Читать онлайн Женитьба повесы, автора - Кук Кристина, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женитьба повесы - Кук Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женитьба повесы - Кук Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женитьба повесы - Кук Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кук Кристина

Женитьба повесы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

– Послушайте, все было просто замечательно, правда? Леди Данвилл хорошо потрудилась, при том, что у нее было так мало времени.
– Да, в самом деле, – согласилась Бренна, рассеянно перебирая флакончики на своем туалетном столике. Ее муж стоял сзади, лениво опираясь на спинку кровати. Сюртук небрежно свисает с одного плеча, галстук развязан и висит на шее длинной лентой. В зеркале маячило его отражение – вот он расстегивает верхнюю пуговицу рубашки, под которой открывается мускулистая грудь. Бренна судорожно вздохнула.
Ее муж! Она уставилась на собственную руку. Разумеется, сегодня она вышла замуж, и все-таки... Ее передернуло: на пальце красовалось кольцо – простой золотой ободок. Утренняя церемония запомнилась Бренне смутно. Она стояла рядом с Колином, в бледно-сером шелковом платье, и ей было до слез жаль Маклахланов. Вот бы старики дожили до этого дня, порадовались бы за нее! «Совсем не таким представлялось ей раньше собственное бракосочетание. Ее окружали люди, которых она едва знала. Бренна стояла, глубоко погруженная в размышления, уставясь в пол, и даже не заметила, что пришел ее черед произнести брачный обет. Как глупо!
Джейн, которая была подружкой невесты, пришлось дернуть ее за рукав, чтобы вернуть к действительности.
Потом была роскошная трапеза, растянувшаяся на несколько часов. Наконец довольные гости наелись и отбыли восвояси. Багаж Бренны погрузили в карету, и они отправились – совсем недалеко, в Розмур-Хаус, который отныне станет ее домом. Они ехали молча, между ними на сиденье помещалась кошка Гера в дорожной корзинке.
– Прошу прощения за то, что не могу предложить вам свадебное путешествие прямо сейчас, – вторгся Колин в ее грустные мысли. – Сначала я должен уладить кое-какие дела в Лондоне.
Очевидно, заплатить долги!
– Может быть, позже, когда мы устроимся, – продолжал он. – А пока скажите, вам нравится эта спальня?
– Здесь чудесно, Колин. – Бренна сама понимала, насколько фальшиво это прозвучало. Она положила щетку для волос и поймала взгляд Колина в зеркале. По спине пробежала дрожь, и ей пришлось обхватить себя руками, чтобы успокоиться.
– Рад слышать! Однако вам не стоит слишком уж привыкать к ней. Кажется, отец купил для нас дом в городе, на Генриетта-стрит. Это его подарок нам на свадьбу.
– Вот как? Очень щедро с его стороны, – пробормотала Бренна.
– Да уж, головокружительный поворот, – горько ответил Колин. – А ведь совсем недавно он угрожал, что лишит меня содержания. Не даст ни шиллинга! Значит, завтра вы с Джейн и матушкой отправитесь заказывать обстановку и все, что потребуется в хозяйстве.
Ладони Бренны взмокли. Это совсем не для нее – обустраивать лондонский дом. По правде говоря, она об этом и не думала, да и на обстановку в доме Данвиллов почти не обращала внимания.
– Понятия не имею, что нам понадобится. Вы же знаете, – сказала она, и ее голос зазвенел от страха, – меня этому не учили. Я росла в другом окружении.
– Вот поэтому матушка и Джейн поедут с вами. Думаю, к вам присоединится и Люси. Так что вы отлично справитесь.
Так они думают, что она совсем ничего не соображает. Такого рода домашние дела никогда не были ее коньком, а она очень не любила заниматься тем, что у нее не особенно получалось. Бренна предпочла бы латать прохудившуюся крышу дома, нежели обставлять этот же дом внутри.
