Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

…получила письмо от Майкла. Три письма, собственно говоря. И до сих пор не ответила ему. Тебя бы это страшно огорчило, я знаю. Но я…
Из письма графини Кшшартин ее покойному мужу, написанного десять месяцев спустя после отъезда Майкла в Индию, впоследствии скомканного и со словами «Это какое-то безумие» брошенного в огонь.
Майкл углядел Франческу в толпе, едва лишь вошел в бальный зал. Она стояла в дальнем конце зала со своей сестрой и невестками. На ней было синее платье, и волосы были уложены по-новому.
И уход ее он также заметил сразу же, как и то, что вышла она в двери северо-западной стороны, то есть, надо думать, направилась в дамскую комнату, которая, как ему было отлично известно, располагалась в конце коридора.
«Хуже всего, - подумал Майкл, - что точно так же я замечу и ее возвращение». Со стороны казалось, что он занят оживленной беседой с полудюжиной дам, каждая из которых пребывала в уверенности, что его внимание полностью поглощено их маленьким кружком.
Это было как болезнь, как какое-то мучительное шестое чувство. Он не мог находиться в том же помещении, что Франческа, и не знать, где именно она в данный момент. Так было с их первой встречи, и единственное, что делало ситуацию сколько-нибудь переносимой, - это то, что сама Франческа об этом не подозревала.
Вот что ему больше всего нравилось в Индии - так это что там не было Франчески. В Индии ему не приходилось постоянно знать, где она. Но мысль о ней все равно преследовала его. Время от времени ему случалось вдруг увидеть каштановые кудри, которые отливали в свете свечей точно так же, как у нее, или вдруг услышать женский смех, который на мгновение казался ее смехом. У него перехватывало дыхание, и он принимался искать ее, несмотря на то что прекрасно знал, что ее нет рядом.
Это был сущий ад, и обычно после такого трудно было удержаться и не выпить как следует. Или не отправиться в постель с очередной любовницей.
Или не совместить то и другое.
Но это ушло в прошлое, теперь он снова был в Лондоне и сам удивился, до чего же легко вошел в свою прежнюю роль бесшабашного покорителя сердец. Мало что изменилось в городе - ну да, появились кое-какие новые лица, но в общем свет остался прежним. Празднество в честь дня рождения леди Бриджертон оказалось таким, каким он и предполагал, хотя следовало признать, что он слегка опешил, когда понял, до какой степени дикое любопытство вызвало его возвращение в Лондон. Оказалось, что Веселый Повеса стал теперь Скандальным Графом, и в первые же пятнадцать минут его пребывания на балу не менее восьми светских маменек атаковали его с целью добиться благосклонности и представить ему своих прелестных незамужних дочерей.
Он и сам не понимал, смешно это все или ужасно.
Скорее все-таки смешно, решил он наконец, по крайней мере пока. Но на следующей неделе это наверняка покажется ему ужасным.
После еще пятнадцати минут непрерывных представлений и весьма слабо завуалированных предложений (к счастью, от вдов, а не от дебютанток и их мамаш) он объявил, что намерен найти хозяйку бала, и, извинившись, покинул эту толпу.
И тут показалась она, Франческа. Чуть ли не в противоположном конце зала, разумеется, а значит, если он хочет поговорить с ней, придется ему проталкиваться сквозь эту дурацкую толпу. А Франческа выглядела в своем темно-синем бальном платье так прелестно, что дух захватывало, и тут он сообразил, что разговоры о новом гардеробе были не случайны и видит он ее не в привычном полутрауре сейчас впервые.
И его снова как громом поразило. Так она наконец сняла траур. Она собирается замуж. Она будет смеяться, и флиртовать, и носить синее, и найдет себе мужа.
И все это, вероятно, случится в течение месяца. Как только ее намерение выйти замуж снова станет общеизвестным, от мужчин отбою не будет. Да и как можно было не желать жениться на Франческе? Может, она и была не столь юна, как прочие особы на выданье, но было в ней нечто такое, чего не было у дебютанток, - искрометность, живость, умный блеск в глазах, от которого ее красота только выигрывала.
По- прежнему в одиночестве, она стояла в дверях. Удивительно, но, похоже, никто другой не заметил ее появления, так что Майкл решил, что прорвется сквозь толпу и поговорит с ней.
Но она увидела его раньше и не то чтобы улыбнулась, но губы ее шевельнулись, и в глазах сверкнуло узнавание, и она пошла к нему, а у него занялось дыхание.
