Читать онлайн На пути к свадьбе, автора - Куин Джулия, Раздел - Глава 17, в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На пути к свадьбе - Куин Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На пути к свадьбе - Куин Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На пути к свадьбе - Куин Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Куин Джулия

На пути к свадьбе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17,

в которой сестра нашего героя дает толчок событиям
Это было райским блаженством.
Без ангелов, без святого Петра и сверкающих клавесинов. Райским блаженством был сам танец с возлюбленной. И так как этой самой возлюбленной предстояло через неделю выйти замуж за совершенно другого мужчину, тот, кто вел ее в танце, вынужден был цепляться за райское блаженство обеими руками.
Образно говоря.
Люси улыбалась, исполняя танцевальные па. У Грегори взыграло воображение. Что сказали бы люди, если бы она сейчас бросилась вперед и обхватила бы его обеими руками?
И не отпустила бы.
Большинство решило бы, что она помешалась. А единицы сказали бы, что она влюбилась. Проницательные увидели бы в ее поступке и то и другое.
– О чем вы думаете? – спросил Грегори. Он смотрел на нее... по-другому.
Люси отвернулась на мгновение, потом подняла на него глаза. Она чувствовала себя дерзкой, почти волшебницей.
– Вам так интересно это знать?
Грегори танцевальным шагом обошел даму слева от себя и вернулся на свое место.
– Да, очень, – ответил он, усмехаясь.
Но Люси лишь покачала головой. В настоящий момент ей хотелось думать, что она – кто-то другой. Некто, чья жизнь не так сильно ограничена правилами. Некто более импульсивный.
Ей не хотелось оставаться прежней Люси. Во всяком случае, сегодня. Ее уже тошнит от необходимости что-то планировать, кого-то успокаивать, тщательно обдумывать и предвидеть все возможные последствия, прежде чем что-то сказать.
«Если я поступлю так, то случится это, а если сяк, то произойдет то, и то, и еще многое другое, что приведет к абсолютно иному результату, а это, в свою очередь, выльется...»
Этого достаточно, чтобы у любого на ее месте голова пошла кругом. Этого достаточно, чтобы она чувствовала себя скованной по рукам и ногам, неспособной управлять собственной жизнью.
Но только не сегодня. Сегодня каким-то чудом – а чудо это зовется герцогиней Хастингс или, возможно, вдовствующей виконтессой леди Бриджертон, Люси точно не знала, – она оказалась на роскошном балу, причем одетой в элегантное платье из зеленого шелка.
И танцует с мужчиной, которого – а вот это Люси знала наверняка – она будет любить до конца дней своих.
– Вы выглядите по-другому, – сказал Грегори.
– Я и чувствую себя по-другому.
Люси дотронулась до его руки, когда они сошлись в танце. Его рука сжала ее пальцы. Люси подняла глаза и обнаружила, что он, не отрываясь, смотрит на нее. Его взгляд был теплым и настойчивым, и он смотрел на нее так же...
Господи, он смотрит на нее так же, как на Гермиону!
Люси затрепетала.
Они снова сошлись, но на этот раз Грегори приблизился к ней чуть больше, чем следовало, и сказал:
– Я тоже чувствую себя по-другому.
Люси подняла голову, но Грегори уже повернулся к ней спиной. Как по-другому? Почему? Что он имеет в виду?
Люси обошла господина слева от себя и двинулась к Грегори.
– Вы рады, что приехали на бал? – тихо спросил он.
Она лишь кивнула, так как они были слишком далеко друг от друга, чтобы отвечать вслух.
Когда же они снова сошлись, он прошептал:
– И я тоже.
Они вернулись на свои места и замерли, пока танец вела другая пара. Люси смотрела на Грегори. И в его глаза.
Его взгляд был прикован к ее лицу.
Даже в мерцающем свете сотен свечей и факелов, освещавших бальный зал, она видела, как блестят его глаза. И как он смотрит на нее – гордым и горячим взглядом собственника.
И этот взгляд вызывал у нее трепет.
И заставлял сомневаться в своей способности твердо стоять на ногах.
Тут музыка стихла, и Люси поняла, что некоторые навыки буквально въедаются в человека: она приседала в реверансе, улыбалась и кивала своей соседке так, будто этот танец совсем не изменил ее жизнь.
Грегори взял ее за руку и повел туда, где собрались дуэньи и поверх стаканов с лимонадом наблюдали за своими подопечными. Пока они шли, Грегори наклонился и прошептал Люси в самое ухо:
– Мне нужно поговорить с вами.
