Читать онлайн Романтическая история мистера Бриджертона, автора - Куин Джулия, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Романтическая история мистера Бриджертона - Куин Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Романтическая история мистера Бриджертона - Куин Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Куин Джулия

Романтическая история мистера Бриджертона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Было не так трудно, заставить матерей немного передвинуть дату свадьбы.
Это пришло в голову Колину, когда он возвращался в свой дом в Блюмсбари (после того, как крайне взъерошенная и растрепанная Пенелопа, крадучись пробралась в свой дом в Мэйфер), тем более появилась такая серьезная причина, почему он должен жениться, как можно скорее.
Конечно, было маловероятно то, что она могла сразу забеременеть, после одного единственного раза. И он должен признаться, что даже если она все-таки забеременела, и ребенок бы родился через восемь месяцев после свадьбы, это будет не так ужасно подозрительно в мире, полном младенцев, рожденных и через шесть месяцев или около того после свадьбы.
Не следует упоминать и то, что первые дети появлялись обычно не полностью доношенными (Колин был дядей достаточному количеству племянниц и племянников, чтобы знать это), что делало восьми-с-половиной месячного ребенка полностью обычным и нормальным.
Поэтому в действительности, не было никакой необходимости спешить с женитьбой.
За исключением того, что он сам хотел этого.
Так что, он провел “небольшой разговор” с обеими матерями, в котором он им много поведал, хотя на самом деле ничего толком он не сказал, и они довольно быстро согласились на его план поспешить с женитьбой.
Особенно когда он, возможно, случайно ввел их в заблуждение, и они поверили в то, что интимная жизнь его и Пенелопа началась на несколько недель раньше.
Ну, в общем, эта безобидная ложь, в действительности, не была таким уж большим прегрешением, тем более что она послужила хорошей цели.
А поспешная свадьба, думал каждую ночь Колин, лежа в своей постели, возрождая в памяти те мгновения, которые он провел с Пенелопой, и пылко желая, чтобы она сейчас лежала рядом с ним, действительно служила довольно хорошей цели.
Их матери, ставшие в последние дни неразлучными, планируя свадьбу, сначала возражали против этой поспешности, беспокоясь о сомнительного рода сплетнях (которые в этом случае были полностью оправданы), но вторжение леди Уислдаун на обручальный бал, немного косвенно спасало от сплетен.
Сплетни, окружающие леди Уислдаун и Крессиду Туомбли, относительно того, были ли эти две дамы, физически один и тем же человеком, бушевали в Лондоне так сильно, как до этого не было ничего подобного.
Причем разговор об этих дамах был настолько вездесущий и непрерывный, что не было никакой возможности обсудить изменение даты свадьбы Бриджертона с Физеренгтон.
Что очень устраивало как семью Бриджертон, так и семью Физеренгтон.
Кроме возможно, Пенелопы и Колина, которым было очень неудобно, когда разговор заходил о леди Уислдаун. Конечно, Пенелопа должна была давно привыкнуть, тем более, не то, что месяц, все последние десять лет в ее присутствие делались предположения о личности леди Уислдаун. Но Колин все еще расстраивался и сердился по поводу ее тайной жизни так, что она тоже стала чувствовать себя неловко и неудобно. Она несколько раз пыталась поднять этот вопрос при разговоре с ним, но он становился молчаливым, сердито сжимал губы, и говорил ей (очень непохожим на Колина тоном), что он не хочет говорить об этом.
Она могла лишь догадываться, что он стыдиться ее. Или, точнее не ее, но ее жизнь в качестве леди Уислдаун. Ей было очень больно от этого, поскольку каждая ее колонка была маленьким кусочком ее жизни, на который она могла смотреть с большим чувством гордости и удовлетворения.
Она хоть что-то сделала. Она имела, пусть она и не могла указать свое настоящее имя на своей работе, дикий успех. Кто из ее современников, мужчин или женщин, могли похвастаться тем же?