Чему тут было удивляться? А он был вне себя от удивления. И всякий раз, когда он думал, что знает о ней все, что малейшая деталь ее облика и личности запечатлена навек в его памяти, что-то внутри ее вдруг мерцало, и она менялась, и он чувствовал, что влюбляется сызнова.
Никогда ему не убежать от этой женщины. Не спастись от нее и не обладать ею. Даже теперь, когда Джона больше нет, это все равно невозможно, все равно дурно. Слишком сложно все. Слишком много всего произошло. Никогда бы он не смог избавиться от чувства, что все-таки украл ее у брата.
Хуже - что он всегда желал украсть ее.
Он поспешил ей навстречу и, приблизившись, проговорил:
– Франческа! Как я рад видеть тебя!
– И я рада видеть тебя, - ответила она. Затем улыбнулась весело, и у него неожиданно возникло чувство, что она смеется над ним. Но какой смысл был показывать это? Он бы только лишний раз продемонстрировал, насколько чутко реагирует на малейшую перемену ее настроения. Так что он только спросил:
– Тебе было весело?
– Конечно. А тебе?
– Конечно.
Одна бровь ее изогнулась.
– И сейчас весело, в нынешнем уединении?
– Прости, ты о чем?
Она небрежно передернула плечами.
– Когда я видела тебя в последний раз, ты был окружен женщинами.
– Если ты видела меня, то почему не подошла и не вызволила из окружения?
– Вызволять? Зачем? - отозвалась она со смехом. - Было очевидно, что ты превесело проводишь время.
– В самом деле?
– Ну же, Майкл. - Она посмотрела на него многозначительно. - Флиртовать и обольщать - вот твой удел.
– Это что же, приказ?
– Ну не зря же тебя прозвали Веселым Повесой.
Он почувствовал, что челюсти его сжимаются все сильнее и сильнее. Ее замечание причинило ему боль, и от мысли о том, что оно задело его за живое, ему стало еще больнее.
Она внимательно вглядывалась в его лицо, так пристально, что ему стало неловко, и вдруг на ее собственном лице расплылась улыбка.
– Так тебе это не нравится, - проговорила она медленно, едва не задыхаясь от изумления. - Боже мой, так тебе это вовсе не нравится!
Выражение лица у нее было такое, словно ее только что постигло озарение библейских масштабов, но так как сам он в этой ситуации играл глупую роль, то ему ничего не оставалось, как нахмуриться.
А затем она рассмеялась, что только ухудшило дело.
– О Господи! - говорила она и даже приложила руку к животу, так распирало ее веселье. - Ты как лисица, которую гонят охотники, и тебе это не доставляет ни малейшего удовольствия. Нет, это просто бог знает что такое! После всех этих женщин, за которыми ты гонялся…
Она поняла все неверно, разумеется. Ему было совершенно все равно - навесили на него великосветские маменьки ярлык «Самый завидный жених сезона» или нет, прохода ему не дают или игнорируют. Это все следовало принимать с юмором.
Ему было совершенно все равно, что его зовут в свете Веселым Повесой. И считают никчемным обольстителем.
Но вот когда Франческа говорила то же самое…
Это жгло как кислота.
И хуже всего, что винить было некого, кроме самого себя. Он сам годами создавал себе эту репутацию, часами флиртовал с дамами и дразнил их, и старался, чтобы Франческа заметила это и не догадалась о его истинных чувствах.
А может, он делал это и ради себя тоже, потому как быть Веселым Повесой - это все-таки было занятие. Какая была альтернатива этой роли? Жалкий дурачок, безнадежно влюбленный в чужую жену. А у него, черт возьми, здорово это получалось - обольщать с первой улыбки. Лучше уж заниматься в жизни тем, что получается у тебя хорошо.
– И не говори, что я тебя не предупреждала, - заявила Франческа, страшно довольная собой.
– Не так уж плохо, когда тебя окружают красивые женщины, - заметил он в основном для того, чтобы позлить Франческу. - И еще лучше, когда это происходит без всяких усилий с твоей стороны.
Выпад его достиг цели, так как губы ее немедленно поджались.
– Не сомневаюсь, что это восхитительно, но ты не должен забываться, - резко сказала она. - Это ведь не твои обычные женщины.
– Вот не знал, что у меня есть свои обычные женщины.
– Ты прекрасно понимаешь, о чем я. Другие, может, и считают, что ты законченный распутник, но я-то тебя знаю.
