Читать онлайн Женитьба повесы, автора - Кук Кристина, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женитьба повесы - Кук Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женитьба повесы - Кук Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женитьба повесы - Кук Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кук Кристина

Женитьба повесы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Бренна тяжело вздохнула и подняла взгляд на стоявшего перед ней мужчину. Брат! Снова и снова повторяла она про себя. У нее есть брат-близнец. Неужели правда? Взмахом ресниц она прогнала слезы, ощупывая взглядом его лицо, стараясь отыскать в нем что-то знакомое. Волнистые каштановые волосы падают на воротник, круглые зеленовато-голубые глаза ловят ее взгляд, рассматривая ее столь же пристально, как и она – его.
Вдруг его рот искривился в усмешке.
– Боже правый, вы и вправду моя сестра! – Он покачал головой. – Я примчался домой из Суссекса тотчас же, как узнал новость. Просто не верится! Но сердце подсказывает мне, что это правда, – радостно заключил он и раскрыл ей объятия.
С ресниц Бренны упала одинокая слеза. Что-то ужасно знакомое было в этом человеке, а ведь она видела его впервые. Хью Баллард, наследник графа Данвилла. Ее брат.
Это из-за него Бренна наконец поддалась на уговоры лорда и леди Данвилл отправиться с ними в Лондон. Никаких обязательств по отношению к ним она не испытывала. Они распоряжались ею, словно она все еще была ребенком. Тех, кого она привыкла считать родителями, они называли не иначе, как ворами и похитителями детей. Оказалось, однако, что в Англии у нее есть брат-близнец.
Бренна выросла без братьев и сестер, без товарищей по детским играм. Многие обитатели Гленброха похвалялись своими горластыми, нахальными отпрысками, которые проводили время, играя в жмурки и швыряя камни в озеро. По сравнению с этим тихая, уединенная жизнь Бренны за стенами поместья могла показаться скучной. Она проводила дни в кабинете отца. Наблюдала, училась, помогала с подсчетами, как только выяснилось, что ей легко дается арифметика.
По вечерам, когда поднимался туман – казалось, он никогда не рассеивается, – она забиралась по крутым ступенькам в обсерваторию в южной башне. Бренна часами смотрела в телескоп, методично обшаривая небо в окрестностях замка Гленброх, сверяя увиденное по книгам, переплетенным в кожу, – самое ценное, чем она владела, если не считать телескопа. Да, ее детство было счастливым, но и одиноким тоже. Как ей хотелось иметь брата или сестру! Иногда у нее появлялось чувство, что она не совсем на своем месте. Как будто чего-то важного недоставало в ее жизни.
И вот теперь ее обнимает человек, которого она может называть своим братом. И она всем сердцем чувствует, что связана с ним узами крови, пусть даже они жили в разлуке многие годы. С ее губ слетел вздох, и она прижалась лицом к его груди.
Не было смысла отрицать – именно любопытство заставило ее уехать из Шотландии, когда она узнала, что у нее есть брат. Ей очень страшно было покидать Гленброх и привычную жизнь ради неизвестного Лондона. Тем более что из кратких расспросов выяснилось, что лорд и леди Данвилл вращаются в тех же кругах, что и маркиз Хэмптон, отсутствующий владелец имения по соседству с Гленброхом. Если она сможет до него добраться, то, возможно, выяснит, что за судьба уготована его шотландскому поместью. Может быть, ей даже удастся убедить его, что огораживание – это зло. На самый крайний случай она сможет использовать свое пребывание в Лондоне для того, чтобы рассказать о жестокостях, хладнокровно и безжалостно чинимых в ее краях далеко на севере. Решено, она останется в Лондоне хотя бы до осени. У нее нет другого выхода.
– Дай-ка мне еще раз на тебя взглянуть, Маргарет. – Ее брат отошел назад, все еще сжимая ее руки. – Ущипните меня, если я сплю!
– Это не сон, уверяю. Но ты должен звать меня Бренной.
– Бренна? Вот как тебя называли эти люди, – сказал он с таким отвращением в голосе, что она вздрогнула.
– Бренна Маргарет Элизабет Маклахлан. И «эти люди» были мне родителями, милорд.
– Хью. Ты должна звать меня Хью. Бренна кивнула:
– Значит, Хью.
– Но они тебе не родители, – продолжал он. – Ты ведь уже поняла, правда? Мистер Уэмбли представил доказательства. Неужели ты сможешь отрицать это теперь, стоя рядом со мной?
