Читать онлайн Непокорная жена, автора - Кук Кристина, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорная жена - Кук Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 113)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорная жена - Кук Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорная жена - Кук Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кук Кристина

Непокорная жена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Элинор охнула, когда губы Фредерика накрыли ее губы, а его мускулистое тело крепко прижалось к ней, так что она могла чувствовать биение его сердца через одежду, разделявшую их.
О, как она хотела этого! И с каждым поцелуем желание ее возрастало. Она убеждала себя, что единственной целью ее прихода в коттедж было стремление удостовериться, что написанные им в письме слова на самом деле ничего не значили для него. Однако сейчас, когда ее губы призывно раскрылись для него, она поняла, что именно желание насладиться поцелуем Фредерика явилось истинной причиной ее появления здесь.
Его язык проник в глубину ее рта сначала осторожно, потом более настойчиво. Колени Элинор внезапно ослабели, и она прильнула к нему, ухватившись за его шею для поддержки. От него исходил пьянящий аромат вина и табака, отчего она едва воспринимала то, что его руки, скользнув по спине, осторожно приблизились к ягодицам.
Элинор застонала, охваченная страстным желанием, когда Фредерик начал слегка покусывать ее нижнюю губу, сжимая ягодицы сквозь тонкое платье. Она ощутила прилив тепла к низу живота и странную влагу, возникшую между ног.
Его губы переместились ниже, к ее горлу, покрывая его горячими влажными поцелуями. При этом он не переставал шептать ее имя.
О, как она хотела его! И разве она могла теперь остановиться? Она безумно нуждалась в ласках Фредерика.
Его руки обхватили ее талию чуть ниже грудей, и он начал большими пальцами ласкать ее соски, отчего по спине ее побежали мурашки.
– Фредерик! – воскликнула она, задыхаясь, неуверенная, означал ли этот возглас протест или поощрение. Ее затуманенное сознание не воспринимало ничего, кроме его губ и рук на своем теле, воспламеняющих незнакомое ей доселе чувство.
– Что, любовь моя? – пробормотал он, целуя ее ключицы.
– У меня… кружится голова. – И действительно, казалось, земля опасно качнулась у нее под ногами.
– Вот как? – медленно произнес он. – Я рад. Я и хотел зацеловать тебя до потери сознания.
Ухватившись за его предплечья, Элинор сделала шаг назад, часто моргая.
– Я действительно испытываю… какую-то слабость.
Его темные брови сошлись на переносице.
– Тогда присядь сюда. – Он подвел ее к шезлонгу. – Может быть, выпьешь вина? Я принес немного. Боюсь, это не самое лучшее из виноградных вин, однако оно может подействовать благотворно.
Элинор кивнула и откинулась на бархатные подушки.
– Только глоток, не более.
Фредерик налил немного темно-красного вина в бокал и протянул его Элинор, а потом встал перед ней, положив свои теплые, руки ей на плечи. Она сделала большой глоток и содрогнулась, когда вино обожгло ее внутренности. По всему ее телу тотчас разлилось тепло.
– Теперь лучше, дорогая? – спросил Фредерик, наклоняясь к ее уху.
Элинор кивнула:
– Да, немного лучше. Я не знаю, что со мной.
– А мне кажется, я знаю, – сказал он, усмехнувшись. – Но я не хотел напугать тебя. – Он взял у нее бокал и поставил его на столик, затем поднял ее на руки так легко, словно она ничего не весила. – Позволь, я подержу тебя некоторое время. – Он сел верхом на шезлонг и поместил Элинор между своих ног, так что она прижималась спиной к его груди.
Он обнял ее и поцеловал в макушку. Элинор вздохнула. Она никогда прежде не чувствовала себя так уютно, как в данный момент. Боже, как приятно ощущать себя в его объятиях, когда пламя в камине освещает комнату мягким оранжевым светом, вино согревает внутренности, а кожа испытывает приятное покалывание от его поцелуев.
– Так очень хорошо, – сказала она, вздохнув, и прижалась затылком к его груди. Она уже не могла считать это неприличным в данный момент. Слишком поздно.
– Да, хорошо, – согласился Фредерик, упершись подбородком в ее темечко. – Представляешь, какую невероятную сдержанность я должен проявлять сейчас, чтобы не овладеть тобой сию же минуту? Лучше говори о чем-нибудь другом, пока я не передумал и не набросился на тебя.
– Ладно. О чем же мы будем говорить?
– Может быть, о Джордже Уитби? – предложил он с озорным оттенком в голосе.