– Неужели? - И он едва не засмеялся. Она считала, что знает его хорошо, но она не знала ничего! И никогда не узнает всей правды.
– Четыре года назад у тебя был свой кодекс поведения, - продолжала Франческа. - Ты никогда не обольщал тех, кому твои действия могли бы принести непоправимый ущерб.
– И почему же ты решила, что я начну это делать теперь?
– Ах, да я вовсе не считаю, что ты способен причинить зло намеренно, - сказала она. - Но раньше ты не общался с молодыми девицами на выданье. И не надо было опасаться, что ты сделаешь ложный шаг и погубишь одну из них.
Неясное раздражение, давно уже нараставшее в его груди, стало шириться и вскипать.
– За кого ты меня принимаешь, Франческа? - спросил он, деревенея всем телом от чего-то, что он и сам не мог толком назвать. Его приводило в бешенство, что она могла подумать о нем такое, просто в бешенство.
– Майкл…
– Ты действительно считаешь, что я настолько тупоумен, что могу нечаянно погубить репутацию молодой девицы?
Губы ее приоткрылись, потом слегка задрожали, и наконец она выговорила:
– Разумеется, я не считаю тебя тупоумным, Майкл. Но…
– Тогда безответственным? - резко спросил он.
– Нет, и не безответственным. Просто я думаю…
– Что, Франческа? - спросил он почти грубо. - Что именно ты думаешь обо мне?
– Я думаю, что ты самый замечательный человек из всех, кого я знаю, - негромко проговорила Франческа.
Черт! Вот Франческа, она всегда так - возьмет и одной фразой выбьет у человека почву из-под ног. Он не сводил с нее глаз, пытаясь сообразить, что же она хотела этим сказать.
– Я правда так думаю, - пояснила Франческа и передернула плечами. - Но кроме того, я думаю, что ты глупый, и думаю, что ты ветреный, и еще я думаю, что ты разобьешь этой весной больше сердец, чем у меня достанет сил сосчитать.
– Не твоя забота считать разбитые сердца, - проговорил он спокойно и твердо.
– Верно. - Она взглянула на него и криво усмехнулась. - Но ведь все равно дело кончится тем, что я засяду за подсчеты, не так ли?
– Это почему же?
Похоже, на это она не знала, что ответить, и тут, когда он совсем уверился, что она ничего не скажет, она прошептала:
– Потому что я не смогу удержаться.
Прошло несколько секунд. Они просто стояли рядом у стены. И внешне это выглядело так, будто они смотрят на толпы гостей. Наконец Франческа нарушила молчание:
– Тебе следует потанцевать.
– С тобой?
– Да. Один раз по крайней мере. Но ты должен потанцевать и с какой-нибудь невестой на выданье, с кем-нибудь, на ком ты можешь жениться.
На ком он может жениться! Это может быть кто угодно, кроме нее.
– Это будет сигнал - в свете сразу поймут, что ты подумываешь о браке, - добавила Франческа. И когда он ничего не ответил, спросила: - Ведь ты подумываешь о браке?
– О браке? -Да.
– Ну, если ты настаиваешь, - сказал он легкомысленно. Надо было оставаться учтивым кавалером - только так возможно было скрыть горечь, переполнявшую его душу.
– Вот Фелисити Федерингтон, - сказала Франческа, делая движение рукой в сторону очень хорошенькой юной леди, стоявшей метрах в десяти от них. - Прекрасная для тебя невеста. Очень здравомыслящая. Она не станет в тебя влюбляться.
Он посмотрел на нее сверху вниз насмешливо:
– Да, а то действительно как бы, Боже сохрани, мне не найти в браке любовь.
Губы Франчески приоткрылись, и глаза раскрылись широко-широко.
– Так ты этого хочешь? - спросила она. - Найти в браке любовь?
Похоже, эта перспектива привела ее в восторг. Она была в восторге, что он может найти себе идеальную пару.
Вот так. Его вера в высшие силы находила все больше подтверждений. Право же, столь идеальные насмешки судьбы не могли падать на его голову по воле слепого случая.
– Майкл? - окликнула его Франческа. Глаза ее так и сияли, и она явно хотела, чтобы ему досталась замечательная и прекрасная невеста.
А он хотел только одного - завопить во все горло.
– Я не понимаю, о чем ты, - сказал он ядовито. - Не имею ни малейшего представления.