Бренна вздохнула и покачала головой. Нет, отрицать не имело смысла. Прозрение оказалось ужасным и мучительным, но сопротивляться перед лицом столь ошеломляющего доказательства было бесполезно.
– Да, я признаю правду, но мне очень нелегко. Мои родители... люди, что меня вырастили... они очень любили меня, как и я их. Они были самыми лучшими родителями и... – Она запнулась, охваченная волнением. – Я не позволю о них плохо отзываться.
– Но они тебя украли! Забрали из дома, из семьи. – Хью взъерошил волосы. – Тебя вырастили в диком краю, вдали от приличного общества...
– Они всем сердцем любили меня, дали мне образование, какое получает не каждый мужчина, и воспитывали меня так, чтобы в один прекрасный день я стала достойной леди Гленброх. Немногие английские девушки могут похвастать таким воспитанием.
Она вздернула подбородок, глядя на брата с вызовом. Ее руки перебирали складки тонкого прогулочного платья, в то время как сердце тосковало по привычным шерстяным юбкам. «Это не мое», – думала она.
– Тебе двадцать шесть лет, а ты все еще не замужем. Родители нашли тебя в старом бедном домишке, чуть ли не в лохмотьях.
– В лохмотьях? – Бренна сердито сжала кулаки. – Я носила более прочную и удобную одежду, чем эта. Только и всего! – Она обвела рукой силуэт легкомысленного, украшенного лентами наряда, который заставила ее надеть леди Данвилл. – И спасибо папе, который не хотел, чтобы я торопилась в выборе подходящего мужа. Он боялся, что я приму предложение первого попавшегося искателя легких денег, что попадется мне на пути. Кроме того, он просил кругленькую сумму в качестве выкупа...
– Выкупа?
– Англичане в таких случаях говорят о приданом. По шотландским обычаям деньги платит жених, чтобы возместить семье невесты потерю дочери. Старый бедный домишко, как ты его презрительно назвал, – на самом деле лакомый кусочек. Согласно папиному завещанию я его единственная наследница.
– Да ладно тебе, Маргарет. Бренна, – поправил себя Хью. – Мы обязательно должны ссориться? Я просто хочу получше узнать сестру, с которой меня разлучили на долгие годы. Хватит об этом. Ты позволишь мне сопровождать тебя сегодня на званый вечер к леди Брэндон?
– А у меня есть выбор? Глядя на твою матушку, я бы не сказала, что могу выбирать.
– Она также и твоя матушка, – сказал Хью надменно.
Сможет ли она когда-нибудь это почувствовать? Потерять мать, а потом найти другую за столь короткое время... По щекам Бренны потекли слезы. Она приказала себе успокоиться. Сможет ли она когда-нибудь вернуться к прежней жизни? Жизни, которую считает правильной?
– Я поеду туда, – сказала она наконец, – если вам это доставит удовольствие.
Хью кивнул:
– Это доставит мне огромное удовольствие. – Он взял ее ладонь и крепко сжал. – Однако, должен сказать, тебе понадобятся крепкие нервы.
Он ехидно ухмыльнулся, и Бренна обнаружила, что не может сдержать ответной ухмылки.
– Почему это? – спросила она.
– Твое появление, ясное дело, станет главной темой разговоров. Готов держать пари, мы дадим пищу языкам. Моя давно потерянная сестренка наконец вернулась домой!
Бренна вздохнула. В.этот момент родной дом показался ей таким далеким...
Синклер, этот негодяй, добрался-таки до нее первым. Как он и предполагал!
Колин наблюдал, как мистер Литтл-Браун старательно отводит глаза, сообщая, что Онории нет дома. Конечно, он лгал. Подъезжая к лондонскому дому Литтл-Браунов, Колин заметил, как девушка выглянула из-за занавески окна на втором этаже. Ее головка в обрамлении бледно-золотых волос показалась в окне на несколько секунд, а затем занавески задернули.
– Со всем уважением к вам, сэр, позвольте в этом усомниться. Полагаю, ваша дочь на самом деле дома. Умоляю, позвольте мне поговорить с ней прямо сейчас. Дело крайней важности и не терпит отлагательства.
– Боюсь, не могу этого допустить. Я совершил серьезную ошибку, пообещав подумать о вашем сватовстве. В свете последних событий скажу, что вам нечего и мечтать жениться на моей дочери. Этот вопрос больше не обсуждается. А теперь я попросил бы вас удалиться! Удачного дня.
Взмахом руки он указал Колину на дверь.
– Здесь побывал Синклер, не так ли?