Она была готова оставить жизнь леди Уислдаун, и жить своей новой жизнью, как миссис Колин Бриджертон, любящая жена и мать, но это никоим образом не подразумевало, что она стыдится того, что сделала.
Если бы только Колин мог так же гордиться ее успехами, как она.
О, да, она верила всеми фибрами своей души, что он любит ее. Колин никогда бы не смог солгать насчет этого. Он мог бы использовать свои остроумные реплики и дразнящие улыбки, чтобы заставить женщину почувствовать себя счастливой, при этом, фактически, не произнося слов любви, которую он не чувствовал.
Но возможно, это было действительно возможно - после наблюдения за поведением Колина, она была уверена в том, что такое возможно - любить другого человека, все еще чувствуя стыд и неудовольствие по отношению к нему.
Пенелопа никогда не думала, что это может быть, так больно.
Однажды днем, они прогуливались по Мэйфер, остались лишь несколько дней до свадьбы, когда она снова попыталась поднять этот вопрос на обсуждение. Почему, она не знала, поскольку сама не верила, что за столь короткое время может чудесно измениться его отношение к леди Уислдаун, начиная с прошлого раза, когда она упомянула об этом, но она, казалось, просто не могла остановить себя.
К тому же, она надеялась, что их нахождение на виду у всех, вынудит Колина нацепить улыбку и выслушать то, что она должна была ему сказать.
Она прикинула расстояние до дома Номер Пять, где их ожидали на чай.
– Я думаю, - проговорила она, ожидая, что у нее есть всего лишь около пяти минут на беседу, прежде чем он сможет завести ее внутрь дома и сменить тему разговора. - У на есть одно незаконченное дело, которое нам следует обсудить.
Он приподнял бровь и посмотрел на нее с любопытством, и все еще игривой улыбкой.
Она совершенно точно знала, что он сейчас пытается сделать - использует свое очарование и остроумие, чтобы изменить направление беседы так, как ему хотелось.
Через минуту его улыбка станет порочной, и он скажет что-нибудь предназначенное для того, чтобы сменить тему разговора так, что она даже не заметить, что-нибудь похожее на -
– Довольно серьезно для такого солнечного дня.
Она сжала губы. Это, конечно, не было именно то, что она ожидала, но он словно откликнулся на ее мысли.
– Колин, - сказала она, стараясь быть терпеливой. - Я хочу, чтобы ты не пытался сменить тему нашего разговора каждый раз, стоит мне начать говорить о леди Уислдаун.
Его голос стал громче, но он все еще сдерживался.
– Я что-то не припоминаю, чтобы ты упомянула ее имя, или я полагаю, я должен был сказать, твое имя. И, кроме того, все что я сделал, это просто похвалил хорошую погоду.
Пенелопе захотелось сделать что-нибудь больше, чем просто резко остановиться, и дернуть его за руку, вынуждая его тоже остановиться. Но они были на виду у многих людей (что было ее собственной ошибкой в выборе места для разговора), так что она продолжила движение, ее походка спокойной и степенной, даже притом, что ее пальцы сжались в кулаки.
– Тем вечером, когда была издана моя последняя колонка, ты был просто в ярости, и сильно злился на меня - продолжала она
Он пожал плечами.
– Это прошло.
– Я так не думаю.
Он повернулся к ней со снисходительным выражением лица.
– Ты сейчас говоришь мне, что я чувствую?
На такой противный удар, она не могла не ответить.
– А разве это не то, что предполагается, должна делать жена?
– Ты все-таки еще не жена.
Пенелопа решила посчитать до трех - нет, лучше до десяти - перед тем, как ответить.
– Я сожалею, что расстроила тебя, но у меня, действительно, не было другого выбора.
– Ты могла выбирать из огромного числа вариантов, но я не собираюсь спорить и обсуждать это на Брутон-стрит.
Они были на Брутон-стрит. Вот, блин, Пенелопа полностью недооценила с какой скоростью они шли. У нее осталось лишь минута или около того, перед тем, как они поднимутся по ступенькам крыльца дома Номер Пять.