– Майкл… - Вид у нее был страшно огорченный, но впервые в жизни его это не тронуло.
– Извини, - бросил он резко, - полагаю, мне пора танцевать с этой Федерингтон.
– Майкл, что с тобой? - воскликнула она. - Что я такого сказала?
– Ничего, - отозвался он. - Ничего такого.
– Не надо так!
Поворачиваясь к ней, он ощутил, что его охватывает какое-то онемение. И это помогло ему снова надеть маску, и улыбнуться успокоительно, и окинуть ее своим легендарным взглядом из-под полуопущенных век. Он снова был повесой. Пусть и не таким уж веселым, но вполне светским обольстителем.
– Как - так? - И губы его изогнулись в улыбке, которая была и невинной, и снисходительной одновременно. - Ведь я делаю именно то, о чем ты просила меня. «Потанцуй с этой Федерингтон» - ведь так ты сказала? Я выполняю твои инструкции, вот и все.
– Ты на меня сердишься, - прошептала она.
– Вовсе нет. - Но они оба поняли, что тон его был слишком уж легкомысленным, слишком уж вкрадчивым. - Я просто смирился с тем, что ты, Франческа, знаешь лучше, что мне нужно. Прежде я всегда прислушивался к голосу собственной души и совести, и что мне это дало? Бог знает, что бы сейчас было, если бы я послушался тебя еще много лет назад.
Она ахнула и отстранилась от него.
– Мне надо идти, - сказала она.
– Так иди, - сказал он. Подбородок ее чуть вздернулся.
– Здесь много мужчин.
– Очень много.
– Мне надо найти себе мужа.
– Обязательно, - согласился он.
Губы ее крепко сжались, и она добавила:
– Может, я найду себе что-нибудь прямо сегодня.
Он с трудом удержался от насмешливой улыбки. Ей всегда надо было оставить за собой последнее слово.
– Очень может быть, - сказал он в ту самую секунду, когда Франческа уже решила, что разговор закончен.
И она уже отошла настолько далеко, что не могла отпустить ответную колкость. Но по тому, как она приостановилась и как напряглись ее плечи, он понял, что был услышан.
Он прислонился к стене и улыбнулся. Надо ценить незамысловатые радости жизни.
На следующий день Франческа чувствовала себя просто ужасно. Хуже того, не могла избавиться от чувства вины, хотя это Майкл говорил с ней вчера таким оскорбительным тоном.
И правда, ну что такого она сказала, что он так взвился? И какое право он имел так вести себя по отношению к ней? Она всего-навсего выразила свою радость в связи с тем, что в его намерения, возможно, входило найти в браке истинную любовь, а не проводить свои дни в презренной распущенности.
Но по- видимому, она ошиблась. Майкл провел весь этот вечер -и до, и после их разговора, - очаровывая всех дам подряд. То есть до такой степени всех подряд, что Франческа уже думала, что ей сейчас станет дурно.
Но хуже всего было то, что она никак не могла удержаться от того, чтобы вести счет его амурным победам, - точь-в-точь как она сама и предсказывала.
– Одна, две, три, - бормотала она себе под нос, глядя на то, как он покоряет троицу сестер с первой улыбки. - Четыре, пять, шесть. - И вот пали две вдовы и графиня. Это было отвратительно, а еще отвратительнее, что она не могла оторваться от этого как загипнотизированная.
К тому же время от времени он бросал на нее взгляды, эти свои насмешливые взгляды из-под полуопущенных век, и невольно закрадывалась мысль, что он прекрасно знает, чем она занята, и переходит от женщины к женщине единственно для того, чтобы дать ей возможность продолжить счет.
И зачем она сказала ему? О чем она тогда думала?
Может, она вообще в тот момент не способна была думать? Это единственное возможное объяснение. Уж во всяком случае, она не планировала это заранее - взять да и сказать ему, что не сможет удержаться, чтобы не вести счет разбитым его чарами сердцам. Негромкие слова эти сорвались с ее губ сами - прежде чем она поняла, что такая мысль появилась у нее в голове.
И даже сейчас она толком не понимала: а что, собственно, эти ее слова значили?
Что ей было за дело до того, сколько именно дам будет очаровано? Никогда раньше ее это не беспокоило.
И дальше будет только хуже. Дамы просто с ума сходили по Майклу. Если бы правила светских приличий вдруг в одночасье перевернулись с ног на голову, с неудовольствием думала Франческа, их гостиная в Килмартин-Хаусе была бы завалена цветами и на всех была бы карточка: «Скандальному Графу».
