Читать онлайн Ночные костры, автора - Кук Линда, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночные костры - Кук Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночные костры - Кук Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночные костры - Кук Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кук Линда

Ночные костры

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Было бы глупостью идти пешком через морстонское болото ночью. Если она поддастся панике и побежит к далекому костру, это может стоить ей жизни. Она собьется с дороги или оступится и угодит в одну из темных мелких луж, под которыми скрываются трясины и из которых ей ни за что не выбраться в одиночку.
Взошедшая луна тускло освещала дальние пирамиды, отмечавшие кружной путь среди опасных болотных топей. Через каких-то два часа луна начнет снижаться и дорога погрузится во тьму. Болота опять станут смертельной ловушкой для ночных путников.
Даже если она рискнет ускорить шаг, ей далеко не убежать — ноги изранены. Меньше часа назад ветер пронзительно завыл в щелях самой большой пирамиды — белой каменной груды, которая очень напоминала стоящего человека. Лошадь испугалась и ускакала. Мгновение спустя Алиса поднялась с земли и увидела, что кобылы нет. Разбитые колени и ладони немилосердно саднили.
Ей понадобилась вся ее решимость, чтобы пройти мимо высокой пирамиды. Тонкий пронзительный свист непрестанно менял тон в зависимости от того, усиливался или стихал северный ветер. Когда она проходила, звук упал до тихого жуткого шипения.
Страх окончательно лишил Алису смелости. Если бы она не упала с лошади, то сейчас позволила бы испуганному животному отвезти ее обратно в Кернстоу, оставив последнюю надежду вовремя добраться до Морстона и скрыть следы своего преступления. Но лошадь убежала, и она оказалась совсем одна на этой дикой земле, ближе к Морстону, чем к Кернстоу.
Алиса шла на запад и не оглядывалась назад.
Они нашли повозку у дороги. Она наполовину погрузилась в черную воду, рябившую от ветра. Де Базен заставил Шайтана войти в грязь и, спрыгнув с седла, поднял завалившуюся на бок повозку. Темные волнистые волосы, которые плавали на поверхности воды между колесными спицами, оказались пучком травы. Раймон сжал их в кулаке и крикнул Эрику, чтобы тот дал ему свою пику. Яростно ругаясь, он тыкал древком пики в болотную жижу, как совсем недавно делал своим мечом в кернстоуской реке. Это было всего час назад, но ему казалось, что прошла целая вечность.
Воины позвали его на дорогу, оторвав от отчаянных поисков, и осветили факелом оглоблю повозки, на которой не было кожаного повода. Отвязанные вожжи свисали с упряжки пугливой кобылы с бельмом на глазу.
Солдаты предположили, что леди Алиса сама распрягла лошадь и попыталась вернуться в Кернстоу. Она должна быть где-то поблизости. Наверное, госпожа сбилась с дороги, и они проехали мимо нее в темноте.
Раймон выбрался из лужи и молча сел на Шайтана. Он не отрицал, что его жена взяла повозку, и не отвечал на немые вопросы, написанные на лицах воинов, которые озадаченно смотрели на него в свете факелов. Скоро, оченьскоро они узнают правду.
— Едем на запад, — скомандовал он.
— Милорд, она, наверное…
— Мы едем на запад, — повторил Раймон, — а тому, кто еще раз откроет рот, я отрежу язык.
Морстонский костер теперь казался больше. Спустившийся туман окрасился цветом пламени, и по горизонту расползлось рассеянное малиновое свечение.
Еще немного, и она будет дома. В слабом свете морстонского костра посверкивала полукруглая придорожная лужица. Это был первый из болотных прудов, расположенных меньше чем в миле от замка.
Она не ожидала так скоро услышать отдаленный шум моря. Его ритм был слишком частым и неровным. Наверное, это ветер поднял такой странный, беспорядочный прибой.
Алиса перестала вслушиваться. Может, она перепутала направление? Она обернулась и удивленно попятилась. Костер в Кернстоу, который должен был быть всего лишь слабой точкой света у нее за спиной, оказался слишком большим. И слишком высоким…
Он двигался! Волнообразно, делясь на языки пламени, которые многократно пересекались друг с другом и росли.
