Читать онлайн Непокорная жена, автора - Кук Кристина, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорная жена - Кук Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 113)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорная жена - Кук Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорная жена - Кук Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кук Кристина

Непокорная жена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Элинор приняла предложенную руку лорда Хенли и с усталой улыбкой покинула карету, сойдя на землю. Путешествие в Девоншир было длительным и трудным, и она никогда прежде так не радовалась прибытию к месту назначения, как в данный момент.
Ступив на покрытую гравием дорожку, она оценивающе взглянула на дом Джорджа Уитби. Уитби-Холл – так его называли. Это был довольно красивый – как ранее утверждала Селина – особняк с белыми колоннами в греческом стиле, окруженный ухоженным парком, который простирался до самого моря. Элинор вдохнула полной грудью живительный морской воздух и посмотрела вверх, где в безоблачном небе плавно кружили птицы, перекликаясь между собой.
Снова переключив внимание на дом Уитби, Элинор увидела выстроившихся в ряд слугу основания парадного крыльца. Она сразу поняла, что хорошо одетый джентльмен, стоящий на две ступеньки выше и поправляющий свой шейный платок, и есть сам мистер Уитби. Элинор внимательно изучала его, пока ждала, когда остальные путешественники выйдут из кареты и все они будут представлены хозяину.
Мужчина выглядел широкоплечим, не очень высоким, с подтянутой талией и мускулистыми ногами. Он был без шляпы, и его волнистые светло-каштановые волосы, блестевшие в лучах заходящего солнца, прикрывали уши и сливались с аккуратно подстриженными широкими бакенбардами. Хотя его бежевые штаны и темно-зеленый сюртук не отвечали высокой моде, они были хорошего покроя и прекрасно сшиты. Он удобно и легко чувствовал себя в этой одежде. У ног мистера Уитби сидели две гончие собаки: одна с серыми пятнами, а другая совершенно черная; обе такие огромные, что их морды находились на уровне талии хозяина, несмотря на их сидячее положение.
– Мой дорогой мистер Уитби, – обратилась к нему Селина, присоединившаяся к Элинор на дорожке. Мужчина тотчас ожил и, широко улыбаясь, поспешил приветствовать их.
– О, леди Хенли! – сказал он, целуя протянутую руку Селины. – Рад видеть вас. Замужество явно пошло вам на пользу. Вы вся так и светитесь.
– Хватит флиртовать с моей женой, Джордж, – сказал Хенли с нарочито хмурым видом. – Надеюсь, у тебя найдется хоть одно приветливое слово для твоего брата?
– Мне всегда приятно видеть тебя, Хенли, – сказал Уитби, и мужчины тепло обнялись.
– Ну конечно, – ответил Хенли, ласково улыбаясь брату. – А теперь ты должен познакомиться с моими гостями. Позволь представить тебе ближайшую подругу моей жены, леди Элинор Эштон. Леди Элинор, это мой брат, мистер Джордж Уитби.
Элинор сделала небольшой реверанс, затем протянула руку мистеру Уитби.
– Очень приятно, – пробормотал мистер Уитби, поднося ее руку к своим губам. – Добро пожаловать в Уитби-Холл.
Стоявший рядом с ней Фредерик нетерпеливо кашлянул.
– Позволь также представить мистера Фредерика Стоунема, – добавил Хенли с веселыми нотками в голосе.
Мистер Уитби отпустил Элинор и протянул руку Фредерику:
– Друзья Хенли – мои друзья. Добро пожаловать, мистер Стоун ем.
Фредерик буркнул что-то в ответ, когда Уитби пожимал его руку.
– Прошу вас, – сказал мистер Уитби, отступая в сторону и жестом предлагая гостям направиться в дом. – Ваши слуги прибыли вчера с багажом, поэтому ваши вещи уже распакованы и ожидают вас в ваших комнатах. Пойдемте, я познакомлю вас с моим персоналом, а потом дамы могут заняться своим обустройством перед обедом.