Элинор не могла удержаться от улыбки:
– Ну уж конечно, не о Джордже Уитби.
– Ты хочешь лишить меня такого удовольствия? Хорошо. Тогда, может быть, о погоде?
– Ты мог бы придумать что-нибудь получше, Фредерик.
– Что, если о музыке? – спросил он, касаясь ее руки и соединяя их пальцы. Контраст был разительным: ее рука была бледной, а его – покрыта бронзовым загаром. К тому же ее рука была весьма изящной и казалась крошечной в его большой ладони. Его захват был сильным, по-мужски уверенным и надежным.
– Можешь начать с названия пьесы, которую исполняла сегодня вечером, – подсказал он, оторвав Элинор от ее размышлений.
Она улыбнулась:
– Это Бетховен, Лунная соната. Он посвятил ее своей ученице. Многие считают, что он был влюблен в нее.
– Прослушав это произведение, я готов согласиться с этим. Кстати, я не знал, что ты такая великолепная пианистка.
– Ты вообще мало знаешь обо мне, Фредерик. Во всяком случае, я не всегда играю так вдохновенно. Но эта соната моя любимая.
– Скажи, а какие еще твои секреты мне предстоит узнать? Может быть, ты еще и художница? Или поэтесса?
Ее щеки слегка порозовели, когда она вспомнила о своих неуклюжих попытках писать стихи.
– Это ты до сих пор остаешься для меня загадкой. Ты говорил, что репутация не всегда отражает истинную сущность мужчины. Так расскажи мне, каков на самом деле Фредерик Стоунем?
– Хорошо. Дай немного подумать. Хм-м… Я переписываюсь со своей бабушкой, как ты могла убедиться сегодня вечером. Она очень хорошая женщина, и я не представляю, как смог бы выжить в юные годы без нее. Что еще? Ты уже знаешь о моем пристрастии к ирландской поэзии. Думаю, до тебя никто не догадывался об этом. Что еще ты хотела бы знать обо мне?
– Расскажи о своем отце. Меня всегда удивляло, почему барон Уортингтон живет в своем скромном поместье в Эссексе, тогда как его основные владения находятся в Оксфорде:
Она почувствовала, как Фредерик напрягся.
– Мне не хочется говорить об отце, – сказал он жестким тоном.
– Я тоже не хотела рассказывать о своей матери вчера на утесе. Но раз ты спросил, я ответила со всей прямотой, хотя мне было стыдно говорить о ее образе жизни. Однако я не жалею, что откровенно рассказала тебе о ней. И если мы друзья, ты тоже должен быть откровенен со мной. Грехи твоего отца не могут быть хуже грехов моей матери, не так ли?
– Согласен. Поскольку ты использовала такие убедительные аргументы, я не могу отказать в твоей просьбе. После смерти моей матери отец предпочел не возвращаться в свое поместье в Оксфорде. Он заявил, что с этим местом связано слишком много неприятных воспоминаний.
– Давно умерла твоя мать? Я не помню, что когда-либо видела ее.
– Она умерла в тот день, когда я родился, – ответил Фредерик мрачным голосом. – У нее были очень тяжелые роды.
– Я не знала этого. Извини.
– Не стоит извиняться. Это было очень давно, хотя мой отец до сих пор не оправился после этого.
– Полагаю, он очень любил ее.
– Да. И видимо, поэтому после смерти моего брата отец отправил меня к ее родителям на воспитание.
– А разве старшие сестры не могли позаботиться о тебе?
– Конечно, могли бы. У меня было пять старших сестер и незамужняя тетка. Просто мой отец не хотел видеть меня. Мое присутствие постоянно напоминало ему о моей матери и о его потере. Пока Чарлз был жив, отец еще как-то терпел меня. Но когда Чарлз умер и я стал наследником, он не мог примириться с моим присутствием.
– А… а твои дед и бабушка были добры к тебе? – спросила Элинор нерешительно.
– Достаточно добры. Мой дед был управляющим в ирландском поместье отца и считал, что для меня будет полезным изучение основ управления большим хозяйством. Моё пребывание там придавало моим деду и бабушке определенный статус, поскольку их внук являлся как бы владельцем поместья. Они не любили моего отца за то, что он увез их дочь, и воспитывали меня не как англичанина, а как ирландца. Я не посещал Итонский колледж. Ты знала это?
– Нет, не знала.
– Да, я обучался у монахинь в Клифтоне. Удивительно, что я еще мог потом поступить в Кембридж. Я не был уверен, что отец выделит деньги на мое дальнейшее обучение.
