Читать онлайн Женитьба повесы, автора - Кук Кристина, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женитьба повесы - Кук Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женитьба повесы - Кук Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женитьба повесы - Кук Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кук Кристина

Женитьба повесы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Бренна шла за Джейн вверх по лестнице Мэндвилл-Холла, восхищаясь великолепным фасадом. Одной рукой она осторожно провела по чудесным перилам.
– Со стороны леди Мэндвилл было большой любезностью включить меня в список приглашенных к чаю, правда?
– Ты не представляешь, как она мечтает познакомиться с тобой. Люси умоляла меня привести тебя к ней.
Тяжелая черная дверь распахнулась, и в центре холла они увидели облаченного в ливрею дворецкого.
– Добрый день, мисс Розмур, – сказал он, склоняя голову.
– Добрый день, Мэтьюз. Мы пришли пораньше, но леди Мэндвилл ждет нас. Не утруждайтесь, я сама провожу гостью к маркизе в желтый салон.
– Но, мисс, – возразил было дворецкий, качая головой, но Джейн уже пронеслась по узорному мраморному полу и свернула в широкий коридор. Бренне не оставалось ничего другого, как последовать за подругой.
– Люси не станет возражать, если мы подождем ее в салоне, – пояснила набегу Джейн, когда дворецкий уже не мог их слышать. – Это моя любимая комната в доме Мэндвиллов. Мы всегда пьем в ней чай. Там есть стеклянные двери, они выходят на чудесную террасу. Вот мы и пришли. – Она потянулась к ручке двери. – Идемте, вы должны это видеть. Отсюда открывается прекрасный вид на сад.
Джейн толкнула дверь и замерла, ее пальцы все еще сжимали дверную ручку граненого стекла. Что ее так поразило? Озадаченная Бренна заглянула в комнату поверх плеча подруги.
Миниатюрная золотоволосая женщина – леди Мэндвилл – сидела на краешке шезлонга, обитого зеленым, как мох, бархатом. А в шезлонге растянулся мужчина, вся одежда которого состояла из брюк, жилета, сапог и смятой рубашки. Темно-синий фрак был небрежно брошен на изогнутый подлокотник шезлонга. Лица мужчины Бренна не видела, но зато она заметила, что его рука сжимает ручку леди Мэндвилл.
Наверное, это лорд Мэндвилл, подумала она.
– Колин, – услышала она голос Джейн. Леди Мэндвилл удивленно подняла голову. У Бренны засосало под ложечкой. Колин? Не может быть.
– Колин Розмур, что ты тут делаешь? – спросила Джейн, подбегая к шезлонгу.
Действительно, это был Колин. Он вскочил на ноги, все еще сжимая руку леди Мэндвилл. Боже, что за сцена, свидетелями которой они стали? Колин и леди Мэндвилл в компрометирующей обоих ситуации. Сердце Бренны учащенно забилось. Нет, протестовал ее разум. Этого просто не может быть!
– Джейн, леди Бренна. – Колин поклонился. Было заметно, как он напряжен. – Надеюсь, вы извините мой небрежный вид. – Он взял фрак и быстро надел его, проворно застегивая пуговицы. – Мне нужно было обсудить кое-что с лордом Мэндвиллом, и, боюсь, я злоупотребил гостеприимством Люси, когда обнаружил, что лорда нет дома.
– Вы, должно быть, леди Бренна, о которой Джейн так тепло отзывалась? Вы должны извинить мое поведение, – сказала леди Мэндвилл, дружески пожимая Бренне руку. – Я не думала, что уже так поздно.
Бренна услышала собственный голос:
– Я очень рада наконец познакомиться с вами, леди Мэндвилл. Надеюсь, мы не помешали...
– Вовсе нет, – сказал Колин, приглаживая волосы рукой. Сейчас он выглядел более растерянным, чем минуту назад, хотя это казалось невозможным. Он избегал смотреть ей в глаза. Он выглядел... виноватым. – Мне давно пора идти.