– Не понимаю, о чем вы.
– О, думаю, прекрасно понимаете! Я считал, что вы лучше разбираетесь в людях, мистер Литтл-Браун. Вам не помешает повнимательнее приглядеться к друзьям вашей дочери.
– Можете не сомневаться, я гораздо лучше разбираюсь в людях, чем моя дочь. Я всегда знал, что вы безрассудны и невоспитанны, Розмур. Поэтому меня не удивило, что вы оказались еще и мошенником. Жаль, что в свое время я внял уговорам Онории. Наивный ребенок! Но я рад, что правда о вас выплыла наружу раньше, чем мы подписали брачный контракт и вы сломали ей жизнь. Теперь, сэр, у вас есть две минуты, чтобы покинуть мой дом. Иначе я буду вынужден применить силу. Отныне держитесь подальше от моей дочери, в противном случае вы дорого заплатите. Я выразился достаточно ясно?
– Совершенно ясно, – язвительно ответил Колин, сдерживая гнев. Какое оскорбление! Он молча вышел, чуть не налетев в спешке на дворецкого. Схватил шляпу и бросился вниз по лестнице. Скрежеща зубами от злости, он хлестнул поводьями пару серых рысаков и покатил прочь. Они думают, что он просто так отступит, поджав хвост? Без боя подчинится судьбе и сгинет в деревенской глуши? Ну нет. Ни за что! Сегодня же вечером он торжественно объявит Онории, что невиновен, пожурит за то, что поверила наговорам Синклера, и они убегут вместе, отправятся в Гретна-Грин. Не пройдет и недели, как дело будет сделано – они поженятся. Колин кивнул. Отличный план!
Надо же что-то делать, пока не все потеряно. Ему казалось, что он перестает контролировать собственную жизнь. Колин чувствовал себя слабым и беспомощным, а подобное состояние духа он просто ненавидел.
Ему ужасно хотелось отправиться в бедные кварталы города и броситься в омут карточной игры. Там никому нет дела до клеветы, там его имя не опозорено. Колода карт, выпивка... Розмур с трудом обуздал свой порыв – сегодня понадобится ясный ум. Ничто не должно помешать ему, когда он встретится с Онорией. К себе домой тоже нельзя ехать, подумал он сердито. Что там делать? Только пить, а это в данных обстоятельствах недопустимо. Заказан также путь в Розмур-Хаус или к Мэндвиллам. Там его проберут до костей – отец или Люси. Но куда же ему деваться? Он лихорадочно соображал.
Баллард! Самый уравновешенный и толковый из его друзей. Конечно же! Хью Баллард непременно предложит стаканчик бренди – не более – и выслушает с сочувствием. Удовлетворенно кивнув, Колин повернул пару серых в сторону Сент-Джеймс-сквер.
Спустя полчаса он в замешательстве стоял в передней гостиной лорда Данвилла, глядя на оживленную улицу и дожидаясь, пока сыну графа доложат о его визите. Колин видел, как, грохоча по булыжной мостовой, мимо пронеслась элегантная карета, запряженная четверкой лошадей, с гербом на дверце. За каретой проследовала пара всадников в мундирах, и послеполуденное солнце отражалось в блестящих золотом пуговицах. Но вот цоканье копыт замерло вдали, и Колин услышал, как стучат по мраморному полу каблуки. Все громче и ближе, направляясь к открытой двери гостиной. Он повернулся на звук. Вместо экономки, или кого он там ожидал увидеть, изумленному взгляду Колина явилась пара самых необычных глаз цвета аквамарина, какие он только когда-либо видел в своей жизни. Больше он в тот момент ничего не разглядел.
Бренна шагнула в гостиную и остановилась как вкопанная, приоткрыв рот от удивления. Перед ней стоял очень высокий мужчина, не меньше ее самой удивленный неожиданной встречей.
– Простите, сэр. Я искала леди Данвилл, и мне показалось... – Она замолчала, подбирая слова. Ее взгляд нерешительно обежал комнату, прежде чем Бренна решилась снова посмотреть ему в лицо.
Он лишь моргнул и ничего не ответил. Его глаза – по цвету нечто среднее между серым и голубым – слегка расширились. Мужчина поклонился, затем их глаза снова встретились.
Бренна проглотила стоящий в горле комок. Впервые в жизни она чувствовала себя неуверенно. Как следует хорошо воспитанной английской мисс приветствовать джентльмена? Она точно не знала. Но несомненно, стоявший перед ней мужчина был джентльменом. Все в его одежде и манерах указывало на богатство и воспитание – возможно, от того, что держался он с некоторым высокомерием.