– Прости, Фредерик. Я не хотела совать нос так глубоко в твои личные дела.
– Ну, теперь ты знаешь всю правду. Мой отец оказал тебе плохую услугу, когда подписал этот брачный контракт.
– Многие сочли бы тебя слишком молодым для женитьбы. Для женщины моего возраста вступление в брак – вполне нормальное явление. Но не для мужчины двадцати трех лет.
– Я единственный наследник моего отца. У меня нет ни кузенов, ни дядей, чтобы наследовать его баронство. И я должен, в свою очередь, произвести на свет наследника. Отец боится, что, если спешно не женит меня надлежащим образом, его титул в конечном счете пропадет. Несмотря на свои недобрые чувства ко мне, он не хочет, чтобы это произошло.
– И ты готов поддержать его в этом стремлении?
– Да, готов, – согласился Фредерик.
– Я не могу понять, почему в романах и поэмах любовь всегда идеализируется. По-моему, в действительности любовь приносит только горе. Примером тому являются оба наших отца, не так ли? Мой отец страдает из-за жены, которая никогда не отвечала ему взаимностью. В Эссексе все знают это.
– И потому ты не позволяешь себе влюбиться в кого-то, Элинор?
– Как я могу? И как можешь ты позволить себе такое?
Он немного помолчал, прежде чем ответить:
– Разве могу я держать тебя в своих объятиях, не испытывая любви?
Когда смысл его слов дошел до Элинор, сердце ее неистово забилось. Ей очень хотелось верить в то, что он подразумевал. Отчаянно хотелось, но она не смела.
Фредерик кашлянул.
– И что теперь мы будем делать, моя милая? Впереди еще целая ночь.
Она повернулась к нему лицом и, положив ладони на его грудь, прижалась губами к его губам.
– Вот что, – сказала она. – И это. – Подражая тому, что он делал с ней до этого, она переместила свои губы на его шею, вдыхая свежий аромат мужского тела. Его кожа ощущалась горячей и слегка солоноватой под ее губами. Именно об этом моменте она мечтала все эти годы.
Фредерик застонал над ее ухом, изо всех сил стараясь сдерживать свою страсть. Черт побери, она таким образом доведет его до сердечного припадка.
– Ты играешь с огнем, Элинор. Нельзя начинать делать что-то, не думая о последствиях. – Он резким движением снял шейный платок и начал расстегивать верхние пуговицы рубашки. Как он и ожидал, ее губы двинулись с поцелуями вслед за его пальцами вниз, к ложбинке у основания горла и к груди.
– Ты очень способная ученица, – пробормотал он, откидывая волосы Элинор с ее раскрасневшихся щек. – Я так и думал.
Она перестала целовать его нежными влажными губами и, подняв голову, с любопытством посмотрела на него своими округлившимися синими глазами.
– Вот как? А что еще ты думал обо мне?
– О, ты не представляешь, как далеко простиралось мое воображение. – Он протянул руку к блестящим пуговкам ее мантильи и начал расстегивать их одну за другой, пока та не раскрылась. Элинор вытащила руки из рукавов, позволив одежде упасть на пол. Ее полные груди вздымались и опускались при каждом вдохе и выдохе. Теперь только тонкое муслиновое платье скрывало ее изящную фигуру, и Фредерику чертовски хотелось видеть ее совершенно обнаженной.
Казалось, разум покинул его и возобладал только инстинкт, когда он подхватил Элинор на руки и понес к постели, где осторожно уложил на покрывало. Ее густые темные волосы разметались по подушке, вызывая у него желание погрузить в них свои пальцы, когда он лег рядом с ней и снова прильнул губами к ее губам.
Фредерик начал стягивать рукава ее платья, обнажая округлые нежные плечи. Его губы переместились к ее грудям, а пальцы продолжали тянуть вниз ткань ее корсажа. Элинор в ответ выгнула спину, тихо постанывая и сжимая пальцами покрывало под ней.
Его мужская плоть нетерпеливо пульсировала, стремясь вырваться на свободу, и в данный момент он думал только о том, как бы поскорее погрузиться в нее и слиться с ней навсегда.
Наконец он окончательно стянул с нее корсаж, полностью обнажив ее груди, о которых так долго мечтал по ночам. Они были совершенной формы, как он и представлял. Он захватил губами бледно-розовый сосок и начал нежно посасывать его, заставляя Элинор извиваться под ним.
