Читать онлайн На пути к свадьбе, автора - Куин Джулия, Раздел - Глава 24, в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На пути к свадьбе - Куин Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На пути к свадьбе - Куин Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На пути к свадьбе - Куин Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Куин Джулия

На пути к свадьбе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24,

в которой наш герой оставляет нашу героиню в неудобном положении
– Ты привязываешь меня к трубе? В ватерклозете?
– Прости, – извинился Грегори. Он мастерски связывал в узел два конца шарфа, и Люси заподозрила, что он делает это не в первый раз. – Я же не мог оставить тебя в твоей комнате. Там тебя стали бы искать в первую очередь. – Он потуже затянул узел и, подергав, проверил его на прочность. – Ведь и я заглянул туда первым делом.
– А в ватерклозете?
– Это же третий этаж, – пояснил он. – Пройдут часы, прежде чем тебя найдут здесь.
Люси стиснула зубы, тщетно пытаясь унять бушевавший в ней гнев.
Он связал ей руки. За спиной.
Она и не представляла, что на кого-то можно так рассердиться.
Ее гнев был не просто проявлением чувств – он сочился буквально из каждой поры. Все тело горело, то и дело где-то покалывало. Понимая, что к добру это не приведет, она все же время от времени пыталась оторвать руки от трубы, скрежетала зубами и что-то сердито бормотала, когда это не удавалось.
– Пожалуйста, не старайся освободиться, – предупредил Грегори, целуя ее в макушку. – Все равно не получится, а руки раздерешь. – Подняв голову, он внимательно оглядел трубы. – Или вырвешь трубу – сомневаюсь, что последствия будут приятными.
– Грегори, ты должен отпустить меня.
Он наклонился так, чтобы их лица оказались на одном уровне.
– Не могу, – сказал он. – До тех пор, пока у нас еще есть шанс быть вместе.
– Пожалуйста, – взмолилась Люси. – Это же полное сумасшествие. Ты должен вернуть меня. Ты меня погубишь.
– Я женюсь на тебе, – заявил он.
– Я уже замужем.
– Не совсем, – с ехидной усмешкой напомнил он.
– Я дала клятву.
– Но брак еще не осуществился. Ты еще можешь аннулировать его.
– Дело не в этом! – закричала Люси, тщетно пытаясь высвободиться. Грегори выпрямился и направился к двери. – Ты не знаешь ситуации, ты эгоист, который ставит собственные нужды и собственное счастье выше нужд и счастья других!
Эти слова заставили его остановиться. Он уже успел взяться за дверную ручку, но повернулся и посмотрел Люси в глаза.
– Значит, ты счастлива? – спросил он. Тихо и с такой нежностью, что Люси захотелось плакать.
– Нет, – прошептала она, – но...
– В жизни не видел такой грустной невесты.
Люси в изнеможении прикрыла глаза. Он сказал то же самое, что и Гермиона, и это действительно было правдой. Даже сейчас при взгляде на него у нее начинает учащенно биться сердце.
Потому что она любит его.
И будет любить всегда.
А еще она ненавидит его за то, что он заставил ее желать то, что ей не суждено иметь. Она ненавидит его за любовь к ней, настолько сильную, что он готов рисковать всем ради нее. И больше всего она ненавидит его за то, что он превратил ее в орудие разрушения ее семьи.
До знакомства с Грегори Ричард и Гермиона были единственными на свете, кем она действительно дорожила. А теперь этих людей ждет гибель, им уготована более страшная мука, чем та, что принесла бы ей жизнь с Хейзелби.
Грегори думает, что здесь ее найдут только через несколько часов. Но он ошибается. Ее не найдут и через несколько дней. Ей уже и не вспомнить, когда кто-либо в последний раз поднимался сюда. Раньше здесь располагалась ванная для няни, но в Феннсуорт-Хаусе уже целую вечность не было постоянно проживающей няни.
Когда ее отсутствие будет замечено, сначала проверят ее спальню. Потом примут вполне разумное решение и станут искать в библиотеке, гостиной, ванных, которыми пользовались гораздо чаще, чем раз в десятилетие...
А потом, когда ее не найдут, все начнут думать, что она сбежала, но затем вспомнят, что случилось в церкви, и придут к единодушному мнению, что она исчезла не по собственной воле.
И вот тогда наступит ее гибель. И гибель всех остальных.
– Это не вопрос моего счастья, – наконец тихим, дрожащим голосом проговорила Люси. – Грегори, умоляю тебя, пожалуйста, не делай этого. Это нечестно по отношению ко мне. Моя семья... Это погубит нас.