– А еще, кажется, мы сможем пользоваться поместьем в Кенте – это одно из небольших имений отца. Если хотите, под конец сезона можно совершить короткую свадебную поездку в Брайтон, а затем осесть в Кенте. Думаю, мне стоило бы заняться разведением охотничьих скакунов. Посмотрю, нельзя ли купить племенных лошадей из конюшен Люси...
– Нет, в конце сезона я должна ехать в Гленброх. – У Бренны вдруг защемило в груди. – Может быть, вы захотите взглянуть на земли Хэмптона – теперь, когда они ваши по праву. Познакомиться с арендаторами и...
– Я уже отправил туда моего поверенного. Он займется всеми делами поместья. Нам нет нужды отправляться туда прямо сейчас.
– Но у меня много дел в Гленброхе! Меня слишком долго там не было. Нужно переговорить с мистером Мореем насчет урожая, обсудить, что сеять весной. До зимы нужно многое успеть. Мне казалось, вы понимаете, что я должна вернуться домой.
– Теперь ваш дом здесь, Бренна, – твердо заявил Колин.
– Нет, здесь я никогда не смогу почувствовать себя как дома, – сказала она грустно.
Колин молча рассматривал ее несколько минут, а потом заговорил мягким, увещевающим тоном:
– Уже поздно. Вы, должно быть, устали. Может быть, поговорим о делах завтра?
Нет, ей хотелось обо всем договориться прямо сейчас. Она с трудом подавила зевок, закрыв рот ладонью и чувствуя, как тяжелеют веки. Вот незадача. Она действительно устала до крайности, возможно, слишком устала, чтобы привести убедительные доводы своей правоты. Колин проявлял себя отличным соперником в этом поединке умов, а ей во что бы то ни стало нужно было выйти победительницей. Она не Должна уступать. Возможно, сейчас не лучшее время для споров.
– Отлично, – согласилась Бренна, снова зевнув. – Но мы обязательно продолжим наш разговор.
Она вдруг заметила, что из-под кровати на нее пристально смотрят два ярко-зеленых глаза. Гера! Бедная кошечка, она всю жизнь жила в Гленброхе. А теперь ей дважды пришлось переезжать, причем за столь короткое время.
Она услышала покашливание Колина. Он сбросил галстук и расстегнул жилет, а потом многозначительно посмотрел в ее пылающее лицо. Бренне вдруг стало неловко.
– Думаю, нужно дать вам минуту на то, чтобы приготовиться. А потом вы присоединитесь ко мне в моей спальне.
Подготовиться? Ее щеки вспыхнули, когда она поняла, что он имеет в виду. Скрепить брачные клятвы – вот чего он хотел, и Бренна не могла понять, просит он ее или приказывает? В любом случае именно этим и предстояло заняться в их брачную ночь. Кроме того, Бренна не могла не признать, что где-то в глубине души ей самой до смерти любопытно. Отчаянно хочется завершить то, что было начато в гостиной его дома, две недели назад. Во рту вдруг пересохло, она не могла произнести ни слова.
Бренна просто кивнула в знак согласия, а внутри у нее сладко защемило от предвкушения. Она смотрела, как Колин выходит в соседнюю спальню.
Колин вышагивал по комнате, гадая, почему же Бренна так долго не идет. Его сюртук, галстук и жилет бесформенной кучей громоздились на кресле. Лакея он давно отослал. Прошло больше часа с тех пор, как он оставил отчаянно краснеющую жену за туалетным столиком.
Он остановился перед дверью, бездумно разглядывая деревянную панель, не зная, что предпринять. То хватался за ручку двери, то отпускал. Затем отошел от двери, грустно качая головой. Сцепив руки за спиной, снова принялся расхаживать туда-сюда. Опять остановился, подозрительно поглядывая на дверь.
Она боится разделить с ним брачное ложе? Бренна кажется страстной женщиной, но ведь она девственница. Об этом нельзя забывать! Может быть, ей страшно, и выражение ее лица, когда он выходил, свидетельствовало как раз об этом. Кроме того, день выдался крайне утомительным. Как бы ни мечтал он заняться с ней любовью, он ни в коем случае не хотел набрасываться на нее, принуждать ее. Колин надеялся, что Бренна придет к нему по своей воле.
