Читать онлайн Мистер Кэвендиш, я полагаю.., автора - Куин Джулия, Раздел - Глава двадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.86 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Куин Джулия

Мистер Кэвендиш, я полагаю..

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двадцатая

У Томаса не было ни одной идеи, куда он намеревался идти. Когда он проходил через дом приходского священника, то прошмыгнул мимо экономки, которая ушла, незаинтересованная в бесстыдном подслушивании; затем спустился на крыльцо под яркий солнечный ирландский свет; на мгновение остановился, моргая, дезориентированный, лишь с одной мыслью…
Прочь.
Ему нужно уйти.
Он не хотел видеть свою бабушку. Он не хотел видеть герцога Уиндхема.
Он не хотел, чтобы Амелия видела его.
И он взобрался на свою лошадь и уехал. Он ехал всю дорогу до Батлерсбриджа, так как это было единственное место, которое он знал. Он отправил кучера в Кловерхилл – он не был готов возвращаться туда, не тогда, когда большинство из них вернуться туда так скоро – и продолжал ехать, пока справа не увидел трактир. Он выглядел достаточно почтенно, поэтому он спешился и вошел.
Там его и нашла Амелия пять часов спустя.
— Мы искали тебя, — сказала она тоном ярким и веселым.
Томас на мгновение закрыл глаза, проведя пальцем по переносице, прежде чем ответил.
— Кажется, ты нашла меня.
Она сжала свои губы, ее глаза сфокусировались на полупустой кружке из–под эля, что стояла перед ним.
— Я не пил, если ты интересуешься этим.
— Я бы не смогла придраться к тебе, даже если бы ты пил.
— Терпимая женщина. — Он расслабился на своем стуле, рассевшись лениво и свободно. — Как жаль, что я не женился на тебе.
Возможно, и не пил, но в нем было достаточно алкоголя, чтобы он казался немного жалким.
Она не ответила. Что было к лучшему. Если бы она упрекнула его, чего он действительно заслуживал, он бы отреагировал таким же образом. Это было видно по его настроению, в котором он пребывал. А затем он должен был невзлюбить себя еще больше, чем сейчас.
Откровенно, он нашел все суждение утомительными.
Она не заслуживала его плохого настроения, поэтому он пытался отгородиться от общества. Она была единственной, кто следовал за ним всю дорогу до трактира Деррагарра.
Амелия присела на стул напротив него, противоположно ему со спокойным выражением. А затем ему пришло в голову…
— Что ты здесь делаешь?
— Я полагаю, что сказала о том, что искала тебя.
Он оглянулся вокруг. Боже милостивый, они были в трактире. Мужчины пили.
— Ты пришла без компаньонки?
Она немного пожала плечами.
— Я сомневаюсь, что кто–то заметил мое отсутствие. В Кловерхилле довольно мало волнения.
— Все поздравляют нового герцога? — спросил он сухо и криво.
Она отвела голову в сторону, тем самым немного подтверждая его сарказм.
— Все празднуют его предстоящую женитьбу.
Он резко посмотрел на нее.
— Не со мной, — вставила она торопливо, поднимая руку, как будто хотела отразить вопрос.
— Да, — пробормотал он. — Праздник будет немного неловким без невесты.
Его рот сжался, передавая ей его нетерпение. Но она сдержала свой нрав, говоря — Он женится на Грейс.
— Сейчас? — Он улыбнулся этому. По–настоящему. — Это хорошо. Это хорошая новость.
— Кажется, они очень сильно любят друг друга.
Он посмотрел на нее. Она сидела очень спокойно. Это было не только в ее голосе — оно было ее сутью. Ее волосы свободно ниспадали сзади, с неподдающимися укладке завитками, заведенными за уши; ее рот – он не улыбался, но также и не хмурился. Принимая во внимание все, что случилось в тот день, она была на удивление сдержана. И возможно, немного счастлива. Если и не за себя, то за Джека и Грейс.
— Предложение было очень романтичным, — сообщила она ему.
— Ты присутствовала при этом?
Она ухмыльнулась.
— Мы все там были.
— Даже моя бабушка?
— О, да.
Он тихо засмеялся, несмотря на решимость оставаться сердитым.
— Прошу прощения, что пропустил это.
— Я тоже прошу прощения, за то, что ты пропустил это.
Что–то было в ее голосе…И когда он посмотрел, что–то также было и в ее глазах. Но он не хотел видеть этого. Он не хотел знать об этом. Ему не нужны были ее жалость и сочувствие или чем бы это не было, когда на лице женщины отражается то ужасное выражение – немного материнства, немного грусти, когда она хотела исправить его проблемы, заставить их прекратиться поцелуем и словами «успокойся».
Стоили ли эти несколько моментов близости того, чтобы поддаться собственному страданию?
И они принадлежали только ему. Это была такая вещь, которая могла быть определена как совместный опыт.
Ах, да, я — мужчина, когда–то известный как герцог Уиндхем.
Это будет самой обсуждаемой темой на приемах.
— Мне кажется, что мистер Одли напуган, — сказала Амелия.
— Так и должно быть.
Она в подтверждение кивнула, с задумчивым выражением.
— Я тоже так думаю. Ему придется многому учиться. Ты всегда был ужасно занят каждый раз, когда я была в Белгрейве.
Он взял кружку с элем, не потому что захотел его – это была его третья кружка, скорее он думал, что ему уже достаточно. Но если бы ей пришло в голову, что он планирует сделать такую глупость как напиться, возможно, она ушла бы.
Без нее было бы легче.
Сегодня. Здесь. Он был мистер Томас Кэвендиш, джентльмен из Линкольншира и прямо сейчас было бы легче без нее.
Но она не поняла намека, и даже наоборот, казалось, более глубоко обдумывала это, так как сказала:
— Я уверена, что Грейс поможет ему. Она так много знает о Белгрейве.
— Она хорошая женщина.
— Да. — Она посмотрела вниз на свои пальцы, лениво исследующие царапины и вырезы на столе, а затем посмотрела вверх. — До этого путешествия я не очень хорошо ее знала.
Он нашел ее утверждение странным.
— Ты знала ее всю свою жизнь.
— Но не очень хорошо, — прояснила она. — Она всегда была подругой Элизабет, не моей.
— Я предполагаю, что Грейс не согласилась бы с твоим утверждением.
Ее брови приподнялись, достаточно для того, чтобы выказать, свое презрение.
— Легко заметить, что у тебя нет братьев и сестер.
— То есть?
— Невозможно одному в равной степени дружить с двумя братьями или сестрами. Один из друзей всегда должен быть главным.
— Как сложно это должно быть, — сказал он сухим голосом, — относиться по–дружески к сестрам Уиллоуби.
— В пять раз сложнее, чем относиться по–дружески к тебе.
— Но далеко не так сложно.
Она холодно посмотрела на него.
— В данный момент я бы с этим согласилась.
— Ой! — Он натянуто улыбнулся. Преувеличенно.
Она не ответила, что по непонятной причине задело его. И так – хотя он знал, что ведет себя, как осел – он наклонился, внимательно рассматривая ее руки.
Она немедленно отдернула их.
— Что ты делаешь?
— Проверяю наличие ногтей, — ответил он, в его голосе звучала самодовольная улыбка.
Она остановилась. Резко.
— Ты изменился.
Этого было достаточно, чтобы он засмеялся.
— Ты это только что поняла?
— Я говорю не о твоем имени, — выпалила она.
— О, тогда это должно быть мое обаятельное отношение и вид.
Ее губы сжались.
— Ты обычно не так язвителен.
Боже мой. Чего она от него ожидала?
— Молись, если ты хоть немного симпатизируешь мне, леди Амелия. Разрешается ли мне хотя бы несколько часов, чтобы оплакать потерю всего, что у меня было, дорогая?
Она села, но ее движения были робки, и она не выглядела спокойной.
— Прости меня. — Ее рот сжался, и она сглотнула, прежде чем сказать — Мне следовало быть более понимающей.
Он раздражительно вздохнул, потирая руками веки глаз и лоб. Проклятие, он был утомлен. Он не спал прошлой ночью, ни капельки, и как минимум час его бессонницы был проведен скорее из–за неудобного состояния от того, что он хотел ее. И сейчас она действовала таким способом?
— Не проси моего прощения, — сказал он, изнуренный всеми событиями.
Она открыла свой рот, но потом закрыла его. Он подозревал, что она хотела извиниться за извинение.
Он взял другую выпивку.
И снова она не поняла намека.
— Что ты будешь делать?
— Сегодня днем? — пробурчал он, зная, что она не это имела в виду.
Она одарила его раздраженным взглядом.
— Я не знаю, — ответил он в раздражении. — Прошло только несколько часов.
— Ну, да, но ты думал об этом уже около недели. На корабле ты был вполне уверен в таком исходе.
— Это не одно и тоже.
— Но …
— Ради Бога, Амелия, перестань.
Она отступила, и он мгновенно пожалел о своем взрыве. Но недостаточно, чтобы извиниться.
— Я лучше пойду, — сказала она ровным голосом.
Он, конечно же, не собирался останавливать ее. Не пытался ли он освободиться от нее? Она выйдет за дверь, и он наконец–то обретет мир и покой, ему не придется только сидеть здесь, с трудом пытаясь не смотреть на ее лицо.
На ее губы.
На ту крапинку на губах, которой ей нравилось касаться языком, когда она волновалась.
Но когда она встала, что–то сжалось у него внутри – та раздражающая маленькая частичка чистоты, которая отказывалась дать выход его остальным индивидуальным качествам.
Черт возьми.
— Тебя кто–то сопровождает? — спросил он.
— Мне никто не нужен, — ответила она, явно не впечатленная его тоном.
Он встал, его стул громко процарапал пол.
— Я провожу тебя обратно.
— Я уверена, что сказала…
Он взял ее руку, немного грубее, чем намеревался.
— Ты – незамужняя женщина, одна на чужой земле.
Она с недоверием посмотрела на него.
— Я приехала на лошади, Томас. Если бы не она, неужели я бы путешествовала по дорогам одна.
— Я провожу тебя, — повторил он.
— Ты будешь воспитан?
— Воспитанность – единственная вещь, которую я не могу потерять, — сухо сказал он. — Кроме того, я был бы счастлив оставить тебя в покое.
На мгновение он подумал, что, возможно, она бы поспорила с этим, но ее врожденный здравый смысл взял вверх.
— Очень хорошо, — сказала она, дыша с нетерпением. — Ты можешь чувствовать себя спокойно и провести меня до конца пути, если захочешь.
— Ты отваживаешься на это, леди Амелия?
Она повернулась к нему с такими грустными глазами, что он почти почувствовал себя так, как будто его сильно ударили.
— С каких пор ты снова начал называть меня леди?
Он смотрел на нее несколько мгновений, прежде чем, в конце концов, ответить, мягко и низко.
— С тех пор как я перестал быть лордом.
Она ничего не ответила, но он видел, как она сглотнула. Черт, ей лучше не плакать. Он не сможет вынести, если она заплачет.
— Тогда давай возвращаться, — сказала она и освободила свою руку, быстро шагнув вперед. Он расслышал запинку в ее голосе, хотя, когда она пошла к двери, он увидел, что ее походка была нетвердой.
Она выглядела очень жесткой и не держала свои руки так, как она обычно это делала. Ее рука не раскачивалась при этом очень маленьком, грациозном движении, которое он так обожал.
Кроме того, он не осознавал, что обожает это.