– Ты не представляешь, как сильно я хочу тебя, Элинор, – пробормотал Фредерик, не отрываясь от ее губ. Его руки проникли к застежкам ее платья на спине. «Надо снять с нее эту одежду», – мысленно повторял он как заклинание. Он расстегнул одну застежку, затем другую, ощущая ее теплую шелковистую кожу, отчего кровь прилила к его паху. «Она дочь маркиза, невинная девственница», – внезапно возникли в его сознании тревожные мысли, и он понял, что должен получить ее разрешение. Ему необходимо было услышать от нее соответствующие слова.
Фредерик оторвал свои губы от ее шеи.
– Скажи, чего ты хочешь, Элинор? – спросил он глухим голосом.
– Я хочу, чтобы ты целовал меня, Фредерик, – ответила она хрипловатым шепотом.
Он пристально посмотрел на нее и заметил в ее глазах страх и смущение.
– А что еще, милая? – прошептал он, целуя ее в лоб. – Я не могу заниматься с тобой любовью без твоего желания. Ты должна сказать, чего ты хочешь от меня.
Она покачала головой, и ее темные локоны упали ей на плечи.
– Я… я не могу. Боюсь, мы и так зашли слишком далеко, Фредерик.
– Но я хочу еще большего, – тихо произнес он, уткнувшись носом в ее шею.
Элинор попыталась сесть, и Фредерик застонал, когда она потянула на место свой корсаж.
– Сначала мы должны решить, что делать дальше с нашим брачным контрактом.
– Мы? Сейчас? Ты представляешь, как страстно я хочу обнимать тебя вот так? Неужели ты настолько жестока, что отвергнешь меня в данный момент? – Он постарался придать своему голосу легкость и некоторую шутливость, чтобы не испугать ее. Только не сейчас, когда он так близок к заветной цели.
– Но разве не ты первый отверг меня когда-то? – сказана она так же шутливо. – Неудачи не губят нас, а только укрепляют – так, кажется, говорят?
Фредерик повалился на спину со стоном разочарования.
– Проклятие, так обычно говорила моя бабушка.
Элинор склонилась над ним, и он ощутил ее теплое свежее дыхание на своей шее.
– Но ты можешь продолжить целовать меня, Фредерик. Ты можешь считать меня распутницей, но мне не хватает твоих поцелуев.
Опершись на локоть, он приблизил свои губы к ее губам, но остановился, взглянув на нее. Она закрыла глаза и откинула голову назад в ожидании.
– Я должен быть уверен, что правильно понял тебя. Ты просишь, чтобы я целовал тебя?
– Да, – тихо сказала она, открыв глаза и встретившись с ним взглядом. – Неужели ты будешь так жесток, что откажешь мне в этом?
– Надо подумать. Хм-м… – Он прихватил зубами ее ухо, потом коснулся губами шеи. – Значит, ты не просто просишь, а умоляешь, чтобы я целовал тебя?
– Леди никогда никого не умоляет, – чуть слышно возразила она.
– Не знаю, как прочие леди, но ты явно готова умолять меня. – Он дразнил ее губы своими губами, нежно касаясь их, а потом отстраняясь.
– Ты просто негодяй, – сказала она с улыбкой.
– Конечно. И ты отчаянно жаждешь поцелуев этого негодяя.
– Ну хорошо, если нет другого способа повлиять на тебя. Я умоляю поцеловать меня, Фредерик. Этого достаточно?
– Вполне, – глухо произнес он и прильнул к ее губам. Минуту спустя он оторвался от нее, чувствуя, что постепенно теряет контроль над собой.
– Теперь ты поняла, что я выиграл пари? – насмешливо сказал он, слегка щелкнув ее по носу.
Элинор резко втянула воздух.
– Что ты имеешь в виду? – спросила она.
– Помнишь тот день в парке у Хенли? Я поспорил с тобой, что ты будешь умолять меня поцеловать тебя еще до окончания года. Теперь ты должна мне сотню фунтов, насколько я помню.
Краска мгновенно сошла с ее лица, и она встала с постели, дрожа всем телом.
– Боже милостивый, вот, оказывается, в чем дело. Ты заманил меня сюда, чтобы выиграть пари. Какая же я дура!
– Не говори глупостей, дорогая. – Он взял ее за руку, но она высвободила ее и отошла на два шага от кровати.
– Как я могла дважды поддаться на обман?
– Неужели ты действительно думаешь, что я пригласил тебя сюда только для того, чтобы выиграть пари? – тихо сказал Фредерик.