– Я уверяю тебя, - сказала она, - Что ты-знаешь-кто никогда не вернется снова.
– Я даже не могу выразить мое облегчение.
– Я хотела бы, чтобы ты не был таким саркастичным.
Он резко повернулся к ней со вспыхнувшими злостью глазами. Его выражение лица так резко отличалось от того маски ленивой скуки, которая была минутой ранее на его лице, что от неожиданности Пенелопа почти остановилась.
– Будь осторожна в своих желаниях, Пенелопа, - проговорил он, - Сарказм - единственная вещь, которая сдерживает мои настоящие чувства, и поверь мне, ты бы не захотела увидеть их в полном объеме.
– Я думаю, я бы захотела, - сказала она, но ее голос был слишком тонок и дрожал, поскольку, по правде говоря, она совсем не была уверена в этом.
– И дня не проходит без того, чтобы я не остановился и не поразмыслил о том, что, черт подери, я смогу сделать, чтобы защитить тебя, если твоя тайна выйдет наружу. Я люблю тебя, Пенелопа. Боже помоги мне, но я, правда, люблю тебя.
Пенелопа, возможно, обошлась бы и без просьбы к Богу о помощи, но слова любви были просто чудесны.
– Через три дня, - продолжал он, - Я стану твоим мужем. Я приму торжественную клятву защищать тебя, пока смерть не разлучит нас. Ты хоть понимаешь, что это означает?
– Ты спасешь меня от страшных минотавров? - попыталась пошутить она.
Выражение его лица сказало ей, что он не оценил ее шутку.
– Я хотела бы, чтобы ты не был таким сердитым, - пробормотала она.
Он повернулся к ней с недоверчивым выражением лица, словно он не мог поверить, что в такой момент, она могла бормотать о чем-то другом.
– Если я и сердит, так это потому, что я полностью не ожидал появления твоей последней колонки, как и все остальные.
Она кивнула, немного пожевала нижнюю губу, и сказала:
– Я прошу прощение за это. Ты, конечно, имел право знать об этом заранее. Но как я могла тебе сказать? Ты бы попытался остановить меня.
– Совершенно точно.
Они находились всего в паре домов от дома Номер Пять. Если Пенелопа хотела у него спросить еще что-нибудь, ей следовало делать это быстрее.
– Ты уверен, - начала она, затем оборвала себя, словно неуверенная в том, что она хотела спросить.
– Я уверен в чем?
Она несильно покачала головой.
– Ни в чем, так ерунда.
– Очевидно, это все-таки не ерунда.
– Я просто задавалась вопросом…, - она посмотрела в сторону, словно Лондонский городской пейзаж мог дать ей необходимую храбрость для продолжения. - Я просто задавалась вопросом…
– Давай, выкладывай, Пенелопа!
Это было так непохоже на него, слишком кратко и нетерпеливо, что его тон подтолкнул ее к действию.
– Я просто задавалась вопросом, - проговорила она, - Что, возможно, твоя неловкость моей…э-э…
– Тайной жизнью, - подсказал он ей, медленно растягивая слова.
– Если тебе так хочется, можешь называть это так, - согласилась она, - Я думаю, возможно, твоя неловкость, не происходит полностью от твоего желания защитить мою репутацию, если откроется кто я такая.
– Что, только точно, - спросил он, очень четко выговаривая слова, - ты подразумеваешь под этим?
Она уже говорила сама себе: Их брак должен быть основан на честности.
– Я думаю, ты стыдишься меня.
Он уставился на нее в течение долгих нескольких секунд, прежде чем ответить:
– Я не стыжусь тебя. Я тебе уже говорил, что я не стыжусь тебя.
– Что, тогда?
Шаги Колина замедлились, и прежде чем он сам осознал, что он делает, он остановился перед домом номер три на Брутон-стрит. Дом его матери был всего лишь двумя домами дальше, и он был уверен, что их ожидали к чаю, еще пять минут тому назад, и…
И он не мог заставить свои ноги двигаться.