А мерный шум издавало вовсе не море.
Сзади ехали всадники — они неслись во весь опор, их факелы виднелись сквозь низкий туман. Алиса побежала.
Топот копыт становился все громче. Нестройные голоса и хриплые выкрики перекрывали вой холодного ветра.
Алиса бросилась с дороги к высоким кустам у пруда. «Закрой глаза, — говорили пастухи, — и охотники пронесутся над тобой. Их дыхание — холодный огонь, от которого стынет кровь, а глаза превращаются в лед. Если ты на них посмотришь, то больше уже ничего не увидишь в этой жизни».
Топот утих. Ветер тоже. Теперь была слышна лишь поступь одной лошади — обычной земной лошади, которая медленно, тяжело и неумолимо перебирала копытами по замшелой земле.
Алиса подняла глаза и открыла рот, задохнувшись в немом крике. Ее перехитрили! Земной перестук копыт был уловкой, которая заставила ее взглянуть на дьявольских всадников.
Вернее, на одного всадника — он был один. Факел у него в руке отбрасывал желтое пламя, но глаза лошади и ее адского седока сверкали красным огнем. Как и обнаженный меч на боку у призрака.
Он увидел свою жену впереди на дороге. Она была одна. Быстрой тенью она метнулась с тропинки и скрылась в зарослях.
Это ловушка! Любовник Алисы спрятался первым, а ее оставил на дороге, чтобы она заманила своего мужа в засаду. Там, наверное, притаились и другие мужчины, ожидая, когда он подъедет поближе.
Губы Раймона брезгливо скривились. Только самый последний трус станет рисковать жизнью своей дамы! Охваченный гневом, Раймон Фортебрас уже не думал о том, сколько вооруженных воинов ждут его в темноте. Он убьет их всех. И сделает это один.
А если там только его жена со своим любовником, то лучше, чтобы у этой измены не было свидетелей. Он остановился и стал вглядываться в темноту, но залитые лунным светом кусты даже ни разу не шелохнулись. Если где-то и есть вооруженный отряд, то он не здесь, а дальше.
Раймон обернулся и крикнул своим людям:
— Поезжайте назад!
Разумеется, воины его не послушали. Они поскакали к нему, подняв свои мечи и выкрикивая вопросы.
— Милорд, вы ее нашли?
— Поезжайте назад — немедленно, черт возьми!
— Вы нашли ее, милорд?
— Назад! — взревел он. — Иначе, клянусь сатаной, я сам порублю вас всех на куски.
Они остановились в некотором отдалении. Раймон услышал голос молодого Эрика, который сказал остальным, что видел убегавшую с дороги женщину. Солдаты загалдели, обсуждая странную выходку Алисы. Мол, она играет с огнем, навлекая на себя гнев господина.
Они начали разворачивать своих лошадей на восток.
С мечом в руке Раймон ждал, когда его воины покинут берег пруда. Они ехали медленно, переговариваясь между собой. Никто не смеялся. Даже если эта женщина устроила праздничный розыгрыш, то она зашла слишком далеко. Подумать только — так заморочить голову лорду Фортебрасу! Нет, это добром не кончится.
Голоса удалялись. Когда они смолкли совсем, Раймон медленно подъехал к кромке воды.
Алиса сидела, съежившись, в придорожных кустах. В лунном свете он увидел ее бледное лицо. Если у него и были какие-то сомнения в ее виновности, то эти глаза, полные ужаса, отняли у него последнюю надежду.
Его жена подняла голову, и из горла ее вырвался какой-то дикий, нечеловеческий хрип. Раймон остановил испуганного Шайтана и опустил факел, чтобы осветить ей лицо.
Она отвернулась и ринулась сквозь заросли, раздвигая руками ветки кустов. Сильный ветер запутал ее волосы в ветках. С воплями и рыданиями она продиралась через утесник, а лиственные прутики, зацепившиеся за длинные локоны, тащили ее назад.
— Стоять! — рявкнул Раймон.
Она замерла в кустах, тяжело дыша, и как смогла повернула голову, но глаза ее смотрели мимо него. Взгляд был рассеянным.
