Читать онлайн Женитьба повесы, автора - Кук Кристина, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женитьба повесы - Кук Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женитьба повесы - Кук Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женитьба повесы - Кук Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кук Кристина

Женитьба повесы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Колин мерил шагами гостиную Данвиллов, расхаживая взад и вперед перед роялем. Его пальцы скользили по крышке розового дерева. Когда же выйдет Бренна? У него не было ни малейшего понятия, что он ей скажет, но Колин не сомневался, что им необходимо поговорить с глазу на глаз до свадьбы. А до нее оставались считанные дни! Возможно, когда он увидит Бренну, нужные слова найдутся сами собой.
А если не найдутся, все равно им нужно увидеться до того, как они будут стоять перед священником, который объявит их мужем и женой. Проклятие! Он все еще не мог поверить в случившееся.
Джейн заявила, что виновата во всем она. Ей не пришло в голову, что Бренна примет всерьез ее необдуманный совет и попытается завлечь его в ловушку. Колин, однако, заметил, что глаза сестры радостно блеснули. Значит, у них все-таки был план, и они его осуществили.
Он стал пешкой в искусно выстроенной шахматной партии. Пешка! С другой стороны, Бренна не выйдет замуж за Синклера, и это уже хорошо, что бы там ни придумывали эти женщины. Колин станет Бренне защитой, тут у него не было сомнений.
Колин остановился и посмотрел на дверь гостиной. Почему она не идет? Казалось, он ждет целую вечность, хотя на деле прошло не больше четверти часа. Просто он хотел видеть ее как можно скорее. Не мог больше ни о чем думать. Колин обвел гостиную взглядом. Вдоль дальней стены возвышался буфет, а в нем на серебряном подносе стоял графин граненого стекла, наполненный бренди. Рядом заманчиво блестели два бокала. Черт, как хочется выпить! Сколько дней он не брал в рот ни капли? И не сосчитать. Разве он не доказал, что может оставаться трезвым, сколько захочет? Не будет вреда, если сейчас он пропустит глоточек, просто попробует.
Колин остановился перед буфетом. Просто ощутить вкус густой, отдающей дымком жидкости, медленно стекающей в пересохшее горло. Один глоток, напомнил он себе. Колин взялся за серебряную пробку и застыл на месте. Ужаснувшись, он выругался и отдернул руку. Черт возьми, он больше не владеет собой? Он только что избавился от ежечасной потребности в выпивке. Если даст сейчас слабину, ничего хорошего из этого не выйдет. Колин сунул руки в карманы и повернулся к графину спиной. Как бы не передумать!
В дверях раздался шорох. Колин открыл глаза. Перед ним стояла Бренна. Черт побери, как забилось сердце! Некоторое время оба молчали, разглядывая друг друга. На девушке было бледно-голубое платье, щедро расшитое кокетливыми лентами. Волосы, напротив, были уложены в строгий пучок на затылке, из которого не выбивался ни единый локон. Лицо казалось усталым и бледным. Глаза запали.
– Мистер Розмур, – сказала она тихо, сделав легкий реверанс. Она избегала смотреть ему в глаза, но он видел, что она разгневана. Бренна бросилась мимо него и села на диван.
– Очень официальное обращение, вам не кажется? – Колин встал напротив нее, небрежно облокотившись о подоконник. – Вы могли бы назвать меня по имени. В конце концов, мы скоро поженимся.
– Прекрасно помню. Целую неделю только тем и занимаюсь, что готовлюсь к этому событию, – надменно ответила Бренна.
Почему она злится? Он ведь попался на ее удочку, дал ей карты в руки.
– Мне казалось, вы должны быть довольны.
– Вот как? Не могу взять в толк, с чего бы это.
– Одного вашего острого язычка довольно, чтобы поразить мужчину прямо в сердце. – Он постучал себя по груди. – И вы об этом знаете.
– Хотите прослыть остроумцем, Колин?
– Я стараюсь.
– Да, вы все превращаете в шутку. Неужели не понятно, насколько это серьезно? Через четыре дня нас свяжут узами брака до смерти. Вы наверняка слышали эту клятву.
– Я вполне понимаю сложность нашего с вами положения, – перебил он. – Можете быть уверены – я отнесусь к своим обетам абсолютно серьезно.
