Читать онлайн Мистер Кэвендиш, я полагаю.., автора - Куин Джулия, Раздел - Глава двенадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.86 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Куин Джулия

Мистер Кэвендиш, я полагаю..

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двенадцатая

Не считая Гарри Гледиша, лучше всех Томаса знал его камердинер, Гримсби, который находился при герцоге еще с тех времен, как тот окончил университет. В отличие от большинства камердинеров, Гримсби был чрезвычайно крепким человеком. (Глядя на него, этого нельзя было даже предположить, он был весьма щуплый, с бледной кожей, что весьма беспокоило экономку, вечно пытавшуюся заставить его есть побольше мяса.)
Когда Томас вернулся после безумной скачки под дождем, грязный и мокрый до нитки, Гримсби только поинтересовался состоянием лошади.
Когда Томас провел весь день в поле, работая наравне с арендаторами, и вернулся с толстым слоем грязи на коже, на волосах и под ногтями, Гримсби только спросил, какую приготовить ему ванну: теплую, горячую или обжигающую?
Но когда Томас ввалился в свою спальню, видимо все еще воняя винными парами (сам он уже давно прекратил ощущать их запах), с полным отсутствием галстука и с глазом великолепнейшего багрового оттенка, Гримсби уронил обувную щетку.
Пожалуй, это было единственное за всю службу внешнее выражение смятения, которое он себе позволил.
— Ваш глаз, — произнес Гримсби.
О, конечно. Он еще не видел Гримсби после потасовки со своим очаровательным новым кузеном. Томас легкомысленно улыбнулся.
– Мы можем подобрать жилет ему в тон.
— Не думаю, что у нас такой найдется, ваша светлость.
— Неужели? – Томас подошел к ванне. Как обычно, Гримсби проследил, чтобы ванна была наполнена водой. Теперь уже еле теплой, но Томас был сам виноват. Он слегка смочил лицо, вытер его полотенцем, потом глянул в зеркало и повторил процедуру, поскольку зеркало показало, что он почти ничего не исправил.
— С этим надо что–то делать, Гримсби, — заявил Томас, старательно оттирая лоб. Он с ироничной улыбкой повернулся к камердинеру. – Как ты думаешь, тебе удастся запомнить точный оттенок до нашей следующей поездки в Лондон?
— Могу я посоветовать вашей светлости обдумать возможность впредь не подвергать свое лицо подобному обращению? – Гримсби протянул ему новое полотенце, хотя Томас об этом и не просил. – Это бы избавило нас от необходимости придерживаться определенной цветовой гаммы, выбирая ваш гардероб на будущий год. – Он протянул кусок мыла. – Но если пожелаете, жилет подобного цвета можно приобрести. Мне представляется, что на ткани этот оттенок будет смотреться гораздо красивее, нежели на коже.
— Красиво сказано, — пробормотал Томас. – И почти не прозвучало как нагоняй.
Гримсби скромно улыбнулся.
– Стараюсь, ваша светлость. Он протянул еще одно полотенце. Боже милосердный, подумал Томас, он, видимо, выглядит хуже, чем ему казалось.
— Могу я позвонить относительно ванны, ваша светлость?
Вопрос был чисто риторический, поскольку Гримсби это уже сделал, еще до того, как произнес «ваша» в «вашей светлости». Томас снял одежду (которую Гримсби поднял с пола щипцами) и застегнул халат. Он плюхнулся на кровать и начал уже серьезно подумывать о том, чтобы отложить ванну ради доброго сна, когда в дверь постучали.
— Быстро они, — заметил Гримсби, пересекая комнату.
— Посетитель к его светлости, — неожиданно раздался голос Пенрита, старого дворецкого в Белгрейве.
Томас даже не открыл глаз. Никто не стоил того, чтобы подняться прямо сейчас.
— Герцог сейчас не принимает, — объявил Гримсби. Томас решил как можно скорее прибавить ему жалование.
— Это его невеста, – ответил дворецкий.
Томас рывком сел. Какого черта? Предполагалось, что Амелия пришла к Грейс. Они все спланировали. Женщины должны были часок поболтать о том о сем, а потом он, как обычно, появился бы, и никто бы не заподозрил, что на самом деле Амелия провела в Белгрейве все утро.
Что у них там пошло наперекосяк?
— Ваша светлость, — сказал Гримсби, когда Томас спустил с кровати ноги, приготовившись встать. – Вы ведь не собираетесь принять леди Амелию в таком виде.
— Я планирую одеться, — несколько сухо ответил Томас.
— Да, конечно, но …
Гримсби, казалось, был не в состоянии договорить свою реплику вслух, но его ноздри слегка расширились, а потом он наморщил нос, что Томас для себя перевел как «Сэр, вы воняете».
Но с этим ничего нельзя было поделать. Он не мог оставить Амелию на произвол судьбы, если что–то пошло не по плану. И, по правде говоря, за коротке десять минут Гримсби удалось сотворить чудо. К тому моменту, как Томас вышел из комнаты, он был похож на себя прежнего (на небритого себя прежнего, но это можно было исправить). Его волосы уже не слипались, как хохол у экзотической птицы, и хоть под глазом у него все еще был ад кромешный, но сам глаз был уже не таким налитым кровью и заплывшим.
Немного зубного порошка, и он был готов идти. Гримсби со своей стороны, как мог, намекал, что ему необходим хороший отдых.
Томас спустился вниз, намереваясь пройти прямо в гостинную, но, войдя в холл, он увидел Грейс, которая стояла футах в шести от входа, бешенно жестикулируя и одновременно прикладывая палец к губам.
— Грейс, — сказал он приблизившись. – Что это значит? Пенрит сказал мне, что Амелия здесь и желает меня видеть?