Люси подняла на него глаза.
– Наедине, – добавил он.
Девушка почувствовала, как он замедлил шаг, чтобы выиграть немного времени, прежде чем она вернется к тете Харриет.
– В чем дело? – всполошилась она. – Что-то неладно?
Грегори покачал головой.
– Теперь уже все ладно.
И Люси разрешила себе надеяться. Всего лишь немного. Ей было страшно думать, как разобьется ее сердце, если окажется, что она ошибается, но все же... Может, он любит ее? Может, он захочет жениться на ней? До ее свадьбы остается меньше недели, однако обеты еще не даны.
Может, еще есть шанс? Может, есть выход?
Она вглядывалась в лицо Грегори, ища ответы на свои вопросы, а потом попыталась выяснить, о чем он хочет поговорить. На это он лишь покачан головой и прошептал:
– В библиотеке. Вторая дверь от комнаты для отдыха дам. Встретимся там через полчаса.
– Вы сошли с ума?
Он улыбнулся.
– Немного.
– Грегори, я...
Он посмотрел на нее, и она замолчала. То, как именно он посмотрел на нее...
От этого у нее перехватило дух.
– Я не могу, – прошептала она. Что бы они ни испытывали друг к другу, она все еще обручена с другим. А если бы и не была обручена, их встреча наедине все равно привела бы к скандалу. – Я не могу оставаться с вами наедине. Вы же сами это знаете.
– Вы должны.
Она хотела покачать головой, но голова не поворачивалась.
– Люси, – повторил Грегори, – вы должны.
И она согласилась. Вероятно, это будет величайшей ошибкой ее жизни, но она не могла сказать «нет».
– Миссис Абернети, – громко произнес Грегори, поздоровавшись с тетей Харриет, – возвращаю вашим заботам леди Люсинду.
Тетя Харриет кивнула – хотя Люси подозревала, что она не поняла, что ей сказал Грегори, – и, обратившись к племяннице, пронзительным голосом произнесла:
– Я все терплю безропотно!
Грегори хмыкнул и заявил:
– Я должен потанцевать с другими.
– Конечно, – сказала Люси. Она плохо представляла, на какие уловки следует идти, чтобы выкроить время для недозволенной встречи. – О, вот там одна моя знакомая, – солгала она и, к своему облегчению, действительно увидела одну знакомую, которую знала по школе. Они не были близкими подругами, но довольно много общались, поэтому она имела все основания поздороваться с ней.
Люси уже собралась сделать шаг, когда услышала женский голос, окликнувший Грегори.
Она не разглядела, кто это, зато увидела реакцию Грегори. Он прикрыл глаза, а его лицо приняло страдальческое выражение.
– Грегори!
Голос приближался, и Люси, повернувшись влево, увидела молодую женщину. Это могла быть только одна из сестер Грегори. Вероятно, самая младшая – в противном случае можно было бы сделать вывод, что она отлично сохранилась.
– Полагаю, это леди Люсинда, – сказала женщина. Ее волосы, как отметила Люси, были такого же цвета, как у Грегори, – насыщенного каштанового с теплым оттенком. Однако глаза у нее были голубыми, а взгляд – острым и проницательным.
– Леди Люсинда, – проговорил Грегори тоном человека, вынужденного выполнять тяжелую и нудную работу, – позвольте представить вам мою сестру леди Сен-Клер.
– Гиацинта, – представилась женщина. – Отбросим прочь формальности. Уверена, мы станем близкими подругами. А теперь вы должны все рассказать мне о себе. А потом я хотела бы услышать о приеме, который Кейт и Энтони устроили в прошлом месяце. Мне очень хотелось поехать, но у нас были свои планы. Я слышала, там было ужасно интересно.
Ошарашенная налетевшим на нее вихрем в лице леди Сен-Клер, Люси вопросительно посмотрела на Грегори, но тот лишь пожал плечами и сказал:
– Это именно та, которую я так люблю мучить.
Гиацинта мгновенно повернулась к нему:
– Прошу прощения?
Грегори поклонился:
– Я должен идти.
Тут Гиацинта Бриджертон Сен-Клер совершила странный поступок. Прищурившись, она посмотрела на брата, потом на Люси и снова на брата. И снова на Люси. И опять оглядела их. А затем сказала:
– Вам понадобится моя помощь.
– Гиа... – начал было Грегори.
– Понадобится, – перебила его сестра. – Вы что-то задумали. И даже не думайте отрицать это.