Как и Хью, незнакомец был модно одет, и фасон его одежды показался ей слишком уж официальным для середины дня. Рыжевато-коричневые брюки, серый полосатый жилет, темно-синий сюртук, сидевший на нем как влитой – ни складки, ни морщинки. Немного подкачал галстук, съехавший набок. Бренна посмотрела на белокурые волосы, мягкими волнами падающие на лоб и воротник.
Да, выглядел он элегантно. Похоже, его жизнь сплошь состояла из светских приемов, к которым он относился с ленивым безразличием. Однако какой невоспитанной она, должно быть, кажется, разглядывая его, как породистого быка. Ее щеки порозовели от смущения. Она бросилась к двери, намереваясь сбежать.
– Вы должны извинить меня, сэр.
– Постойте, – крикнул ей вдогонку мужчина, и она заставила себя остановиться.
Бренна неохотно обернулась и оказалась с ним лицом к лицу. Оба молчали.
– Простите, я вас напугал, – наконец сказал он. – Позвольте мне представиться. Я Колин Розмур. – Он снова поклонился, на сей раз более учтиво.
А как ей назвать себя? Кто она – Бренна или Маргарет? Она почувствовала немалое замешательство, не зная, на что решиться.
– Я Бренна, леди Маклахлан, – сказала наконец девушка. Звуки привычного имени легко слетали с языка, и она добавила, только чтобы не молчать: – Из замка Гленброх.
– Вы шотландка, не так ли? – Его полные губы изогнулись в улыбке, и Бренна заметила бороздку, прорезавшую надвое его волевой подбородок. – Я мог бы догадаться. Рад знакомству, леди Маклахлан. Но послушайте, в вашей наружности есть что-то знакомое... Мы встречались раньше?
– Уверена, что нет.
Ее акцент всегда становился заметнее, когда она нервничала.
– Вы гостья лорда и леди Данвилл, не так ли? – продолжая разговор, спросил Колин.
– Да... Я проведу здесь сезон.
– Прекрасно.
Он посмотрел куда-то поверх ее плеча, в пустой холл, потом извлек из жилетного кармана часы и громко хлопнул крышкой. Бренна отступила назад на два шага, но остановилась, когда он снова поднял на нее взгляд, возвращая часы на место.
– Ваш муж с вами, в городе?
– Муж?
– Наверное, у него здесь дела?
– Это недоразумение, сэр. У меня нет мужа. С чего вдруг он решил, что она замужем?
– О, прошу меня извинить, я только предположил, что... – Колин вяло махнул рукой. – А вы уже знакомы с моей сестрой, мисс Джейн Розмур?
Она показалась ему слишком старой для незамужней девушки, догадалась Бренна. Ее гордость была уязвлена.
– Нет, мы не успели познакомиться. Я приехала недавно – не прошло и двух недель. – Ее голос звучал спокойно.
– Что ж, тогда леди Данвилл следует представить вас друг другу. Джейн – отличная девушка. И пользуется таким успехом! Уверен, она с удовольствием перезнакомит вас со всем Мейфэром.
Бренна приподняла бровь:
– В самом деле?
– И я уверен, она не станет высмеивать ваши шотландские замашки.
Он дразнит ее, конечно. Последнее замечание показалось Бренне обидным. Значит, вот какой они ее видят! Старой девой из Шотландии, ни к чему не пригодной, кроме как шататься по светским гостиным?
Отныне ее удел – праздная болтовня и фривольные развлечения?
Она может складывать в уме длинные колонки цифр, вести учетные книги, покупать скот, распоряжаться насчет посевов. На ней одной лежала ответственность за благосостояние арендаторов в Гленброхе – людей, которых она знала всю жизнь. Эти люди зависели от нее, любили ее. А она их бросила, оставила на попечении управляющего. Умелого управляющего, но все-таки... Чего ради? В Лондоне ее считают невоспитанной дикаркой. У нее никого здесь нет, кроме незнакомцев, с которыми ее объединяют узы крови. Одна кровь, но разная жизнь.
– Доброго дня, сэр, – пробормотала Бренна, поворачиваясь, чтобы уйти. Она бросилась к лестнице, почти ничего не видя перед собой – слезы затуманили ей глаза. Домой! Она хочет вернуться домой.