Несколько минут спустя Элинор показали ее комнату, где личная служанка уже выложила свежее платье для обеда. Это была привлекательная комната с добротной мебелью немного в деревенском стиле. Здесь явно не хватает женской руки, заметила Элинор. Пока служанка готовила ванну, она села на толстый пуховый матрас на кровати, внезапно почувствовав желание прилечь и немного отдохнуть.
Ее веки отяжелели, и она, закрыв глаза, прислонилась спиной к мягким подушкам. По крайней мере, ее шея уже не болела. Врач, который пришел к сломанной карете, уверил всех, что ни она, ни Селина не пострадали серьезно, получив лишь небольшое растяжение мышц шеи. Похоже, он был прав, так как они обе чувствовали себя заметно лучше на следующий день, несмотря на тряску в карете и прочие неудобства. Она почти не спала на комковатых постелях в дорожных гостиницах, где им приходилось останавливаться во время путешествия, и потому ужасно утомилась.
Тем не менее, Элинор была рада, что приехала сюда. По первому впечатлению мистер Уитби оказался именно таким, как говорила Селина: привлекательным и с хорошими манерами. Элинор не могла понять, почему Хенли считал брата скучным, поскольку тот выглядел довольно веселым и оживленным. Может быть, познакомившись с ним поближе, она найдет ответ на этот вопрос.
Когда Соланж поспешно вернулась в комнату, Элинор села и потерла глаза, глядя на платье, которое служанка разложила на шезлонге в углу комнаты. Оно было из темно-красного газа, прямого покроя, со строгим декольте, которое она обычно предпочитала.
Элинор сразу поняла, что в данном случае это платье не подходит ей, если она намерена завладеть вниманием мистера Уитби в короткое время. Она должна показать себя в более эффектной одежде.
Поднявшись с кровати, Элинор подошла к гардеробу и, открыв дверцы, стала перебирать платья, которые Соланж аккуратно развесила внутри. Нет, не это, не это и не это. Она покачала головой, перебрав несколько платьев почти одинакового фасона.
Затем ее взгляд упал на переливчатое вечернее платье из голубой тафты, которое она приобрела по настоянию матери в прошлом месяце в Лондоне. Элинор долго отказывалась надевать его, так как ее смущало слишком глубокое декольте. Чтобы носить такой наряд, потребовался специально скроенный корсет, который надевался под это платье.
И все-таки это был наилучший вариант, если она хотела незамедлительно привлечь внимание мистера Уитби. Ее мать, несомненно, одобрила бы этот выбор, хотя следует проявлять разумную осторожность.
– Соланж, я думаю надеть это платье вместо того, которое ты приготовила, – заявила Элинор, пока не передумала. Она достала выбранное платье и передала его служанке, которая приняла его с восторженной улыбкой.
– Конечно, мэм. Вы будете прекрасно выглядеть в нем с соответствующей шелковой лентой в волосах и со светло-коричневыми перчатками.
– Очень хорошо, – согласилась Элинор, кивнув. – А подходящие туфли у меня найдутся?
Соланж с торжествующим блеском в глазах извлекла из сундука необходимые туфли. Несомненно, Селина будет потрясена, когда увидит подругу в таком нехарактерном для нее откровенном наряде. Впрочем, это не важно, решила Элинор. Главное, как воспримет ее мистер Уитби.
А что касается Фредерика Стоунема… его мнение не имеет значения… Хотя, конечно, ей важно знать его. Еще как важно.
«Я должна перебороть это, – подумала Элинор, чувствуя, как часто забилось ее сердце, когда она подумала о Фредерике. – Я должна, и я сделаю это». Ее глупое сердце напрасно так реагирует.


Фредерик стоял на террасе дома Уитби с бокалом в руке и наблюдал, как Элинор смеялась, запрокинув голову. В лунном свете видна была впадинка у основания ее длинной изящной шеи. Мягкие звуки ее смеха неслись по ветру, насыщенному запахом моря, и пьянили его. По правде говоря, все, что касалось этой женщины, оказывало на него дурманящее воздействие.