Люси не верилось, что Гиацинта вычислила все это по одному поклону и одной фразе «Я должен идти».
– Я знаю, что ты что-то задумал, – обратилась Гиацинта к брату. – В противном случае ты не стал бы прилагать столько усилий к тому, чтобы она появилась на сегодняшнем вечере.
– Он просто оказал любезность, – попыталась возразить Люси.
– Глупости, – заявила Гиацинта, ободряюще похлопав ее по руке. – Он никогда на это не пошел бы.
– Это неправда, – покачала головой Люси.
Пусть кто-то и считает Грегори дьяволом во плоти, но в душе он добр и честен, и она не потерпит, чтобы кто-то – даже его сестра – утверждал обратное.
Гиацинта восхищенно оглядела ее и улыбнулась.
– Вы мне нравитесь, – медленно проговорила она. По ее виду можно было сделать вывод, что она пришла к этому заключению именно здесь и сейчас. – Вы, естественно, ошибаетесь, но все равно нравитесь мне. – Она повернулась к брату: – Она мне нравится.
– Да, ты уже не один раз сказала об этом.
– И вам нужна моя помощь.
Люси наблюдала, как брат и сестра переглядываются, и смысл их переглядываний был ей непонятен.
– Вам понадобится моя помощь, – тихо повторила Гиацинта. – Сегодня и потом тоже.
Грегори несколько мгновений пристально смотрел на сестру, а потом тихо, так, что Люси пришлось наклониться вперед, чтобы услышать его, сказал:
– Мне нужно поговорить с леди Люсиндой. Наедине.
Гиацинта улыбнулась. Едва заметно.
– Я могу это устроить.
У Люси возникло ощущение, что Гиацинта способна устроить что угодно.
– Когда? – уточнила та.
– Когда будет проще, – ответил Грегори.
Гиацинта оглядела зал – Люси не могла представить, как это может помочь в принятии решения.
– Через час, – объявила Гиацинта с уверенностью полководца. – Грегори, иди отсюда и занимайся тем, чем ты всегда занимаешься на подобных мероприятиях. Танцуй. Носи лимонад. Постарайся, чтобы тебя заметили с Уитфор – ее родители гоняются за тобой уже несколько месяцев.
– А вы, – продолжала Гиацинта, повернувшись к Люси, – останетесь со мной. Я представлю вас всем, с кем вам нужно познакомиться.
– А с кем мне нужно познакомиться? – поинтересовалась Люси.
– Еще не знаю. Вообще-то это не имеет значения.
Люси ошеломленно уставилась на нее.
– Ровно через пятьдесят пять минут, – заявила Гиацинта, – леди Люсинда порвет свое платье.
– Я порву?
– Я порву, – ответила Гиацинта. – Я специалист в таких делах.
– Ты намерена порвать ей платье? – с сомнением в голосе спросил Грегори. – Прямо здесь, в бальном зале?
– Не забивай себе голову деталями, – отмахнулась от него Гиацинта. – Иди и играй свою роль. Встретишься с ней в гардеробной Дафны через час.
– В спальне герцогини? – изумилась Люси. Нет, это невозможно.
– Для нас она Дафна, – заявила Гиацинта. – А теперь уходи отсюда.
Люси удивленно заморгала. Разве ей не было велено оставаться подле Гиацинты?
– Это относится к нему, – пояснила та.
И в этот момент Грегори совершил чрезвычайно странный поступок. Он взял Люси за руку. Прямо посреди зала, где любой мог увидеть, он взял руку Люси и поднес ее к губам.
– Оставляю вас в надежных руках, – сказал он, отступая на шаг и кланяясь, затем бросил предостерегающий взгляд на сестру и добавил: – Хотя в это трудно поверить.
И он пошел прочь, намереваясь поухаживать за какой-нибудь несчастной, которая не будет знать, что она всего лишь невинная пешка в грандиозном плане его сестры.
Люси, чувствовавшая себя немного утомленной общением с сестрой Грегори, перевела взгляд на Гиацинту. Та лучилась и улыбалась во весь рот.
– Отлично получилось, – сказала она. Для Люси ее слова прозвучали скорее как похвала самой себе. – Кстати, – продолжила она, – а зачем моему брату понадобилось поговорить с вами? Только не говорите, что не знаете, потому что я все равно не поверю.
Люси обдумала несколько вариантов ответа и наконец произнесла:
– Я не знаю.
Это было небольшой ложью, однако она не собиралась рассказывать о своих тайных надеждах и мечтах женщине, с которой познакомилась всего несколько минут назад, чьей бы сестрой она ни была.