Он может подождать, хотя трудно передать, чего ему это стоит. Пройдет день-другой, она успокоится, почувствует себя уверенней. Он шагнул к двери. Надо пойти и сказать ей, пусть не волнуется. Но тут, к его изумлению, дверь распахнулась.
– Ох, я не хотела вас пугать. – В дверном проеме показалась голова Бренны, щеки у нее были пунцовые от смущения.
Колин отошел в сторону, зачарованно глядя, как она проскальзывает в спальню, сцепив ладони на вороте ночной сорочки. Волосы Бренны светились, как янтарь, отражая пламя свечи, и волнами ложились на плечи, а кожа горела нежным розовым цветом. Она принимала ванну, догадался Колин, уловив деликатный аромат лаванды, от которого у него вскипела кровь. Халат цвета сливок, сшитый из тончайшего шелка, облегал ее фигуру, не скрывая изящных изгибов. Что же там, под тонкой тканью?
Ее движения, выражение лица – все говорило ему, что она побаивается. Конечно, ведь она же девственница! И все же Бренна сама пришла к нему. Сердце Колина тяжело забилось в предвкушении.
– Простите, я... задержалась. Селеста хотела услужить получше. Надеюсь... – Она остановилась на полуслове. Молчание было просто оглушающим.
– Не смущайтесь, Бренна. Вы так чудесно выглядите. Она пропустила его комплимент мимо ушей.
– Я не заметила, что стало уже так поздно. Наверное, я даже задремала, пока Селеста занималась моими волосами.
– Денек выдался утомительным, правда? Он и сам был почти без сил.
– Признаюсь, мне немного не по себе.
Колин тоже чувствовал себя смущенным и обессиленным, как никогда в жизни. Как будто он никогда не спал с женщиной! Да он укладывал их в постель без особых колебаний, к величайшему своему удовольствию. Почему же сегодня все выглядит иначе? Проклятие. Он слишком долго этого ждал.
– Это естественно, что вы немного волнуетесь. Разве леди Данвилл не...
– Да, конечно, она рассказала. Но... я и раньше отлично знала, что означает исполнить супружеский долг.
Его брови удивленно поползли вверх. Просвещенная девственница? Это несколько упрощает дело.
Дрожащими руками Бренна развязала поясок халата, и он, шурша, соскользнул вниз. Наконец-то Колин мог удовлетворить свое любопытство. Под халатом обнаружилась ночная сорочка того же кремового цвета, что и халат. Тонкая, почти прозрачная ткань, изысканная кружевная отделка. Сорочка удерживалась на теле с помощью единственной ленточки, завязанной на груди. Нежные округлости венчали розовые бутоны сосков, рвущиеся наружу из-под тонкой материи. Высокие боковые разрезы открывали взгляду нежные закругления бедер. Передняя и задняя половины сорочки удерживались вместе с помощью лент, завязанных чуть повыше бедер, почти на талии. Даже слабого света свечи было достаточно, чтобы разглядеть интригующий темный треугольник. Колин почувствовал, как внезапно напряглась его плоть, и хрипло вздохнул. Одним быстрым движением он подхватил жену на руки и услышал ее ответный вздох. Ее тело задрожало от его прикосновений. Он отнес ее в постель и бережно уложил на подушки.
Бренна лежала в необычайно соблазнительной позе, подол сорочки сложился изящными складками, открывая ноги почти до самых бедер, а грудь, казалось, отяжелела. Колин торопливо сбросил туфли, а потом стащил через голову рубашку.