При этом его удивлял тот факт, что она, казалось, не влияла подобным образом на Джорджа Уитби. Этот человек внешне был достаточно внимательным, говорил правильные вещи, смеялся над остроумными шутками и старался потворствовать всем прихотям Элинор. А она постоянно обращалась к нему во время обеда, и Уитби прислушивался к каждому ее слову.
Тем не менее, как ни странно, Фредерик не чувствовал, что тот испытывает влечение к ней. А какой нормальный мужчина способен удержаться от влечения к женщине в таком потрясающем платье? Помимо общества дам полусвета, он никогда не видел, чтобы женщина была так откровенно, так явно сексуально привлекательна, как Элинор в своем нескромном наряде.
Он почти готов был взбежать по лестнице наверх и наброситься на нее в тот момент, когда она стояла на верхней площадке с голубой шелковой лентой в темных волосах, уложенных в высокую прическу, и в платье такого же тона. При этом невозможно было оторвать взгляд от ее округлых грудей, выступающих из-под выреза корсажа. Странно, что при таком декольте не видно нижнего белья, и на мгновение Фредерик подумал, что, возможно, она вообще не надела его.
Однако, имея представление о женской фигуре, ему трудно было поверить, что такие сочные полные груди могли держаться так высоко и выглядеть такими округлыми без поддержки. Эта загадка не давала ему покоя в течение всего обеда. К счастью, его возбуждение оставалось незаметным под салфеткой, лежащей на коленях, и он усилием воли заставил себя подавить его, прежде чем встать и присоединиться к компании на террасе, где они наслаждались послеобеденной выпивкой.
Но даже сейчас, когда он смотрел на Элинор, его не покидало желание снять с нее платье и узнать, что находится под ним. И хотя казалось, что Уитби было приятно находиться в обществе Элинор, его взгляд ни разу не задержался на ее декольте и изящной шее. Похоже, он совершенно не замечал, что она всеми силами старается обратить на себя внимание.
Тот факт, что Элинор пытается соблазнить Уитби, больно ударил по самолюбию Фредерика. Теперь ясно, что именно с этой целью она приехала сюда. Он вспомнил, как леди Хенли превозносила приятную наружность и любезность своего деверя, перед тем как Элинор согласилась сопровождать их.
Фредерик сделал большой глоток бренди и почувствовал согревающее тепло внутри, размышляя при этом над сложившейся ситуацией. Он внимательно посмотрел на Элинор, которая сидела на широкой каменной скамье и с одобрением слушала Уитби, когда тот увлеченно рассказывал об охоте на лис. Рядом с ней сидели Хенли и Селина, и вся эта компания представляла собой изысканное, респектабельное общество.
А он был посторонним, чужим среди них. Казалось, они забыли о его присутствии в дальнем углу террасы, где он был скрыт в тени под свисающими ветвями ивы. Оттуда Фредерик мог спокойно наблюдать за Элинор и оценивать реакцию Уитби на ее очарование.
Внезапно леди Хенли встала и коснулась руки мужа.
– Прошу прощения, – сказала она, прикрывая зевоту ладонью в перчатке, – но думаю, мне пора отдохнуть. Я ужасно устала после нашего путешествия.
– Конечно, дорогая, – сказал Хенли, поднимаясь и предоставляя жене согнутую в локте руку. – День был длинным и тяжелым.
Элинор и Уитби тоже поднялись и, последовав за ними, остановились перед высокими стеклянными дверями, ведущими в дом.
– Могу я проводить вас наверх, леди Элинор? – спросил Уитби.
Элинор покачала головой:
– Нет, я… я думаю побыть еще немного на воздухе, если не возражаете. Я хочу пройтись по парку перед сном. – Она с надеждой посмотрела на Уитби, и ее щеки восхитительно порозовели.
– Прекрасная мысль, – с радостью ответил Уитби. – К сожалению, я не могу составить вам компанию, так как мне необходимо обсудить кое-какие дела с моим дворецким. Однако может быть, мистер Стоунем будет столь любезен сопроводить вас?