И это решение наполнило ее ощущением правильности сделанного, будто она выиграла этот раунд.
– Серьезно? – Гиацинта смотрела на нее с подозрением.
– Серьезно.
Но это ни в коей мере не убедило Гиацинту.
– Гм, а вы умны. Надо отдать вам должное.
Люси сказала себе, что не позволит себя запугать.
– Знаете, – проговорила она, – я всегда считала себя организованным и энергичным человеком, но к вам, мне кажется, это относится еще в большей степени.
Гиацинта рассмеялась.
– О, я совсем не организованная. Но я энергичная. И мы отлично поладим. – Она взяла Люси под руку. – Как сестры.
В течение следующего часа Люси уяснила три вещи, касающиеся Гиацинты, леди Сен-Клер.
Первое: что она знает всех. И все обо всех.
Второе: что она является кладезем сведений о брате. Люси не задала ей ни единого вопроса, но к тому моменту, когда они покинули бальный зал, она знала, какой у Грегори любимый цвет (синий), какую еду он предпочитает (сыр, любого сорта) и что в детстве он шепелявил.
Люси также поняла, что нельзя недооценивать младшую сестру Грегори. Гиацинта не только разорвала ей платье, но исполнила это с такой виртуозностью и ловкостью, что об этом тут же узнали четыре человека. А чтобы не наносить ущерба скромности Люси, она ограничилась небольшим разрывом на подоле.
В общем, ее действия впечатляли.
– Я уже делала такое, – призналась Гиацинта, ведя Люси прочь из зала.
Люси это признание ничуть не удивило.
– Это полезный дар, – добавила Гиацинта абсолютно серьезно. – Вот, сюда.
Люси последовала за ней вверх по узкой лестнице.
– Существует очень мало предлогов, под которыми женщина может на время удалиться от исполнения социальных функций, – продолжала Гиацинта, демонстрируя потрясающую способность вцепляться в выбранную ей тему, как репей. – Это вынуждает нас использовать любое оружие, имеющееся в нашем арсенале.
Люси уже начинала верить в то, что всегда вела замкнутый образ жизни.
– Ну вот, мы на месте. – Гиацинта распахнула дверь. И заглянула внутрь. – Он еще не пришел. Значит, у меня есть время.
– На что?
– Чтобы залатать вам платье. Признаться, я забыла об этой детали, когда составляла план. Но я знаю, где у Дафны иголки.
Люси наблюдала за Гиацинтой, которая прошла к туалетному столику и открыла один из ящиков.
– Именно там, где я и предполагала, – с победной улыбкой объявила она. – Люблю ситуации, в которых я права. Это значительно облегчает жизнь. Вы согласны?
Люси кивнула.
– Почему вы мне помогаете?
Гиацинта посмотрела на нее как на полоумную.
– Вы же не можете вернуться в зал в рваном платье. Тем более после того, как мы всем раструбили, что идем его зашивать.
– Нет, я не об этом.
– О! – Гиацинта достала иголку и внимательно ее оглядела. – Эта подойдет. Как вы думаете, какого цвета выбрать нитку?
– Белую. И вы не ответили на мой вопрос.
Гиацинта отмотала нитку, оторвала ее и вдела в иголку.
– Вы мне нравитесь, – сказала она. – И я люблю своего брата.
– Вы же знаете, что я обручена и скоро выйду замуж, – тихо проговорила Люси.
– Знаю. – Гиацинта присела на корточки рядом с Люси и принялась быстрыми и большими стежками сшивать разошедшуюся ткань.
– Через неделю. Даже раньше.
– Я знаю. Я получила приглашение.
– Вы планируете присутствовать?
Гиацинта подняла голову и посмотрела на нее.
– А вы?
Люси едва не ахнула. До настоящего момента мысль о том, чтобы не выходить за Хейзелби, выглядела гуманной и расплывчатой. Но сейчас, под пристальным взглядом Гиацинты, мысль стала обретать более конкретные очертания. Она все еще казалась неосуществимой, но по крайней мере...
Гм... может...
Может, не такой уж и неосуществимой.
– Бумаги подписаны, – сообщила Люси.
– Уже?
– Его выбрал мой дядя, – сказала Люси, гадая, кого именно она пытается убедить. – Все было сговорено давным-давно.
– Гм...
«Гм?.. Что, Господи, это значит?»
– А он... а ваш брат...