– Я не стыжусь тебя, - сказал он, главным образом потому, что он не мог заставить себя сказать ей правду - что он, на самом деле, просто завидует ей.
Это было такое неприятное чувство и такая неприятная эмоция. Это разъедало его изнутри, создавая неопределенное чувство стыда, каждый раз, когда он слышал упоминание о леди Уислдаун, что, учитывая, что она была главной лондонской сплетней, случалось не менее десяти раз в день.
И он совершенно не был уверен, что же ему делать с этим.
Его сестра Дафна, как-то сказала, что он, кажется, всегда знает, что следует сказать, и как найти с другим человеком общий язык. Он думал об этом в течение нескольких дней, после того, как она это сказала, и пришел к заключению, что его способность других людей заставлять чувствовать себя хорошо и непринужденно, зависит, прежде всего, от того, чувствует ли он сам себя хорошо и непринужденно.
Он был мужчиной, который всегда чувствовал себя непринужденно в любой ситуации. Он не знал, почему он был наделен такой способностью - возможно от хороших родителей, возможно, это просто была удача.
Но сейчас он чувствовал собственную неуклюжесть и неловкость буквально на каждом углу, и это влияло на всю его жизнь. Он огрызался на Пенелопу, он почти не разговаривал на приемах.
Все это происходило из-за отвратительной зависти, и сопутствующего ей стыда.
Или не так?
Завидовал бы он Пенелопе, если бы во всей его жизни не было постоянной удачи?
Это был очень интересный психологический, а точнее риторический вопрос. Или, по крайней мере, мог бы быть, если речь шла бы не о нем.
– Моя мать ждет нас, - кратко сказал он, зная, что он избегает отвечать на ее вопрос, и ненавидит себя за это, но не способный ни на что другое. - И твоя мать тоже там, так что лучше не опаздывать.
– Мы уже опоздали, - указала она.
Он схватил ее за руку и потащил к дому Номер Пять.
– Тем более, меньше причин терять попусту время.
– Ты избегаешь меня, - сказала она.
– Как я могу избегать тебя, когда прямо здесь, у меня по правую руку.
Она мрачно на него посмотрела.
– Ты избегаешь отвечать на мой вопрос.
– Мы обсудим это позже, - сказал он, - Когда не будем стоять посередине Брутон-стрит, и только небеса знают, сколько народу сейчас смотрят на нас через окна.
И затем, чтобы продемонстрировать, что не собирается слушать дальнейшие протесты, он положил руку чуть пониже ее спины и подтолкнул не-слишком-нежно к двери дома Номер Пять.



***



Неделю спустя, ничего не изменилось, размышляла Пенелопа, ну кроме ее фамилии.
Свадьба была волшебной. Она была довольно небольшой, что взбудоражило Лондонское общество, поскольку все хотели на ней побывать.
И свадебная ночь - ну, в общем, она тоже была волшебной.
И, фактически, брак оказался тоже волшебный. Колин оказался чудесным мужем - любящим, нежным, внимательным…
Кроме тех случаев, когда заходил вопрос о леди Уислдаун.
Тогда он становился…ну, Пенелопа, не совсем была уверена, кем же он становился, кроме того факта, что он становился не собой. Исчезала его легкая любезность, бойкая речь, все то чудесное, что делало его мужчиной, которого она любила.
В каком- то смысле, это было довольно забавно. Так долго, все ее мечты вращались лишь вокруг брака с этим человеком. Иногда в ее совершенные мечты, вторгались мысли о том, как она открывает ему о своей тайной жизни. Какие они были?
В мечтах Пенелопы, ее брак с Колином был совершенным союзом, что означало полную открытость и честность с друг другом. В ее мечтах она садилась рядом с ним, и застенчиво открывала ему свою тайну. Он реагировал, сначала неверя в это, затем чувствовал восхищение и гордость за нее. Какой замечательной она была, умудряясь дурачить весь Лондон многие годы. Какой остроумной, умудряясь написать такие забавные колонки.
