Читать онлайн Женитьба повесы, автора - Кук Кристина, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женитьба повесы - Кук Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женитьба повесы - Кук Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женитьба повесы - Кук Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кук Кристина

Женитьба повесы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

– Вот так, Маргарет. Ты выглядишь чудесно.– Данвилл поправила прядь начесанных волос Бренны. – Это все, Селеста.
– Да, миледи. – Издерганная горничная присела в реверансе и торопливо вышла.
– Платье просто очаровательное, не правда ли? Мадам Виоже творит чудеса.
– Да, очень красиво. Спасибо за заботу, леди Данвилл.
У Бренны пересохло в горле. С трудом верилось, что эта молодая женщина в зеркале – она сама. Ни разу в жизни у нее не было такой затейливой прически. Ее взгляд скользнул ниже, по изумрудно-зеленому шелку платья, корсаж которого был щедро украшен жемчугом. Бренна казалась себе фаршированным голубем со связанными крыльями, которого приготовили к пиршеству. Что еще хуже, вырез у платья был неприлично низким. Она едва могла дышать, туго затянутая в невыносимо жесткий корсет. Казалось – один вдох, и груди, сколь ни малы они были, просто вывалятся наружу. Они что, в самом деле думают выпустить ее в приличное общество в таком виде?
Очевидно, таковы и были их намерения. Леди Данвилл подала ей руку, помогая встать:
– Идем, Маргарет. Я слышу, подъехала карета. Обещай, дорогая, что не забудешь то, чему я тебя учила. Постарайся контролировать свой ужасный акцент. Я не хочу, чтобы моя дочь выражалась как дикарка.
Бренна тут же решила, что покажет им, что такое настоящий шотландский акцент.
– И ты должна звать меня мамой, – добавила женщина, погладив ее по щеке затянутой в перчатку рукой.
– Только если вы будете называть меня Бренной, – упрямо вскинула она подбородок.
– Но... – неуверенно сказала леди Данвилл, – тебя ведь зовут Маргарет, в честь твоей бабушки по отцу, упокой, Господи, ее душу. При крещении тебя нарекли Маргарет Элизабет Баллард, и я тому свидетель. Ты не можешь требовать, чтобы я звала тебя по-другому.
– Меня повторно крестили именем Бренны Маргарет Элизабет, и я ношу это имя вот уже двадцать шесть лет. Вы не можете требовать, чтобы я отзывалась на другое.
Графиня прищурилась.
– Я поговорю об этом с твоим отцом.
– Я тоже с ним поговорю, – приняла вызов Бренна, упрямо не опуская взгляда. Леди Данвилл, несомненно, обладала упрямством, но Бренна, если хотела, вполне могла ее перещеголять. Хотя бы это их роднило.
В дверях снова возникла горничная:
– Карета ждет, мэм.
– Благодарю, Селеста. Скажите лорду Данвиллу, мы уже спускаемся.
– Очень хорошо, мэм.
Селеста сделала реверанс и снова исчезла. Леди Данвилл посмотрела дочери в лицо:
– Надеюсь, сегодня мы сможем тобой гордиться, Маргарет. Этого момента я ждала долгие годы. – Она сжала Бренне руку, слезы блеснули в ее глазах. – Моя единственная дочь наконец займет то место, что принадлежит ей по праву.
В ответ Бренна сжала ладонь матери, тут же пожалев о своем дурном настроении. Эти люди так долго страдали.
– Обещаю, сделаю, что могу, чтобы вы оба мной гордились.
Она действительно постарается. Уж это она может для них сделать.
– Очень хорошо, моя дорогая. В конце концов, нелегко будет найти тебе мужа, принимая во внимание возраст и твой... гм... – Она вдруг замолчала и махнула рукой. – Но я так хочу найти удачную партию и увидеть тебя счастливой в замужестве!
Удачную партию – по ее стандартам. Это будет невозмутимый английский джентльмен, свысока глядящий на девушку с шотландских гор, которому не будет ровным счетом никакого дела до замка Гленброх и его обитателей. Бренна покачала головой – осторожно, чтобы не растрепать замысловатую прическу. Не нужен ей муж! По крайней мере тот, кого они ей выберут. Особенно муж-англичанин.
