Читать онлайн Романтическая история мистера Бриджертона, автора - Куин Джулия, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Романтическая история мистера Бриджертона - Куин Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Романтическая история мистера Бриджертона - Куин Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Куин Джулия

Романтическая история мистера Бриджертона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Амбициозные мамаши, мечтающие видеть своих дочерей замужем, объединились в своем ликовании - Колин Бриджертон вернулся из Греции!
Для тех благородных (и неосведомленных) читателей, которые недавно появились в городе, и не в курсе всех событий, поясним, что мистер Колин Бриджертон это третий из восьми легендарных отпрысков Бриджертонов (поэтому его имя начинается на К, он идет по порядку после Энтони и Бенедикта, а после него - Дафна, Элоиза, Франческа, Грегори и Гиацинта).
Хотя мистер Колин Бриджертон и не имеет титула, да и вряд ли его унаследует (он седьмой в линии наследования титула виконта Бриджертона после двух сыновей самого виконта, своего брата Бенедикта и трех его сыновей), его все еще рассматривают, как очень неплохую добычу на брачном рынке Сезона благодаря его удаче, внешности, фигуре и обаянию. Довольно трудно предсказать уступит ли Колин Бриджертон чьим-нибудь матримониальным планам на этот Сезон. В его возрасте давно пора жениться (ему тридцать три), но до этого он никогда не выказывал явный интерес к какой-нибудь леди соответствующего происхождения, правда, он усложнял возможность наблюдения за собой, приобретя в последнее время привычку немедленно покидать Лондон, отбывая в каком-нибудь неизвестном и, вероятно, экзотическом направлении.
Светская хроника Леди Уислдаун, 2 апреля 1824(Anthony, Benedict, Colin, Daphne, Eloise, Francesca, Gregory, Hyacinth - Энтони, Бенедикт, Колин, Дафна, Элоиза, Франческа, Грегори, Гиацинта - A B C D E F G H - прим. переводчика)
– Ты только взгляни на это! - завопила Порция Физеренгтон, - Вернулся Колин Бриджертон!
Пенелопа отвлеклась от своего рукоделия. Ее мать схватилась за последний выпуск Светской хроники леди Уислдаун, так как Пенелопа могла бы схватиться за спасительную соломинку.
– Знаю, - пробормотала она.
Порция нахмурилась. Ей очень не нравилось, когда кто-нибудь, без разницы кто, узнавал сплетни раньше ее.
– Как это тебе удалось заполучить леди Уислдаун до меня? Я велела Бриарли приносить ее мне сразу, и не позволять никому дотрагиваться до нее -
– Я не читала об этом у леди Уислдаун, - Пенелопа перебила мать, не дав той, начать осуждать их бедного дворецкого. - Мне сказала Фелиция. Вчера вечером. А ей сказала Гиацинта Бриджертон.
– Твоя сестра проводит чересчур много времени в Бриджертон-хаусе.
– Как и я, - указала Пенелопа, гадая, в чем же дело.
Порция постучала пальцем себя по подбородку, как делала всегда, когда замышляла какую-нибудь интригу.
– Колин Бриджертон как раз в том возрасте, когда следует искать жену.
Пенелопа с трудом успела моргнуть, и выпучила удивленно глаза.
– Колин Бриджертон не собирается жениться на Фелиции!
Порция пожала плечами.
– И не такое случалось.
– Такого я еще не видела, - пробормотала Пенелопа.
– Энтони Бриджертон женился на Кэйт Шеффилд, а она была в свое время еще менее популярна, чем ты.
Это было не совсем правильно. Пенелопа считала, что они находились тогда на одинаково низкой ступени социальной лестницы. Но было бесполезно говорить об этом матери, возможно, думающей, что она сказала комплимент своей дочери о том, что в тот Сезон Пенелопа была не самой непопулярной девушкой в свете.
Пенелопа почувствовала, как ее губы сердито сжались. Материнские “комплименты” имели привычку жалить так же больно, как оса.
– Не думай, что я тебя критикую, - волнуясь, неожиданно сказала Порция, - По правде говоря, я рада видеть тебя не замужем. Я была одна в этом мире, растя своих дочерей, и мне приятно знать, что одна из них сможет позаботиться обо мне в старости.
У Пенелопы появилось видение своего будущего - будущего, описанного матерью - и почувствовала немедленное желание бежать отсюда и выйти замуж хоть за трубочиста. У нее было много времени поразмыслить о своем будущем, когда она поняла, что ей суждено быть старой девой, но она всегда представляла себя в собственном уютном маленьком домике с террасой. Или в аккуратном коттедже на берегу моря.