Подарок! На туалетном столике в его гардеробной лежал длинный бархатный футляр со свадебным подарком – изысканным ожерельем из аквамаринов овальной формы, перемежающихся бриллиантами, с филигранной золотой застежкой. Восхитительное произведение ювелирного искусства, прекрасное дополнение к подаренному на помолвку кольцу. Ему пришлось влезть в долги, чтобы купить ожерелье, но оно того стоило. Никаких денег не пожалел бы Колин, чтобы увидеть его на своей избраннице. Он столько раз представлял себе, как оно ляжет в ямку между ключиц, чуть ниже того места, где пульсирует жилка... Он чуть не застонал, представив себе обнаженную Бренну, на которой нет ничего, кроме ожерелья. Надо подарить ей его прямо сейчас.
– Я кое-что для вас приготовил, – сказал он и обернулся к ней.
Ее щеки вспыхнули, она прикрыла ноги подолом сорочки.
Колин проглотил комок в горле. Ему хотелось только одного – наброситься на нее и взять немедленно.
– Погодите, – пробормотал Колин. – Я сейчас.
Он взял серебряный канделябр и бросился в гардеробную. Нужно взять футляр и вернуться к жене как можно скорее. Подняв свечу повыше, он оглядел дубовую столешницу туалетного столика. Ничего, кроме пары серебряных запонок и часов!
Где же футляр, черт возьми? Колин мог бы поклясться, что оставил его именно здесь. Неужели засунул куда-то? Он открыл верхний ящик стола, расшвырял украшенные монограммой носовые платки и галстуки. Ничего.
Ему понадобилось добрых полчаса, чтобы отыскать футляр, лежащий на каминной полке, рядом с часами черного дерева. Маятник невозмутимо отсчитывал минуты, которые он провел здесь, оставив в спальне жену. Колин поморщился – он решительно не помнил, чтобы клал футляр на камин. Может быть, его переложила горничная? Он откинул крышку футляра и довольно улыбнулся. В складках бархата притаились сверкающие драгоценные камни, отражая пламя свечи тысячами искр. Само совершенство! Он захлопнул футляр, схватил канделябр и чуть не бегом бросился назад, в спальню. Сейчас он наденет ожерелье на шею Бренны, а потом снимет с нее ночную сорочку. Не торопясь, дюйм за дюймом, пока она не останется совсем нагой, со сверкающим ожерельем на груди.
Вне себя от возбуждения, он шагнул комнату и замер на пороге. Бренна лежала там, где он ее оставил. Тонкая рука лежала поверх головы, распластав ладонь по подушке, другая покоилась на груди. Одна щека на подушке, на другую отбрасывают тень ресницы сомкнутых век. Несколько каштановых локонов влажно блестели на фоне порозовевшей кожи. Губы полураскрыты, грудь равномерно вздымалась и опускалась.
Колин издал стон отчаяния, закатив глаза к потолку. Оставалось только проклинать злодейку судьбу. Бренна крепко спала. В их брачную ночь, вот так.
– Смотрите, вот и он. Колин, дорогой, ты должен посмотреть, что за обстановку мы выбрали для гостиной. Восхитительно, просто восхитительно. У твоей жены безупречный вкус.
Мать Колина смотрела на Бренну сияющими глазами.
Его жена! Он даже вздрогнул, хотя вот уже целые сутки прошли с тех пор, как они принесли свои брачные клятвы перед Богом и семьей. Улыбнувшись, Колин снял перчатки и вошел в гостиную. Что за чудесное зрелище – его жена сидит на ручке кресла, весело болтая с Джейн и Люси. По всей комнате разбросаны свертки и квадратные лоскуты материй. Они, разумеется, заказали столько мебели и тканей, что хватило бы на целый дворец. Страшно даже подумать, во что это ему обойдется. Наверное, они вообразили, что деньги можно взять из приданого. Как бы не так – они разорят его до нитки.
Против обыкновения Колин направился к буфету у дальней стены и взял граненый стакан, стоящий возле графина с кларетом, который так любил отец. Он вертел стакан в руках, словно любуясь игрой солнечных лучей на хрустальных гранях. Слава Богу, вовремя опомнился, поставил стакан и повернулся к дамам.
– Безупречный вкус, говорите? – протянул он. – Это меня нисколько не удивляет. Ведь у нее хватило вкуса выбрать в мужья меня.