Да и так все будет ужасно. Сегодня ее весь день будут допекать визитеры, уж это точно. Все лондонские дамы явятся сегодня к ней в надежде, что Майкл случайно заглянет в гостиную. Придется терпеть бесконечные расспросы, намеки и…
– Боже правый! - И она остановилась на пороге гостиной, глазам своим не веря. - Что же это такое?
Цветы. Множество цветов.
Бред, проникший в действительность. Неужели и в самом деле правила светского тона были перевернуты сегодня ночью с ног на голову, а ей просто забыли сообщить?
Фиалки, ирисы, маргаритки. Завозные тюльпаны. Оранжерейные орхидеи. И розы. Повсюду розы. Всех цветов и оттенков. Аромат их просто подавлял.
– Пристли! - громко позвала Франческа и тут только заметила, что дворецкий был здесь же, в противоположном конце гостиной: ставил на стол высокую вазу с львиным зевом. - Что это за цветы?
Дворецкий еще чуть подвинул вазу, повернул последний розоватый стебель так, чтобы цветы не были обращены к стене, затем повернулся и подошел к ней:
– Цветы прислали вам, миледи. Франческа часто-часто заморгала.
– Мне?
– Именно вам. Не желаете ли прочесть карточки? Я оставил каждую возле соответствующего букета, чтобы вы знали, кто что прислал.
– А! - Это было все, что она смогла вымолвить. Она стояла, прижав ладошку к приоткрывшемуся рту, переводила взгляд с букета на букет и чувствовала себя дурочкой.
– Если желаете, - продолжал Пристли, - я могу вынуть все карточки из букетов и на обороте каждой написать, какому именно букету она соответствует. Тогда ваше сиятельство сможет просмотреть все карточки сразу. - Когда Франческа ничего не ответила на это, он предложил: - Может, ваше сиятельство желает просмотреть карточки за своим письменным столом? Я могу принести их вашему сиятельству в кабинет.
– Нет-нет, - поспешила остановить его Франческа. Она все еще была в полной растерянности. Ведь она вдова! А значит, мужчины не могут присылать ей цветы. Или могут?
– Миледи?
– Я… я… - Она повернулась к Пристли, чопорно выпрямляя спину и пытаясь вернуть себе ясность мысли. Хотя бы относительную. - Я просто… э-э… взгляну на них… - И она обратилась к ближайшему букету, изящно составленному из синих гиацинтов и ветвей стефанотиса. «Они бледнеют в сравнении с вашими глазами» - было написано на карточке. И подпись - маркиз Честер.
– О-о! - протянула Франческа. Супруга лорда Честера скончалась два года назад. Было общеизвестно, что маркиз подыскивает себе новую.
Едва в силах совладать со странным, кружащим голову чувством, которое поднималось в ее душе, Франческа медленно шла от букета к букету и брала карточки, стараясь не выказать своего энтузиазма на глазах у дворецкого.
– Интересно, от кого этот? - проговорила она с напускной небрежностью.
Сонет. Шекспировский, если ей не изменяет память. Подписано - виконт Тревелстэм.
Тревелстэм? Но они встречались всего раз. Он был молод, очень красив, и про него говорили, что папаша его промотал большую часть фамильного состояния.
Так что новому виконту волей-неволей придется жениться на богатой невесте. Так все говорили.
– Боже правый!
Франческа оглянулась и увидела Джанет, остановившуюся у двери.
– Что же это такое? - удивилась ее свекровь.
– По-моему, я, войдя в гостиную, сказала то же самое, слово в слово. - Франческа передала Джанет две карточки и внимательно следила за лицом свекрови, пока та читала аккуратно написанные строчки.
Джанет потеряла своего единственного ребенка со смертью Джона. Как она отреагирует на известие о том, что отныне за Франческой будут ухаживать мужчины?
– Батюшки! - сказала Джанет, поднимая глаза на нее. - Да ты, похоже, будешь у нас «несравненной» этого сезона.
– Ну что за глупости, - сказала Франческа, краснея. Краснея? Боже правый! Да что же с ней такое происходит? Она никогда прежде не краснела. Она не краснела, даже когда только начала выходить в свет, в свой первый сезон, когда она и в самом деле заслужила титул «несравненной». - Для этого я слишком стара, - пролепетала она.
– Очевидно, нет, - заметила Джанет.
