Читать онлайн Неодолимое влечение, автора - Кук Кристина, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неодолимое влечение - Кук Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.77 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неодолимое влечение - Кук Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неодолимое влечение - Кук Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кук Кристина

Неодолимое влечение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Люси с удивлением посмотрела на свечу, которую держала в руке, – вероятно, ее можно было увидеть с любого конца аллеи. И как долго она гуляет? Было уже больше двенадцати, когда она вышла на балкон, чтобы немного успокоиться. С самого ужина она ни о чем не могла думать, кроме лорда Мэндвилла – Генри, который находился где-то совсем недалеко от нее. Она представила его лежащим на кровати, и ей захотелось прикоснуться к его упругому телу, погладить его сильные руки, поцеловать чувственные губы. Господи, да что же это с ней происходит? И откуда у нее взялись такие неприличные мысли?
Люси вздохнула. Вечер прошел прекрасно, даже несмотря на допрос леди Стэнли. Благодаря поддержке маркиза Люси чувствовала себя вполне уверенно. Единственным разочарованием для нее явилось лицо Сюзанны в тот момент, когда леди Уортингтон попросила брата сопровождать Люси, а не ее. Во время ужина Люси совершенно забыла о подруге и вспомнила лишь тогда, когда после ужина все отправились наверх. Разумеется, она должна была поговорить с Сюзанной, успокоить ее, но не нашла в себе сил сделать это, в результате, избегая взгляда подруги, быстро направилась к себе в комнату.
Что же ей теперь делать в оставшиеся два дня? Люси вдохнула теплый летний воздух и блаженно потянулась. Для начала нужно лечь в постель и отдохнуть, нет никакого смысла стоять здесь всю ночь и переживать.
Она повернулась и уже дошла до двери, ведущей в комнату, как вдруг снизу раздался знакомый голос.
– О, что за блеск я вижу на балконе? Там брезжит свет, там ты светла, как день! – Стоя под балконом, лорд Мэндвилл опустился на одно колено и театрально вытянул вверх руки. – Стань у окна, убей луну соседством; она и так от зависти больна, ведь ты ее затмила белизною!
Люси хоть и пыталась сдержать себя, но все же не смогла не принять его правила игры:
– Кто это проникает в темноте в мои мечты заветные?
Генри с удивлением поднялся.
– Так ты знаешь Шекспира?
– Конечно. Я же говорила, что училась кое-чему. К тому же, милорд, вы выбрали весьма известный отрывок.
– Тогда, может быть, мне прочесть что-нибудь другое?
– Увы, боюсь, время не совсем подходящее.
– Пожалуй, ты права. Уже за полночь. Тебе не спится?
– Да, я не могла уснуть и вышла подышать воздухом. А вы?
– Я тоже. Гуляя в саду, вдруг заметил мерцающий огонек и решил посмотреть, кому еще не до сна...
Люси смутилась.
– Мне пора.
– Нет, не уходи. Не сейчас. Мне очень нравятся твои распущенные волосы. Они напоминают о той нашей встрече, когда я впервые увидел тебя в Гленфилде. Я тогда подумал, что ты служанка.
– Понимаю. Вы, наверное, были в шоке, когда увидели мое облачение, – засмеялась Люси.
– Вовсе нет. Неужели ты думаешь, что леди всегда забирают волосы в пучок и носят эти дурацкие шляпки?
– Не знаю, я никогда не задумывалась о подобных вещах. А теперь мне пора идти – не хотелось бы, чтобы нас кто-нибудь увидел.
– Пусть видят. В конце концов, это дом моей сестры, и никто не сможет выгнать меня на улицу.
– Но моя репутация...
– Ах да, ты права. Не следует забывать об этом. Но ты должна мне кое-что пообещать.
– Да? И что же?
– Завтра после обеда я буду ждать тебя. Покатаемся немного, и, может быть, я покажу тебе тот домик.
– Об этом не может быть и речи. Вы что, с ума сошли? – не задумываясь выпалила Люси.
– Значит, я буду стоять здесь до тех пор, пока ты не согласишься.
– Разговор окончен. Я ухожу – повернулась и направилась к двери.
– Тогда я буду петь серенады, – воскликнул Генри, – причем петь очень громко. Скажем, Моцарт подойдет?
– Вы не посмеете!
– Еще как посмею.
На мгновение Люси показалось, что Генри и впрямь собрался петь.
– Ну хорошо, – неуверенно сказала она, – я постараюсь.
– И обязательно приходи с распущенными волосами.
– Вы уйдете немедленно, если я соглашусь?
– Обещаю.
– Тогда я согласна. Доброй ночи, милорд. Сто тысяч раз прощай! – добавила она смеясь и, погасив свечу, скрылась в дверях.
– Прошу простить меня, леди Уортингтон, у меня ужасно болит голова, и, боюсь, мне придется пропустить десерт. А вы, тетя, – Люси обратилась к Агате, когда та уже поднималась из-за обеденного стола, – пожалуйста, останьтесь. Наслаждайтесь вечером, а я пойду прямиком в постель. Бриджитт проводит меня.