Тихонько простонав с досады, она последовала за матерью, чтобы сесть в карету.
– Ну, что она сказала? – Колин подошел к Балларду.
Тот выглядел смущенным. Колин нахмурился. Баллард явно избегал смотреть ему в глаза. Они стояли в гостиной леди Брэндон, возле рояля.
– Похоже, ты был прав, старик. – Баллард хлопнул Колина по плечу. – Синклер добрался до нее первым. Я сделал, что мог, но, боюсь, толку мало. Мисс Литтл-Браун – упрямая девчонка, таких еще поискать. Синклер сумел убедить ее в том, что ты виновен.
– Будь он проклят. – Колин сжал кулаки.
– Это еще не все. Отец пригрозил, что немедленно отправит ее в деревню, если она хоть взгляд кинет в твою сторону.
Пусть грозит. Они доберутся до Гретна-Грин гораздо раньше, чем мистер Литтл-Браун спохватится. При этой мысли Колин даже улыбнулся.
– Она здесь?
– Давай посмотрим. Сегодня просто столпотворение какое-то, не находишь?
Они обогнули рояль и пошли сквозь толпу.
– Баллард, на два слова, будь так любезен! – услышали они повелительный голос лорда Баркли.
– Лорд Баркли. – Колин почтительно поклонился старому маркизу. – Добрый вечер, сэр.
Лорд на секунду-другую задержал взгляд на Колине, а затем отвернулся.
– Баллард, на одно слово, – повторил он холодно, не замечая Колина, как будто его тут и вовсе не было.
Колина затрясло от гнева. Баллард взглянул на приятеля и, пожав плечами, шепнул:
– Прости, старина.
Затем он повернулся к лорду Баркли:
– Разумеется, сэр.
Оба направились к выходу. Бормоча ругательства, Колин продолжил обход гостиной. Черт побери, где же Онория? Она его выслушает и поймет, что он говорит правду. Или он в ней ошибался? Серьезно ошибался. Неужели его ослепили красота и очарование светской кокетки? Эта неожиданная мысль пригвоздила его к полу. Он схватил бокал шампанского с ближайшего подноса и осушил его одним жадным глотком.
Затем Колин проследовал дальше, ловя на себе все больше презрительных взглядов. Вот троица дебютанток, шепчутся под прикрытием вееров, их глаза блестят от злобной радости поверх шелковых складок. Два джентльмена, хмыкнув, повернулись к нему спиной. Никто не отвечал на его приветствия, ни одна живая душа не назвала его по имени.
Колин ускорил шаг, почти добежал до дверей в дальнем углу гостиной и распахнул их настежь, выходя на открытый воздух. Вечер был влажный и теплый, но Колин мерз, слепо уставясь на яркую луну. Он сделал глубокий вдох. Воздух был насыщен густым ароматом роз, перемешанным с запахом свежевскопанной земли. В сад, решил Колин. Он отправится побродить по саду, и у него будет время, чтобы собраться с силами.
Из-за дверей долетали обрывки разговора: – Розмур... На сей раз он зашел слишком далеко. К утру в Мейфэре не останется ни одной приличной гостиной, где его смогут принимать. Позор, не правда ли? Жаль его семью...
Боже правый, так он погиб! С ним покончено. Осознание печальной истины заставило его содрогнуться от почти физической боли. В полном отчаянии он бросился вниз по лестнице и наискосок через маленькую квадратную лужайку.
Прислонившись спиной к стволу липы, Бренна посмотрела вверх, на луну, и вздохнула. Может быть, привычное зрелище вернет ей душевное равновесие и успокоит бешеное биение сердца. Ее взгляд скользил по чернильно-черному небесному своду, отмечая знакомые созвездия. Вон Лев, справа от луны, и яркая мерцающая пылинка – планета Юпитер. Она опять грустно вздохнула. То, что произошло сегодня, иначе, как провалом, не назовешь. Молодые светские дамы оказались столь красивы, что просто слепили глаза не хуже Юпитера. А она – рядовая, ничем не примечательная звездочка, едва видимая невооруженным глазом. Ей было неловко среди них, она решительно не могла поддержать разговор о живописи, музыке и моде. Как только первоначальное любопытство улеглось, ее просто перестали замечать. Словно она была мебелью, только бесполезной.