Грегори вернулся к ней и сел рядом. И попросил:
– Так расскажи мне.
И Люси все рассказала. Потому что поняла, что иначе он не отступится.
Она рассказала ему все. И об отце, и о письменных свидетельствах его предательства. Она рассказала ему о шантаже. Она рассказала, что является окончательной выплатой и единственным средством, которое поможет брату сохранить титул.
Рассказывая все это, Люси смотрела прямо вперед, и Грегори был благодарен ей за это. Потому что все рассказанное ею потрясло его до глубины души.
Весь день он пытался понять, что за ужасная тайна вынудила Люси выйти за Хейзелби. Он дважды пересек центр Лондона, сначала, когда бежал в церковь, а потом, когда шел сюда. У него было достаточно времени на размышления и на предположения. Но ни разу – ни разу! – ему в голову не могло прийти нечто подобное.
– Теперь ты видишь, – добавила Люси, – что дело не во внебрачном ребенке, не в связи на стороне. Если бы все оказалось именно в этом, было бы значительно проще. Мой отец – граф королевства – совершил предательство. Пре-да-тель-ство.
И тут Люси рассмеялась. Именно рассмеялась.
Так, как смеются люди, когда им хочется плакать.
Она повернулась к Грегори в ожидании реакции, но никакой реакции не последовало.
Предательство. Господи, он даже подумать не мог, что все так плохо. Есть много – великое множество – поступков, за которые человека изгоняют из общества, но ни один из них не считается столь же вопиющим преступлением, как предательство. В Британии не осталось семей, которые не потеряли бы близких в войне с Наполеоном. Раны еще свежи, а даже если бы они и зажили...
Все равно предательство остается предательством.
Если правда об отце Люси станет известна, графство Феннсуорт прекратит свое существование. Брат Люси будет лишен титула, и им с Гермионой скорее всего придется эмигрировать.
А Люси придется...
Люси, вероятно, переживет скандал, даже если станет Бриджертон, но она никогда не простит себя. В этом Грегори не сомневался.
Наконец-то он понял ее.
Он посмотрел на нее. Она была бледна, кулаки судорожно стиснуты.
– Моя семья всегда была добропорядочной и правильной, – сказала она. – Абернети всегда, с первого графа, которому пожаловали титул в пятнадцатом веке, хранили верность короне. А отец опозорил нас всех. Я не могу допустить, чтобы все открылось. Не могу. – Помолчав, она грустно добавила: – Ты бы видел свое лицо. Теперь я и тебе противна.
– Нет, – возразил Грегори. – Нет. Это неправда. Такое никогда не случится.
Он взял ее руки в свои и сжал их.
– Прости меня, – проговорил он. – Мне потребовалось слишком много времени, чтобы прийти в себя. Я и помыслить не мог о предательстве.
Люси покачала головой.
– Конечно, не мог.
– Но это не изменило моих чувств. – Он сжал ее лицо ладонями. Ему ужасно хотелось поцеловать ее, но он не мог преодолеть себя.
Пока.
– То, что совершил твой отец... Это предосудительно... Но ты – ты, Люси, – ты-то невиновна. Ты не сделала ничего плохого и не должна расплачиваться за его грехи.
– И мой брат тоже не должен, – напомнила ему Люси. – Но если я не осуществлю брак с Хейзелби, Ричард...
– Ш-ш-ш... – Грегори приложил палец к ее губам. – Выслушай меня. Я люблю тебя.
Ее глаза наполнились слезами.
– Я люблю тебя, – повторил он. – Ничто в этой жизни или в последующей не заставит меня разлюбить тебя.
По ее щекам потекли слезы.
Грегори вытер их большими пальцами.
– Я в жизни не встречал более прекрасного человека, чем ты, – сказал он. – Более достойного. Ты заставляешь меня смеяться. И думать. И я... – Он сделал глубокий вдох. – Я люблю тебя. – И снова: – Я люблю тебя.
Он в полном отчаянии пожал плечами.
Люси вывернулась из его ладоней и отвернулась. Грегори опустил руки. Он не видел ее лица, но слышал, как тихо и прерывисто она дышит, то и дело всхлипывая.