– Не стоит убегать из-за нас, Колин, – возразила Джейн. – У тебя ведь дело к лорду Мэндвиллу. Оставайся, пока лорд не вернется. И тогда вы вдвоем сможете заняться тем, чем обычно занимаются джентльмены, если дамы лишают их своего общества.
Их глаза наконец встретились. Он холодно сказал:
– Боюсь, у меня нет выбора.
Разумеется, Бренна могла успокоиться, раз он уходит. Родители запретили ей находиться в его обществе. Судя по тому, каким ледяным взглядом он на нее смотрит, отец или Хью побеседовали с ним и сообщили, что Бренне запрещено с ним разговаривать. Он мог подумать, что она охотно согласилась подчиниться их приказу.
– Мистер Розмур, – выпалила она, не успев как следует подумать, – не согласитесь ли вы уделить мне несколько минут для беседы наедине, прежде чем вы уйдете?
Его холодный взгляд обжигал, и ей стало не по себе.
– Боюсь, не смогу выполнить вашу просьбу, – ответил он наконец. – Лорд Данвилл вряд ли это одобрит. Видите ли, я дорожу сохранностью собственных рук и ног, чтобы рисковать ими ради пары минут, проведенных в вашем восхитительном обществе.
– Моего отца здесь нет, мистер Розмур, а я собираюсь прояснить некоторые обстоятельства.
И тут Бренна вспомнила, что они не одни – Джейн и леди Мэндвилл смотрели на них изумленными глазами, раскрыв рты.
– Колин, – принялась Джейн упрашивать брата громким шепотом, кивком указывая на террасу, – давай же!
Колин смотрел то на сестру, то на леди Мэндвилл, которая тоже ободряюще кивала. Затем он перевел взгляд на Бренну, выругался и бросился к стеклянной двери, ведущей на террасу.
– Идемте в сад, леди Бренна. Мы ненадолго, – добавил он, выходя на выложенную известняком террасу.
Бренна молча последовала за ним. Некоторое время она изучала носки собственных ботинок, прежде чем осмелилась взглянуть ему в лицо.
– Как вы понимаете, ваш отец уведомил меня, что мне запрещено приближаться к вам, – сказал Колин. Она подняла на него свои аквамариновые глаза, и их взгляды встретились. «Черт побери эти глаза», – думал он. Они неотступно следовали за ним в его мечтах.
– Да, мне это известно, – спокойно ответила Бренна, с вызовом глядя на Колина. – Однако, несмотря на сцену, невольными свидетелями которой мы только что стали...
– Никакой сцены не было. Люси мне как сестра, ничего больше.
Он сложил руки на груди, наблюдая за выражением ее лица. Конечно, ей было трудно в это поверить. Ей действительно казалось, что она застигла его и Люси в двусмысленной ситуации. Но ведь это полная чепуха! Колин чуть не рассмеялся.
– Именно, несмотря на это, – продолжала Бренна, – я подумала, что справедливости ради стоит поговорить с вами. Так вот, мне очень не по душе то, что мои родители запретили нам видеться. Я... я пыталась протестовать, и очень яростно.
– Как милосердно с вашей стороны, – насмешливо протянул Колин.
– Но они по-прежнему считают, что у вас дурные наклонности. Мои доводы их не убедили. Мне очень жаль, мистер Розмур. Пока я живу под их крышей, мне не приходится выбирать.
– Можете думать обо мне, что вам угодно, леди Бренна.
– Я думала, вы честный человек, джентльмен, чье имя измазали грязью.
– Больше вы так не думаете? – спросил Колин с вызовом.
– Я... не знаю, чему верить.
Она пребывала в нерешительности.
– Тогда нам больше не о чем говорить, не так ли? Желаю приятного дня.
Он отвесил высокомерный поклон и повернулся, чтобы открыть дверь.
– Погодите.
Колин застыл на месте, сжимая дверную ручку. Закрыл глаза и сделал глубокий судорожный вдох.
. – Должно быть, я поступлю опрометчиво, если скажу, что верю в вашу невиновность. Несмотря на то что говорят люди. Несмотря на то что я видела сейчас собственными глазами.