– Ну, – вмешалась Джейн, – ошибиться может каждый. Может быть, однажды она решит, что сделала глупость.
–, ты не упустишь случая сказать мне колкость. В самом деле! Найди же наконец мне замену – какого-нибудь джентльмена, над которым ты сможешь вдоволь потешаться. А еще можно разбить ему сердце. Кто станет следующей жертвой после бедняги Никерсона?
– Да ладно, Колин, – сказала Люси, – ты ведь знаешь, она была вправе отказать ему, если он ей не нравился. Хотя, убей меня Бог, не понимаю почему, – добавила она шепотом.
Леди Розмур хлопнула в ладоши.
– Хватит ссориться. Прямо как дети! Что подумает Бренна о своей новой семье? Колин, ты должен взглянуть на образцы тканей. Посмотри, что у нас тут есть. Просто красота.
– Если говорить о красоте, – раздался голос Мэндвилла, который неожиданно возник за спиной у Колина, – то вот моя жена. Так и знал, что найду тебя здесь, Люси.
Колин облегченно вздохнул. Мэндвилл появился исключительно вовремя. Восхищаться тканями – нет, увольте. Изумрудные глаза Люси, как всегда, восхищенно заблестели, когда она увидела маркиза.
– Заседание в парламенте на сегодня закончилось? – спросила Джейн.
– Да, и так неожиданно для всех. Чудесный день, – сказал маркиз, подходя к жене и целуя ее в щеку. – Может, стоит пойти прогуляться в парк? Ты как, Люси?
– Конечно! Я же не беспомощная калека. Отец говорит, что в моем положении физические нагрузки очень полезны. Мой папа – врач, он разбирается в таких вещах. Ой, погодите-ка! Совсем забыла. Вы же еще ничего не знаете. Бренна покачала головой.
– Я жду ребенка, – объяснила Люси, светясь от счастья. Она погладила себя по животу. – Вскоре мне придется засесть дома, хоть мне этого до смерти не хочется. Я надеялась пробыть в Лондоне до конца сезона, но мой упрямый муж и слышать ничего не желает.
– Мне было бы спокойнее, если бы ты жила за городом, в уюте и покое. – Мэндвилл поцеловал жену в макушку. – Я прошу совсем немного.
– Какое счастье для вас обоих, – сказала Бренна. – Мои самые сердечные поздравления!
Колин смотрел, как Бренна, улыбаясь, поздравляет Люси, и не мог отделаться от мысли, что она не верит, что он и Люси... Он не мог осмелиться продолжить крамольную мысль. Вот Бренна опять взглянула на мужа с плохо скрытым подозрением. Неужели она не понимает, что муж и жена Мэндвилл без памяти влюблены друг в друга? Они, собственно, не делали ни малейших попыток скрыть свои чувства. Иногда это радовало Колина, иногда бесило – в зависимости от настроения.
– Люси! Разве можно говорить о таких вещах при посторонних? – сказал он, стряхивая невидимую соринку с рукава. – Уверен, ты нарушаешь одно из железных правил этикета.
– Не будь занудой, Колин. – Люси хмуро посмотрела на него. – В самом деле, ты ведь теперь женатый человек. Тебе пора привыкать к таким разговорам, и поскорее.
«Мы с женой что-то не очень торопимся», – раздраженно подумал Колин.
Бренна уставилась на носки собственных туфель, чувствуя, как щеки заливает румянец. Она, как и Колин, тоже вспомнила их первую ночь. Они не скрепили по-настоящему брачные клятвы, и это угнетало обоих. Однако они избегали говорить об этом, с той самой минуты, как проснулись утром в одной постели.
На рассвете она зашевелилась у него под боком, и ее глаза удивленно расширились, когда она поняла, что он лежит рядом без сна и смотрит на нее.
– Мы... как бы это сказать... – пробормотала она, натягивая до подбородка одеяло. – Мы разве...