– Я люблю тебя, – не глядя на него, наконец проговорила она. – Ты знаешь, что люблю. Я не хочу унижать нас обоих ложью. Если бы дело касалось только меня, я сделала бы все – абсолютно все – ради нашей любви. Я не побоялась бы бедности, позора. Я переехала бы в Америку или даже в дикую Африку, если бы это потребовалось для того, чтобы быть рядом с тобой. – Она тяжело вздохнула. – Но я не могу стать эгоисткой и разрушить жизнь двум людям, которые всегда искренне любили меня.
– Люси...
– Не надо, Грегори. Пожалуйста. Прости меня. Я не могу. Если ты действительно очень любишь меня, ты сейчас отнесешь меня обратно, пока лорд Давенпорт не обнаружил мое исчезновение.
Грегори сжал кулаки, потом разжал их и растопырил пальцы. Он знал, что ему следует сделать. Ему следует освободить ее и отпустить вниз, к гостям. Ему следует выбраться из дома через вход для слуг и дать клятву никогда не приближаться к Люси.
Однако он не может сдаться.
– Дай мне час, – сказал он. – Дай мне всего один час.
Люси удивленно посмотрела на него, и ему показалось, что в ее глазах промелькнула – на мгновение – надежда.
– Один час? – спросила она. – Ты думаешь, за час...
– Не знаю, – честно признался он. – Обещаю тебе одно: если за час я не найду способ избавить тебя от шантажа, я вернусь. И освобожу тебя.
– И вернешь меня Хейзелби? – прошептала Люси, и в ее голосе послышалось...
Неужели в нем послышалось разочарование?
– Да, – ответил Грегори.
Иного ответа он дать не мог.
– Никому не будет вреда, если ты еще час не появишься внизу, – сказал он. – Ты просто объяснишь всем, что переутомилась. И захотела вздремнуть. Уверен, Гермиона подтвердит твою историю, если ты ее об этом попросишь.
Люси кивнула.
– Ты развяжешь меня?
Грегори едва заметно покачал головой и встал.
– Люси, я доверил бы тебе свою жизнь, а вот твою – не могу. Ты слишком честная и тем самым можешь навредить себе.
– Грегори!
Он пожал плечами и пошел к двери.
– Угрызения совести одержат в тебе верх. Ты и сама это знаешь.
– А если я пообещаю...
– Прости. – Он примирительно улыбнулся. – Я тебе не поверю.
Грегори остановился и бросил на нее последний взгляд. Он улыбался, что было довольно странно, если учесть, что ему предстояло за час нейтрализовать шантажиста, терзавшего ее семью, и освободить ее саму от брачных уз. Причем во время торжественного приема по случаю свадьбы.
Проще было бы поставить весь мир с ног на голову.
Замерев на мгновение, Грегори набрал в грудь побольше воздуха и поспешил к лестнице. Ему требуется нечто большее, чем удача, – ему нужно чудо.
Первым делом Грегори заскочил в спальню Люси на втором этаже. Естественно, он не мог вальяжно войти в бальный зал и попросить одного из гостей об аудиенции. Однако он рассчитывал на то, что кто-нибудь заметит отсутствие Люси и пойдет ее искать. И надеялся, что этим человеком окажется тот, кто сочувствует ей, кого по-настоящему заботит ее счастье.
Надо бы придумать, как, не привлекая внимания, переговорить с ее братом... или, возможно, с Хейзелби.
Грегори взялся за ручку и дернул, однако дверь почему-то поддалась слишком легко. Дальше все произошло одновременно: раздался тихий женский крик, и к нему в объятия влетело женское тело.
– Вы!
– Вы! – воскликнул он. – Слава Богу!
Это была Гермиона. Именно тот человек, который, как было известно Грегори, ставил счастье Люси превыше всего.
– Что вы здесь делаете? – подозрительно прищурившись, осведомилась она.
Однако дверь за собой закрыла, что можно было расценить как добрый знак.
– Мне нужно было поговорить с Люси.
– Она замужем за Хейзелби.
Он помотал годовой:
– Брак еще не осуществился.
– Боже мой, – выдохнула Гермиона, – неужели вы и в самом деле...
– Я буду честен с вами, – оборвал ее Грегори. – Я не знаю, что мне делать, но моя главная задача – освободить ее.
Гермиона какое-то мгновение изумленно таращилась на него. А потом абсолютно непоследовательно заявила:
– Она любит вас.
– Она сама вам сказала?
– Нет, – ответила она. – Но это очевидно. Во всяком случае, сейчас, когда оглядываешься назад. – Она прошла в комнату и неожиданно обернулась. – Тогда почему она вышла за лорда Хейзелби? Я знаю, что она строго относится к соблюдению своих обязательств, однако она могла положить всему конец до сегодняшнего дня.