Фредерик удивленно приподнял бровь. Что за человек этот Уитби? Он слепой? Или просто глупец?
Элинор повернулась и вздрогнула, увидев Фредерика, стоящего в тени.
– Я… мне, наверное, лучше пойти спать, – пробормотала она, в панике глядя вслед удаляющейся чете Хенли.
Фредерик, не удосужившись хорошенько подумать, быстро пересек террасу и предложил Элинор свою руку.
– Не стоит беспокоиться, леди Элинор, – сказал он. – Ночь такая чудесная, и прогулка по парку доставит вам удовольствие. Я не кусаюсь, – добавил он тихо, видя, что она колеблется.
– Я не уверена в этом, – чуть слышно ответила Элинор, тем не менее беря его под руку. – Благодарю вас, мистер Стоунем, – произнесла она громче в расчете на Уитби. – Спокойной ночи, мистер Уитби. Спасибо за приятный вечер.
– Мне тоже было очень приятно, – сказал Уитби с легким поклоном.
Фредерику ничего не оставалось, как сопровождать Элинор, спустившуюся по широким каменным ступенькам в душистый сад.
Несколько минут они шли молча в тишине, нарушаемой лишь отдаленным шумом волн. Дорогу им освещала полная луна, заливая серебристым светом лужайку под ногами. Фредерик время от времени поглядывал на Элинор, невольно задерживая взгляд на ее вздымающейся и опускающейся груди. Если ее корсаж сдвинуть хотя бы на дюйм, то в вырезе появится сосок, и Фредерик подумал, какой он – розовый или темный? Ему чертовски хотелось узнать это.
Он затаил дыхание, стараясь прогнать эти похотливые мысли. «Молли… Думай о Молли, – мысленно твердил он. – Ее длинные светлые волосы ниспадают на плечи, а страстные губы жаждут наслаждения». Проклятие, все бесполезно.
С моря подул ветер, шелестя ветвями над ними, когда они шли среди густых, усеянных плодами диких яблонь, и Фредерик почувствовал, что Элинор задрожала, шагая рядом с ним.
Он остановился и повернулся к ней:
– Вам холодно?
Она кивнула в ответ.
– Немного. Мне следовало захватить с собой что-нибудь потеплее, чем эта шаль, – сказала она, отпуская его руку и плотнее запахивая на плечах шаль с бахромой.
– Вот, – сказал Фредерик, расстегивая и снимая свой сюртук. – Возьмите это.
– Нет, я не могу. Наденьте его снова, кто-нибудь может увидеть…
– Кто? Джордж Уитби?
– Может быть, – сказала она, оглядываясь на дом.
– И что, если он увидит? Думаете, он предпочтет, чтобы я позволил вам простудиться?
– Наверное, нет. Но все же…
– Вас очень беспокоит, что он подумает о вас, Элинор?
– Это вас не касается, – сказала она и быстро зашагала к аллее каштанов в отдалении.
Фредерик легко догнал Элинор и подстроился под ее шаг, перекинув сюртук через плечо.
– Кажется, вас очень волнует его мнение, о чем свидетельствует это платье.
– Что вы имеете в виду? – спросила она, ускоряя шаг.
– Вы прекрасно знаете, что я имею в виду. И вам лучше идти помедленнее. Если вы будете так спешить, ваша грудь непременно выскочит наружу. А если это произойдет, то я не ручаюсь за себя.
Элинор повернулась к нему, сверкая глазами.
– Как вы смеете говорить мне такие непристойные, вульгарные вещи! – Снова подул ветер, и она опять задрожала, на этот раз гораздо сильнее.
Фредерик протянул ей сюртук:
– Наденьте его, Элинор. Вам же холодно.
– Нет, благодарю, – сказала она и отвернулась. Упрямая женщина. Он заметил, что кожа ее рук стала похожа на гусиную.
– Черт возьми, Элинор. Наденьте этот сюртук.