Он восхищался ее изобретательности, хвалил ее за успех. В некоторых мечтах, он даже предлагал ей стать ее собственным тайным репортером.
Ее тайная жизнь, казалась, была такой вещью, знанием о которой он бы наслаждался, таким сортом забавы, который он бы смаковал, и смеялся бы вместе с ней.
Но все вышло совсем по-другому.
Он ни раз говорил ей, что не стыдится ее, и даже возможно, он думал, что это правда, но она не могла заставить себя поверить ему. Она видела его лицо, когда он клялся, что все что он хочет, это лишь защитить ее.
Но эта защита была яростная и жестокая, и когда Колин говорил о леди Уислдаун, его глаза закрывались, а веки подрагивали.
Она пыталась не обращать внимание на такое сильное разочарование. Она пыталась сказать себе, она не имела никакого права ожидать, что Колин будет полностью соответствовать ее мечтам, что ее представление о нем было чересчур идеализировано, но…
Но она хотела, чтобы он был мужчиной, о котором она мечтала.
И она чувствовала свою вину в каждой острой боли разочарования. Это был Колин! Господи, это был Колин. Колин, который был так близок к совершенству, о чем любому другому человеку остается лишь мечтать. Она не имела никакого права придираться к нему, но все же…
И все же она придиралась.
Она хотела, чтобы он гордился ею. Она хотела этого больше, чем всего остального, что есть в мире. Она хотела этого даже больше, чем хотела его все те многие годы, когда украдкой наблюдала за ним издалека.
Но она боготворила свой брак, и даже, несмотря на некоторые неловкие моменты, она боготворила своего мужа. Так что она прекратила упоминать о леди Уислдаун. Она устала от возникающего при этом скрытного выражения лица Колина, словно он надевал маску. Она не хотела видеть его напрягшийся в неудовольствие рот.
Не то, чтобы она сумела все время избегать упоминания о леди Уислдаун; любой выход в свет, казалось, приносил упоминание о ее “альтер эго”. Но, по крайней мере, она могла избегать упоминания о ней в своем доме.
Итак, они сидели утром за завтраком, дружелюбно болтали, поскольку каждый из них уже просмотрел утреннюю газету, когда она решила поговорить о другом:
– Как ты думаешь, может нам стоит отправиться в свадебное путешествие? - спросила она, щедро намазывая малиновым джемом свою сдобную булочку.
Ей, возможно, не следовало так много есть, но джем был такой вкусный, и, кроме того, она всегда много ела, когда тревожилась. Она нахмурилась, сначала из-за сдобы, затем непонятно из-за чего. Она никак не могла понять из-за чего, она так сильно встревожилась. Она подумала, что, может быть это из-за размышлений о леди Уислдаун, и ей следует прекратить о ней думать.
– Возможно, немного позже, в этом году, - ответил Колин, беря джем, как только она закончила намазывать им свою сдобу, - Ты не передашь, мне тосты?
Она молча сделала это.
Он посмотрел, то ли на нее, то ли на тарелку с копченым лососем - она до конца не была уверена.
– Ты выглядишь довольно разочарованной, - сказал он.
Она подумала, что ей должно польстить, раз он все-таки поставил ее выше копченого лосося. Или может быть, он все же смотрел на тарелку с лососем, а она просто помешала. Скорее всего, последнее. Было очень трудно бороться с копченым лососем за внимание Колина.
– Пенелопа? - поинтересовался он.
Она заморгала.
– Ты выглядишь довольно разочарованной? - напомнил он ей
– Ох… Да. Ну, Я… Я, полагаю, - она неуверенно ему улыбнулась. - Я никогда нигде не была, а ты был везде. Я предполагала, я думала, что ты мог бы меня взять куда-нибудь, туда, где тебе больше всего понравилось. Может быть, в Грецию. Или в Италию. Я всегда хотела увидеть Италию.