– Ко всем? Или выберете что-то подходящее?
– На что вы намекаете, Бренна? Что я не хозяин своему слову? Что я могу вас бросить, унизить? Скажите же, какую из клятв я, по-вашему, не исполню? Чего вы боитесь?
– Все... или никакой, – поправилась Бренна, грустно покачав головой. – Сама не знаю.
Она и так была бледна как смерть, но тут побледнела еще больше. Колин присмотрелся к ней внимательней. Под глазами залегли тени. Сколько отчаяния в этих глазах! Колину вдруг стало нечем дышать. Не было сил смотреть в тревожную глубину ее глаз. Застонав, он отвернулся к окну, положив локти на подоконник. Невозможно злиться на человека, который так страдает. Несомненно, это потому, что ее насильно вынуждают идти за него замуж. Неужели ей так противно? От этой мысли у него закружилась голова.
Колин закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Затем посмотрел в окно, на сад и аккуратные газоны вокруг дома Данвиллов. Сад содержался в образцовом порядке. Совсем не то что буйные заросли в Розмур-Хаусе, которые так нравились матери, не говоря уж о Гленфилде. Ветерок играл занавесками, донося до ноздрей Колина сладкий запах цветущей жимолости. Он вздохнул и грустно понурил голову.
Его жизнь скоро изменится, причем безвозвратно, но разве он готов к переменам? Его изгнали из холостяцкой квартиры, и ему некуда привести невесту. Разве что в родительский дом, в Розмур-Хаус, где они будут жить со всей семьей. Не будет у них и загородного дома, пока отец не соблаговолит выделить ему поместье, а снимать дом в деревне ему не по карману. Ему нечего ей предложить, кроме имени. И разумеется, кольца на помолвку. Колин сунул руку в карман и нащупал бархатную коробочку. Внутри лежало драгоценное кольцо, которым владело не одно поколение семейства Розмур. Это кольцо Колин сам выбрал среди семейных реликвий, специально для Бренны.
Обрадуется ли она, принимая этот дар? Или неохотно наденет на палец, даже не взглянув... Ему даже стало страшно. Выругавшись про себя, он прислонился лбом к оконному стеклу. Его прохлада обожгла разгоряченную кожу. Как же все перепуталось! Совсем не так представлялось ему начало семейной жизни. Черт побери его романтическую натуру, но он воображал нежные чувства, сердечные признания. А тут? Недоверие, упреки, гнев.
Колин повернулся к Бренне, которая безучастно сидела на прежнем месте, комкая в пальцах носовой платок. Разумеется, ему не хотелось вступать в пререкания с расстроенной и до предела измученной девушкой. Он сказал с напускной веселостью:
– Успокойтесь! Неужели нам обязательно нужно все время нападать друг на друга? Это не поможет. Знаете, вы выглядите нездоровой. Может быть, вам стоит пойти прилечь?
Бренна раздраженно сощурилась.
– Я совершенно здорова.
– Ради Бога, вы не так меня поняли. Я хотел сказать, у вас усталый вид. Вы сегодня на себя не похожи. Совсем не та Бренна, которую я знаю.
Бренна сердито сказала:
– Видимо, вы знаете меня не так хорошо, как вам кажется.
– Нет, я достаточно хорошо вас знаю, – твердо ответил Колин.
– Да уж, вы прекрасно осведомлены о размере моего приданого. А больше и знать не нужно.
– Так вот что вы думаете! – Сердце Колина неприятно екнуло, когда она упомянула о приданом, – а ведь он поклялся, что не тронет из него ни пенса. Он очень удивился, узнав, как щедро одарил дочь лорд Данвилл. Впрочем, ее отец также настоял на доверительной собственности – он сам будет распоряжаться состоянием дочери, так чтобы Колин не смог просадить деньги жены за карточным столом. Конечно, ситуация унизительная, если не сказать больше. Тем не менее Колин, ни минуты не колеблясь, принял условия лорда Данвилла. Он не тронет приданое, какую бы нужду в деньгах ни испытывал сейчас или в будущем.
– Как вы можете упрекать меня в корысти! Ведь это вы заманили меня в брачные сети.
– Каким же образом? Если это вы пустили в ход уловки опытного соблазнителя.