Но в последнее время Порция все время сдабривала их беседы упоминанием о своем преклонном возрасте, и как она счастлива, что Пенелопа сможет заботиться о ней. Не стоил упоминания тот факт, что Прюденс и Филиппа вышли замуж за хорошо обеспеченных людей и имели вполне достаточно средств, чтобы обеспечить мать всем мыслимым или немыслимым комфортом. Или тот, что Порция сама была вполне обеспечена; когда ее семья выделила деньги на приданное, четверть была перечислена на ее собственный счет.
Нет, когда Порция говорила о “заботе”, она не ссылалась на деньги. Она хотела, чтобы у нее была своя собственная рабыня.
Пенелопа тяжело вздохнула. Она была чересчур груба по отношения к матери, правда, только в мыслях. Правда, последнее время, это случалось все чаще. Ее мать любит ее. Она знала, что мать ее любит. И в свою очередь любила мать.
Правда, иногда, ей довольно много не нравилось в матери. Она надеялась, что из-за таких мыслей, ее нельзя назвать плохим и бесчувственным человеком. По-правде говоря, ее мать могла вывести из себя самую добрую и отзывчивую дочь, и Пенелопа готова была согласиться, что временами она была немного язвительной.
– Почему ты так уверена, что Колин не жениться на Фелиции? - спросила Порция.
Пенелопа удивленно подняла глаза на мать. Она думала, что они покончили с этой неприятной для нее темой. Следовало помнить, какая мать упрямая.
– Ну-у, - медленно пробормотала она, - начнем с того, что она моложе его на целых двенадцать лет.
– Пф-ф, - фыркнула Порция, махнув рукой, - Это все ерунда, и ты прекрасно знаешь об этом.
Пенелопа нахмурилась, затем неожиданно взвизгнула, случайно уколов палец иголкой.
– Кроме того, - радостным голосом продолжила Порция, - Ему, - тут она снова посмотрела на колонку сплетен Уислдаун, и уточнила его точный возраст, - тридцать три! Как он собирается избежать разницу в двенадцать лет между ним и его женой? Ты же не можешь ожидать от него, что он жениться на какой-нибудь леди твоего возраста?
Пенелопа сунула уколотый палец в рот и пососала его, хотя и знала, что делать так, значит выглядеть безнадежно неотесанной в глазах матери. Но ей просто необходимо было чем-нибудь занять свой рот, не то она точно выскажет что-то ужасное и жутко злобное.
Но все, о чем говорила ее мать, было правдой. На многих свадьбах людей из высшего света - наверно даже можно сказать на большинстве таких свадеб - было видно, что жених на дюжину, а то и более лет был старше невесты. Но все же, разница в возрасте между Колином и Филицией казалась гораздо больше, возможно, потому…
Она не смогла убрать с лица отвращение:
– Она ему как сестра. Как младшая сестренка.
– Неужели, Пенелопа. Я вот твердо уверена в -
– Это почти, как инцест, - тихо пробормотала Пенелопа.
– Что ты сказала?
Пенелопа принялась снова за свое рукоделие. - Ничего.
– Нет, я просто уверена, ты что-то сказала.
Пенелопа покачала головой.
– Я прочищала горло. Возможно, тебе послышалось -.
– Я слышала, как ты что-то пробормотала. Я уверена в этом!
Пенелопа застонала. Предстоящая жизнь вырисовалась перед ней в жутко утомительном свете.
– Мама, - проговорила Пенелопа с благочестивым смирением, если не святой, то, по крайней мере, очень набожной монахини, - Фелиция почти помолвлена с мистером Олбэнсдейлом.
Порция начала в возбуждении потирать руки.
– Она не может быть помолвлена с ним, если есть шанс поймать Колина Бриджертона.
– Фелиция, скорее умрет, чем будет преследовать мистера Бриджертона.
– Ох, ну конечно, нет. Фелиция умная девушка. А всякая нормальная девушка, как только посмотрит на Колина Бриджертона, тут же поймет, что это лучшая добыча.
– Но Фелиция любит мистера Олбэнсдейла!
Порция тяжело уселась в свое, оббитое мягкой материей, кресло. - Вот в чем дело.
– И, - Пенелопа продолжила с большим воодушевлением, - Мистер Олбэнсдейл наследует довольно приличное состояние.
Порция задумчиво постучала пальцем по щеке.
– Верно…Нет! - резко сказала она, - его состояние сопоставимо лишь с частью средств Бриджертона, правда, я думаю, не следует пренебрегать им.
Пенелопа знала, что сейчас самое время заканчивать разговор, но не могла не сказать последнее слово.
– По правде, говоря, мама, он отличная партия для Фелиции. Мы должны радоваться за нее.
– Знаю, знаю, - проворчала Порция. - Это так, но я так хочу, чтобы одна из моих дочерей вышла замуж за Бриджертона. Какая была бы удача! Я бы стала на целые недели единственным предметом разговора всего Лондона. А может быть и на годы…
Пенелопа сильно воткнула иголку в подушечку для игл. Это был довольно глупый способ выпускать пар, но в противном случае она бы вскочила на ноги и завопила: “А как же я?!”