Она растерянно замолчала. Колин повернулся к ней. Конечно, он хотел бы, чтобы она поверила ему, поверила в него. Он отчаянно, до боли, жаждал ее дружбы, ее привязанности. Но... не слишком ли эгоистичен он в своем желании? Какую цену придется ей заплатить? Бренна погубит свою репутацию. Отец запретил ей видеться с ним. Хью Баллард сообщил ему, что лорд Данвилл не изменит своего решения. Что будет, если Бренна ослушается? Что сделает ее отец с ним? Какую цену придется заплатить им обоим?
– Колин, я знаю, что вы за человек. Вы добрый...
– Вы ничего обо мне не знаете, Бренна, – перебил ее Колин, в три шага преодолев террасу. Он должен это сделать!
Бренна отшатнулась, ее спина уперлась в ограду террасы. Колин наклонился и поцеловал ее. Она слепо цеплялась за каменную опору, в то время как он жадно овладевал ее губами, прижимаясь к ней всем своим длинным, стройным телом. Сначала Бренна сопротивлялась, плотно сжав губы. Ее сердце жарко забилось в груди – навстречу восхитительному ощущению жара его тела, его силы. Ее защита слабела, и наконец она сдалась и уступила его напору, раскрыв губы..
Недвусмысленное поощрение. Застонав, Колин грубо схватил ее за плечи и привлек к себе. Его язык вторгся внутрь, изучая, исследуя. Она вдыхала его запах – смесь табака, седельной кожи, сандалового дерева. Его дыхание отдавало бренди, и она почувствовала, что пьянеет.
Боже, что он с ней делает? К своему изумлению, Бренна ответила на поцелуй, стараясь прижаться к нему поплотнее. Ноги ослабели, дрожащие руки бессильно повисли. В животе возникло удивительное ощущение тепла, постепенно охватывавшего бедра. Затем ее руки по собственной воле обхватили его за шею, пальцы запутались в шелковистых прядях, падающих на ворот рубашки. Теперь Бренна могла слышать, как бьется его сердце рядом с ее собственным.
Он жалобно застонал, выпуская ее рот, куснув напоследок нижнюю губку. Затем его губы нашли пульсирующую жилку на ее шее, и ее нежную кожу обдало влажным зовущим теплом. По спине прошла дрожь, и она не смогла удержаться, чтобы не выкрикнуть его имя.
Его тело напряглось, и ее вдруг обдало волной холодного воздуха. Он выпустил ее из объятий и отступил. К счастью, его руки все еще обнимали ее за плечи, иначе она бы упала. Ей пришлось снова ухватиться за каменный парапет. Бренна зажмурилась, стараясь унять бешено бьющееся сердце и вернуться к действительности.
Наконец Колин опустил руки и вытер губы ладонью. Она смотрела, как он с трудом овладевает собой. Его глаза потемнели, как грозовая туча.
– Вот какой я человек, – сказал он отрывисто. – Такой мужчина может зацеловать до безумия, но вот предложения не сделает. Он добьется, чего хочет, от вас, а потом уйдет не оглянувшись. Вам лучше послушать родителей.
Бренна ахнула:
– Я вам не верю...
– Мне безразлично, верите вы или нет. Сожалею, однако, что обманывал вас. Приятного дня.
С этими словами Колин повернулся и ушел, бросив ее на террасе, возле каменного парапета, в который мертвой хваткой вцепились ее пальцы.
– Ты выглядишь расстроенной, Маргарет, почти ни чего не ешь. Может быть, тебе нездоровится? Маргарет, дорогая!
Бренна удивленно взглянула на мать. Что она такое говорит?
– Я... на минуту задумалась. Что вы сказали?
– Я спросила, хорошо ли ты себя чувствуешь. Ты немного бледна, правда, Хью?
Хью положил вилку и принялся рассматривать сестру, сидевшую напротив.
– Может быть...
Он взял бокал с вином, не спуская с нее критического взгляда поверх края бокала. Затем отпил темно-красной жидкости, осушив бокал почти наполовину.
– Да нет, я не заболела, – ответила наконец Бренна. – Просто немного устала, вот и все. В последнее время я плохо сплю.