Она ничего не сказала, но Фредерик увидел, как ее пальцы сжались в кулаки. Он зашел сзади нее и встал так близко, что его грудь соприкасалась с ее спиной. Поскольку она не протестовала, он осторожно накинул ей на плечи свой сюртук и поспешно отошел, пока не поздно. Пока не сделал того, что не следует, поскольку готов был заключить в свои объятия ее мягкое тело и целовать ее до безумия. Его Дыхание сделалось прерывистым от напряжения, когда он наблюдал, как она молча продевает руки в рукава.
Элинор вдохнула запах мужчины, сохранившийся в складках сюртука, и ее сердце тревожно забилось. Именно этого она опасалась, когда отказывалась надеть его одежду. И сейчас он стоял перед ней в рубашке и жилете, а его непокорные темные волосы развевались на ветру. Легкий намек на бороду оттенял его подбородок и скулы. В таком виде он выглядел еще более опасным. Почему мистер Уитби отказался сопровождать ее, предоставив это Фредерику? Казалось, Уитби с неподдельным энтузиазмом уделял ей внимание. Ей было приятно его общество, и она чувствовала, что он тоже испытывал удовольствие, общаясь с ней.
Но вместо мистера Уитби сейчас здесь перед ней в лунном свете стоял Фредерик – мужчина, которого она старалась избегать. И более того – его взгляд пугал ее.
Никто прежде не смотрел на нее так, как Фредерик, и она не понимала, что это означает.
– Чтобы вы знали, Элинор: увидев вас в таком платье, я теперь ни в чем не смогу отказать вам. Если вы скажете, чтобы я прыгнул с утеса, я охотно сделаю это.
– Я не знаю, должна ли обижаться или быть польщенной такими ироничными заявлениями, – сказала она, стараясь замедлить дыхание.
– Несомненно, быть польщенной. Ведь вы узнали теперь мою слабость. Стоит вам надеть это платье, и я буду в вашей власти. Вашим рабом, так сказать.
– Интересно, – тихо сказала Элинор. Ей хотелось бы верить в правдивость его слов, прикрытых шутливой иронией, хотя она понимала, что этого делать нельзя. – Это всего лишь красивые слова, Фредерик. Скажите, вы когда-нибудь встречали сопротивление женщин? Или они всегда сразу падали к вашим ногам?
Он запрокинул голову и расхохотался.
– Что в этом смешного? – спросила Элинор, чувствуя себя в глупом положении.
– Значит, вы сомневаетесь в том, что я говорю. Но разве вы не заметили, что я не отрывал от вас глаз весь вечер?
Конечно, она заметила, и от этого пульс ее учащался и ладони становились влажными каждый раз, когда она ловила его взгляд. Была ли это истинная страсть в глубине его темных глаз? Или она только принимала желаемое за действительное?
– Расскажите мне об Ирландии, – попросила Элинор, желая сменить тему. – О вашем семейном поместье в Коннемаре.
Фредерик молчал несколько секунд, а когда заговорил, его голос был мягким, почти благоговейным.
– По-моему, Эбби самое красивое место на земле. Оно расположено между озером и горным склоном, среди вековых дубов, и довольно часто покрыто туманом. Дом из серого сланца имеет прямоугольную форму и весьма хаотичную конструкцию внутри с выступающими повсюду балками. Позади него расположен огороженный стенами сад, половина которого занята цветами, а другая – овощами.
Мальчиком я проводил много часов, играя там и катаясь на лодке по озеру. Мои прародители жили по соседству в бледно-розовом, увитом виноградом доме в окрестностях Эбби.
– Звучит красиво, – заметила Элинор. – Вы часто ездили туда?
– Боюсь, не очень часто. Это место довольно изолированное, и добраться туда нелегко. Вы знаете, меня сослали туда в качестве наказания, когда я был мальчиком.
– Мне кажется, это выглядит не таким уж наказанием.