Выходит, Порция считала, что как только Фелиция выйдет замуж, все ее надежды на соединение с Бриджертонами погибнут. Но ведь Пенелопа до сих пор не замужем - неужели это не имеет никакого значения?!
Неужели для нее было слишком нескромно желать, чтобы мать думала о ней с такой же гордостью, которую она чувствовала по отношению к другим трем ее дочерям. Пенелопа знала, что Колин никогда не выберет ее в качестве своей невесты, но должна же мать быть хоть немножечко слепа к недостаткам ее родных дочерей. Для Пенелопы было очевидно, что ни у Прюденс, ни у Филиппы, ни даже у Фелиции никогда не было никаких шансов породниться с Бриджертонами. Почему же ее мать думает, что их обаяние настолько сильно превосходит обаяние Пенелопы?
Ну ладно, Пенелопа вынуждена была согласиться с тем, что Фелиция наслаждается своей популярностью, которая уже давно превысила популярность всех трех ее старших сестер вместе взятых. Ни Прюденс, ни Филиппу никогда не называли мисс Несравненность. Они так же, как и сама Пенелопа чаще всего подпирали стены бальных залов.
Хотя, конечно, сейчас они обе уже замужем. Пенелопа не могла связывать свою жизнь любым человеком, но ее сестры, по крайней мере, были женами. К счастью, мысли Порции перенеслись на более зеленые пастбища.
– Я должна навестить Вайолет, - произнесла Порция. - Она, должно быть, вздохнула с облегчением от того, что Колин наконец-то вернулся домой.
– Я уверена, леди Бриджертон будет рада тебя видеть, - сказала Пенелопа.
– Бедная женщина, - сказала Порция с драматическим вздохом, - Знаешь, она так волнуется из-за него.
– Да, знаю.
– По правде, говоря, я думаю, для матери невыносимо такое ожидание. Он шатается, один Бог знает где, по разным странам с непонятными религиями -
– Я уверена, они в Греции исповедуют Христианство, - проговорила Пенелопа, снова опустив глаза к своему рукоделию.
– Не дерзи, Пенелопа Анна Физеренгтон, они Католики! - Порцию в дрожь бросило на этом слове.
– Они совсем не католики, - возразила Пенелопа, отставляя в сторону свое рукоделие. - Они принадлежат к Греческой Православной церкви.
– Да, но они не принадлежать к англиканской церкви, - сказала с сопением Порция.
– Будучи греками, я очень сомневаюсь, что их сильно волнует, принадлежат они к англиканской церкви или нет.
Глаза Порции неодобрительно прищурились.
– Кстати, откуда ты узнала о греческой религии? Нет, не говори мне, - драматически произнесла она, - Ты должно быть где-то прочитала об этом.
Пенелопа только заморгала и попыталась придумать подходящий ответ.
– Мне бы хотелось, чтобы ты поменьше читала, - вздохнула Порция, - Я бы, возможно, давно бы отдала тебя замуж, если бы ты больше внимания обращала на светские добродетели, и меньше…гораздо меньше на…
Пенелопа просто обязана была переспросить.
– Меньше на что?
– Я даже не знаю. О чем ты думаешь, когда уставишься глазами в пространство и витаешь в облаках все дни напролет?
– Я просто думаю, - тихо ответила Пенелопа. - Иногда мне нравиться остановиться и подумать.
– Остановить что? - хотела знать Порция.
Пенелопа не смогла не улыбнуться. Сам вопрос Порции, казалось, воплощал в себе все то, что отличало мать от дочери.
– Ничего, мама, - сказала Пенелопа, - Правда, ничего.
Порция выглядела так, словно хотела сказать еще что-то, но передумала. А может, она просто проголодалась. Она схватила бисквит с чайного подноса, и сунула его в рот.
Пенелопа собралась, было взять последний бисквит, но затем, решила оставить его матери. Пусть лучше материнский рот будет подольше занят. Меньше всего ей хотелось сейчас беседовать о Бриджертоне.



***



– Колин вернулся!
Пенелопа оторвала взгляд от книги - Краткая история Греции - чтобы увидеть Элоизу Бриджертон, врывающуюся к ней в комнату. Как обычно, об Элоизе не доложили. Дворецкий Физеренгтонов так часто ее видел в доме, что уже стал воспринимать, как члена их семьи.
– Неужели? - переспросила Пенелопа, удачно изображая (по ее собственному мнению) довольно реалистическое безразличие. Разумеется, она успела засунуть историю Греции под Матильду, роман Филдинга, бывший довольно популярным в прошлом году. Практически у всех этот роман стоял на туалетном столике. К тому же роман было достаточно толст, чтобы закрыть Краткую историю.
Элоиза села за письменный стол Пенелопы.