Сон бежал от нее, когда она лежала в постели и вспоминала вкус губ Колина, ощущение его тела, к которому она прижималась. Как она ни пыталась, ей никак не удавалось забыть его жестокие слова. Вот какой я человек, заявил он тогда. С каждым новым днем она все больше убеждала себя, что он говорил правду. Разве вчера вечером не его видела она в опере, в партере, в обществе дамы полусвета? По слухам, он покинул театр еще до конца второго акта, под руку со скандально известной миссис Трамбл-Уоттс. Ее называли самой красивой и соблазнительной продажной женщиной Лондона. В театре они сидели, тесно сблизив головы, явно околдованные близостью друг друга.
Бренна не видела, как они уходили. Она смотрела прямо на сцену, боясь опустить взгляд в его сторону с той минуты, как Хью заметил их сидящими прямо под ложей Данвиллов. Однако все без исключения знакомые, что заглядывали к ним в ложу, только и говорили, что о его связи с миссис Трамбл-Уоттс. Они с радостным видом предвкушали следующую скандальную выходку Колина. Бренна старалась не слушать их болтовню. Чтобы занять себя, она принялась складывать числа в уме. Это помогло.
– Что ж, дорогая, наверное, следует послать в аптеку. Пусть приготовят снотворное. Сейчас тебе надо быть веселой и хорошо выглядеть, не так ли, Хью? – Мать с видом заговорщицы посмотрела на сына и загадочно улыбнулась.
Бренна подозрительно сощурилась:
– Что вы имеете в виду?
– Пусть Хью сам сообщит тебе приятную новость.
– Конечно. – Хью отставил бокал, улыбнувшись матери в ответ. – Похоже, тебе удалось привлечь внимание лорда Томаса Синклера. Как раз сегодня он просил нашего разрешения ухаживать за тобой, и я ответил, что семья согласна.
Бренна почувствовала, что зря съела даже то немногое, что ей удалось проглотить за обедом. Только не лорд Томас! У него прекрасные манеры, он хорош собой, но ей в его присутствии ужасно неловко.
– Ты только подумай, Маргарет, – вмешалась мать. – Сын герцога, пусть и не старший. О такой партии мы и мечтать не смели! Ты должна быть счастлива.
– Ухаживать – что это значит? Голос выдавал ее сомнения.
– Ну как же! Это значит – сопровождать тебя на балы, возить на прогулку в парк. – Мать взмахнула рукой. – Уверена, тебе понравится. Если все пойдет хорошо, я полагаю, через две недели следует ждать предложения. Насколько мне известно, он совершенно покорен, не так ли, Хью?
– В самом деле, так и есть. Его очаровали твои ум и душа. Он считает тебя непохожей на других. Его слова меня очень порадовали. Не думал, что мы встретим человека таких достоинств, которому понравится твое...
своеобразие.
– Мы будем в восторге от такого брака. В самом деле, только на прошлой неделе твой отец сетовал, что у него все меньше союзников среди влиятельных либералов. Подумай, какую пользу принесет нашей семье новое родство – твоим свекром станет герцог Эстон! – Глаза леди Данвилл загорелись от возбуждения. – И разумеется, присутствие твоего кавалера заставит Розмура держаться от тебя подальше.
Хью покачал головой:
– Не понимаю, что нашло на Колина Розмура? Столько лет он был мне добрым другом, теперь же я вынужден перейти на другую сторону. Он обвиняет Синклера, но, боюсь, я не могу ему верить. Я только вижу, что он стремится возложить вину за свои ошибки на других. Мне больно, но придется порвать наши отношения.
Леди Данвилл одобрительно кивнула:
– Ты должен, иначе твое имя будет запятнано. Мне жаль его родных. Такая чудесная семья!
Бренна беспокойно ерзала на стуле. Разве нельзя поговорить о чем-нибудь другом? Она выслушала более чем достаточно.
– В любом случае хватит толковать о Розмуре, – заявил Хью, словно прочитав мысли Бренны. – У меня есть еще одна новость, прекрасная новость!