Черт побери, что он такого сказал? Колин удивленно смотрел, как женщина убегает прочь со слезами на глазах. Он пожал плечами и опять достал часы. Где, черт возьми, носит Балларда? Терпение Колина начинало истощаться. Что ж, он подождет еще пару минут, не больше.
Он посмотрел в пустой холл. Бренна, так она себя назвала? Что-то в этой женщине его заинтриговало. Конечно, она была хорошенькой, но не в его вкусе. Невысокая – едва достает ему до плеча, она казалась такой невинной. Пока он не рассмотрел ее лицо. Волосы – неописуемая мешанина рыжего с золотым – уложены в косу, свернутую в узел, который спускался на спину. Прическа, подходящая скорее для дамы в возрасте. Глаза цвета моря, и кажется, что в них отражаются ум и опыт, – не то что у большинства английских мисс. Кроме того, в ней было что-то очень знакомое. Но что именно? Колин хлопнул по ладони перчатками. Его терпению пришел конец.
– Розмур, старина, что привело тебя сюда? Я думал, ты сейчас в «Уайтсе», уже сыграл партию-другую.
Колин поднял глаза. Наконец-то! В комнату входил Хью Баллард.
– Пришел к тебе, только не говори, что ты не слышал новость!
Бровь Балларда поползла вверх.
– Новость? Боюсь, что ничего не знаю. Я только что вернулся из Суссекса, и мне хватило собственных новостей. Погоди, попробую угадать, – сказал он, улыбнувшись. – Мисс Литтл-Браун наконец приняла твое предложение.
Колин фыркнул:
– Боюсь, совсем наоборот.
Баллард изумленно посмотрел на него. Колину пришлось вкратце рассказать о происшествии в клубе, а затем и о том, как мистер Литтл-Браун отказал ему от дома, не позволив поговорить с Онорией.
Баллард шумно вздохнул:
– Ну ты и влип!
– Точно.. И что мне теперь делать? Мое имя будет полностью дискредитировано не позднее ужина.
Колин, сжав кулаки, начал расхаживать взад-вперед перед окном. Баллард предложил:
– Может быть, мне поговорить с мисс Литтл-Браун и все объяснить?
– Поговори, пожалуйста. – Колин перестал мерить комнату шагами и повернулся лицом к Балларду. – Она наверняка будет на вечере у леди Брэндон. Поговори с ней сначала ты и подготовь ее. Тогда я смогу все исправить уже сегодня.
– Отлично, отправлюсь прямо сейчас. Но может быть, послушаешь мою новость, пока я не ушел?
«Очень мне нужна твоя новость», – подумал Колин. Но следовало быть учтивым.
– Конечно.
– Сестра, – сказал Хью, улыбаясь.
– Сестра? Что ты имеешь в виду?
– Ты разве не слышал старую историю про то, как мою сестру-близнеца выкрали прямо из колыбели?
– Слышал, кажется. Но я думал, что девочка давно умерла!
– Да, родители наняли сыщика, но он тогда ничего не узнал. Похитителей и след простыл, а дело закрыли. Но представь себе, нянька перед смертью раскаялась и написала признание. Поиски возобновились. Девочку – теперь это взрослая женщина, конечно – нашли и вернули в родной дом.
– Спустя столько лет? Невероятно.
– Правда? У нее волосы в точности как у матушки и глаза как у отца. Даже нос, как у Баллардов.
– Ты должен быть рядом с ней, – сказал Колин.
– Конечно, старина! Это и радость, и долг. Она давно перешагнула брачный возраст. Скорее всего она так и останется на моем попечении до конца своих дней.
– Полагаю, твои родители дадут за ней солидное приданое, если они так уверены, что она точно их дочь.
– Разумеется, но я опасаюсь, что ни один джентльмен из хорошей семьи не польстится на нее, хоть с приданым, хоть без. Она упряма и грубовата, совершенно не обучена тому, как должна вести себя леди. Ни кокетства, ни очарования. И никакой благодарности за то, что ее разыскали и вытащили из ужасающей нищеты. Вдобавок, я подозреваю, она слишком умна, и это тоже не идет ей на пользу. И что хуже всего, она воспитана как шотландка! – Баллард как будто выплюнул последнее слово.
Колин озадаченно посмотрел в пустой дверной проем. Шотландка? Ну конечно! Вот почему она показалась ему знакомой. Он принялся вспоминать ее лицо – полные розовые губы, точеный нос, круглые прозрачные глаза под изящно изогнутыми рыжеватыми бровями. Несомненно, она сестра Балларда. Поразительное сходство! Как он сразу не догадался?