– Это так, и он ужасно загорел. Думаю, он все время был на солнце.
– Он был Греции, не так ли?
Элоиза покачала головой.
– Он сказал, что война все ухудшила, и находиться сейчас, там стало очень опасно. Вместо Греции, он поехал на Кипр.
– Ну, ну, - сказала Пенелопа с улыбкой, - Леди Уислдаун все-таки ошиблась.
Элоиза улыбнулась дерзкой улыбкой Бриджертонов, и снова Пенелопа подумала, как удачно, что у нее есть такая близкая подруга, как Элоиза. Она и Элоиза были неразлучны, с тех самых пор, как им стало по семнадцать. Они вместе проводили лондонские Сезоны, вместе взрослели, и к ужасу их матерей, вместе стали старыми девами.
Элоиза утверждала, что она еще не встретила подходящего человека.
Пенелопу же, конечно, никто не спрашивал.
– Ему понравился Кипр? - спросила Пенелопа.
Элоиза вздохнула.
– Он сказал, что там было просто чудесно. Как же я хотела бы путешествовать. Кажется, все побывали буквально везде, но только не я.
– И не я, - напомнила Пенелопа.
– И не ты, - согласилась с ней Элоиза, - Слава Богу, что есть ты, не так обидно.
– Элоиза! - воскликнула Пенелопа, кидая в нее подушку.
Но она благодарила Бога зато, что на свете есть Элоиза. Каждый день. Большинство женщин живет без близкой подруги, а у нее есть близкий человек, с которым она может все обсудить и поговорить на любые темы.
Ну, хорошо, почти на любые. Пенелопа никогда не рассказывала Элоизе о своих чувствах к Колину, хотя время от времени думала, что Элоиза догадывается обо всем. Элоизе не свойственно было чувство такта, что еще больше убеждало Пенелопу в том, что Колин ее никогда не полюбит. Если бы Элоиза, на мгновение подумала, что у Пенелопы есть реальный шанс выйти замуж за Колина, она бы с беспощадностью, которой позавидовал бы любой армейский генерал, тут же начала строить матримониальные планы в отношении Пенелопы.
Если бы дошло до этого, Элоиза была бы самым подходящим человеком.
“…а потом он сказал, что на море было небольшое волнение, поэтому он перегнулся за борт судна и…”, - Элоиза нахмурилась, - Ты совсем не слушаешь меня.
– Нет, - согласилась Пенелопа, - Ну, частично. Не могу поверить, чтобы Колин мог тебе рассказать о своей морской болезни, и что его рвало.
– Ну, я же все-таки его сестра.
– Он бы разозлился, если бы узнал, что ты мне это все рассказываешь.
Элоиза махнула рукой в знак протеста.
– Его это не волнует. Ты ему как сестра.
Пенелопа улыбнулась и тяжко вздохнула в одно и тоже время.
– Мама спрашивала его, конечно, планирует ли он остаться в городе на Сезон, - продолжала Элоиза, - И конечно, он был ужасно уклончив, но я решила допросить его сама.
– Ужасно мило с твоей стороны, - проговорила Пенелопа.
Элоиза швырнула в нее подушку обратно.
– И, в конце концов, я заставила его признаться мне, что да, он намерен остаться, по крайней мере, на несколько месяцев. Но он взял с меня обещание не говорить ничего маме.
– Но, это, - Пенелопа прокашлялась, - довольно глупо с его стороны. Если ваша мать будет думать, что он пробудет здесь недолго, она удвоит свои усилия женить его. Я думаю, что больше всего на свете он желает избежать этого.
– По-моему это уже стало целью его жизни, - сказала Элоиза.
– Если бы он успокоил твою мать мыслью о том, что он останется надолго, и нет смысла спешить, возможно, она тогда, не стала бы так сильно травить его.
– Интересная идея, - произнесла Элоиза, - Но она хорошо только теории, а не на практике. Моя мать настолько решила женить его, что уже не имеет значение, увеличит ли она свои усилия или нет. Ее обычных усилий вполне хватает, чтобы сводить его с ума.
– Интересно, может ли кто-нибудь вдвойне сойти с ума, - размышляла Пенелопа.
Элоиза вскинула голову.
– Не знаю, - ответила Элоиза, - И думаю, что мне совсем не хотелось бы узнать это.
Они обе некоторое время задумчиво молчали (что случалось довольно редко), а затем Элоиза резко вскочила на ноги, и быстро сказала: - Мне пора, я должна бежать.
Пенелопа улыбнулась. Люди, плохо знавшие Элоизу, могли подумать, что у нее привычка очень часто (и резко) менять тем разговора, но Пенелопа знала, что правда заключалась в другом. Когда Элоиза о чем-то задумывалась, она была совершенно не способна заниматься ничем другим. Это объясняло то, что когда Элоизе резко захотелось уйти, значит просто-напросто ее решение связано с чем-то, о чем они разговаривали ранее, и дело возможно в-
– Колина ожидают к чаю, - объяснила Элоиза.