– Говори скорее, – потребовала леди Данвилл, улыбаясь в приятном ожидании.
– Скоро мы отпразднуем и мою помолвку.
Леди Данвилл прикрыла рот ладонью, чтобы не захихикать, как девчонка.
– Хью, как чудесно!
– Да, не правда ли? Мне уже давно пора жениться, и вот самая очаровательная молодая леди приняла мое предложение.
– Ну и кто же эта молодая леди? Ты не хочешь нам сказать? Погоди, попробую угадать. – Данвилл поджала губы с задумчивым видом. – Леди Аманда Резерфорд? Нет, постой. Мисс Сесили Бейкер?
Хью отрицательно покачал головой, очевидно наслаждаясь игрой.
– Уверена, она бриллиант чистой воды. Леди Беттина Уоллингфорд?
– Вы снова ошиблись, хотя девушка – действительно бриллиант. Сказать?
– Пожалуйста, – попросила Бренна, обретя наконец дар речи. – Мы умираем от любопытства.
– Мисс Онория Литтл-Браун, – гордо заявил Хью. – Неожиданно, правда? Мы совсем недавно смогли наконец познакомиться поближе, но я сразу понял, что мы подходим друг другу. Зачем терять время на долгие ухаживания?
Онория Литтл-Браун. Бренна уже слышала это имя, но где?
– Но, Хью, это же просто восхитительно! – Леди Данвилл захлопала в ладоши. – Такая красивая, очаровательная молодая леди. Подумать только, она чуть не приняла предложение Колина Розмура.
Бренна ахнула. Так вот кто упоминал это имя! Она та самая женщина, на которой Колин собирался жениться. Та самая, что отвергла его любовь, поверив сплетням. И вот теперь мисс Литтл-Браун выходит замуж за Хью? Весьма странно!
– Слава Богу, истинный характер мистера Розмура раскрылся раньше, чем подписали брачный договор, – продолжала мать. – Какое счастье для ее родителей.
– Скажу без ложной скромности, ее отец счастлив видеть меня зятем. – Хью распирало от гордости, что-то во всем этом деле казалось Бренне подозрительным.
Мать улыбнулась ей и спросила:
– Ну, Маргарет, будем надеяться, что сыграем сразу две свадьбы.
– Нет, – выпалила она, не подумав.
– Нет? – недоуменно переспросила мать. – Умоляю, скажи, ты ведь оставила эту странную идею вернуться в это место... К этой куче развалин в Шотландии? Не думала, что ты столь неблагодарна. После всего, что твой дорогой папа для тебя сделал. После всего, что мы все для тебя сделали. Мы стольким пожертвовали ради тебя!
– Я благодарна вам, леди Дан...
– Мама.
– Я и хотела сказать – мама. Правда, я очень благодарна. Но вы же видите, я здесь чужая. Я здесь не ко двору.
– Это потому, что ты и не пытаешься стать своей, Маргарет. Сидишь дома, любуешься звездами, в то время как тебе следует быть на балу, в гостиной, в приятной компании. А если какому-нибудь джентльмену повезет вовлечь тебя в беседу, ты принимаешься рассказывать о посевах или о скоте. Разве это подходящая тема для женщины? К тому же ты продолжаешь вести странные разговоры о жестокостях, творимых в Сазерленде, что уж совсем недопустимо! Можно подумать, кто-то хочет об этом знать!
– Они должны знать. – Бренна вскочила с места, заливаясь краской гнева.
– Ба, я все еще не могу поверить, что ты говорила о столь вульгарных вещах на вечере у леди Хэмптон! Я даже просила отца побеседовать с тобой.
– Он побеседовал. И я обещала, что впредь буду более осторожна в выборе тем для разговора, но не могу же я молчать, когда благосостояние и жизнь многих людей зависят от прихоти лендлорда-англичанина!
– Ну, что до Хэмптонов, ты могла бы поберечь нервы, – заметил Хью, криво усмехнувшись. – Насколько мне известно, лорд Хэмптон проиграл свое шотландское имение в карты.
Бренна нахмурилась:
– Я даже не подозревала об этом.