Фредерик пожал плечами:
– Я ужасно скучал по своим сестрам. Особенно по Марии, а также по Кэтрин – старшей сестре. Последняя была для меня как мать. Однако согласен, моя жизнь в Эбби не являлась таким серьезным наказанием, как рассчитывал отец.
– У вас был также брат? Старший брат?
– Да. Чарлз являлся наследником отца, его радостью и гордостью. Он трагически погиб, когда мне было десять лет. Хотите узнать еще что-нибудь? – спросил Фредерик напряженным голосом.
Элинор пожала плечами, избегая его испытующего взгляда.
– Я только хотела поддержать разговор.
Он коснулся пальцем ее подбородка и приподнял голову, заставив Элинор смотреть ему в глаза. На мгновение она была очарована, не в силах оторваться от его напряженных глаз, в которых отражался лунный свет.
– Не надо считать меня героем-мучеником, Элинор, – сказал он наконец, подчеркивая каждое слово. – Во мне нет ничего романтического.
Она отвернула голову, высвобождая свой подбородок.
– Я не понимаю, что вы имеете в виду.
Он оглядел ее пристальным взглядом с ног до головы. Потом шагнул к ней, а она сделала шаг назад.
– Надеюсь, вы не всегда так обеспокоены и напряжены, как сейчас? – спросил он.
– Полагаете, я чем-то обеспокоена?
– Конечно. Кажется, даже воздух вокруг вас заряжен нервной энергией. Я чувствовал это, когда мы были еще совсем юными.
Элинор сглотнула слюну, тщательно подбирая слова, прежде чем ответить.
– Надеюсь, это не столь уж большой порок.
– Беспокойство?
– Ну да. Вы только что сказали, что Кэтрин была для вас как мать. Я тоже по-матерински забочусь о своем брате.
– Почему? Ведь ваша мать жива и здорова.
– Да, но мой брат… – Она замолкла, подумав, стоит ли слишком откровенничать. Затем решила продолжить: – Мой брат в детстве страдал слабостью легких. Он был меньше и слабее меня. – Как это объяснить поделикатнее? – Мою мать это раздражало, и она часто злилась на него, – сказала она, удивляясь, что произнесла эти слова вслух, хотя боялась даже думать об этом. – Я не виню ее, конечно. Она была занята своими собственными делами, понимаете…
– Да, я кое-что слышал о леди Мэндвилл и о ее… делах.
Щеки Элинор вспыхнули от стыда. Неужели эти так общеизвестно? Она не хотела принимать ужасную правду, хотя знала, что ее мать имела много любовников – очень молодых любовников – и почти не скрывала этого. Неужели все в Эссексе знали об этом и посмеивались за ее спиной? Грудь Элинор переполнилась гневом.
– Она не относилась к числу любящих матерей, – с горечью сказала Элинор, – и особенно пренебрегала Генри. Я заботилась о нем, как умела, до сих пор беспокоюсь, по правде говоря. Его здоровье улучшилось с тех пор, как он окончил школу, однако я и теперь тревожусь о нем. – К ее горлу подкатил болезненный ком. – Я понимаю, что, должно быть, это глупо, ведь он уже взрослый человек и живет своей жизнью.
Фредерик коснулся руки Элинор, и она не убрала ее, почувствовав его теплое пожатие.
– Все это говорит о том, что вы преданная, любящая сестра. Ему повезло, что вы есть у него.
– Благодарю, – тихо сказала Элинор взволнованным голосом. Почему его одобрение так много значило для нее?
– А теперь пора возвращаться в дом, – мягко сказал Фредерик, обнимая ее одной рукой за плечи и притягивая ближе к себе. – Уже поздно, и вы замерзли.
Элинор кивнула, позволив ему повести ее обратно.
– Мне холодно из-за этого нелепого платья. Не понимаю, как я позволила маме убедить меня купить его?
– Я тоже не знаю, однако обязательно поцелую леди Мэндвилл в знак благодарности, когда увижу ее.
– Оно действительно такое шокирующее? – спросила Элинор с легким смехом, плотнее стягивая лацканы сюртука на груди.