– Ее шантажируют, – мрачно проговорил Грегори.
Огромные глаза Гермионы стали еще больше.
– Чем?
– Не могу вам сказать.
К ее чести, она не стала тратить время на возражения. Пристально посмотрев Грегори в глаза, она деловито спросила:
– Чем я могу помочь?
Пять минут спустя Грегори уже находился в обществе и лорда Хейзелби, и брата Люси. Конечно, он предпочел бы решать вопрос без последнего – у Ричарда был такой вид, будто он с радостью отрубил бы Грегори голову, если бы не присутствие жены.
Которая цепко держала его за руку.
– Где Люси? – грозно осведомился Ричард.
– Она в безопасности, – ответил Грегори.
– Прошу меня простить, но ваши заверения меня не убедили, – заявил Ричард.
– Прекрати, Ричард, – вмешалась в разговор Гермиона и дернула мужа за руку. – Мистер Бриджертон не причинит ей вреда. Он отстаивает ее интересы.
– В самом деле? – пробурчал Ричард.
Гермиона многозначительно посмотрела на него, при этом Грегори впервые увидел на ее лице такое воодушевление.
– Он любит ее, – объявила она.
– Это так.
Все взгляды обратились на лорда Хейзелби, который стоял у двери и наблюдал за спорящими со странным весельем. Никто, казалось, не знал, что сказать на это.
– Сегодня утром он ясно дал это понять, – продолжил Хейзелби, проходя вперед и с удивительной грацией усаживаясь в кресло. – Разве вы не согласны?
– Гм... да, – ответил Ричард, и Грегори не стал осуждать его за неуверенный тон.
Хейзелби воспринимал происходящее чрезвычайно необычным образом. Спокойно. Так спокойно, что у Грегори участился пульс, – казалось, он непроизвольно стремится компенсировать замедленность реакции Хейзелби.
– Она любит меня, – сказал Грегори, за спиной сжимая руку в кулак, но не от ярости, а чтобы удержать себя на месте и не заметаться по комнате. – Сожалею, что вынужден говорить это, но...
– О, ничего страшного, – взмахом руки остановил его Хейзелби. – Я прекрасно осознаю, что она не любит меня. Что вообще-то к лучшему. Полагаю, все согласятся со мной.
Грегори не понял, ждут от него ответа или нет. Ричард покраснел как рак, а на лице Гермионы появилось сконфуженное выражение.
– Вы отпустите ее? – спросил Грегори. У него не было времени ходить вокруг да около.
– Как вы думаете, оказался бы я здесь и стал бы говорить об этом с тем же спокойствием, с каким обсуждают погоду, если бы не хотел этого?
– Гм... нет.
Хейзелби улыбнулся. Едва заметно.
– Мой отец будет недоволен. В обычных обстоятельствах это меня порадовало бы, но в настоящий момент это грозит нам кучей сложностей. Нам придется действовать осторожно.
– Разве Люси не следовало бы тоже быть здесь? – спросила Гермиона.
Взгляд Ричарда тут же стал грозным.
– Где моя сестра?
– Наверху, – коротко ответил Грегори.
Теперь поиски сужались всего лишь до тридцати помещений.
– Где наверху? – не унимался Ричард.
Однако Грегори проигнорировал его вопрос. Сейчас еще рано раскрывать местонахождение Люси.
Он повернулся к Хейзелби, который продолжал сидеть в кресле, закинув ногу на ногу. И изучал свои ногти.
Грегори готов был лезть на стену. Ну как этот идиот может спокойно сидеть и глазеть на свои ногти? Надо же, изучать свой маникюр в критический для обоих момент жизни!
– Вы отпустите ее? – мрачно спросил он.
Хейзелби поднял на него глаза и заморгал.
– Я же сказал, что отпущу.
– И при этом откроете ее тайну?
Этот вопрос полностью изменил поведение Хейзелби. Он весь подобрался, оживился, а его взгляд стал пристальным.
– Не имею ни малейшего представления, о чем вы говорите, – четко произнося каждое слово, заявил он.
– И я тоже, – сказал Ричард, делая шаг к Грегори.
– Ее шантажируют, – пояснил ему Грегори.
– Но не я, – поспешил заявить Хейзелби.
– Приношу свои извинения, – тихо проговорил Грегори. – Я не имел в виду вас.