Люси лихорадочно подыскивала слова, подавленная тем, что облегчает душу почти незнакомому человеку. Надо же, не кому-то там, а родной сестре Грегори! Однако Гиацинта продолжает молчать, она сидит на корточках, и все ее внимание сосредоточено на иголке, которая то пропадала в подоле, то появлялась снова. А раз Гиацинта ничего не говорит, значит, говорить придется Люси. Потому что... потому что...
Потому что она уже начала говорить.
– Он не давал мне никаких обещаний, – дрожащим от волнения голосом сказала Люси. – И не заявлял о своих намерениях.
А вот после этих слов Гиацинта подняла голову и спросила:
– Не заявлял?
Люси прикрыла глаза. Она не такая, как Гиацинта Сен-Клер. Достаточно провести четверть часа в обществе Гиацинты, чтобы понять: она пойдет на все, ухватится за любой шанс, чтобы спасти собственное счастье. Она бросит вызов условностям, выдержит шквал критики и останется целой и невредимой как телесно, так и духовно.
А она, Люси, не такая смелая. Она никогда не руководствовалась чувствами. Ее путеводной звездой всегда был здравый смысл.
Разве не она говорила Гермионе, что та должна выйти за того мужчину, которого одобрят ее родители?
Разве не она говорила Грегори, что не желает неистовой, всепоглощающей любви? Что она – человек совсем другого сорта?
Да, она не из таких. Совсем. Когда гувернантка карандашом делала для нее рисунок для раскрашивания, она всегда зарисовывала между линиями и не выходила за их пределы.
– Вряд ли я осилю такое, – прошептала Люси.
Гиацинта смотрела на нее мучительно долго, прежде чем снова взялась за шитье.
– Значит, я неверно оценила вас, – тихо сказала она.
Эти слова хлестнули Люси, как пощечина.
Но губы ее отказывались говорить. И ей не хотелось выслушивать ответ.
А Гиацинта уже вернулась к своему обычному состоянию. Она раздраженно посмотрела на Люси и потребовала:
– Хватит дергаться!
– Простите, – пробормотала Люси. И подумала: «Опять я это сказала. Я ужасно предсказуема, традиционна и абсолютно лишена воображения».
– Вы снова дергаетесь.
– Простите.
Гиацинта уколола ее иголкой.
– И все равно вы дергаетесь.
– Не дергаюсь! – закричала Люси.
Гиацинта улыбнулась ей.
– Вот так-то лучше.
Люси мрачно посмотрела на нее.
– Надеюсь, я не истеку кровью.
– Если и истечете, – ответила Гиацинта, вставая, – это будет только ваша вина.
На лице Гиацинты играла удовлетворенная улыбка.
– Вот, – объявила она, рукой указывая на результат своих усилий. – Конечно, не так красиво, но для сегодняшнего вечера сойдет.
Люси встала на колени, чтобы осмотреть подол. Гиацинта оказалась слишком щедрой в похвале самой себе. Шов был сделан не очень аккуратно.
– У меня никогда не было способностей к шитью, – беспечно пожав плечами, пояснила Гиацинта.
Подавив желание распороть шов и зашить его самой, Люси встала.
– Нужно было предупредить меня об этом, – буркнула она.
Губы Гиацинты медленно растянулись в лукавой улыбке.
– Подумать только! – воскликнула она. – А у вас вдруг выросли колючки.
В следующее мгновение Люси шокировала самое себя, заявив:
– А вы говорили обидные вещи.
– Возможно, – согласилась Гиацинта с таким видом, будто это было ей совсем безразлично. И озадаченно посмотрела на дверь. – Пора бы ему быть здесь.
Сердце Люси странно дрогнуло.
– Вы все еще хотите помогать мне? – шепотом спросила она.
Гиацинта повернулась к ней.
– Я надеюсь, – ответила она, окидывая Люси холодным взглядом, – что вы неправильно оценивали себя.
Грегори уже опаздывал на десять минут к назначенному сроку. И он ничего не мог с этим поделать: после танца с одной барышней стало очевидно, что он обязан проявить любезность еще полудюжине других. И хотя ему с трудом удавалось следить за сутью светских бесед, которые он должен был вести, он не очень расстраивался из-за отсрочки. Люси и Гиацинта уже давно покинули зал, и теперь никто не скажет, будто он выскочил вслед за ними. Да, он намерен найти какой-нибудь способ сделать Люси своей женой, но надобности нарываться на скандал нет.
Грегори шел по дому, направляясь к спальне сестры. Он провел в Хастингс-Хаусе бессчетное количество времени и отлично знал его закоулки. Добравшись до двери, он вошел без стука, а хорошо смазанные петли не издали ни звука.