– Тебе бы она понравилась, - встревожено пробормотал он, его внимание было больше частью сосредоточено на яйцах, он решал, сколько же ему их следует съесть. - Особенно, Венеция.
– Тогда почему ты не берешь меня туда?
– Я возьму, - проговорил он, отрезая кусочек бекона, и отправляя его в рот.
– Только почему-то не прямо сейчас.
Пенелопа облизнула капельку джема, оставшуюся на кусочке ее сдобы, и попыталась не выглядеть столь удрученно.
– Если ты хочешь знать, - сказала Колин со вздохом, - Причина, по которой, я не могу отправиться с тобой в свадебное путешествие это… - он посмотрел на открытую дверь, его губы раздражительно сжались, - Я не могу говорить здесь об этом.
Глаза Пенелопы широко открылись.
– Ты имеешь в виду… - она нарисовала большую букву “У” на скатерти.
– Совершенно точно.
Она удивленно уставилась на него, пораженная тем, что он сам поднял эту тему, и даже больше - он, казалось, не выглядел ужасно расстроенным из-за этого.
– Но почему? - в конце концов, спросила она.
– Если тайна выйдет наружу, - уклончиво сказал он, словно все их слуги только и делали, что подслушивали, - Я должен быть в городе, чтобы контролировать нанесенный ущерб.
Пенелопа покачнулась на стуле. Упоминание об ущербе совсем не было приятным. Это было то, что он только что сделал. Ну, хорошо, косвенно, по крайней мере. Она уставилась на свою сдобу, пытаясь решить, хочется ли ей все еще есть.
Есть ей совсем не хотелось. Но, тем не менее, она все же съела.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Романтическая история мистера Бриджертона - Куин Джулия



роман замечательный добрыймвеселый остроумный,продолжение романа "предложение джентельмена",но у меня такой период когда хочется больше страсти и все такое в этом плане роман показался мне скучноватым
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин Джулияася
3.08.2012, 15.19





согласна, не хватает накала страстей) один раз почитать вполне можно
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин ДжулияЮлек
4.02.2013, 22.32





Оооооо, Госпадя! Тоска зеленая, просто сдохнуть можно. rnУ меня рот болел зевать.
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин ДжулияБяка-Кусяка
14.02.2014, 7.15





Роман хороший,но в чего-то не хватает! Не ожидала такого поворота сюжета,что даже перехотелось дочитывать роман!
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин ДжулияОльга
22.07.2014, 20.19





Ne ochen, a zal'. Vsa serija( osgalnie knigi ) namnogo intersnej.
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин Джулияnata
2.11.2014, 22.41





Скучный роман. Нет захватывающей интриги. Подумаешь как интересно, кто пишет светскую хронику. Да хоть бы кто. Что из от этого произойдет интересного в жизни. Видно автора покинула фантазия, как ей женить всех многочисленных братьев Бриджертонов. Слишком их много.
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин ДжулияВ.З.,67л.
2.03.2015, 9.12





Этот роман в другом переводе называется "Где властвует любовь". Не знаю, кому как, но мне интрига с разоблачением леди Уислдаун показалась достаточно интересной, чтобы прочесть, а через год - и перечесть эту книжицу. Многогранные характеры, вполне мотивированные поступки героев, отсутствие надуманных и притянутых за уши проблем вроде незаконного рождения, мутного прошлого, убийств, гувернантского прозябания и прочего нытья. Не затянуто, зато очень-очень остроумно (честно признаюсь, я редко имела возможность насладиться таким чувством юмора, какое проявляет автор в этом романе). Если кто-то ищет страсти и эротики - вам не сюда: всего лишь одна постельная сцена, и та достаточно сдержанная. Но такой подход к изображению чувств я считаю единственно верным, и в нем нахожу очередной плюс! Короче говоря, добротная и не пустая книжка )))
Романтическая история мистера Бриджертона - Куин ДжулияЛилу
6.03.2015, 14.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100