Он кисло ответил:
– Уверяю вас, если бы мы это сделали, вы бы точно не забыли.
Кивнув, Бренна выскользнула из его постели. Подняла с пола халат и бросилась в свою спальню. А он остался один в своей постели, ставшей вдруг такой холодной, и его тело страдало, тосковало по Бренне. Они избегали разговоров на эту тему.
– Послушайте, как насчет прогулки с Мэндвиллами? – спросил он, чтобы отвлечься от грустной темы женитьбы и рождения детей.
– Отличная мысль, – сказала матушка.
– В самом деле, – отозвалась Джейн, ослепительно улыбнувшись Бренне. Она взяла подругу под руку: – Идем, Бренна. Составим компанию твоему неугомонному мужу.
Небо было ослепительно голубым, а воздух удивительно не по-летнему свеж и прохладен. Люси и Мэндвилл шли впереди, тесно прижавшись друг к другу. За ними в некотором отдалении следовали леди Розмур и Джейн, а замыкали шествие Колин с Бренной.
Компания неспешным шагом направилась по Аппер-Брук-стрит, а затем свернула на Тайберн-лейн. В парке толпились гуляющие с радостными, приветливыми лицами. Колин повел жену по дорожке, ведущей к Серпентайну.
Он взглянул на Бренну. Она запрокинула лицо к невероятно синему небу и теплому солнцу, лучи которого бросали золотые отблески на ее светлую кожу. Она выглядела более спокойной и уверенной в себе, и ему это было приятно. Он заметил, что очаровательные веснушки, усыпавшие носик Бренны, поблекли. Несомненно, сказалась жизнь в городе с ее ограничениями – девушка нигде не могла показаться без шляпки.
В голове зудела неприятная мысль. Возможно, Бренна была права. Жизнь в Лондоне не для нее – даже в таком цивилизованном Кенте ей было не место. Ее вырвали из привычного окружения, и он, несомненно, приложил к этому руку, удерживая ее в Лондоне. Бренна была бы намного счастливее в родном Гленброхе. Скакала бы по вересковым пустошам, и загорелую кожу украшали бы веснушки...
Он отогнал неприятные мысли. Лучше подумать, как они будут жить в Лондоне. Колин сказал:
– Кажется, ваш поход по магазинам прошел удачно.
– Да, все вышло просто замечательно. Ваша мама так мне помогла! Она такая добрая, такая заботливая. Она дала много ценных советов.
– Действительно, она очень добра. Моя матушка – редкая женщина, но не позволяйте ей злоупотреблять. В том, что касается магазинов, она не знает удержу.
– Правда? Я не заметила. – Глаза Бренны блестели, как драгоценные камни.
– Это всеобщее мнение. Я слышал, Джейн говорила, что леди Андерсон устраивает завтра традиционный ежегодный обед для дам. Это правда?
– Кажется, да.
– Полагаю, вы полдня провели, размышляя, какой наряд выбрать.
– Нет, разумеется, нет. – Бренна покачала головой, и поля ее шляпки задрожали на легком ветерке.
– Странно. Я думал, все дамы...
– Но меня нет в списке гостей.
– Как же это? Ведь Джейн и матушка туда приглашены, как я слышал.
– Вероятно.
Его сердце глухо застучало от тревожного предчувствия.
– А Люси...
– По правде говоря, Колин, все это не столь важно. Меня частенько не приглашали, еще когда я жила с лордом и леди Данвилл. Ничего другого я и не ожидала.
Колин разозлился, кровь бешено пульсировала в висках. Как смела леди Андерсон – старинная подруга матери – так пренебрежительно отнестись к его жене?
– Но я думал... я думал, что...
– Что вы думали? – Бренна посмотрела ему в лицо, взгляд у нее был сочувствующий. – Вы думали, раз мы поженились, все сразу встанет на место? Даже я знаю, что так не бывает. Вы мой муж, и ваше положение в обществе распространяется также и на меня.
– Конечно, – пробормотал Колин. – Но это несправедливо. Вы не сделали ничего дурного!