– Грегори!
Первым прозвучал голос Гиацинты. Она стояла рядом с Люси, которая выглядела... Потрясенной. Что Гиацинта с ней сделала?
– Люси! – воскликнул он, бросаясь вперед. – Что случилось?
Люси помотала головой.
– Ничего существенного.
Грегори с осуждением посмотрел на сестру.
Гиацинта пожала плечами.
– Я буду в соседней комнате.
– Подслушивать под дверью?
– Я буду сидеть за письменным столом Дафны, – заявила Гиацинта. – Он стоит посередине комнаты. Только не надо возражать: дальше я уйти не могу. Если кто-то появится, мне придется бежать к тебе на помощь. Я понадоблюсь тебе для того, чтобы ситуация выглядела приличной.
Хотя Грегори и не хотелось признавать это, в ее словах был резон, поэтому он лишь кивнул ей и проводил взглядом до двери. Заговорил он только после того, как дверь за ней закрылась.
– Она сказала вам что-то неприятное? – спросил он у Люси. – Она иногда бывает чудовищно бестактной, но сердце у нее находится там, где положено.
Люси покачала головой.
– Нет, – ответила она, – думаю, она говорила абсолютно верные вещи.
– Люси? – вопросительно посмотрел на нее Грегори.
Ее взгляд, казавшийся затуманенным, прояснился.
– О чем вы хотели поговорить со мной? – спросила она.
– Люси, – начал Грегори, размышляя, как лучше повести разговор.
Он репетировал свою речь все время, пока танцевал внизу, но сейчас, оказавшись с Люси наедине, не знал, что сказать.
Вернее, знал. Но не знал, в каком порядке говорить и каким тоном. Сказать, что любит ее? Открыть свое сердце перед женщиной, которая собирается замуж за другого? Или предпочесть более безопасный путь и растолковать ей, почему не следует выходить за Хейзелби?
Месяц назад выбор был бы очевиден. Тогда он был романтиком и предпочитал возвышенные поступки. Он объявил бы о своей любви, уверенный в радушном приеме. Он взял бы ее за руку. Встал бы перед ней на колени.
Он поцеловал бы ее.
Но сейчас...
Он уже не так уверен. Он доверяет Люси, но не доверяет судьбе.
– Вы не можете выйти за Хейзелби, – сказал он.
У Люси от удивления округлились глаза.
– Что вы имеете в виду?
– Вы не можете выйти за него, – повторил Грегори, избегая прямого ответа на вопрос. – Это станет для вас несчастьем. Это... Вы должны поверить мне. Вы не должны выходить за него.
Она покачала головой.
– Зачем вы все это мне говорите?
«Потому что я хочу, чтобы ты была со мной».
– Потому что... потому что... – Он подыскивал слова. – Потому что вы стали мне другом. И я желаю вам счастья. Люси, он не будет вам хорошим мужем.
– Почему?
Грегори было мучительно больно слушать ее голос, который звучал тихо и глухо, не так, как всегда.
– Он...
Господи, ну как же это сказать? Ведь она может не понять, что он имеет в виду.
– Он не... – Грегори сглотнул. Неужели нет более щадящего пути? – Некоторые люди...
Он посмотрел на Люси. У нее дрожала нижняя губа.
– Он предпочитает мужчин, – торопливо выпалил Грегори, наконец-то подыскав нужные слова. – Женщинам. Есть такие мужчины.
И замер в томительном ожидании. В течение чудовищно долгого мгновения Люси никак не реагировала на его слова. Окаменев, она напоминала скорбную статую.
– Почему вы мне об этом рассказали? Почему решили сообщить? – с нажимом произнесла Люси.
– Я рассказал...
– Нет, вы сделали это не из добрых побуждений. Тогда зачем? Чтобы помучить? Чтобы заставить меня испытать то же, что вы, когда Гермиона вышла за моего брата, а не за вас?
– Нет! – выкрикнул Грегори и схватил ее за руки. – Нет, Люси, – повторил он. – Я никогда так не поступил бы. Я хочу, чтобы вы были счастливы. Я хочу...
Он хотел ее и не знал, как об этом сказать. Во всяком случае, сейчас, когда она выглядела так, будто он разбил ей сердце.
– Я вполне смогла бы быть счастлива с ним, – прошептала Люси.
– Нет, не смогли бы. Вы не понимаете, он...