Пенелопа улыбнулась. Ей нравилось ощущение, когда она была права.
– Тебе непременно нужно прийти, - произнесла Элоиза.
Пенелопа потрясла головой. - Он скорей всего, захочет быть в кругу семьи.
– Возможно, ты права, - призналась Элоиза, слегка кивая. - Ладно, я тогда побежала. Ужасно сожалею, что мой визит к тебе вышел таким коротким, но я просто хотела удостовериться, что тебе известно о приезде Колина.
– Леди Уислдаун, - напомнила ей Пенелопа.
– Понятно. Интересно откуда же эта женщина берет свою информацию? - проговорила Элоиза, удивленно покачивая головой. Клянусь, иногда, когда оказывается, что она довольно много знает о моей семье, я просто пугаюсь.
– Она не может продолжать это вечно, - прокомментировала Пенелопа, поднимаясь на ноги, чтобы проводить подругу. - Когда-нибудь, ее обязательно вычислят, ты не думаешь?
– Я не знаю, - ответила Элоиза.
Положив руку на дверную ручку, она повернула и нажала на нее. - Я и раньше так думала. Но это продолжается уже десять лет. Возможно, даже немного больше. Я думаю, если бы ее смогли вычислить и разоблачить, это бы уже давным-давно произошло.
Пенелопа проводила Элоизу до лестницы.
– В конечном счете, она совершит ошибку. Она не может быть неуловимой. В конце концов, она же всего лишь человек.
Элоиза засмеялась. - В этом плане, я иногда ее считаю почти богом.
Пенелопа усмехнулась.
Внезапно Элоиза остановилась и развернулась так резко, что Пенелопа почти налетела на нее. Еще бы чуть-чуть и они бы обе кувыркались на лестнице.
– Знаешь, что? - сказала Элоиза.
– Я не могу даже предположить.
Элоиза даже не потрудилась скорчить гримаску. - Я держу пари, что леди Уислдаун уже совершила ошибку, - сказала она.
– Не поняла?
– Ты же сама сказала. Она - хотя это мог быть и он, я полагаю - пишет свою колонку уже десять лет. Никто не может так долго оставаться неизвестным, и не совершить не единой ошибки. Знаешь, что я думаю?
Пенелопа лишь нетерпеливо махнула рукой.
– Я думаю, проблема заключается в том, что мы все слишком глупы, чтобы заметить ее ошибки.
Пенелопа на мгновение уставилась на нее, затем буквально расхохоталась.
– Ох, Элоиза, - проговорила она, вытираю слезы из уголков глаз, - Я так тебя люблю.
Элоиза улыбнулась.
– Ты правильно делаешь, что не спешишь выходить замуж, как и я. Я думаю, нам следует поселиться в одном доме и вместе вести домашнее хозяйство, когда нам будет за тридцать, и мы станем старыми каргами.
Пенелопа ухватилась за ее идею, как за спасительную соломинку.
– Ты думаешь, мы бы смогли? - воскликнула она.
Затем, понизив голос, и осмотревшись украдкой по сторонам, Пенелопа тихо проговорила:
– Мама последнее время с пугающей частотой начала говорить о своей старости.
– И что же в этом такого страшного?
– Во всех ее мечтах присутствую я, выполняя все ее капризы.
– О, боже.
– И это еще самое мягкое, что приходит мне на ум.
– Пенелопа! - но Элоиза улыбалась.
– Я люблю свою мать, - сказала Пенелопа.
– Я знаю, что ты ее любишь, - успокоила ее Элоиза.
– Нет, я, правда, ее по-настоящему люблю.
Левый уголок рта Элоизы начал подрагивать.
– Я знаю, что ты действительно ее любишь.
– Это просто -
Элоиза подняла руку.
– Не говори ничего. Я прекрасно все поняла. Я - О! Добрый день, миссис Физеренгтон.
– Элоиза, - произнесла Порция, шумно спускаясь в холл. - Я и не знала, что ты у нас.
– Я тихо прокралась, как всегда, - ответила Элоиза, - Почти нахально.
Порция снисходительно улыбнулась. - Я слышала, ваш брат вернулся в Лондон.
– Да, мы все просто в восторге.
– Уверена, что ваша мама, особенно рада.
– Действительно. Она просто вне себя от счастья. Думаю, прямо сейчас она составляет список.
Порция сразу навострила уши, так бывало всегда при малейшем упоминании чего-либо, что могло бы рассматриваться, как сплетня.
– Список? Интересно, что это за список?
– Ох, знаете, такой список она делает для всех своих взрослых детей. Возможные невесты, женихи и все такое прочее.