– Как и вы, Колин. Вам это прекрасно известно, даже если остальные не хотят ничего понять.
– Да пусть бы я был самым злостным мошенником, это не дает им права так пренебрегать вами, как будто вы недостойны их общества!
– Кроме того, ваши родственницы отклонили приглашение. Матушка, Джейн и даже Люси. Не думаю, что в этом была необходимость, но мне приятно, что они меня поддержали.
– Они чертовски правильно поступили. Может, мне следовало бы взять эту чертову карту и сунуть ее...
– Тише, Колин! Не нужно кричать. Кажется, там впереди лорд Баркли разговаривает с лордом Мэндвиллом.
– Да мне плевать, если меня услышит сам принц, – рявкнул Колин, однако вынужден был замолчать – Бренна сжала его руку.
Лорд Баркли отошел от Мэндвилла и направился к миссис Розмур и Джейн. Обменявшись краткими приветствиями, он затем повернулся к Колину и Бренне. Колин взглянул на жену. Она быстро изобразила любезную улыбку. Баркли был уже прямо перед ними. Колин приподнял шляпу.
– Добрый день, лорд Баркли, – сказал он весело.
Колин встретился взглядом с Баркли, затем лорд, презрительно сощурившись, пошел мимо, уставясь куда-то в сторону горизонта. Молчание становилось просто оглушающим.
Колин был готов взорваться от гнева. Как смел этот надменный тип так себя вести? Выказать презрение так открыто, особенно в отношении Бренны? Он остановился, ноги словно приросли к земле. Сердце гудело, стук крови в ушах отдавался колокольным звоном. Он крикнул:
– Сэр, как вы смеете? Бренна испуганно вздрогнула.
– Нет, Колин, – шепнула она. – Не надо! Он услышит.
– Именно на это я и рассчитываю. Чертов ублюдок! Джейн с матерью, всплеснув руками, бросились к ним.
– Баркли, ты слышишь меня? – Колин стиснул кулаки, не отрывая взгляда от удаляющейся фигуры. – Я назвал тебя ублюдком!
– В самом деле, Колин. Ты еще больше себе навредишь, – сказала Бренна ровным голосом.
Подошел Мэндвилл, вслед за ним Люси.
– Какого черта ты раскричался?
– Чертов негодяй сделал вид, что не замечает нас. Даже присутствие дамы не вернуло его в границы приличия. Да мне следовало бы...
– Хватит, Колин, – вмешалась Люси, трогая его за рукав. – Но ты прав. Его больше не будут принимать в нашем доме. – Она умоляюще взглянула на мужа, и тот кивнул.
– К тому же он упрямый тори, – добавил Мэндвилл.
– Здесь не место для подобных разговоров, – продолжала Люси. – Успокойтесь, а мы проводим Бренну в Розмур-Хаус. Генри, пожалуйста...
– Конечно. Идем, Розмур. Может быть, бокал-другой в моем кабинете помогут тебе опомниться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Женитьба повесы - Кук Кристина



Начало романа весьма интригующе: похищение младенца, естественная смерть похитителей, украденная девочка принадлежит к высшему свету Англии и т. п. Однако уже через несколько страниц предпринято вплетание шотландской тематики, которая к концу романа из высокосветского денди делает "истинного шотландца", к тому же если смотреть то все происходещее даже между главными героями поверхностно. И тяжело поверить в то, что девушка приняла свою настоящую семью, однако не желает даже слышать об имени данному ей родителями.
Женитьба повесы - Кук КристинаItis
16.07.2012, 17.48





Согласна с предыдушим мнением. Не могу не сказать о главном герое. До чего же он похож на наших русских обалдуев, кот орых я называю законченными придурками.rnНапиваются до невменяемости, до состояния наркоза и не помнят, что творят.Хорошо описана клиника начальной стадии алкоголизма.
Женитьба повесы - Кук КристинаВ.З..64г.
29.12.2012, 10.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100