– Не припомню, чтобы вы оказали хоть малейшее сопротивление.
Бренна вскочила. Ее щеки загорелись маковым цветом, а руки сжались в кулаки.
– Как вы смеете, Колин Розмур! Мало того что вы обошлись со мной, как... с продажной женщиной... этой вашей миссис Трамбл-Уоттс! Да, не удивляйтесь, я все про нее знаю. О вашей с ней связи...
– Связи? – Колин даже отпрянул от удивления. Ну да, однажды он проводил миссис Трамбл-Уоттс из театра до дома, исключительно по ее просьбе, высадил ее у дверей и распрощался. Ничего больше. И вот – извольте! Рядовое событие, единственный раз – и его обвиняют в связи с этой женщиной. – Клевета, наглая ложь! Вы ведь знаете наших сплетников – сделают из мухи слона. Вы должны мне верить, у меня ничего с ней не было.
– Не хочу ничего слышать. – Ее глаза потемнели, как штормовое море. – Вы полагаете, что я позволила вам соблазнить меня, чтобы... затеялся весь этот скандал? Вам кажется, что мне нравится слышать, как за моей спиной шепчутся злые языки, где бы я ни появилась? Значит, я терплю все это ради удовольствия выйти за вас замуж?
Дело не в этом, подсказал услужливый ум. Она просто хотела спастись от незавидной участи стать женой Синклера. Он, Колин, просто меньшее из зол. Впрочем, она, кажется, очень естественно рассердилась. У Колина раскалывалась голова. Он не знал, что и думать. Все, что он знал наверняка, – она пьянила ему кровь, кружила голову, возбуждала желание. Даже сейчас, когда стояла вот так, сжав кулаки, и ее глаза метали молнии.
– Так что же? – спросила Бренна, прижав руки к груди. – Или вам нечего сказать?
Колин молча смотрел на нее, и взгляд у него был странный. Бренна могла бы поклясться, что видит страсть в его глазах. Неужели он думает, что она станет податливой глиной в его руках, что он сможет вытворять с ней все, что ему заблагорассудится? Взгляда, прикосновения будет достаточно, чтобы она бросилась исполнять его желания?
Колин расстроенно провел рукой по волосам.
– Как знать? На самом деле я пришел сюда по делу.
Хмурясь, он полез в карман и вытащил черную бархатную коробочку. Щелкнула крышечка, и его пальцы извлекли что-то, но Бренна не могла разглядеть, что именно. У нее перехватило дыхание, когда Колин, опустившись на одно колено, взял ее за руку.
– Понимаю, что начали мы... не очень хорошо. Тем не менее я собирался сделать вам предложение как положено.
Он протянул кольцо – изысканный и прекрасный аквамарин овальной формы в окружении бриллиантов. Она была смущена, и Колин улыбнулся.
Сначала Бренна думала – ни за что не уступит очарованию этого человека! Но сейчас, видя его на коленях у своих ног, она не могла не признать, что он просто непозволительно хорош. И еще это выражение отчаяния и надежды на лице!
– Я надеюсь, что вы окажете мне честь, став моей женой, Бренна. Хотя, видит Бог, я вас недостоин.
Бренна закрыла рот ладонью, на мгновение лишившись дара речи. Их глаза встретились, и в его взгляде она прочитала вопрос. Потом он посмотрел вниз, на кольцо, которое держал большим и указательным пальцами. Изысканная, восхитительная драгоценность – у нее никогда не было ничего подобного.
– Ох, Колин! Оно такое красивое... Он поднялся.
– Это кольцо принадлежало моей прабабушке. Как только я его увидел, то понял – им должны владеть вы. Камень в точности повторяет цвет ваших глаз. – Колин снова взял ее за руку. – Оно прекрасно подчеркнет вашу красоту, вашу жизненную силу, ваш блеск. Принимаете ли вы меня, Бренна?
Его слова обожгли сердце, и на глазах у нее выступили слезы. Тем не менее он ведь ни слова не сказал про любовь! И ей от этого больно, неизвестно почему. Она ведь такая практичная, рассудительная девушка. До того как отправиться в Лондон, Бренна и думать не думала, что нужно выходить замуж по любви. Любовь – это для глупеньких бездельниц, не знающих, чем занять праздные дни, для тех, чья голова забита романтическими бреднями. И вот пожалуйста, она стоит тут, и ее сердце разрывается при мысли о том, что ее не любят. Очевидно, это желание привело ее на тропу любви, и теперь она боялась, что Колин не станет ей попутчиком в этом далеком путешествии. Бренна глубоко вздохнула. Ничего не поделаешь.