Он даже не знал, что знает, как покачивается она при ходьбе, пока не увидел, что она не делает этого.
Это было так ужасно некстати, что сейчас на полпути ко всему этому падению, когда он ничего не хотел предпринимать, а только сидеть и сожалеть, что причинил ей боль.
— Амелия, — сказал он, как только они вышли из гостиницы. Его голос казался резким, но он не намеревался кричать на нее. Это просто…случилось.
Она остановилась. Дотронулась своими пальцами до лица, а потом снова их опустила, прежде чем развернуться.
— Извини, — сказал он.
Она не спросила за что, однако вопрос повис в воздухе.
— За то, что был груб. Ты не заслужила этого.
Она посмотрела вверх, а затем в сторону, пока, наконец, не встретилась с его пристальным взглядом.
— Ты ведешь себя намного лучше, чем большинство мужчин в твоей ситуации.
Каким–то образом он улыбнулся.
— Если тебе посчастливится встретить кого–то другого в моей ситуации, то я любезно дам ему свое руководство.
Крошечное, подавленное хихиканье слетело с ее губ.
— Извини, — произнесла она. Только это.
— О, нет. Если кто–либо имеет право смеяться, так это – ты.
— Нет, — немедленно сказала она. — Нет. Я никогда не могла …
— Это не то, что я имел ввиду, — сказал он, прерывая ее, прежде чем она смогла сказать что–нибудь, что, возможно, вынудило бы его почувствовать себя даже большим дураком. — Просто вся твоя жизнь перевернулась.
Он помог ей сесть в седло, пытаясь не задерживать свои руки у нее на талии. Или не замечать, что она пахнет розами.
— Это недалеко на обратном пути в Кловерхилл, — сказала она, как только они направились в путь.
Он кивнул.
— О да, конечно же, ты знаешь об этом. Ты проезжал мимо на обратном пути от Магвайерсбриджа.
Он снова кивнул.
Она кивнула в ответ, а затем посмотрела вперед, ее взгляд спокойно сосредоточился на дороге. Она была довольно хорошей наездницей, отметил он. Он не знал, как бы она жила при менее сдержанных условиях, но ее поза и то, как она сидела, были совершенны.
Он представил себе, как ее осанка становится менее строгой, плечи расслабляются, она оборачивается и смотрит на него.
Но она не сделала этого. Каждый раз, когда он смотрел в ее направлении, он видел ее профиль. До тех пор, когда наконец–то они достигли поворота на Кловерхилл.
— Конец нашей поездки, я полагаю, что ты поняла, — пробурчал он.
— Ты войдешь? — спросила она. Ее голос не был уверенным, но в нем была какая–то душераздирающая забота о нем.
— Нет.
Она кивнула.
— Я понимаю.
Он сомневался, что она понимала, но не было никакой причины говорить об этом.
— Ты возвращаешься насовсем? — спросила она.
— Нет. — Он не думал об этом до этого момента, но нет, он не хотел ехать обратно в Англию с их путешествующими знакомыми. — Я направлюсь обратно в Белгрейв, — сказал он ей. После всего, он не мог не сказать. Он предполагал, что останется в особняке на неделю или что–то около того, чтобы рассказать Джеку, что к чему. Собрать свои принадлежности. Большая часть этого была лично его, а не принадлежащая герцогству. Будет довольно унизительно, если бы у него не было даже собственных ботинок.
Почему это было большим удручающим обстоятельством, чем потеря фамильного замка, он не знал.
— Тогда прощай, — сказала она и слегка улыбнулась. Но только слегка. В его понимании это была самая грустная улыбка, которую он когда–либо видел.
— Прощай, Амелия.
Она на минуту замолчала, затем повернула свою лошадь влево, останавливаясь.
— Подожди! — выкрикнул он.
Она обернулась в седле, ее глаза с надеждой сияли. Несколько ее локонов подхватил ветер, подняв в воздух извивающиеся дугой пряди, прежде чем она нетерпеливо заправила их за ухо.
— Я должен попросить помощи, — сказал он. В действительности это было правдой, хотя не совсем объясняло облегчение, которое он почувствовал, когда она развернула свою лошадь обратно к нему.
— Конечно, — сказала она.
— Мне нужно написать краткое письмо. Герцогу. — Он прочистил горло. Было трудно догадаться, как долго он будет раздумывать, прежде чем скажет. — Ты будешь моим посланником?
— Да, но я была бы счастлива только передать сообщение. Так тебе не придется сталкиваться с неприятностями… — Ее рука неловко рассекла воздух. — Что ж, проблема в том, чтобы написать это, как я полагаю.
— Если ты передашь мои слова, то они узнают, что ты видела меня.
Ее рот открылся, но она не ответила.
— Ты должна подумать о своей репутации, — спокойно сказал он.
Она сглотнула, и он понял, о чем она думала. До этого они никогда не волновались о ее репутации.
— Конечно, — резко сказала она.
— Ты встретишь меня прямо здесь? — спросил он. — После заката солнца.
— Нет.
Он моргнул в удивлении.
— Ты опоздаешь, а я не хочу ждать тебя на общественной дороге.
— Я не опоздаю, — сказал он.
— Я встречу тебя в беседке.
— Здесь, в беседке?
— Миссис Одли показала мне ее ранее. — Она объяснила ему, как туда добраться, а затем добавила, — это недалеко от дома. Если ты беспокоишься об этом, то могу сказать, что тебя не увидят.
Он кивнул.
— Спасибо. Я ценю твою помощь.
Затем она ускакала, а он ждал, наблюдая, как она становилась все меньше и меньше заметной. Он ждал, пока она проехала значительную часть пути и скрылась из виду. А затем подождал еще немного.
Потом, почувствовав сердцем, что она спустилась с лошади и направилась внутрь, он развернулся и направился обратно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин Джулия