Раймон спрыгнул с седла и пошел к ней. Когда он поднял свой меч, чтобы срезать запутавшиеся в волосах ветки, она не поморщилась и не вздрогнула. Казалось, она вообще не понимает, что происходит.
— Где он? — сурово спросил Раймон. Наконец она взглянула на него.
— Где он? — повторил он уже мягче.
— В амбаре.
— В Морстоне? Она закрыла глаза.
— Он ждет тебя там?
Алиса зарыдала. Раймон положил факел на землю, убрал в ножны меч и начал кинжалом срезать ветки, которые остановили ее. Она судорожно дернулась и замерла в испуге.
Увидев кинжал, она приложила пальцы к горлу, как будто боялась, что муж ее сейчас зарежет. Раймон заметил это движение и со стыдом вспомнил убийственный гнев, который владел им во время поисков. Гнев прошел, но цель осталась. Он должен это сделать — чтобы спасти свою честь. У Алисы чести не было.
Он взял жену за руку и вытянул ее из кустов.
— Я убью его, — сказал Фортебрас, — сегодня же. Она удивленно взглянула на него.
— Но он уже мертв.
— Он будет мертв.
— Он мертв…
Казалось, она сама верила в свои слова. В знойной Палестине, после жестоких боев, он видел мужчин-воинов в таком же состоянии. Разум его жены витал где-то далеко, осталась одна ходячая оболочка, которая почти ничего не соображала. Он заговорил нарочито медленным, ровным тоном:
— Алиса, я отвезу тебя в Шильштон, к священнику. К отцу Грегори. Ты останешься там до тех пор, пока не выяснится, беременна ты или нет.
Она вновь зарыдала.
— Если ты не беременна, тебя отправят…
Она что-то крикнула хриплым голосом, но он не разобрал слов..
— Если ты не беременна, я отправлю тебя в…
— Нет! Делайте что хотите, но пусть все кончится там, в аббатстве.
Неужели она думает, что после этой ночи между ними может быть что-то еще?
— Миледи, все уже кончено.
— Прошу вас, милорд, сделайте это в аббатстве! Только не суд. Только не виселица…
У Раймона зашевелились волосы на затылке. Да она безумна! Его нечестная жена лишилась рассудка.
— Пожалуйста! Воспользуйтесь вашим мечом. Пожалуйста… только не виселица.
Он почувствовал новый всплеск черной ярости.
— Вы вымаливаете благородную смерть для своего любовника? Успокойтесь, мадам. Я не буду тратить время и ждать, когда этого негодяя вздернут на виселице. Он умрет от моего меча. У вас на глазах, мадам.
Она закрыла лицо исцарапанными руками и медленно покачала головой.
— Нет, — прошептала она, — не говорите больше ни слова! — Ее голос поднялся до хриплого крика. — Я ничего не понимаю! Он мертв. Он мертв. Он…
Она сумасшедшая.
Или почему-то думает, что ее любовник умер.
А может, он и впрямь мертв, и не страх за жизнь любовника, а какая-то давняя трагедия стала причиной помешательства Алисы и выгнала ее на эти опасные болота?
У Раймона остался еще один вопрос. Он должен был его задать.
— Кто мертв, Алиса?
— Де Рансон, — проговорила она, медленно опуская руки.
— Он пропал без вести, Алиса. Она покачала головой:
— Он там, в амбаре. Раймон видел, что она дрожит.
— Де Рансон погиб. И никто не знает, где его могила.
— Он там. Я положила его туда. И я хотела… — Она подняла глаза и посмотрела на него без всякого выражения. — Он в амбаре. Я найду его там. Я должна это сделать сегодня ночью, пока во дворе никого нет.
К горлу Раймона подкатил комок.
Безумие принимает самые разные формы, но никогда, даже на полях сражений в Палестине, он не встречал людей, настолько одержимых своими умершими возлюбленными. Она готова разрыть его могилу и…
Неужели эта испуганная женщина — его жена? Неужели она безумна? На какую же колею свернул ее больной рассудок? Он сглотнул горький ком в горле и задал последний жуткий вопрос.
— Алиса, — прошептал он, — расскажи мне, что ты должна сделать сегодня ночью?