– Но, – неуверенно начал Колин, – какое это имеет значение, если она твоя сестра?
Баллард подошел к письменному столу, над которым громоздились книжные полки, и взял в руки хрустальное пресс-папье.
– Если она и не шотландка по крови, то уж точно шотландка по складу ума и настроению. Матушке предстоит тяжелый труд, если она собирается привить ей манеры, приемлемые в светских гостиных. Однако забавно будет понаблюдать за ее попытками, не правда ли?
Он с грохотом опустил пресс-папье. В ту же минуту из-под стола с воплем метнулось какое-то создание и пронеслось мимо, как шаровая молния.
– Что это было? – спросил Колин.
– Сумасшедшая кошка, которую сестрица притащила с собой, – ответил Баллард. – Просто беда. – Он покачал головой, хмурая гримаса на его лице сменилась усмешкой: – Во всяком случае, общество развлечется, увидев сестру сегодня на вечере у леди Брэндон.
Колин пришел в полное уныние. Боже правый! Он всего лишь попытался вовлечь бедняжку в разговор, всего на минуту-другую, и она убежала в слезах. Что же будет, когда на нее нападут злобные светские гарпии? Леди Брэндон, наверное, хуже всех. Жестокая, злая на язык. О чем думают ее родители, собираясь так сразу вывести девушку в свет? Он даже содрогнулся, представив все это.
Если цель ее родни – окончательно похоронить все ее надежды на будущее, то они на верном пути.
Колин покачал головой, чувствуя, как в его сердце шевельнулась жалость. На минуту он даже позабыл о собственных бедах. Черт возьми, она ведь сестра Балларду, который должен ее защищать! Колин не дал бы в обиду своих сестер.
– Ты должен поговорить с матерью, – сказал он. – Нельзя допустить, чтобы твоя сестра попала на вечер к леди Брэндон. Ты понимаешь почему?
– Не будь занудой, Розмур. – Баллард провел пальцем по одному из пыльных потрепанных корешков. – Ей нужно туда пойти. Будет потеха, вот увидишь.
Колин почувствовал, что его лицо каменеет. Что-то не так сегодня с Баллардом, даже голос у него какой-то странный. Явно нервничает, лицо озабоченное.
Колин попытался побороть беспокойство. У него своих неприятностей достаточно, вот о них ему и следует думать. Не хватает еще Балларда с его сестрой. Не станет он больше вникать в их заботы!
– Мне пора домой, – сказал он.
Ему вдруг ужасно захотелось оказаться подальше от Хью Балларда.
– Отлично. – Баллард хлопнул его по спине. – Немедленно отправлюсь на Беркли-стрит, перекинусь словечком с мисс Литтл-Браун. Да, заварил ты кашу, старина.
– Я ни в чем не виноват! – запротестовал Колин. Какая несправедливость! Нуда, он любит сыграть в картишки, но других грехов за ним не водится. Некоторые считают его безрассудным, пусть. Он всегда был человеком чести. Честь и прямота – превыше всего.
– Если ты клянешься, что это правда, я тебе верю, – сказал Баллард с улыбкой. – Сделаю все, что в моих силах, чтобы доказать леди твою невиновность.
Он поправил шейный платок и направился к двери. Колин неуверенно потоптался на месте. Может быть, сказать Балларду, чтобы не утруждал себя? Он сам лично убедит Онорию в том, что невиновен. Или пусть попробует? Вреда не будет. Колин взял шляпу и трость. Может быть, Онория его послушает.
В любом случае хуже не будет. Хуже просто некуда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Женитьба повесы - Кук Кристина



Начало романа весьма интригующе: похищение младенца, естественная смерть похитителей, украденная девочка принадлежит к высшему свету Англии и т. п. Однако уже через несколько страниц предпринято вплетание шотландской тематики, которая к концу романа из высокосветского денди делает "истинного шотландца", к тому же если смотреть то все происходещее даже между главными героями поверхностно. И тяжело поверить в то, что девушка приняла свою настоящую семью, однако не желает даже слышать об имени данному ей родителями.
Женитьба повесы - Кук КристинаItis
16.07.2012, 17.48





Согласна с предыдушим мнением. Не могу не сказать о главном герое. До чего же он похож на наших русских обалдуев, кот орых я называю законченными придурками.rnНапиваются до невменяемости, до состояния наркоза и не помнят, что творят.Хорошо описана клиника начальной стадии алкоголизма.
Женитьба повесы - Кук КристинаВ.З..64г.
29.12.2012, 10.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100