Он не остановился, решив, что она последует за ним. Но Грейс схватила его за руку и дернула, пытаясь остановить.
– Томас, подожди!
Он обернулся и вопросительно приподнял одну бровь.
— Мистер Одли, — сказала она, оттаскивая его назад подальше от двери. — Он в гостиной.
Томас бросил взгляд в направлении гостиной, потом снова посмотрел на Грейс, недоумевая, почему ему сказали, что там Амелия.
— С Амелией, — практически зашипела Грейс.
Несмотря на присутствие леди, он не смог сдержаться и чертыхнулся.
— Почему?
— Не знаю, — ответила Грейс, и в голосе ее явно слышалось раздражение. – Он уже был там, когда я пришла. Амелия сказала, что увидела, как он идет мимо двери, и подумала, что это вы.
О, вот это забавно. Благословенное семейное сходство! Как необычно и прекрасно!
— Что он сказал? – наконец спросил Томас.
— Не знаю. Меня там не было. А потом я не могла ее хорошенько расспросить в его присутствии
— Ну, конечно нет. — Он сдавил пальцами переносицу и задумался. Это просто катастрофа.
— Я почти уверена, что он не открыл ей… свою подлинную личность.
Томас наградил ее холодным взглядом.
— Я тут ни при чем, Томас, – гневно сказала Грейс.
— Я этого не говорил. – Он сердито фыркнул и направился к гостиной. Мистер Одли был для них настоящим бедствием. До сих пор, за все время, что Грейс работала в замке, они ни разу с ней не поссорились. И одному только Богу известно, что этот человек сказал Амелии.
С того момента, как Грейс выскочила из комнаты, ни Джек, ни леди Амелия не произнесли ни слова. Казалось, что они заключили соглашение соблюдать тишину, чтобы попытаться разобрать, о чем говорят в холле.
Но Амелия решила, что они оба потерпели неудачу, разве что слух мистера Одли сильно превосходил ее собственный. Она ничегошеньки не поняла. Грейс, наверное, увела Томаса в противоположный конец коридора.
Сегодня Грейс казалась какой–то чересчур взволнованной, что Амелии посчитала странным. Она понимала, что просит у Грейс слишком многого, особенно принимая во внимание, что Грейс скорее подруга ее сестры, чем ее собственная, но это, конечно, не могло объяснить ее странного поведения.
Амелия подалась вперед, как будто это могло помочь ей лучше услышать. В Белгрейве что–то творилось, и ей становилось все неуютнее оттого, что она, похоже, единственная, кто не в курсе дела.
— Вы все равно не услышите их, — сказал Джек.
Она попыталась бросить на него возмущенный взгляд.
— О, не притворяйтесь, что Вы не пробовали. Я тоже пытался это сделать.
— Очень хорошо, — леди Амелия решила, что протестовать нет смысла. — Как Вы думаете, о чем они говорят?
Мистер Одли пожал плечами.
— Трудно сказать. Я бы никогда не осмелился претендовать на то, что способен постичь женский разум или образ мыслей нашего уважаемого хозяина.
— Вам не нравится герцог? – на это определенно указывал его тон.
— Я этого не говорил, — мягко пожурил он ее.
Она сжала губы, желая заметить, что ему не было необходимости это говорить. Но пикировка не привела бы ни к чему, не сейчас, по крайней мере, поэтому она просто спросила:
— Как долго Вы намереваетесь оставаться в Белгрейве?
— Вам не терпится избавиться от меня, леди Амелия?
— Конечно, нет, — это было более–менее правдиво. — Я видела, как слуги выносили дорожные сундуки. И подумала, что, возможно, они Ваши.
— Полагаю, что они принадлежат вдовствующей герцогине, — ответил он.
— Она куда–то уезжает? – Амелия понимала, что голос ее не должен звучать так радостно, но равнодушие, которое способна изобразить юная леди, не безгранично.
— В Ирландию, — ответил он.
Больше она не успела ничего спросить, поскольку в дверях появился Томас, гораздо более похожий на себя, чем когда она его видела в последний раз.
— Амелия, — произнес он, направляясь к ней.
— Ваша светлость, — ответила она.
— Как приятно видеть вас. Я вижу, вы уже познакомились с нашим гостем.
— Да, — сказала она, — Мистер Одли весьма занимателен.
Томас бросил взгляд на объект их беседы, и Амелия заметила, что в этом взгляде не было особой любви.
– Весьма.
Наступило абсолютное молчание, а потом Амелия сказала:
— Я приехала, чтобы повидать Грейс.
— Да, конечно, — ответил Томас. Ведь это и была та хитрость, о которой они сговорились.
— Увы, — заявил мистер Одли, — я обнаружил леди Амелию первым.
Томас посмотрел на него так, что любой известный Амелии мужчина смутился бы, но мистер Одли только усмехнулся.
— На самом деле, это я обнаружила его, — сказала леди Амелия. — Я увидела его в холле и подумала, что это Вы.
— Поразительно, не так ли? — побормотал мистер Одли. Он повернулся к леди Амелии. — Мы совершенно не похожи.
Амелия взглянула на Томаса.
— Нет, — резко сказал он, — совершенно не похожи.
— А вы как думаете, мисс Эверсли? – спросил мистер Одли.
Амелия повернулась к дверям. Она и не заметила, что Грейс вернулась.
Мистер Одли поднялся, неотрывно глядя на Грейс.
— У нас с герцогом есть общие черты?
Грейс, похоже, не сразу нашлась, что ответить.
— Боюсь, что я не так хорошо Вас знаю, чтобы судить объективно, – наконец произнесла она.
Мистер Одли улыбнулся, и у Амелии возникло ощущение, что между этими двумя есть что–то непонятное ей.
— Прекрасно сказано, мисс Эверсли, — ответил он. — Могу ли я сделать вывод, что Вы весьма хорошо знаете герцога?
— Я пять лет проработала на его бабушку, – сдавленно и официально сказала Грейс. — За это время мне повезло достаточно хорошо изучить кое–что в его характере.