– Возможно, он был даже рад избавиться от такой неплодородной земли. Так что теперь шотландские проблемы его не касаются. Намного интереснее, кто стал новым владельцем земель Хэмптона.
– Ну? – спросила Бренна, все еще кипя от гнева. Какая разница! Одного хозяина сменил другой, и обоим нет никакого дела до имения. Тем более что оба англичане.
– Новый лорд – не кто иной, как наш друг Колин Розмур, – ответил Хью с торжествующей улыбкой.
У Бренны перехватило дыхание.
– Всех интересует другое. Честно ли он выиграл имение? – продолжал брат. – Ясно одно, чтобы расплатиться с долгами, ему придется отдать землю под овец. Прискорбно, не так ли?
Бренна упала на обитый бархатом стул. Разум отказывался признать происходящее. Мать и брат смотрели на нее, победно улыбаясь. Им, очевидно, было весело наблюдать за ней.
Бренна опять встала, на сей раз ноги у нее подкашивались.
– С вашего позволения, – сказала она, выходя из-за стола. «Мне кажется, я заболеваю», – добавила она про себя, надеясь найти надежное прибежище в стенах своей спальни.
Бренна закрыла за собой дверь и бросилась на кровать. Гера устроилась рядом, лизнув руку шершавым языком. Бренна вздохнула и села, усадив кошку на колени.
– Неужели правда, Гера? Не может быть. Он заполучил землю Хэмптонов и ничего мне не сказал? Как он мог?
Кошка молча уставилась ей в глаза, тревожно принюхиваясь.
– Как я глупа! Вы только посмотрите – разговариваю с кошкой. – Бренна погладила Геру за ушами. – Но ты ведь не просто кошка, ты мой единственный друг, если не считать Джейн Розмур. А я не могу поговорить с ней о Колине прямо сейчас.
Бренна покачала головой. Разумеется, она не сможет обсудить это с Джейн, как бы ей того ни хотелось. Она сама должна все выяснить. И подумать только, она зря тратила время на вечере у Хэмптонов, снова и снова затевая разговор об огораживании. Какое им до этого дело? Лорд Хэмптон избавился от поместья, сбыв его человеку, нуждающемуся в деньгах. Разумеется, Колин отдаст землю под огораживание. Как еще он сумеет выплатить долги?
– Так вот почему он ни разу не заикнулся, что выиграл имение, – рассуждала она вслух. – Он прекрасно знал, как я отношусь к огораживанию. Ох, какой же бессердечный подлец! Гера, если увидишь этого человека, можешь выцарапать ему глаза. Я разрешаю.
Так или иначе, она узнает правду. И тогда, быть может, выцарапает негодяю глаза собственноручно. Бренна осторожно опустила кошку на пол и пошла взять с письменного стола книгу звездных карт в кожаном переплете.
– Идем, Гера. Выйдем в сад, полюбуемся ночным небом. Нам обеим пойдет на пользу глоток свежего воздуха.
Уж наверняка лучше смотреть на звезды, чем сидеть взаперти и думать о Колине Розмуре.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Женитьба повесы - Кук Кристина



Начало романа весьма интригующе: похищение младенца, естественная смерть похитителей, украденная девочка принадлежит к высшему свету Англии и т. п. Однако уже через несколько страниц предпринято вплетание шотландской тематики, которая к концу романа из высокосветского денди делает "истинного шотландца", к тому же если смотреть то все происходещее даже между главными героями поверхностно. И тяжело поверить в то, что девушка приняла свою настоящую семью, однако не желает даже слышать об имени данному ей родителями.
Женитьба повесы - Кук КристинаItis
16.07.2012, 17.48





Согласна с предыдушим мнением. Не могу не сказать о главном герое. До чего же он похож на наших русских обалдуев, кот орых я называю законченными придурками.rnНапиваются до невменяемости, до состояния наркоза и не помнят, что творят.Хорошо описана клиника начальной стадии алкоголизма.
Женитьба повесы - Кук КристинаВ.З..64г.
29.12.2012, 10.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100