– Ты уверена, дорогая? Ты что-то не очень хорошо выглядишь.
– Да, уверена. Я просто немного отдохну. – Никогда еще Люси так беспардонно не врала тете, и вообще никогда в жизни она не позволяла себе ничего подобного.
Девушка поспешила к себе в комнату, где Бриджитт положила ей на лоб холодное полотенце, после чего ушла по своим делам. Голова у Люси действительно слегка побаливала, возможно, от того, что она целый день с нетерпением ждала этого момента.
Люси закрыла глаза, и перед ней пронесся весь этот суматошный день.
Она проснулась на рассвете. До завтрака оставалась уйма времени, и Люси стала нетерпеливо ходить по комнате. К счастью, после завтрака леди отправились осматривать оранжерею, она присоединилась к их компании.
К обеду Генри не появился. Люси была благодарна леди Шарлотте, когда та поинтересовалась причиной его отсутствия. Леди Уортингтон сообщила, что у Генри дела в Оксфорде и он вернется лишь на следующий день. Неужели он забыл об их договоре? Или таков был его коварный план?
За ужином Люси не притронулась к еде и то и дело поглядывала на часы. Наконец долгожданный момент наступил. Неужели она сделает это? Неужели встретится с ним? Этот вопрос преследовал ее целый день: она ведь прекрасно знала, что это будет не просто невинная поездка на лошадях.
Когда разум истошно кричал: «Нет!», сердце спокойно настаивало: «Да!» В конце концов Люси почувствовала, что поддается именно этому спокойному призыву. Не было больше ни желания, ни необходимости скрывать, что она страстно ждет его поцелуев, его прикосновений. Но хочет ли она стать его девушкой? Кем она станет для него, если он лишит ее невинности?
Люси закрыла глаза руками. Господи, как она дошла до этого? Что подумал бы отец? Его дочь собралась отдаться мужчине, который никогда не женится на ней, – разве это не ужасно? Бедная мама точно перевернулась бы в гробу при такой мысли.
Румянец стыда окрасил лицо Люси. И все-таки она собралась это сделать, не так ли? Она собралась встретиться с ним и принять это просто как приключение. А может быть, Генри в самом деле предлагал ей невинную поездку на лошадях, и ничего больше?
Люси сбросила со лба полотенце и поднялась с кровати. Взглянув в зеркало, она поняла, что выглядит довольно неважно, и стала подрумянивать щеки, а затем вынула из прически все шпильки, и волосы волнами упали ей на плечи. Шлюха! Она и в самом деле чувствовала себя настоящей шлюхой.
Впрочем, теперь ей уже поздно каяться – пора собираться. Люси вновь заколола волосы, взяла накидку и, дойдя до конюшни, попросила оседлать Грома. Солнце уже садилось, когда она галопом поскакала по аллее вниз к лугам. На полдороге она остановилась и, убедившись, что никто не видит, распустила волосы, а затем поскакала дальше.
Уже через несколько минут Люси увидела его: Генри сидел прямо на земле и сосредоточенно что-то рисовал. У нее все сжалось внутри. Спешившись, она направилась к нему и, подойдя ближе, кашлянула, давая знать о своем присутствии.
Глаза Генри засветились, когда он увидел ее, однако в голове Люси вертелась только одна мысль: Господи, что же она делает?
Генри смотрел то на лежащий перед ним рисунок, то на Люси, будто сверяя, правильно ли изображены все детали, затем поднялся и шагнул к ней навстречу. Все это время он как завороженный смотрел на нее. Сказать по правде, он не ожидал, что Люси и в самом деле осмелится прийти.
– Что вы рисуете в таком сумраке? – напряженным голосом спросила девушка.
– Тебя. – Генри передал Люси рисунок.
Она стала с интересом рассматривать портрет и наконец произнесла:
– Вы просто чудесно рисуете, милорд. А ведь это действительно я.
– Это потому, что ты теперь моя муза. Я уже начал рисовать два портрета маслом, и Джеймс сказал, что на сегодняшний день это мои самые лучшие работы. За это я должен поблагодарить тебя.
Люси начала разглядывать рисунок за рисунком.
– Это работы совсем не любительские, лорд Мэндвилл, у вас талант. Мне кажется, их стоит предложить на выставку.
– Но я рисую лишь для себя и никому их не показывал, кроме Джеймса, Элеанор... и тебя.
– Я так тронута. – На глаза Люси навернулись слезы умиления. – Джеймс Фрейзьер, должно быть, непревзойденный учитель.
– Это так и есть. В детстве большую часть времени я проводил именно у него.
Люси с любопытством посмотрела на маркиза.
– Расскажите о своем детстве, милорд, – попросила она.
Генри взглянул на появившиеся на небе редкие звезды.
– Поверь мне, тебе этого лучше не знать.
– Но я хочу. Вы говорили, что не совсем здоровы, но выглядите здоровым и сильным». Я даже представить себе не могу, что с вами что-то не в порядке.