— Леди Амелия, — вмешался Томас, — могу я проводить Вас домой?
— Конечно, — сказала девушка, явно воодушевленная предстоящей дорогой. Она и не надеялась на его компанию. Это было восхительное изменение планов.
— Так скоро? — пробормотал Джек.
— Моя семья ждет меня, — ответила Амелия,
— Тогда мы уезжаем прямо сейчас, — сказал Уиндхем. Амелия приняла его руку и встала.
— Э–э, Ваша светлость!
Они повернулись к Грейс, все еще стоявшей у дверей. Она выглядела очень взволнованно.
— Могу я поговорить с Вами, — сказала она, от двери, — Перед тем, как Вы, э–э, уедете. Пожалуйста.
Томас извинился и прошел за Грейс в холл. Их все еще можно было видеть из гостинной, но было очень сложно – вернее невозможно – разобрать, о чем они говорят.
— Что они там могут обсуждать? — спросил мистер Одли, и по его тону она поняла, что он–то совершенно точно знает, что они обсуждают, и одновременно знает, что ей это неизвестно, и наверняка знает, что этот вопрос здорово ее заденет.
— Понятия не имею, — огрызнулась она.
— Аналогично, — сказал Джек, беззаботно, как всегда.
А потом они услышали:
— Ирландия!
Это сказал Томас необычно громким голосом. Амелия очень хотела бы знать, о чем он говорил потом, но Томас взял Грейс за руку и отвел ее в сторону, за пределы видимости. И слышимости тоже.
— Что ж, мы получили ответ, — пробормотал мистер Одли
— Он не может расстроиться из–за того, что его бабушка уезжает из страны, — сказала Амелия. — Я бы подумала, что он скорее устроит праздник по этому поводу.
— А я думаю, что мисс Эверсли сообщила ему, что его бабушка требует, чтобы он сопровождал ее.
— В Ирландию? — Амелия удивленно отшатнулась. — О, Вы должно быть, ошибаетесь.
— Оставив в стороне тот факт, что я не могу вообразить, почему вдовствующая герцогиня пожелала поехать в Ирландию. Не то чтобы, – поспешила она добавить, – не то чтобы я не хотела бы увидеть Вашу красивую страну, но это не в характере вдовы, которая, как я слышала, всегда пренебрежительно отзывалась о Нортумберленде, Озерном крае и всей Шотландии в целом… — Она сделала паузу, пытаясь представить вдовствующую герцогиню, которая наслаждается тяготами путешествия. — А уж Ирландия кажется ей и вовсе концом света.
Он вежливо кивнул.
— И к тому же, утверждение, что она захотела, чтобы Уиндхем сопровождал ее, кажется бессмысленным. Они не любят находиться в компании друг друга.
— Как вежливо сказано, леди Амелия. А кто вообще любит находиться в их компании?
Ее глаза удивленно расширились. Вот и еще более явное выражение неприязни к Томасу. В его собственном доме! Право, это было откровенно невежливо.
И любопытно.
В этот момент в комнату вернулся Томас.
— Амелия, — произнес нарочито оживленно, — боюсь, что я не смогу проводить Вас домой. Приношу свои извинения.
— Конечно, — ответила она, и взглянула на мистера Одли, хотя и не была уверена, зачем она это делает.
— Я готов сделать все для Вашего комфорта. Возможно, Вы хотели бы выбрать книгу из библиотеки?
— Вы можете читать в экипаже? — засомневался Джек.
— А Вы нет? — спросила она.
— Я могу, — ответил он с особым ударением. — Я могу делать в экипаже почти все. Или с экипажем, — добавил он со странной улыбкой.
Томас удивительно крепко взял ее за руку и помог ей подняться.
— Приятно было познакомиться с вами, мистер Одли, — сказала Амелия.
— Да, — пробормотал он. – Похоже, вы действительно нас покидаете.
— Амелия, — церемонно произнес Томас, уводя ее.
— Что–то не так? – Спросила она, когда они вышли в холл. Она поискала глазами Грейс, но та исчезла.
— Конечно, нет – ответил он. – Просто дела требуют моего внимания.
Амелия собиралась спросить о предстоящем путешествии в Ирландию, но почему–то не спросила. Она сама не знала, почему. Решение не было осознанным, просто почувствовала, что не надо, и все. Томас казался таким погруженным в свои мысли. Ей не хотелось расстраивать его еще больше.
И кроме этого, она несколько сомневалась, что он ответит ей честно, если она все же спросит. Он не солжет, конечно, это было бы на него совсем непохоже. Но он отметет ее вопрос каким–нибудь расплывчатым снисходительным замечанием, и это разрушит чудесные чувства, которые возникли у нее сегодня утром.
— Можно мне взять с собой географический атлас? – спросила она. Поездка домой займет меньше часа, но ей так нравится разглядывать карты! Они когда–то делали это вместе, их головы склонялись над книгой, и они почти касались лбами…
Линия суши, бледно–голубые тона океана на странице – все это вечно будет напоминать ей о нем.
По дороге домой, пока карета тихо подскакивала на ухабах, она листала страницы, пока не дошла до Ирландии. Ей нравилась ее форма, плоская на востоке и будто тянущая руки к Атлантике на западе.
Она спросит Томаса о путешествии в следующий же раз, как увидит. Конечно же, он не уедет из страны, не предупредив ее.
Она закрыла глаза, представляя себе его лицо, скромно подретушировав синяк под глазом. В их отношениях началась новая глава. Она была в этом абсолютно уверена.
Она все еще не понимала, почему Томас напился прошлой ночью, но убеждала себя, что ей все равно. Единственным, что имело значение, было то, что это приблизило его к ней, и возможно, приблизило ее к самой себе.
Она проснулась. После стольких лет сна наяву, она, наконец, проснулась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин Джулия