– Мне интересно, - неестественным голосом сказала Порция, - Что подразумевается под ‘прочим’.
– Иногда она включает в список безнадежно неподходящих, для того, чтобы подчеркнуть достоинства реальных вариантов.
Порция засмеялась. - Возможно, она и тебя впишет в свой лист, Пенелопа!
Пенелопа не засмеялась. Не засмеялась и Элоиза. Порция, казалось, не замечала этого.
– Ладно, я лучше пойду, - сказала Элоиза, прокашлявшись, чтобы смягчить момент, неприятный для двух из трех человек, находившихся в холе. - Колина ждут к чаю. Мама хочет, чтобы присутствовали члены всей семьи.
– А вы все поместитесь? - спросила Порция.
Дом леди Бриджертон был большим, но ее дети, их супруги и внуки уже насчитывали двадцать один человек. Это действительно, была очень большая семья.
– Мы собираемся в Бриджертон-хаусе, - объяснила Элоиза.
Ее мать выехала из официальной лондонской резиденции Бриджертонов после того, как женился ее старший сын. Энтони, который стал виконтом в возрасте восемнадцати лет, пытался отговорить Вайолет. Но она настояла на своем отъезде, пояснив, что ему и его жене требуется уединенность. В итоге, Энтони и Кэйт жили с их тремя детьми в Бриджертон-хаусе, в то время как Вайолет с неженатыми и незамужними детьми (исключая Колина, у которого была своя холостяцкая квартира) поселилась всего в нескольких кварталах на Брутон-стрит, дом пять. Примерно через год, после безуспешных попыток назвать новый дом леди Бриджертон, семья стала называть его просто Номер пять.
– Желаю приятно провести время, - сказала Порция, - Мне нужно найти Фелицию. Мы опаздываем на встречу с модисткой.
Элоиза проводила взглядом, поднимающуюся по лестнице, Порцию, затем повернулась к Пенелопе и сказала: - Твоя сестра, кажется, проводит все свое время у модистки.
Пенелопа пожала плечами.
– Фелиция сходит с ума от этих всех примерок, но она единственная надежда матери на действительно хорошую партию. Я боюсь, что она убеждена, что Фелиция сможет поймать герцога, если будет одета в правильное, по ее мнению, платье.
– Она ведь почти помолвлена с мистером Олбэнсдейлом?
– Думаю, он сделает официальное предложение на следующей недели. А до той поры, глаза нашей матери будут широко открыты, - Пенелопа закатила глаза, - Тебе стоит убедить своего брата держаться от нее на приличном расстоянии.
– Грегори? - с недоверием переспросила Элоиза, - Он ведь еще университет не закончил.
– Колина.
– Колина? - рассмеялась Элоиза, - да, это будет забавно.
– Я ей сказала то же самое, но ты знаешь, что бывает, когда она вобьет себе в голову какую-нибудь мысль.
Элоиза захихикала. - Прямо как я.
– Упрямая до самого конца.
– Упрямство может быть очень хорошим качеством, - возразила Элоиза, - в соответствующее время.
– Верно, - согласилась Пенелопа с саркастической усмешкой, - А в неподходящее время, оно превращается в полный кошмар.
Элоиза засмеялась.
– Выше нос, подруга. По крайней мере, она избавила тебя от необходимости носить те желтые платья.
Пенелопа окинула взглядом свое утреннее платье, которое было, как она про себя называла, прелестного голубого оттенка.
– Она прекратила выбирать мне одежду с тех пор, как мне официально дали отставку. На девушку, не имеющую никаких перспектив на брачном рынке, не стоит тратить время и энергию, давая ей советы по части модной одежды. Она уже не сопровождает меня в поездках к модистке уже свыше года! Какое счастье!
Элоиза улыбнулась подруге. Одежда холодных тонов замечательно оттеняла кожу Пенелопы, придавая ей чудесный оттенок персика со сливками.
– Для всех было очевидно, что тебе нужно позволить самой выбирать себе одежду. Даже леди Уислдаун писала об этом!
– Я спрятала тот выпуск от матери, - призналась Пенелопа, - Я не хотела ранить ее чувства.
Элоиза заморгала, затем произнесла: - Это было очень мило с твоей стороны, Пенелопа
– В моей жизни есть моменты милосердия и такта.
– Кто-то сказал, - фыркнув, проговорила Элоиза, - жизненно необходимыми элементами милосердия и такта является способность не обращать внимание других людей на обладание этими качествами.
Пенелопа скривила губы, и подтолкнула Элоизу к двери.
– Тебе разве не пора идти домой?
– Убегаю! Убегаю!
И она убежала.



***



Довольно приятно вернуться в старую добрую Англию, подумал Колин, делая небольшой глоток отличного бренди.