А потом леди Брэндон взяла свой лорнет, поднесла его к глазу и принялась без тени смущения пристально ее разглядывать.
– Вы шотландка, не так ли? – наконец произнесла дама ледяным тоном.
– Разумеется, нет, – ответила леди Данвилл. – Это моя дочь.
– Но где она воспитывалась, моя дорогая? – настаивала хозяйка дома, и ее выцветшие водянистые глаза гневно сверкали, хотя говорила она с видимой любезностью.
Щеки леди Данвилл порозовели.
– Не важно, где...
– Пусть скажет сама девушка, Харриет. – Повелительным взглядом леди Брэндон заставила мать Бренны замолчать. – Бедняжка умеет разговаривать, не так ли?
Бренна почувствовала, как краска заливает ей лицо.
– Уверяю вас, я неплохо владею даром речи.
– Рада слышать! Тогда удовлетворите мое любопытство и расскажите, где вы воспитывались.
– В Лохабере, это прямо к югу от форта Уильям, – сказала Бренна. Ей было неуютно, но она заставила себя отвечать спокойно и сдержанно. – В замке Гленброх.
– Лохабер? Шотландское нагорье, не так ли? – спросила леди Брэндон.
– Именно так. – Бренна вскинула голову и смело встретила высокомерный взгляд леди Брэндон. – Это в западной части. Лохабер вполне оправился после поражения при Куллодене.
Бренна сделала паузу, чтобы перевести дух, и тут заметила, что все вокруг с изумлением таращатся на нее. Она их шокировала?
– Якобитка! – злобно прошипел кто-то за спиной Бренны.
Леди Брэндон подалась вперед в своем кресле. Покрытая сетью синих вен рука плотно ухватила трость, да так, что побелели костяшки пальцев.
– Вот как? – наконец промолвила она, и вся ее притворная любезность исчезла без следа. – Что ж, некоторые находят Шотландское нагорье очаровательным, но я не любительница подобных варварских мест. Страна оборванцев, ничего привлекательного. Пейзаж мрачный, не на чем глаз остановить. – Она махнула тощей рукой, похожей на птичью лапу, и презрительно добавила: – Все это решительно наводит тоску. Лорду Стаффорду приходится прилагать неимоверные усилия, чтобы хоть как-то облагородить землю в Сазерленде.
– Облагородить землю? – почти закричала Бренна. – Вы называете это облагораживанием? Когда горят крыши домов над головами стариков и детей? Да ведь это убийство!
– Не преувеличивай, девочка. Не надо сцен. Я не расслышала – сколько тебе лет?
– А я и не говорила, миледи. Но если вам так необходимо это знать, мне исполнилось двадцать шесть.
– Гм!.. – Леди Брэндон злобно поджала тонкие губы и осмотрела Бренну с головы до ног – от украшенной лентами прически до изящных шелковых туфелек. – Двадцать шесть – и до сих пор не замужем? Что ж, и неудивительно, если принять во внимание твои дерзость и грубость. – Она перевела взгляд на мать Бренны: – Ну, Харриет, тебе придется немало потрудиться, чтобы перевоспитать эту дикарку, не так ли?
Бренне только и оставалось, что разглядывать собственные руки, сцепленные на коленях. Вокруг раздавалось глумливое хихиканье. Бог знает, что еще она наговорит, если хоть на минуту останется в присутствии этой ужасной женщины. Бренна поднялась с высоко поднятой головой:
– Вы должны извинить меня, леди Брэндон. Где у вас дамская комната?