– Да, смогла бы! – закричала она. – Возможно, я не полюбила бы его, но смогла бы стать счастливой. Именно этого я и ожидала. Как вы не понимаете, что именно к этому я и готовилась. А вы... вы... – Она отвернулась, чтобы он не видел ее лица. – Вы все разрушили.
– Как?
Она посмотрела на него, и ее взгляд был таким твердым, таким глубоким, что у Грегори перехватило дыхание. Наконец она ответила:
– Тем, что заставили желать вас.
У него бешено забилось сердце.
– Люси, – выговорил он единственное, что смог, – Люси.
– И теперь я не знаю, что делать, – призналась она.
– Поцеловать меня. – Он взял ее лицо в ладони. – Просто поцеловать меня.
На этот раз он целовал ее совсем по-другому. Она оставалась в его объятиях прежней, а вот он был совсем другим. Сейчас его потребность в ней была более глубокой, более непреодолимой.
Потому что он любил ее.
Он целовал ее страстно, и эта страсть проявлялась и в его дыхании, и в биении его сердца. Он приникал губами то к ее щеке, то ко лбу, то к уху и при этом шептал как молитву:
– Люси, Люси, Люси.
Он хотел ее. Он нуждался в ней.
Она была для него воздухом.
Пищей.
Водой.
Его губы скользнули вниз, к ее шее, а потом опустились к кружевному вырезу корсажа. Ее кожа горела от его поцелуев. Он осторожно стянул платье с одного плеча.
Но Люси не остановила его.
– Грегори, – шептала она, все глубже зарываясь пальцами в его волосы. – Грегори... о Боже... Грегори.
Он стал гладить ее обнаженное плечо. Ее кожа оказалась бархатистой на ощупь и матово поблескивала в свете свечей.
Неожиданно его охватила безудержная радость обладания. И гордость.
Ни один мужчина не видел ее такой и, даст Бог, никогда не увидит.
– Ты не должна выходить за него, Люси, – настойчиво прошептал он между поцелуями.
– Грегори, не надо, – взмолилась Люси.
– Не должна.
И тут, поняв, что нужно остановиться, иначе все это зайдет слишком далеко, он напоследок крепко поцеловал Люси в губы, выпрямился и, отстранив ее, заставил посмотреть ему в глаза.
– Ты не должна выходить за него, – снова сказал он.
– Грегори, что я могу...
Он взял ее руки в свои, сжал и произнес то самое:
– Я люблю тебя.
У Люси от изумления приоткрылись губы. И она потеряла дар речи.
– Я люблю тебя, – повторил Грегори.
Люси подозревала это, даже надеялась на это, но не позволяла себе верить в то, что такое возможно. И поэтому, когда к ней вернулась способность говорить, она лишь вымолвила:
– Любишь меня?
Грегори улыбнулся, потом от души расхохотался и прижался лбом к ее лбу.
– Всем сердцем, – как клятву, произнес он. – Я только недавно понял это. Я дурак. Слепец. Я...
– Нет, – перебила его Люси, качая головой. – Не брани себя. Никто никогда не замечал меня рядом с Гермионой.
Он еще сильнее сжал ее руки.
– Да она не идет с тобой ни в какое сравнение.
Люси ощутила, как по телу разливается приятное тепло. Это было не желание, не страсть, а чистое, неподдельное счастье.
– Ты уверен в этом? – шепотом спросила она.
– Настолько, что готов сделать все возможное, чтобы помешать твоей свадьбе с Хейзелби.
Люси неожиданно побелела.
– Люси?
Нет. Нельзя. Она этого не сделает. Как забавно складывается жизнь. Целых три года она талдычила Гермионе, что нужно быть практичной и следовать правилам. Она морщилась, когда Гермиона принималась рассуждать о любви, страсти и звучащей музыке. А сейчас...
Люси тяжело вздохнула. А сейчас она сама собирается разорвать собственную помолвку.
О которой сговорились много-много лет назад.
С сыном графа.
За пять дней до свадьбы.
Господи, да это же скандал!
Люси отступила на шаг и, гордо вскинув голову, посмотрела Грегори в глаза. Он наблюдал за ней, и в его глазах светилась та же любовь, что горела в ее душе.
– Я люблю тебя, – прошептала она, вспомнив, что еще не сказала ему об этом. – Я тоже тебя люблю.
Хотя бы один раз она перестанет думать о других. Она не станет принимать то, что ей дается, и мириться с этим. Она будет бороться за собственное счастье, сама строить свою судьбу.
Она не станет делать то, чего от нее ожидают.