– Достаточно сказать, что я долго не забуду этого зрелища. Завтра я отправлюсь в Плимут и целую неделю буду мучиться по ночам, размышляя, что у вас надето под этим платьем.
– Я бы сказала вам, – ее губы изогнулись в улыбке, когда он вопросительно уставился на нее, – однако воздержусь. Хочу, чтобы вы помучились.
– Жестокая женщина.
– Вы этого заслуживаете, – ответила она, неожиданно осознав, что в их отношениях что-то изменилось. Может быть, незначительно, но тем не менее изменилось. Появилось добродушное подшучивание, поддразнивание – то, что напомнило ей ее общение с Генри. И если теперь нечто подобное у нее складывается с Фредериком, это означает только одно – она освободилась от слепого увлечения, которое держало ее сердце в тисках все эти долгих четыре года.
– Вы обещаете вести себя хорошо, когда я уеду завтра утром и оставлю вас на попечение мистера Уитби? Честно говоря, вам не следует слишком поспешно добиваться его расположения. Он, несомненно, поддастся вашим чарам в конце концов.
– Вы так думаете?
– Конечно. Только глупец может остаться равнодушным к вам.
– Что ж, это вселяет надежду. Полагаю, у меня нет иного выбора, кроме как вести себя хорошо. Если только вы обещаете быть осторожным, когда найдете Экфорда. Думаю, есть другой способ решить вашу проблему, помимо дуэли.
– Вы всплакнете по мне, если меня убьют? – спросил он, сжимая ее запястье и поднося ее ладонь к своим губам.
Несмотря на его шутливый тон, Элинор почувствовала, как болезненно сжалось ее горло.
– Не шутите такими вещами, Фредерик. Это вовсе не смешно.
– Нет? Тогда прошу прощения. Вообще-то я меткий стрелок, Элинор. Поверьте.
Она высвободила свою руку и опустила голову, глядя на свои туфли.
– Мне не нравится ваше намерение, несмотря на ужасный поступок мистера Экфорда.
– Я и не рассчитывал, что вам понравится мое желание убить его. Однако вы могли бы проводить меня с прощальным поцелуем.
Элинор вздохнула.
– Вы не способны быть серьезным.
– Я абсолютно серьезен. Как насчет небольшого поцелуя?
Ее сердце гулко забилось – сейчас ее предположение подвергается проверке. Если ее девичье увлечение действительно улетучилось, то разве будет какой-то вред от невинного сестринского поцелуя?
– Пусть это будет выглядеть так, будто вы провожаете возлюбленного на войну, – сказал Фредерик, наклоняясь к ней и опаляя своим горячим дыханием ее шею.
– Во-первых, вы не идете на войну, а во-вторых, я не ваша возлюбленная, – возразила Элинор, чувствуя, что в конце концов поцелует его. Это всего лишь испытание, мысленно сказала она себе. И ничего более.
– Да, но моя очередная возлюбленная в настоящее время в Лондоне, – сказал он, обнимая ее за талию и притягивая к себе. – А я здесь, в Девоншире. Как быть в таком случае?
– Ну хорошо. – Сделав глубокий вдох, Элинор приподнялась на цыпочках и осторожно коснулась губами его губ. В ответ он резко втянул воздух и крепко прижал ее к себе.
В тот момент, когда его губы раскрыли ее губы, она поняла, что не выдержала испытания.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорная жена - Кук Кристина



Читается очень легко.Увлекательный сюжет.Прочла не отрываясь...
Непокорная жена - Кук КристинаВиктория
16.11.2011, 16.18





Милый роман без особой любовной интриги. Не захватывает, но читается легко. Главный герой опростоволосился-подарил невесте кольцо а любовнице браслет от одного комплекта. Как это по мужски!
Непокорная жена - Кук КристинаВ.З.,64г.
20.12.2012, 13.03





Роман интересный, но местами скучновато.
Непокорная жена - Кук КристинаКэт
28.04.2014, 10.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100