Вместо ответа старуха указала на дверь кивком головы, украшенной перьями страуса. Бренна неловко поклонилась и удалилась в указанном направлении, пытаясь сохранять невозмутимый вид. Разумеется, ей не нужна была дамская комната. Она пошла в дальний конец переполненной гостиной, к двойным дверям. Вскоре, сама не заметив как, она очутилась на лужайке, за которой начинался благоухающий розами сад.
Вдали послышались приглушенные звуки арфы. Бренна отошла от липы и опустилась на скамью из кованого чугуна. Зачем она согласилась отправиться в Лондон? Это было безумием. Она здесь чужая. Но ведь эти люди одной с ней крови, ее семья. Разве могла она отказаться от них? Особенно от брата. Ей всегда так хотелось, чтобы у нее был брат.
Подул ветерок, мягко касаясь ее слишком оголенной кожи. Бренна поежилась, несмотря на то что было тепло. Она раздраженно посмотрела на свое платье. С тем же успехом она могла разгуливать по саду в ночной рубашке. Она понимала, что ушла слишком далеко, ей нужно заставить себя вернуться к гостям. Но так не хотелось покидать этот мирный уголок, где компанию ей составляли старые товарищи – луна и звезды.
Где-то рядом хрустнула веточка. Бренна испугалась и вскочила на ноги. Гулкие шаги быстро приближались. Бренна бросилась к дому, но тут же натолкнулась на что-то твердое. У нее перехватило дыхание, и она с воплем повалилась на траву.
– Что за черт! – прорычал мужской голос рядом с ней. Бренна заморгала, пытаясь сесть.
– О Боже, это опять вы! – услышала она над головой. Бренна подняла глаза. Высокий блондин, которого она видела сегодня в гостиной родительского дома, стоял перед ней, освещенный лунным светом.
– Послушайте, мисс, вы не ушиблись? – Он присел рядом с ней на корточки, лицо у него было действительно озабоченное. – Вы должны извинить меня, я не заметил вас в темноте.
Она покачала головой:
– Нет, я не ушиблась. Просто запнулась, вот и все.
– Слава Богу!
Его взгляд скользнул вниз, в вырез ее платья. Она ахнула и попыталась подтянуть ткань повыше, надеясь, что он не увидел больше дозволенного. Дурацкое платье!
Хорошо, что он отвел взгляд.
– Послушайте, – сказал Колин, протягивая ей руку, – позвольте, я помогу вам устроиться на скамейке, вон там.
Кивком он указал на ту самую кованую скамью, на которой она сидела минуту назад. Бренна попыталась встать, игнорируя протянутую руку, но у нее ничего не получилось. Тогда он поднял ее и обнял за плечи, чтобы помочь удержать равновесие.
– Садитесь же. Не стоит падать в обморок среди роз. Шипы, знаете ли! Неприятное это дело, шипы.
Бренна не могла удержаться от смеха.
– Уверяю вас, что ни в коем случае не упаду в обморок. Для этого я недостаточно утонченная. Мистер... ох, кажется, я забыла, как вас зовут. Как же это... Розвуд? Розмонт?
– Розмур, – подсказал он. – Достопочтенный Колин Розмур, к вашим услугам, леди Бренна Маклахлан. Как видите, я ваше имя помню!
Бренна лукаво улыбнулась:
– Значит, у вас превосходная память. Это что же получается? Прошло семь, нет, восемь часов с нашей последней встречи. Никак не больше.
– Изволите шутить! Значит, вы уже вполне пришли в себя. И все же присядьте.
Он подвел ее к скамье, куда она поспешно опустилась, скорее, плюхнулась, совсем неэлегантно. Он с нескрываемым любопытством принялся ее рассматривать.
– Вы в самом деле его сестра? Я хочу сказать, сестра Хью Балларда.
Бренна кивнула: , – Да, вроде так и есть.
– Скажите, а какие у них доказательства? То есть помимо вашего поразительного сходства.
– Доказательств достаточно.
Рука Бренны инстинктивно вцепилась в бедро.
– Ах да, Баллард говорил о предсмертном признании. И все-таки я не совсем понимаю, как можно установить личность женщины, которую родственники не видели с тех пор, как она была младенцем.