И она ему все рассказала.
Раймон срезал ветки с кустарника у пруда и обложил ими шипящий факел. Пока он ходил за водой, Алиса молча сидела у дымного костерка. Он протянул ей воду в своем перевернутом шлеме, а когда она напилась, смочил низ ее широкого рукава и протер ей лицо.
— Откуда де Рансон узнал, что ты прячешь в Морстоне королевские сокровища?
— Он этого не знал. Ему было известно лишь то, что моя мать и Уильям поднимали каминную плиту и…
— По порядку, Алиса. Давай все по порядку. Она помолчала.
— Услышав, что королева вышла из заточения, Уильям и мама в тот же день подняли каминную плиту и достали шкатулку. На другое утро они поехали к королеве Элеаноре, но не застали ее в Виндзоре: она отправилась искать невесту для Ричарда, а потом к нему на Сицилию. Мои родители привезли драгоценности королевы обратно и снова убрали их в тайник. Мы сделали это незаметно, но все равно пошли разговоры.
— И де Рансон догадался о шкатулке?
— Не сразу. Через несколько месяцев в Кернстоу пришло письмо от королевы.
— В Морстон, ты хочешь сказать?
— Нет, в Кернстоу. Она вспомнила про нас и прислала письмо из Аквитании, в котором освобождала Морстон от уплаты второго «крестового» налога. Де Рансон мог не платить морстонскую долю подати. Тут он понял, что моя мама оказала королеве Элеаноре какую-то услугу, и вспомнил слухи про каминную плиту.
— Он потребовал у Уильяма объяснений?
— К тому времени Уильям умер от лихорадки. А вслед за ним умерла и мама.
— И де Рансон пришел к тебе?
— Я сказала ему, что ничего не знаю, что Уильям и мама не сдвигали каминную плиту, но де Рансон мне не поверил. Он разозлился…
Раймон ждал, что она скажет дальше. Но Алиса молчала.
— Де Рансон — это тот самый человек, Алиса? Он тебя изнасиловал?
— Да, это тот самый. Но он меня не насиловал.
— Он был твоим любовником?
— Он был… моим женихом. Мы должны были пожениться. У него было право мной овладеть. У него было право…
Раймон придвинулся ближе и сжал ее руку.
— Как он умер?
Она напряглась, как будто собралась убежать, потом сделала долгий вдох и взглянула ему в глаза.
— Я убила его. И закопала. Это случилось ночью в праздник Иванова дня, когда во дворе никого не было.
— В амбаре? -Да.
Это было похоже на правду.
— Ты сделала это, Алиса? — Раймон почувствовал, как она отпрянула. — Ты сделала это одна?
— Нет, не одна. Когда он… когда он умер, его труп упал в сухой колодец, в котором я прятала шкатулку. Мне помогали… — Она зажала рот рукой, словно борясь с подступавшей тошнотой. — Они принесли камни, чтобы забросать колодец.
— Кто тебе помогал?
Она расстроено опустила плечи.
— Эмма и Ханд. Но они… не сделали ничего плохого. Прошу вас, поверьте! Они только помогли мне.
— Алиса, зачем ты это сделала? Потому что он над тобой надругался?
— У него было право, — повторила она, как будто в забытьи. — Это случилось позже. Он приехал в Морстон, чтобы разыскать сокровища королевы.
— Он знал о них?
— Нет. Он знал, что там что-то есть, но не знал, чтоименно.
— Как он узнал, Алиса? Ты кому-нибудь рассказала? Она покачала головой:
— Нет. Но он как-то узнал.
— И ты решила перепрятать шкатулку? Она закрыла глаза.
— Он хотел привести людей и прежде всего поднять каминные плиты, а если там ничего не окажется, подкопать разрушенную стену. Эмма слышала это от служанок. В праздничную ночь, когда крепость опустела, мы позвали Ханда от костра в новый амбар, построенный над сухим колодцем.
Он вспомнил странное нагромождение сараев и кладовых во дворе к югу от замка.
— Рядом с кладовыми?
— Да. Старая свинья подрыла землю и провалилась в колодец. Мы должны были получше спрятать сокровища и решили поставить амбар. — Алиса вздрогнула. — Он был наполовину полон.