что-то как-то не очень. особой любви я тут не увидела (вообще не увидела, если честно). вялотекущее повествование (намного скучнее, чем в первой части), невзрачные занудные персонажи, надуманные проблемы, осточертевшая бабка - всё оставляет неприятное впечатление. юмор джулии куинн, ради которого стоит её читать, тут совсем не прослеживается.
Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин Джулияаня
17.05.2012, 0.37





полностью пересказ "Красавица и герцог..." только от лица других главных героев, участвовавших в действии в вышеназванном романе. Впринципе можно прочитать только последнюю главу. Все остальное повторяеться слово-в-слово
Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин ДжулияКлер
27.07.2012, 21.03





Явно халтурное произведение. Толстой бы не додумался написать Анну Каренину сначала от лица Анны, а потом тоже действие от лица ее мужа Каренина. Тоже почитала только заключительные главы и только из-за спортивного интереса.
Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин ДжулияВ.З.,65л.
10.04.2013, 13.09





И всё таки не так уж плохо.трогательно...
Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин Джулияjasm
17.01.2014, 5.41





нда..еле еле дочитала до конца, просто домучила. Действительно пол романа переписано с первой частью, это что, для тех у кого склероз. Скучнейшая вещь, весь сюжет известен заранее, никакой интриги, вообще не понятно зачем было писать целую книгу.
Мистер Кэвендиш, я полагаю.. - Куин Джулияпервая ласточка
20.06.2015, 14.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100