пустят. Если бы они пользовались ушами, которые дал им Всевышний, они бы раньше пришли вам на помощь и убили де Рансона в Виндзоре, когда он напал на вас в первый раз. Пусть только посмеют взглянуть на вас косо, и я изрублю мечом этих гнусных хорьков.
Из коридора потянуло холодом. Дверь была открыта, а на пороге стояла осанистая и стройная фигура в богато расшитой мантилье.
— Хорьков? — переспросила королева Элеанора. — Вы опять говорите про хорьков, Раймон Фортебрас?
Раймон медленно положил нож на поднос и шагнул вперед, встав между Алисой и суровым ликом на пороге.
— Ваше величество, — сказал он, — вы желаете поговорить со мной во дворце?
Королева Элеанора шагнула к столу и, приподняв изогнутую бровь, взглянула на скамью.
— Я буду говорить с вами здесь, Раймон де Базен. С вами и с леди Алисой.
Раймон принес скамью.
Вдовствующая королева обернулась к своим охранникам, стоявшим у нее за спиной в коридоре.
— Велите принести тростниковые половики и застелить плиты в коридоре. Ребенок не должен видеть кровавые пятна. И ждите меня во дворе, с лошадьми. — Она опять обернулась к Раймону: — В конюшенном дворе лежит убитый мужчина, а ваш двоюродный брат Монбэзон хладнокровно охраняет этот коридор и следит за моими стражниками. Приор попросил у меня защиты. Он сказал, что останется в Виндзорском замке до тех пор, пока вы не уедете отсюда. Он боится, что вы его убьете.
Она знаком велела Раймону закрыть дверь.
— Что все это значит, Раймон де Базен? — спросила она. — Вам многое надо мне объяснить. А если не мне, то судейским чиновникам Ричарда.
— Скажите ей.
Королева обернулась к Алисе. На властном морщинистом лице мелькнуло сочувствие.
— Что с вашим голосом, малышка?
— Это дело рук одного негодяя, который напал на нее во дворе вашего замка… — сказал Раймон.
— Нет, Раймон… — проговорила Алиса с надрывом.
— Под самым носом у ваших охранников.
— Помолчите, де Базен, — смягчила тон королева, — а вам, Алиса, нельзя говорить. Ведь вам больно?
— Да, больно, — проворчал де Базен. Прищуренные глаза опять обратились к нему.
— Тогда говорите за свою жену, как она и просила. Только не вздумайте скрывать правду, де Базен. Если вы утаите от меня хоть что-то, я вычеркну вас из числа тех, кому можно доверять.
— Мне будет очень жаль, ваше величество. Королева Элеанора положила на стол свою изящную руку.
— Одним сожалением вы не отделаетесь, Раймон де Базен. У вас будут большие неприятности. — Длинные пальцы, лежавшие на дубовой столешнице, сжались в сердитый кулак. — А теперь рассказывайте, что произошло.
Алиса решила довериться королеве. Раймон взял жену за руку и начал говорить:
— Убитого зовут Харольд де Рансон, ваше величество. Это бывший владелец Кернстоу.
— Значит, он не погиб в Палестине? Раймон протяжно вздохнул:
— Указ о моем владении землями Корнуолла не имеет силы, поскольку он был писан в уверенности, что де Рансон мертв…
Королева отмахнулась.
— Не вам решать, имеет ли силу королевский указ. Как умер де Рансон?
— От моего меча.
— Почему?
— Он обидел мою жену. Она напала на него, когда он пытался забрать вашу шкатулку.
Повисла долгая пауза.
— Он был сторонником Иоанна, склонным к алчности, — наконец произнесла королева, — к тому же из семьи, известной своими бунтарскими нравами. — Она на миг закрыла глаза, потом улыбнулась. — Этот человек будет похоронен здесь, и никто не узнает его настоящего имени. Приор запишет, что он погиб в стычке с ворами.
Алиса вскрикнула от облегчения и отняла пальцы ото рта.
— Спасибо, ваше величество! Королева Элеанора нахмурилась.
— У вас, Алиса Мирбо, вид затравленного кролика со следами силка на горле. Это сделал де Рансон?
Из груди Раймона вырвался низкий рык.
— Да, ваше величество, — прошептала Алиса.
— И голос у вас слабый. Я думаю, вы не сможете пересказать мне те истории, которые наплел вам муж, чтобы нагнать страху перед Элеанорой Плантагенет.
Алиса встала.
— Ваше величество…
Небрежным жестом Элеанора велела ей сесть.
— Я слишком стара, чтобы слушать досужие сплетни. Но, — продолжала вдовствующая королева, — если я услышу, что вы повторяете эти досужие сплетни или выкладываете кому-то мои секреты, вы лишитесь не только своих земель.
Алиса подняла голову и посмотрела в темные глаза королевы.
— Мы вас не подведем, — пообещала она.
Чуть дрожащей рукой Элеанора потянулась через стол и тронула щеку Алисы.
— Делайте, как я говорю, ради памяти Изабеллы. — Она обернулась к Раймону: — Храните мои секреты, де Базен, и вы сохраните себе жизнь. И да благословит вас Господь.
Она скакала вместе с ними от ворот аббатства до перекрестка. Следовавшая за ними королевская охрана по ее команде отъехала назад и остановилась поодаль с солдатами Раймона и маленьким Уотом.
— Тут мы с вами простимся, — сказала королева Элеанора. — Когда Ричард выйдет из плена, вы должны явиться к его двору и принять присягу, чтобы вступить в законное владение вашими новыми землями. А до тех пор не показывайтесь здесь.