– Ты сам только что сказал…
– Боже милостивый, – прервал он ее, чувствуя нарастающий гнев. – Я же пошутил. Ты полагаешь, что я способен на такой обман?
– Да… то есть нет, – поправилась она. – На самом деле я не думаю, что ты способен на это. – Она поспешила поднять свою мантилью и быстро продела руки в рукава. – Я хочу верить, что это не так, однако до конца не уверена. Неужели ты не можешь понять это?
– Нет, Элинор, не могу. – Он встал и пересек комнату, остановившись перед ней со сложенными на груди руками. – Две минуты назад ты лежала здесь, доверившись мне и позволяя интимные ласки. А сейчас ты сомневаешься в моих словах? Черт побери, что мне теперь делать? Скажи, как я могу вновь заслужить твое доверие?
Элинор покачала головой:
– Ты никак не можешь понять…
– Тогда почему бы тебе не попытаться объяснить мне, прежде чем уйти с чувством оскорбленного достоинства? Да, четыре года назад я злоупотребил твоим доверием, – произнес он, заметив в свете свечи блеск в ее глазах. – Но теперь мы стали взрослыми, и я надеюсь, ты знаешь меня лучше, чем кто-либо, помимо моих сестер. Я полагал, что мы друзья. Я откровенно ответил на все твои вопросы о моем прошлом. И тем не менее ты не доверяешь мне?
В ее глазах появились слезы, и она отвернулась от него.
– Ты не понимаешь…
Он взял ее за руку и повернул к себе лицом.
– Тогда объясни, черт возьми.
– Хорошо, – всхлипнула она, освобождаясь от его захвата. – Тот поцелуй четыре года назад ничего не значил для тебя, а я не могла забыть его все это время. Все эти годы я слышала сплетни о тебе, и даже когда попросила отца подыскать для меня подходящего мужа, я мечтала о тебе. Я ужасно тосковала по тебе.
Элинор начала ходить туда и сюда по комнате перед камином, стараясь не смотреть на Фредерика.
– Я не смела никому признаться в своем чувстве. Даже Селина считала его слепым девичьим увлечением. Но оно не проходило. Четыре долгих года я притворялась, что меня нисколько не волнуют слухи о том, что ты имеешь одновременно нескольких любовниц, соблазняешь замужних женщин и развлекаешься с вдовушками в постели. Можешь ли ты понять, как я страдала при этом? Как ненавидела себя за свою слабость? Как старалась делать вид, что я не глупая телка, привязавшаяся к мужчине, который даже не замечает меня?
Боже милостивый! Фредерик не знал, что сказать на это. Все эти годы она ненавидела себя за то, что привязалась к нему? И все эти годы она страдала из-за него? Проклятие, он портил все, к чему бы ни прикасался, и все вокруг отравлял своим присутствием. Он недостоин даже взгляда Элинор. Однако он причинил ей боль, и она страдает до сих пор, если судить по выражению ее лица. Она никогда не сможет доверять ему, считая его бездушным негодяем.
– О Господи! Я… я не знал ничего этого, – пробормотал он. – В таком случае мне нет прощения, Элинор. – Он проглотил подступивший к горлу ком, не в силах сказать что-либо еще. Потом потер ладонью горло, внезапно почувствовав, что ему не хватает воздуха. Боже, ему необходимо немедленно уйти отсюда. Он не мог больше оставаться здесь в присутствии Элинор, понимая, как ужасно обошелся с ней в прошлом и как бестактно сейчас. Слава Богу, она вовремя остановила его, иначе, несомненно, страдала бы потом еще больше.
Фредерик повернулся к Элинор, которая все еще стояла у камина, взволнованно дыша, с красными пятнами на щеках от волнения.
– Я провожу тебя. Вот только уберу бутылку и погашу огонь, и мы пойдем.
А утром он отправится в Плимут на поиски Экфорда. Больше он не допустит такого, как сейчас, безумия.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорная жена - Кук Кристина



Читается очень легко.Увлекательный сюжет.Прочла не отрываясь...
Непокорная жена - Кук КристинаВиктория
16.11.2011, 16.18





Милый роман без особой любовной интриги. Не захватывает, но читается легко. Главный герой опростоволосился-подарил невесте кольцо а любовнице браслет от одного комплекта. Как это по мужски!
Непокорная жена - Кук КристинаВ.З.,64г.
20.12.2012, 13.03





Роман интересный, но местами скучновато.
Непокорная жена - Кук КристинаКэт
28.04.2014, 10.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100