– Да, Колин. Я принимаю ваше предложение.
Он кивнул и надел кольцо ей на палец. Бренна изумленно следила за его движениями, слегка улыбаясь.
– Отлично. Мне, видимо, следует проконсультироваться с доктором – у меня голова явно не в порядке, но я охотно беру вас в мужья.
– А я охотно беру вас в жены, – торжественно заверил Колин.
– Придется вам смириться, – поддразнила Бренна. – Тоже охотно!
– Забавно. Я намеревался быть серьезным, как вам известно. Теперь вы видите, почему мне нечасто это удается. – Он держал ее за руку, с довольной улыбкой любуясь кольцом на ее пальце. – Вы ведь ни за что бы не согласились в обычных обстоятельствах, не правда ли?
– Если честно, Колин, не стоит говорить, что бы я сделала или не сделала. Даже я сама не могу знать наверняка там, где дело касается вас.
Он недоверчиво заморгал.
– Неужели я на вас так действую? Поразительно.
– Да? – кисло отозвалась Бренна. – Я же говорила, вы плохо меня знаете.
– Тогда, может быть, проверим теорию поцелуем? Разумеется, исключительно в научных целях.
Она покачала головой:
– Не самая удачная мысль.
Не хватало только снова очутиться на ковре, в полураздетом виде. Ее однажды застали именно в таком положении – и хватит, на всю жизнь достаточно. Даже сейчас, когда Бренна вспомнила, ее щеки заливает румянец стыда.
– Все равно, соблазн слишком велик. – Колин придвинулся ближе, и ее вдруг ошеломил его запах, такой мужской, такой притягательный.
Аромат сандалового дерева, нотка табака. На сей раз Бренна не уловила запаха бренди. Странно! У нее не было времени на размышление, потому что он схватил ее в объятия, и его губы нашли ее рот. Бренна обвила его шею руками, прижимаясь к нему всем телом.
Впрочем, в этот раз Колин не проявил обычной горячности. Он целовал девушку медленно, бережно. Губы ласкали ее рот так осторожно и медленно, что ей казалось, ее пытают на медленном огне. Она была готова закричать от разочарования. Вместо этого, однако, она поняла, что постанывает от удовольствия. Его тело напряглось.
Колин с сожалением оторвался от ее губ и зарылся лицом ей в волосы, шепнув на ухо:
– Я должен остановиться. Иначе...
– Да, вы должны.
– Вы тоже.
Он отодвинулся и с тревогой взглянул ей в лицо.
– Не знаю, что на меня нашло. Немного разнервничалась, наверное. Свадьба... совсем скоро. Хотела бы я знать, что думает обо мне ваша матушка. Как мне смотреть ей в глаза после того, как я...
– Об этом не стоит беспокоиться, Бренна. Сначала, конечно, она была поражена... – Он хмыкнул, вспомнив, что мать видела Бренну с почти обнаженной грудью, на которой отчетливо виднелись следы его губ. – Но, несмотря на это, она очень рада, что я женюсь на вас. Джейн так хорошо о вас отзывается, так вас превозносит! Отец питает к лорду Данвиллу самое искреннее уважение. Как любая мать, моя мама посвятила себя тому, чтобы устроить брак своих детей, одного за другим. Моя женитьба – ее последний триумф. Поверьте, она рада всей душой. После досадного происшествия в клубе «Уайте» и всего, что за этим последовало, она наконец утешится, видя сына женатым на достойной женщине.
– Кстати, а что мы будем делать? Я имею в виду клуб, Хью и лорда Томаса. Когда мы объявим о том, что я подслушала?
Колин упрямо сжал зубы:
– Никакого заявления не будет.
– Как же это? Мы не можем позволить им творить свои черные дела безнаказанно.
– Как ни огорчительно это попустительство, но нам придется смириться.
– Но почему? Не понимаю. Только потому, что мы скоро поженимся...