Она вытащила из рукава маленький свиток тонкого пергамента, скрепленный красной печатью, и протянула его Раймону.
— В Аквитании есть земли, которые могут пригодиться вам после моей смерти. На случай, если мои сыновья не сумеют сохранить мир в Англии или если бароны Нормандии развяжут войну против Ричарда. Теперь у вас есть средства, чтобы держаться подальше от королевского двора и от тех, кто будет испытывать терпение моего сына. Надеюсь, вы воспользуетесь этими средствами. — Она вперила в Раймона свои темные глаза. — Ну, Раймон де Базен, вы все еще считаете, что доверие Плантагенетов равносильно проклятию?
Алиса в замешательстве посмотрела на мужа. Лицо Раймона покрылось густым румянцем.
— Ваше величество, Раймон не хотел…
— Алиса Мирбо, вам повезло, что ваш муж не искал себе места при дворе. Его откровенные речи могли его погубить. — Королева Элеанора кивнула в сторону маленькой группы всадников, окружавших Уота. — Ладно, езжайте, пока этот мальчишка не повторил еще какую-нибудь вашу дерзость.
Раймон глубоко вздохнул, открыл рот и покосился на свою перепуганную жену.
— Простите мне мои слова, ваше величество.
— Я прощу вас, Раймон де Базен, когда вы научитесь следить за своим языком. Цените осторожность, дети мои, и вы будете жить спокойно.
Королева Элеанора поехала на север, к Виндзору, в сопровождении охраны.
Она не оглянулась назад, чтобы посмотреть, какую дорогу выбрали Раймон и Алиса.
Раймон сделал долгий судорожный вздох.
— Она непредсказуема, наша королева Элеанора. Нам надо побыстрее уехать отсюда, пока маятник ее благосклонности не качнулся в обратную сторону.
— Куда мы поедем? — прошептала Алиса.
Воины молча ждали в отдалении. Их лошади беспокойно топтались на резком осеннем ветру. В тишине было слышно, как щебечет Уот, сидевший на самой крупной вьючной лошади.
— В Кернстоу? — спросила Алиса. Раймон покачал головой.
— Слишком рано, — сказал он.
— В Базен, к вашим родным? Он улыбнулся:
— Хороший выбор, но легко угадываемый. — Раймон поднял пергаментный свиток, который все еще держал в руке. — Королева Элеанора не ждет, что мы послушно поедем в Аквитанию заявлять права на наше новое поместье. Она думает, что до освобождения короля Ричарда мы будем прятаться где-нибудь в глуши.
Алиса улыбнулась в ответ:
— И она не ждет, что мы прибудем в Аквитанию до зимы.
В отряде де Базена вдруг стало тихо. Веселый голосок Уота смолк. Мальчик улегся на большом вьючном мешке.
Была видна лишь его тонкая ручка, указующая вверх, в разрыв между прозрачными облаками. Высоко над ними в небе медленно кружил ястреб. Раймон развязал свою седельную сумку.
— Ближайшие месяцы мы будем в пути — до тех пор, пока не выйдет на свободу король Ричард. К тому времени королева успокоится, и мы сможем обосноваться в Кернстоу или в Аквитании — где пожелаете. — Он положил королевский подарок в сумку и хмуро взглянул на ястреба.
Утро было холодным. Раймон снял с себя плащ и накинул его на алую мантилью Алисы.
— Я поделю нашу компанию. Уот поедет с Эриком и шестерыми солдатами. — Он улыбнулся. — С ними он будет в безопасности, да и у вас быстрее восстановится голос, если вам не придется ежеминутно отвечать на вопросы мальчика.
— Он будет в безопасности, если Эрик и остальные не станут шататься по борделям. — Она улыбнулась мужу. — Если вы отдаете Уота на их попечение, вы должны прежде поговорить с ними, Раймон.
— Гм-м. — Он окинул взглядом дорогу. — Мои солдаты поедут вместе с нами в Дувр. По пути я найду тихое место, где мы проведем несколько дней и дождемся, когда вы поправитесь.
— Я могу ехать прямо сейчас, Раймон.
— Нет нужды торопиться. — Он подвел своего коня ближе и взял жену за руку. — Пару недель поживем спокойно. Мои люди последят за дорогой.
— А потом, если у нас останутся силы ехать дальше? — с улыбкой спросила Алиса.
— Потом отправимся в Дувр. — Раймон погладил ее руку. — Нам предстоит переплыть море и проехать половину владений короля Ричарда в Нормандии и Аквитании…
— Если вы будете рядом, море покажется мне болотной лужей.
Раймон засмеялся:
— Тогда уж добавьте к болотной луже одну-две речки! Алиса подняла глаза к небу. Она не чувствовала ни страха, ни головокружения и могла сколько угодно смотреть на безбрежную синь. Небосвод был всего лишь огромным шелковым балдахином над лицом ее возлюбленного.
Черный ястреб сошел с круга и улетел на восток, скрывшись в облаках.
В феврале 1194 года в Майнце император Священной Римской империи допрашивал английского короля Ричарда в связи с убийством Конрада Монферратского. Ричард предъявил письмо от Старца Горы, главы секты ассассинов, в котором тот брал на себя всю ответственность за смерть Конрада. Через несколько дней Ричард был освобожден.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Ночные костры - Кук Линда



роман хороший.10 балов.
Ночные костры - Кук Линдатату
23.11.2015, 21.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100