Хотя, было что-то странное в том, как он любил возвращаться. Так же сильно, как он любил уезжать. В последующие несколько месяцев - возможно месяцев шесть - он будет снова испытывать тягу к отъезду, ну а пока, Англия в апреле прекрасна, как сверкающий бриллиант.
– Он хорош, не так ли?
Колин поднял глаза. Его брат Энтони стоял, облокотившись об его массивный письменный стол из красного дерева, приподнимая в приветствии свой стакан с бренди.
Колин кивнул.
– Я не осознавал, что я потерял, до тех пор, пока я не вернулся. Уза хороша по-своему, но это - он поднял свой стакан - просто божественно.
Энтони криво усмехнулся.
– И как долго ты планируешь остаться здесь на этот раз?
Колин подошел к окну и притворился, будто смотрит на улицу. Его старший брат почти не попытался замаскировать свою неприязнь к страсти Колина путешествовать. По-правде говоря, Колин его совсем не винил за это. Иногда было трудно отправлять письма домой; он предполагал, что его семье приходилось по месяцу, а то и по два, ждать от него весточки о его здоровье. Но пока он сам не осознает, каково быть на их месте - не зная, жив или мертв любимый человек, постоянно ожидая стука в дверь от почтальона - ему не хотелось оседать в Англии.
Время от времени, он просто должен был уехать. Невозможно было описать это по-другому.
Подальше от высшего света, считавшего его очаровательным повесой и никем более. Подальше от Англии, которая поощряла своих младших сыновей идти на военную службу или в духовенство. Ни то, ни другое занятие его совсем не устраивало. Даже подальше от семьи, безусловно, любившей его, но не понимавшей, что ему действительно хочется делать.
Его брат Энтони обладал титулом виконта, а с ним и бесчисленным множеством обязанностей. Он занимался недвижимостью, следил за семейными финансами, и заботился о благосостоянии бесчисленных арендаторов и слуг. Бенедикт, старше Колина на четыре года, приобрел славу хорошего художника. Он начал с карандаша и бумаги, а затем по настоянию жены перешел на масло. Один из его пейзажей, как раз сейчас висит в Национальной Галерее.
Энтони навсегда останется на генеалогическом древе их семьи, как седьмой виконт Бриджертон. Бенедикт будет вечно жить в картинах, даже после того, как оставит эту землю. А у него, Колина, нет ничего. Он управлял небольшим имуществом, переданным ему семьей, а также посещал различные вечеринки. Он и в мыслях не думал утверждать, что ему там не было весело, но иногда ему хотелось нечто большего, чем простое веселье.
Он хотел иметь цель в жизни.
Он хотел оставить хоть что-то после себя.
Он хотел, если не знать, то, по крайней мере, надеяться на то, что когда он умрет, его будут помнить по делам, а не по колонкам леди Уислдаун.
Он тяжело вздохнул. И нет ничего удивительного в том, что он так много времени проводит в путешествиях.
– Колин? - позвал его брат.
Колин повернулся к нему и моргнул. Он был совершенно уверен, что Энтони задал ему какой-то вопрос, вот только он затерялся где-то в его мыслях, и Колин забыл о нем.
– Ах, да. Верно, - Колин прочистил горло, - Я останусь здесь, по крайней мере, на оставшуюся часть Сезона.
Энтони ничего не сказал, но было трудно не заметить удовлетворенное выражение появившееся на его лице.
– Если на этом все, - сказал Колин, поворачиваясь и улыбаясь своей знаменитой улыбкой, - Кто-то ведь должен побаловать твоих детей. Я не думаю, что у Шарлоты достаточно кукол.
– Всего лишь пятьдесят, - согласился Энтони с невозмутимым видом. - Бедная девочка совсем заброшена.
– Ее день рождение будет в конце этого месяца, не так ли? Я думаю, мне не стоит ею пренебрегать.
– Говоря о днях рождениях, - сказал Энтони, усаживаясь в большое кресло за столом, - Мамин день рождения будет на этой недели в воскресенье.
– Почему же, ты думаешь, я так торопился?
Энтони приподнял бровь, и у Колина появилось ощущение, будто тот пытается решить, действительно ли Колин спешил попасть на день рождение мамы, или просто воспользовался упоминание о дне рождения.
– Мы готовим для нее прием, - сказал Энтони.
– Она позволила тебе? - удивился Колин.
По опыту Колина, женщина в таком возрасте, была просто не способна наслаждаться празднованием своего дня рождения.
– Мы настояли, прибегнув к небольшому шантажу, - объяснил Энтони, - Либо она соглашается на прием, либо мы оглашаем ее настоящий возраст.
Колин не смог проглотить бренди, он поперхнулся, и чуть было не обрызгал брата.
– Хотелось бы мне на это взглянуть.
Энтони удовлетворенно улыбнулся.
– Это был блестящий маневр с моей стороны.
Колин допил свое бренди.