Она сделает то, чего хочет сама.
Время пришло.
Люси взяла Грегори за руки. И улыбнулась. Ее улыбка получилась уверенной – она была полна надежд, полна грез и сознания того, что все эти надежды и грезы сбудутся.
Правда, достичь этого будет нелегко. И путь предстоит тяжелый.
Но дело стоит того.
– Я поговорю с дядей, – твердо проговорила она. – Завтра.
Грегори притянул ее к себе, чтобы поцеловать в последний раз. Поцелуй был быстрым, но страстным и полным обещаний.
– Помочь тебе? – спросил он. – Может, мне заехать к нему и сообщить о своих намерениях?
Новая Люси, отважная и храбрая, осведомилась:
– А каковы твои намерения?
Сначала во взгляде Грегори отразилось изумление, потом понимание, затем одобрение.
Люси догадалась, что он собирается сделать, еще до того, как он приступил к церемонии. Он стал опускаться все ниже и ниже...
Пока не оказался перед ней на одном колене и не посмотрел на нее как на самую красивую женщину на земле.
Люси спрятала лицо в ладонях и только сейчас поняла, что дрожит.
– Леди Люсинда Абернети, – торжественно и громко произнес Грегори, – согласны ли вы оказать мне честь и стать моей женой?
Люси попыталась ответить. Попыталась кивнуть.
– Выходи за меня. Люси, – сказал он. – Будь моей женой.
На этот раз Люси удалось справиться с переполнявшими ее эмоциями.
– Да. – Она помолчала. – Да! О да!
– Со мной ты будешь счастлива, – пообещал Грегори, вставая, чтобы обнять се. – Даю слово.
– В этом нет надобности, – замотала головой Люси, смаргивая навернувшиеся слезы. – Потому что иначе и быть не может.
Грегори открыл было рот, собираясь что-то сказать, но ему помешал тихий, но настойчивый стук в дверь. Гиацинта.
– Иди, – прошептал он. – Пусть Гиацинта отведет тебя в зал. Я приду позже.
Люси кивнула и удостоверилась в том, что ее наряд в полном порядке.
– Ой, прическа, – испугалась она, бросив взгляд на взлохмаченные волосы Грегори.
– В полном порядке, – успокоил он ее. – Ты выглядишь изумительно.
– Ты уверен? – спросила Люси, направляясь к двери.
– Я люблю тебя, – произнес Грегори одними губами, а взгляд подтвердил его слова.
Люси открыла дверь, и в комнату влетела Гиацинта.
– Господи, какие же вы оба копуши! – воскликнула она. – Нам пора назад. Немедленно.
Она устремилась в коридор, но неожиданно остановилась в дверях и оглядела Люси и брата. В конечном итоге ее взгляд остановился на Люси, и она вопросительно приподняла одну бровь.
Люси оказалась на высоте.
– Вы не обманулись во мне, – тихо проговорила она.
Глаза Гиацинты расширились, а губы изогнулись в довольной усмешке.
– Отлично.
И Люси поняла, что это действительно так. Все действительно отлично.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На пути к свадьбе - Куин Джулия



ну...среднячок
На пути к свадьбе - Куин ДжулияЕлена
6.05.2012, 22.17





Хороший роман. Читать можна.
На пути к свадьбе - Куин ДжулияРоксалана
1.09.2012, 15.25





Нудновато, хотя без вредителей - кузенов. Согласна! Середнячок.
На пути к свадьбе - Куин ДжулияВ.З.,64г.
20.12.2012, 13.23





Читать можно, последние две главы прочитала на одном дыхании.
На пути к свадьбе - Куин ДжулияМария
23.01.2013, 16.16





Ставлю 10 за 9-х детей)
На пути к свадьбе - Куин ДжулияДи.
25.03.2013, 15.22





Не понравилось. Странно влюбчивые герои, дурацкая свадьба и куча детей.
На пути к свадьбе - Куин ДжулияКэт
29.08.2013, 9.57





А по-моему забавно) В целом согла роман не блещет оригинальностью и все же есть в нем что-то милое) Так что я довольна прочтением) Спасибо автору)
На пути к свадьбе - Куин ДжулияAHXEH
7.02.2014, 13.35





С каждым романом данной серии все хуже и хуже. Героиня не понравилась, герой тоже непонятно что. Короче разочарование
На пути к свадьбе - Куин ДжулияЛюдмила
28.01.2016, 21.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100