– Думаю, что никак. Тем не менее обстоятельства ясно указывают, что я и в самом деле их дочь.
Родимое пятно, вот в чем дело. Много ли девочек родилось в том самом году девятого октября с родимым пятном в форме королевской лилии на правом бедре? Разве это не доказательство?
– Ваша нога, вы все-таки ушиблись? – Колин опустился на колено рядом с ней.
– Что такое?
Ее тело напряглось. Он был всего в нескольких дюймах от нее, так близко, что она чувствовала смесь запахов – табак и бренди, пополам с сандалом и тонко выделанной кожей. Очень мужской запах, от которого у нее слегка закружилась голова.
– Вот здесь. – Он указал на ее правое бедро. Неужели она прикасалась к родимому пятну?
– Вы уверены, что не ушиблись? Может быть, помочь вам добраться до дома?
Колин поднялся и навис над ней, протягивая руку.
– Нет, уверяю, все в порядке. Я... – Она проглотила комок в горле. – Просто свело ногу, вот и все. Думаю, вам следует вернуться в дом, мистер Розмур.
– Колин, – поправил он ее. – Я не уйду, пока не удостоверюсь, что с вами все в порядке. Леди... – Он замолчал, потирая подбородок. – Как мне вас называть? Леди Данвилл? Леди Маклахлан? Леди Бренна?
– Смотря для кого. Леди Бренна, леди Маклахлан – как я назвалась вам раньше. Но если бы вы спросили леди и лорда Данвилл, они бы настаивали, что я леди Маргарет.
– Но если вы не замужем, как же вы можете быть леди Маклахлан? Наверное, вы все же леди Бренна. Или леди Маргарет.
– Наши варварские шотландские законы больше благоволят к женщинам, чем английские. Мой отец – или человек, которого я считала своим отцом, – умер, не оставив наследников мужского пола. Он был младшим сыном, а наша земля, наше поместье не являлись майоратом. Умирая, он завещал все мне. Я леди Маклахлан из Гленброха, и я всегда знала, что буду ею. Меня к этому готовили.
– Хотите сказать, что отец воспитывал вас так, чтобы вы стали его преемницей? Он учил вас, как управлять имением?
– Именно это я и говорю, мистер Розмур. Вас это шокирует? Вы не верите, что женщина может управляться с делами поместья не хуже мужчины?
Он покачал головой:
– Я этого не утверждаю.
– Но ведь думаете, правда?
– Возможно. – Колин откинулся назад, прислоняясь спиной к дереву, и небрежно вытянул ногу. – Это не женское дело. – Он принялся отряхивать брюки от налипших травинок.
– Осмелюсь спросить, мистер Розмур, чем же надлежит заниматься женщине?
Он пожал плечами:
– Ну... вести дом. Принимать гостей. Ну и...
– Продолжайте! Служить украшением? Предметом обстановки? Ни для чего более достойного женщины не пригодны?
– Я этого не говорил.
Он вскинул бровь, и Бренна увидела, как перекатываются желваки на его скулах.
– Но несомненно, подразумевали.
– Вы ко мне несправедливы, хотя плохо меня знаете. Я знаком с несколькими дамами, которым удалось заслужить мое уважение и восхищение только своим умом и знаниями. Одна из таких женщин – моя сестра Джейн.
– Значит, мне следует извиниться, сэр. – Бренна покачала головой, чувствуя, что сваляла дурака. – Вы должны меня простить. Вечер выдался на редкость утомительным, и это еще мягко сказано. Кажется, леди Брэндон меня не одобряет.
– Так вот почему вы здесь, совсем одна? Злобная дракониха опалила вас своим ядовитым огнем?
Бренна рассмеялась. Очень точно подмечено!
– Можно сказать, что она считает меня неподходящей персоной для избранного круга ее гостей. А вы? Что привело вас туда, где лишь луна готова составить вам компанию?
– Луна сегодня необычайно яркая, вы не находите? Ведь до полнолуния еще далеко.