– А я все гадал, почему она согласилась выйти за меня, – задумчиво произнес Хейзелби.
– Все устроил ее дядя, – вмешалась Гермиона. Когда все удивленно посмотрели на нее, она добавила: – Ну, вы же знаете Люси. Она не из тех, кто будет бунтовать. Она любит порядок.
– Как бы то ни было, – сказал Хейзелби, – у нее имелась отличная возможность выбраться из всего этого. – Помолчав, он склонил голову набок. – Это мой отец, не так ли?
Грегори кивнул, вернее, дернул головой в знак подтверждения.
– Что совсем неудивительно. Он горит желанием женить меня. Тогда... – Хейзелби сложил руки, потом сплел пальцы. – Так что мы будем делать? Вероятно, решим, что все это блеф?
– Так нельзя, – возразил ему Грегори.
– Ах, да ладно. Вряд ли все так уж плохо. Ну что такого могла совершить леди Люсинда?
– Мы действительно должны привести сюда Люсинду, – снова выразила свою идею Гермиона и, когда трое мужчин одновременно посмотрели на нее, добавила: – А вам понравилось бы, если бы ваша судьба решалась в ваше отсутствие?
Ричард вплотную подошел к Грегори.
– Рассказывайте, – потребовал он.
Грегори не стал делать вид, будто не понял его.
– Все действительно очень плохо.
– Рассказывайте.
– Дело в вашем отце, – тихо начал Грегори и рассказал все, что узнал от Люси.
– Она пошла на это ради нас! – ошеломленно прошептала Гермиона, когда Грегори закончил свой рассказ, повернулась к мужу и стиснула его руку. – Она пошла на это, чтобы спасти нас. О, Люси!
Ричард неистово замотал головой.
– Это неправда, – уверенно заявил он.
Пытаясь не выдать свою жалость, Грегори возразил:
– Есть доказательства.
– Вот как? И какие же?
– Люси говорит, что есть письменные доказательства.
– А она их видела? – спросил Ричард. – Она хоть знает, как определить, подложные они или настоящие?
Грегори тяжело вздохнул. Нельзя винить Ричарда за такую реакцию. Он сам отреагировал бы так же, если бы о его отце выяснились такие же страшные вещи.
– Люси не знает, – продолжал Ричард, качая головой. – Тогда она была слишком мала. Отец никогда так не поступил бы. Это немыслимо.
– Вы тоже были малы, – тихо напомнил ему Грегори.
– Я был уже достаточно взрослым, чтобы узнать своего отца, – парировал Ричард. – И он не был предателем. Кто-то обманул Люси.
Грегори обратился к Хейзелби:
– Ваш отец?
– Он не настолько хитер, – отвел подозрение тот. – Он с радостью пошел бы на шантаж, но использовал бы только правду, а не ложь. Он умен, но не изобретателен.
– Зато дядя изобретателен, – заявил Ричард.
Грегори понимал, что нужно спешить.
– Вы думаете, что он обманул Люси? – с надеждой в голосе спросил он.
– Он сказал ей единственное, что гарантировало ему, что она не разорвет помолвку, – с горечью сказал Ричард.
– Но зачем ему понадобилось, чтобы она выходила за лорда Хейзелби? – вдруг поинтересовалась Гермиона.
Все взглянули на Хейзелби.
– Не имею понятия, – ответил он.
– Вероятно, у него есть собственные тайны, – сделал вывод Грегори.
– Только не долги, – заметил Ричард.
– Брачное соглашение не сулит ему никаких финансовых выгод, – сказал Хейзелби. – Пусть я и позволил отцу выбрать мне жену, – пояснил он, – но я не собирался жениться, не прочитав контракт.
– Значит, тайны, – пробормотал Грегори.
– Возможно, общие тайны с лордом Давенпортом, – предположила Гермиона и повернулась к Хейзелби: – Простите меня.
Тот отмахнулся от нее:
– Да не беспокойтесь вы об этом.
– Так что нам теперь делать? – спросил Ричард.
Привести Люси, – тут же последовал ответ Гермионы.
Грегори согласно кивнул:
– Она права.
– Нет, – возразил Хейзелби, вставая. – Нам нужен мой отец.
– Ваш отец? – удивился Ричард. – Вряд ли он отнесется к нашей затее благожелательно.
– Вполне вероятно. Не побоюсь сказать, что он становится невыносимым для собеседника уже через три минуты общения. Зато у него могут быть ответы. К тому же, несмотря на свой вспыльчивый характер, он практически безвреден.