— Амбар?
— Нет, колодец. Он был наполовину засыпан камнями, когда я… когда это случилось.
Раймон тронул ее за руку.
— Вы опустили шкатулку в старый колодец? — спросил он.
— Да и начали засыпать ее сверху землей, но тут появился он.
Раймон медленно погладил ее по руке, точно хотел разбудить от страшного сна.
— Он попытался ее откопать?
— Нет. Я сказала, что мы еще ничего не опустили в колодец, но собираемся спрятать там золото моего отчима.
— И он тебе не поверил?
— Нет. Де Рансон знал, как бедно мы жили. У нас не было ценностей. Он приставил свой меч к горлу Эммы и велел нам показать то, что мы хотим закопать.
В висках Раймона застучало от гнева.
— Этого типа следовало убить. На тебе нет никакого греха.
Алиса покачала головой.
— Он был вооружен и угрожал Эмме. Как ты это сделала?
— Лопатой.
— Не так просто убить человека лопатой. Ее передернуло.
— Это было непросто…
— У де Рансона был меч. Тебе повезло, Алиса, что он не убил тебя.
— Он держал меч у горла Эммы и сказал Ханду, чтобы тот меня остановил.
— Значит, этот человек был не только негодяй, но еще и глупец! Он дважды заслуживал смерти. С чего он взял, что Ханд станет его защищать?
— Он был нашим господином. Мы с Хандом находились у него в подчинении. А я убила его, Раймон…
Он взял ее руку и крепко сжал.
— И зарыла в колодце? Она кивнула:
— Это было после полуночи, а на рассвете в крепость должны были вернуться люди. У нас не было времени.
— Чтобы его похоронить?
— Чтобы взять шкатулку. Когда он упал, колодец был наполовину засыпан камнями. Я… я отвела Эмму в замок, а Ханд его закопал. Шкатулка осталась под ним. С тех пор я не решалась достать ее оттуда. До сегодняшнего дня.
— А сегодня решилась — после того как я пригрозил разнести Морстон в щепки, чтобы ее найти.
Они сидели в молчании. Алиса судорожно вздохнула:
— Вы дождетесь, Раймон? Вы дождетесь, пока я уйду, прежде чем разрывать колодец?
Он удивленно посмотрел на нее.
— Когда ты уйдешь? О чем ты?
Его жена опять разразилась слезами.
— Ну хватит, — сказал он. — Будешь плакать потом, если тебе хочется. А сейчас нам некогда. Ведь тебя ждет Эмма?
Она зарыдала громче. Раймон схватил ее руки и оторвал их от лица.
— Алиса, — прошептал он, — неужели ты проделала весь этот путь только ради того, чтобы сесть под кустом и всю ночь проплакать? — Он встал с земли и потянул ее за собой. — Если не перестанешь плакать, женушка, тебя услышит весь Морстон, и тогда нам не удастся проехать мимо костра незамеченными.
— Незамеченными?
— По-моему, нам не стоит посвящать в подробности всех этих событий твоих людей.
— Я убила его, милорд, и оставила лежать в неосвященной земле. Принц Иоанн накажет меня, когда узнает про это…
— Он ничего не узнает, Алиса. Ты не совершила никакого преступления. Ты должна была убить де Рансона — точно так же, как на поле брани мужчина-воин должен убивать врагов своего господина. И давай не будем больше говорить про преступление и наказание.
— Если вы утаите мой поступок и нас разоблачат, вы тоже пострадаете.
— Нас не разоблачат.
— А если мы не успеем вырыть шкатулку и в Морстон начнут возвращаться люди?
— Тогда мы выставим их за ворота и будем держать там до тех пор, пока не закончим.
— Но они догадаются… пойдут разговоры.
— Они будут молчать.
И пусть только попробуют пикнуть! Если понадобится, он убьет их всех до единого, чтобы обеспечить молчание. Его жена достаточно настрадалась под гнетом доверия королевы Элеаноры.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночные костры - Кук Линда



роман хороший.10 балов.
Ночные костры - Кук Линдатату
23.11.2015, 21.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100