– И в самом деле очень яркая. Однако до полнолуния осталось не так много времени. Скажем, дня два.
– Правда? – Колин посмотрел в небо в просвете ветвей липы. – Пожалуй, вы правы. Осталось меньше половины.
– Последняя четверть. Точно. – Она встала рядом с ним. – Красиво, не правда ли? В такую безоблачную ночь, когда видишь все небо...
– Да, взгляните на ту яркую звезду повыше.
– Это планета Юпитер.
– В самом деле планета? Поразительно. Их плечи почти соприкасались.
– Но по-видимому, вы и я оказались здесь, в саду, по одной и той же причине. Вас не одобрила одна дракониха, а меня – весь свет. Всего лишь за один день я, кажется, потерял все – репутацию, положение в обществе, членство в клубе, любовь женщины, на которой собирался жениться, – задумчиво сообщил Колин. – Что вы об этом думаете?
– Скажу, что вы, наверное, преувеличиваете. Не может все быть так плохо!
– Боюсь, что дела обстоят именно так, – ответил Колин, пожимая плечами.
Бренна посмотрела ему в глаза. Если он говорит правду, должно быть, он совершил нечто крайне неприличное. Тем не менее инстинкт подсказывал ей, что Колин – честный человек, ему можно доверять. Что-то было в его глазах... В его обществе она чувствовала себя в безопасности. Или ее инстинкт дал сбой?
– Что же вы сделали, чем заслужили такое несчастье? – спросила она наконец.
– Уверяю вас, я не совершал ничего предосудительного. Просто выиграл несколько партий в карты, – добавил он немного загадочно, а потом опять посмотрел на небо: – Что это за звезда вон там? Она, кажется, самая яркая на небе.
Бренна кивнула. А он наблюдателен, и у него острый глаз!
– Это Вега из созвездия Лиры. Видите вон тот скошенный четырехугольник? Это и есть Лира. Взгляните. – Она изобразила пальцем прямой угол. – Вот Вега, а теперь сюда. Это созвездие Лебедя, а звезда называется Денеб. Теперь пойдем вниз. – Ее палец двинулся ниже, к созвездию Орла. – Это Альтаир. Вот эти три звезды образуют треугольник, который вы всегда можете видеть на летнем небе.
– Это созвездие?
– Нет, летний треугольник, просто три звезды. – Она склонила голову набок. – В Гленброхе его почти не видно – такие светлые там летние ночи. – Она тряхнула головой. Одна из прядей выбилась из прически и упала ей на щеку. – Красиво, не правда ли?
Она повернулась к нему. Зрелище ночного неба всегда наполняло ее восторгом и благоговением. Интересно, способен ли он чувствовать то же самое?
Но Колин смотрел вовсе не на небо, а на нее. Ее сердце замерло, когда он протянул руку и осторожно вернул на место упавшую прядь, на мгновение мягко дотронувшись пальцами до ее пылающей щеки.
– Красиво, – ответил он так тихо, что Бренна подумала – уж не почудилось ли ей?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Женитьба повесы - Кук Кристина



Начало романа весьма интригующе: похищение младенца, естественная смерть похитителей, украденная девочка принадлежит к высшему свету Англии и т. п. Однако уже через несколько страниц предпринято вплетание шотландской тематики, которая к концу романа из высокосветского денди делает "истинного шотландца", к тому же если смотреть то все происходещее даже между главными героями поверхностно. И тяжело поверить в то, что девушка приняла свою настоящую семью, однако не желает даже слышать об имени данному ей родителями.
Женитьба повесы - Кук КристинаItis
16.07.2012, 17.48





Согласна с предыдушим мнением. Не могу не сказать о главном герое. До чего же он похож на наших русских обалдуев, кот орых я называю законченными придурками.rnНапиваются до невменяемости, до состояния наркоза и не помнят, что творят.Хорошо описана клиника начальной стадии алкоголизма.
Женитьба повесы - Кук КристинаВ.З..64г.
29.12.2012, 10.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100