– Я не позволю, чтобы мою жену публично уличали во лжи, назвали лгуньей.
– Но...
– Никаких «но»! Скоро я войду в вашу семью. Если я затею скандал, имя моих новых родственников будет запятнано. Не хочу давать лорду Данвиллу еще одну причину презирать меня. Мы просто будем жить дальше и постараемся забыть, что было.
– Мы не можем так поступить! Это несправедливо. Я не смирюсь, тем более теперь, когда я знаю правду.
– Можете и смиритесь.
– О-о-о, – простонала Бренна. – Теперь вы говорите, как лорд Данвилл, когда он читает мне нотации, что я должна и чего не должна делать.
– Не бойтесь, я не стану злоупотреблять нравоучениями. Но в данном случае вы должны понять, что так будет лучше для всех.
– Значит, вы на все согласны? Вас выгнали из клуба, назвали мошенником.
Его лицо окаменело, глаза смотрели устало.
– Это цена, которую мне приходится платить за то, чтобы жениться на вас.
Бренна ахнула и удивленно воззрилась на Колина, не в силах произнести ни слова. Цена, которую ему придется заплатить? А как насчет того, чем платит она?
– К черту, – воскликнул он, сжимая кулаки. – Я не хотел выразиться так грубо. Это цена, которую я плачу добровольно и без всякого сожаления. Я хочу сказать...
– Думаю, мы уже достаточно наговорили для одного дня, – Бренна. —, вам пора. Вас ждут дела.
– Ничего срочного, если честно, – тихо сказал Колин. – Но увы! Мне придется вас покинуть, чтобы вы могли отдохнуть. У вас очень усталый вид. – Он направился было к выходу, но остановился на полпути. – Кстати, Джейн говорила, что обязательно навестит вас сегодня днем. В последние несколько дней ей нездоровилось. Она просила меня передать, что только по этой причине не приходила к вам после того, как объявили о нашей помолвке. Во всяком случае, я сказал, что предупрежу вас.
– Вот и предупредили.
– Что ж, до свидания! Приятного дня. – Колин сдержанно поклонился. Потом его взгляд упал на кольцо, блестевшее на ее руке, и он улыбнулся. – Смотрится прекрасно, правда?
Рука Бренны непроизвольно потянулась к груди, пальцы перебирали край выреза.
– И правда, Колин. Просто не знаю, как вас благодарить.
– Так, значит, вам понравилось кольцо?
– Да. Очень.
– Я рад. Но вы ведь не заметили, что там есть надпись.
– Надпись? – Бренна удивилась. – Нет, не заметила. А что там написано?
Колин лишь приподнял бровь. Она стащила кольцо с пальца и поднесла его к глазам. Внутри ободка было выгравировано одно-единственное слово: «Непрошеная».
– Непрошеная? Что бы это значило?
– Хм, дайте подумать. – Он почесал подбородок. – Кажется, это прилагательное. Означает – та, что приходит без приглашения, по своей собственной воле.
Бренна не могла не рассмеяться.
– Я не о значении слова. Я хочу знать почему? Что оно для вас, Колин?
Он открыл дверь и шагнул в коридор, а потом обернулся:
– Вы очень скоро поймете значение этого слова, моя дорогая.
«Черт меня побери, – думал Колин, – если я не заставлю ее понять».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Женитьба повесы - Кук Кристина



Начало романа весьма интригующе: похищение младенца, естественная смерть похитителей, украденная девочка принадлежит к высшему свету Англии и т. п. Однако уже через несколько страниц предпринято вплетание шотландской тематики, которая к концу романа из высокосветского денди делает "истинного шотландца", к тому же если смотреть то все происходещее даже между главными героями поверхностно. И тяжело поверить в то, что девушка приняла свою настоящую семью, однако не желает даже слышать об имени данному ей родителями.
Женитьба повесы - Кук КристинаItis
16.07.2012, 17.48





Согласна с предыдушим мнением. Не могу не сказать о главном герое. До чего же он похож на наших русских обалдуев, кот орых я называю законченными придурками.rnНапиваются до невменяемости, до состояния наркоза и не помнят, что творят.Хорошо описана клиника начальной стадии алкоголизма.
Женитьба повесы - Кук КристинаВ.З..64г.
29.12.2012, 10.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100