что-то как-то не очень. особой любви я тут не увидела (вообще не увидела, если честно). вялотекущее повествование (намного скучнее, чем в первой части), невзрачные занудные персонажи, надуманные проблемы, осточертевшая бабка - всё оставляет неприятное впечатление. юмор джулии куинн, ради которого стоит её читать, тут совсем не прослеживается.
Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин Джулияаня
17.05.2012, 0.37





полностью пересказ "Красавица и герцог..." только от лица других главных героев, участвовавших в действии в вышеназванном романе. Впринципе можно прочитать только последнюю главу. Все остальное повторяеться слово-в-слово
Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин ДжулияКлер
27.07.2012, 21.03





Явно халтурное произведение. Толстой бы не додумался написать Анну Каренину сначала от лица Анны, а потом тоже действие от лица ее мужа Каренина. Тоже почитала только заключительные главы и только из-за спортивного интереса.
Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин ДжулияВ.З.,65л.
10.04.2013, 13.09





И всё таки не так уж плохо.трогательно...
Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин Джулияjasm
17.01.2014, 5.41





нда..еле еле дочитала до конца, просто домучила. Действительно пол романа переписано с первой частью, это что, для тех у кого склероз. Скучнейшая вещь, весь сюжет известен заранее, никакой интриги, вообще не понятно зачем было писать целую книгу.
Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин Джулияпервая ласточка
20.06.2015, 14.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100