Генри весь сжался при ее словах, но потом напряжение внезапно исчезло. Да, он расскажет ей все. Никогда в жизни он так отчаянно не хотел, чтобы его поняли.
Сделав глубокий вдох, Генри начал рассказывать Люси про жестокость его матери, про ее измены отцу, которым он был свидетель.
– Это ужасно, – произнесла Люси, слушая его, – я не могла даже представить...
– И это далеко не все. Ты уверена, что хочешь слушать дальше?
Люси кивнула.
– Когда мне было три года, я начал бояться темноты, просыпался среди ночи и истошно кричал. Мать считала мой страх позорным и нашла единственно верный, как она считала, метод излечения: запирала меня в сундук. Она лишь смеялась, когда я молил ее открыть сундук, потому что мне не хватало воздуха. Отец вначале был против подобных приемов, но матери удалось убедить его, будто это лучшее средство от страха.
Люси спрятала лицо в ладони.
– Неужели мать может так жестоко обращаться с собственной плотью и кровью?
Теперь ей все стало понятно. Разве мог Генри доверять женщинам, когда та из них, которая дала ему жизнь и должна была любить его и заботиться о нем, оказалась лишенной естественных чувств, которые надлежит испытывать любой матери.
– Видишь ли, мое рождение было очень болезненным для нее. Элеанор родилась первой и в дальнейшем была здоровым сильным ребенком, я же рос больным и хилым. Однако я оказался единственным наследником отцовского состояния, потому что мать не могла больше иметь детей.
– Но это же не твоя вина! – Люси взяла руку Генри и сжала ее.
– Знаю. Видишь ли, моя мать – холодная и злая женщина, но она имела большие виды на моего отца, который был умнейшим человеком. Он мог бы внести грандиозные изменения в жизнь страны, мог стать очень влиятельным человеком. Однако ей этого было мало. Отец редко бывал в городе, и мать изменяла ему при каждом удобном случае, а он отчаянно хотел верить, что она любит его, как и он ее.
Генри поднялся и стал нервно ходить взад-вперед, боясь посмотреть Люси в глаза.
– Но это было нечестно со стороны отца – бросить вас. – Люси сжала кулаки.
– Возможно. – Генри немного помолчал. – Я провел много лет, выслушивая упреки в слабости, ничтожности, и в конце концов сам поверил в это. Все кардинально переменилось, когда я поступил в Итон. Впервые я мог жить без всяких ограничений и унижений, мог принимать участие в публичных мероприятиях, чего прежде был лишен. Я на удивление неплохо сидел в седле, преуспел в математике и греческом, всеми силами пытаясь доказать всем, что я не хуже других. К моменту поступления в Оксфорд я стал высоким, сильным, а от былой болезненности не осталось и следа.
После университета я много путешествовал, пытаясь найти свое призвание и место в жизни. Лишь когда отец заболел и стало ясно, что он больше не встанет, я вернулся в Эссекс и решил, что мне пора жениться...
– Вы решили жениться на Сесилии Лейтон! – догадалась Люси. Затуманившимся взглядом она смотрела на полную луну, которая уже давно взошла и серебряным светом заливала луга.
– Точно. – Генри саркастически улыбнулся. – После этого я провел три скучных года в Шотландии, становясь все более обидчивым, злым и саркастичным. Я поклялся, что никогда не совершу ошибку своего отца и не женюсь по любви, а, напротив, буду сильным, влиятельным человеком, не как мой отец. – Генри потянулся к Люси и взял ее за руку. – Ты меня понимаешь? – с тревогой спросил он.
– Конечно. И мне очень жаль, что вам пришлось столько страдать.
Слеза сбежала по щеке Люси. Она вспомнила свое детство. После смерти матери у нее больше не осталось ни отчаяния, ни ненависти, все ее воспоминания были счастливыми и радостными.
Генри обнял ее за плечи.
– Не плачь обо мне, Люси. Я совсем не хотел твоих слез, а лишь искал твоего понимания.
– И вы получили его в полной мере. Генри погладил ее по щеке.
– Спасибо. – Он нежно поцеловал ее в губы. – Ну, все, довольно грустных разговоров. Вся эта ночь – наша.
Внезапно Люси устремила взгляд на небо.
– Ты видел? Это же падающая звезда! – Она поспешила к ручью. – Смотри, еще одна! Похоже, для нас начинается звездное шоу...
– Иди сюда, глупышка! – Генри попытался схватить Люси.
Ночь была ясная, теплая, и Люси почувствовала прилив сил.
– Сперва поймай меня! – воскликнула она и устремилась в глубину ночи.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неодолимое влечение - Кук Кристина



Очень милая героиня. Страстно мечтает стать ветеринаром, что для того времени весьма необычно. Н этом пути много милых заморочек. И любовная линия прелестна.Советую.
Неодолимое влечение - Кук КристинаВ.З.,64г.
29.12.2012, 9.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100