– Какие, по-твоему, шансы, что она не воспользуется приемом, как возможностью подыскать мне жену?
– Очень небольшие.
– Я так и думал.
Энтони откинулся в кресле.
– Тебе сейчас тридцать три года, Колин…
Колин уставился на него с недоверием.
– Великий Боже, хотя бы ты не начинай это…
– Я и не думал. Я просто собирался посоветовать тебе держать глаза широко открытыми в этот Сезон. Я понимаю, тебе не хочется искать жену, но нет вреда в том, чтобы учитывать такую возможность в этом Сезоне.
Колин посмотрел на дверь, намериваясь быстро уйти.
– Уверяю тебя, я вовсе не питаю отвращения к мысли о возможном браке.
– Я все же так не думаю, - возразил Энтони.
– Я не вижу ни малейшей причины торопиться в этом деле.
– Нет причин торопиться, - согласился Энтони. - Ну, за редким исключением. Ты просто успокой мать, ладно?
Колин не осознавал, что все еще держит в руке пустой бокал до тех пор, пока он не выскользнул из его пальцев и не приземлился на ковер с громким звуком
– О, Боже, - прошептал он, - Она больна?
– Нет! - резко ответил Энтони, его голос от удивления звучал громко и напористо. - Она переживет всех нас, я уверен в этом.
– Тогда в чем же дело?
Энтони вздохнул.
– Я просто хочу увидеть тебя счастливым.
– Но я и так счастлив, - возразил Колин.
– Правда?
– Дьявол, да я самый счастливый человек в Лондоне. Только почитай леди Уислдаун. Она скажет тебе именно так.
Энтони посмотрел на газету, лежавшую у него на столе.
– Ну, может быть не в этой статье, но в какой-нибудь прошлогодней точно. Меня называли очаровательным чаще, чем леди Данбери самоуверенной, а мы оба знаем какой это великий подвиг.
– Очаровательный, еще не значит счастливый, - мягко сказал Энтони.
– У меня нет на это времени, - пробурчал Колин.
Дверь, еще никогда не выглядела такой манящей и привлекательной.
– Если бы ты действительно был счастлив, - настаивал Энтони, - Ты бы не уезжал.
Колин помолчал, положив руку на ручку двери.
– Энтони, мне просто нравиться путешествовать.
– Постоянно?
– Я должен или я бы тогда не делал этого.
– Это самое уклончивое объяснение, которое я когда-либо слышал.
– И это, - Колин хитро улыбнулся брату, - ловкий маневр.
– Колин!
Но тот, уже покинул комнату.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Романтическая история мистера Бриджертона - Куин Джулия



роман замечательный добрыймвеселый остроумный,продолжение романа "предложение джентельмена",но у меня такой период когда хочется больше страсти и все такое в этом плане роман показался мне скучноватым
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин Джулияася
3.08.2012, 15.19





согласна, не хватает накала страстей) один раз почитать вполне можно
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин ДжулияЮлек
4.02.2013, 22.32





Оооооо, Госпадя! Тоска зеленая, просто сдохнуть можно. rnУ меня рот болел зевать.
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин ДжулияБяка-Кусяка
14.02.2014, 7.15





Роман хороший,но в чего-то не хватает! Не ожидала такого поворота сюжета,что даже перехотелось дочитывать роман!
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин ДжулияОльга
22.07.2014, 20.19





Ne ochen, a zal'. Vsa serija( osgalnie knigi ) namnogo intersnej.
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин Джулияnata
2.11.2014, 22.41





Скучный роман. Нет захватывающей интриги. Подумаешь как интересно, кто пишет светскую хронику. Да хоть бы кто. Что из от этого произойдет интересного в жизни. Видно автора покинула фантазия, как ей женить всех многочисленных братьев Бриджертонов. Слишком их много.
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин ДжулияВ.З.,67л.
2.03.2015, 9.12





Этот роман в другом переводе называется "Где властвует любовь". Не знаю, кому как, но мне интрига с разоблачением леди Уислдаун показалась достаточно интересной, чтобы прочесть, а через год - и перечесть эту книжицу. Многогранные характеры, вполне мотивированные поступки героев, отсутствие надуманных и притянутых за уши проблем вроде незаконного рождения, мутного прошлого, убийств, гувернантского прозябания и прочего нытья. Не затянуто, зато очень-очень остроумно (честно признаюсь, я редко имела возможность насладиться таким чувством юмора, какое проявляет автор в этом романе). Если кто-то ищет страсти и эротики - вам не сюда: всего лишь одна постельная сцена, и та достаточно сдержанная. Но такой подход к изображению чувств я считаю единственно верным, и в нем нахожу очередной плюс! Короче говоря, добротная и не пустая книжка )))
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин ДжулияЛилу
6.03.2015, 14.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100