– Практически? – уточнила Гермиона.
Хейзелби задумался на мгновение.
– Практически.
– Нам надо действовать, – сказал Грегори. – Итак. Хейзелби, вы с Феннсуортом разыщете вашего отца и допросите его с пристрастием. Попытайтесь выяснить правду. Леди Феннсуорт и я отправимся за Люси и приведем ее сюда, и леди Феннсуорт останется здесь с ней. – Он обратился к Ричарду: – Прошу простить за то, что распределил роли именно так, но мне нужна ваша жена, чтобы защитить репутацию Люси, если нас вдруг обнаружат. Она отсутствует уже почти час. Наверняка кто-то уже заметил это.
Ричард сухо кивнул ему, но было ясно, что ситуация его не устраивает. Однако он осознавал, что выбора у него нет. Понятия о чести требовали, чтобы именно он задал главный вопрос лорду Давенпорту.
– Отлично, – заключил Грегори. – Договорились. Я присоединюсь к вам обоим...
Он замолчал. Он совсем не знал планировку дома, изо всех помещений ему были знакомы только спальня Люси да туалетная комната наверху.
– Ждите нас в библиотеке, – дал указание Ричард. – Она на первом этаже, выходит на восток. – Он шагнул к двери, затем обернулся и сказал Грегори: – Стойте здесь. Я сейчас вернусь.
Мрачного выражения, появившегося на лице Ричарда, оказалось достаточно, чтобы удержать на месте сгоравшего от нетерпения Грегори. И действительно, брат Люси вернулся меньше чем через минуту и принес с собой два пистолета.
И протянул один из них Грегори.
Господь всемогущий!
– Оружие может понадобиться, – угрюмо проговорил Ричард.
– Не приведи Господь, – тихо произнес Грегори.
– Прошу прощения, вы что-то сказали?
Грегори покачал головой.
– Тогда успеха. – Ричард кивнул Хейзелби, и они поспешно покинули комнату.
Грегори повернулся к Гермионе.
– Пойдемте и мы, – сказал он и повел ее в направлении, противоположном тому, куда ушли Ричард и Хейзелби. – И постарайтесь судить меня не очень строго, когда поймете, куда я вас веду.
До его ушей донесся тихий смешок.
– Почему-то мне кажется, – проговорила Гермиона, поднимаясь вслед за ним по лестнице, – что если я и буду судить вас, то присужу звание самого хитрого.
– Я не очень верил в то, что она никуда не сбежит, – признался Грегори, шагая через две ступеньки. Когда они добрались до площадки, он оглянулся на Гермиону. – Конечно, я поступил жестоко, но мне ничего не оставалось. Мне нужно было выиграть время.
– Так куда же мы идем?
– В ванную для кормилицы, – честно ответил Грегори. – Я привязал ее к трубам.
– Вы привязали ее к... О Боже, не терпится взглянуть на это.
Однако когда они открыли дверь в крохотную ванную, Люси там не было.
И все указывало на то, что она покинула помещение не по собственной воле.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На пути к свадьбе - Куин Джулия



ну...среднячок
На пути к свадьбе - Куин ДжулияЕлена
6.05.2012, 22.17





Хороший роман. Читать можна.
На пути к свадьбе - Куин ДжулияРоксалана
1.09.2012, 15.25





Нудновато, хотя без вредителей - кузенов. Согласна! Середнячок.
На пути к свадьбе - Куин ДжулияВ.З.,64г.
20.12.2012, 13.23





Читать можно, последние две главы прочитала на одном дыхании.
На пути к свадьбе - Куин ДжулияМария
23.01.2013, 16.16





Ставлю 10 за 9-х детей)
На пути к свадьбе - Куин ДжулияДи.
25.03.2013, 15.22





Не понравилось. Странно влюбчивые герои, дурацкая свадьба и куча детей.
На пути к свадьбе - Куин ДжулияКэт
29.08.2013, 9.57





А по-моему забавно) В целом согла роман не блещет оригинальностью и все же есть в нем что-то милое) Так что я довольна прочтением) Спасибо автору)
На пути к свадьбе - Куин ДжулияAHXEH
7.02.2014, 13.35





С каждым романом данной серии все хуже и хуже. Героиня не понравилась, герой тоже непонятно что. Короче разочарование
На пути к свадьбе - Куин ДжулияЛюдмила
28.01.2016, 21.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100