– И еще в прихожей остались цветы, - вставил Пристли. Джанет обернулась к Франческе:
– Ты уже просмотрела все карточки?
– Нет еще. Но полагаю…
– Что они все примерно одинаковы? Франческа кивнула.
– Тебе все это неприятно? - спросила она свекровь. Джанет печально улыбнулась, но глаза ее смотрели мудро и ласково.
– Ты имеешь в виду, хотелось бы мне, чтобы ты по-прежнему была замужем за моим сыном? Конечно, хотелось бы. А хочу лия, чтобы ты провела остаток жизни, будучи замужем за воспоминанием о нем? Конечно, нет. - Она взяла Франческу за руку. - Ты мне как дочь, Франческа. Я желаю тебе счастья.
– Я никогда не обесчещу памяти Джона, - уверила ее Франческа.
– Ну конечно, нет. Ты не из тех, кто способен на бесчестный поступок, иначе Джон на тебе бы никогда не женился. Или же, - добавила она с лукавой улыбкой, - я бы ему жениться не позволила.
– Мне бы хотелось детей, - сказала Франческа, чтобы Джанет уж точно поняла, что для нее главное - стать матерью, а быть женой не так уж важно.
Дж- анет кивнула и, отвернувшись, отерла кончиками пальцев слезы с глаз.
– Надо прочитать все остальные карточки, - и по ее бодрому тону Франческа поняла, что свекрови не хочется останавливаться на этой теме, - и подготовиться к лавине визитов, которая обрушится на нас после полудня.
Франческа последовала за свекровью, которая двинулась к огромной охапке тюльпанов и взяла карточку.
– Полагаю, с визитами будут в основном дамы, - заметила Франческа, - желающие порасспросить о Майкле.
– Может, ты и права, - отозвалась Джанет. И, держа карточку в руке, спросила: - Ты позволишь прочесть?
– Конечно.
Джанет пробежала глазами надпись на карточке, подняла глаза и сказала:
– Чешир. Франческа так и ахнула:
– То есть герцог Чешир?
– Он самый.
Франческа даже руку прижала к сердцу и прошептала:
– Ну надо же! Герцог Чешир!
– Ты, душенька, явно у нас самая завидная партия сезона.
– Но я…
– Что это, черт возьми, тут такое?
Это был Майкл, державший в руках вазу, которую едва не опрокинул. Выражение лица у него было в высшей степени раздраженное.
– Доброе утро, Майкл, - весело приветствовала племянника Джанет.
Майкл ответил кивком и обратился к Франческе ворчливым тоном:
– Что это ты стоишь с таким восторженным видом, да еще и руку к сердцу прижала, словно готовишься присягать своему сюзерену?
– Ты имеешь в виду - тебе? - съязвила Франческа, быстро опуская руку. Она даже не сознавала, что до сих пор прижимала ее к сердцу.
– Если тебе очень повезет, - пробормотал он. Франческа только глянула в ответ укоризненно. Он ухмыльнулся:
– Мы что же, открываем цветочный магазин?
– Нет, но вообще-то могли бы, - отозвалась Джанет. И добавила с готовностью: - Это все Франческе прислали.
– Кому же еще, - буркнул он. - Не понимаю только, как человек может быть настолько глуп, чтобы присылать розы.
– А я люблю розы, - сказала Франческа.
– Все присылают розы, - заявил Майкл безапелляционно. - Это банально, и старо, и, - тут он сделал жест в сторону желтых роз, присланных Тревелстэмом, - кто вообще прислал их?
– Тревелстэм, - ответила Джанет.
Майкл фыркнул и быстро обернулся к Франческе:
– Уж не за него ли ты собралась замуж?
– Вообще-то нет, но я не понимаю, что…
– У него нет ни гроша за душой, - заявил Майкл.
– Откуда тебе-то знать? - спросила Франческа. - Ты же вернулся меньше месяца назад?
Майкл только плечами передернул.
– Но в свой клуб-то я заходил.
– Может, это и правда, только в этом нет никакой вины самого молодого человека. - Франческа почему-то чувствовала, что необходимо было сказать это. Не то чтобы она считала себя обязанной защищать лорда Тревелстэма, просто старалась быть справедливой: ведь было общеизвестно, что молодой виконт весь последний год прилагал немалые усилия к тому, чтобы как-то поправить семейное состояние, которому нанесло урон распутство его отца.
– Ты не выйдешь за него, и точка, - объявил Майкл. Такое высокомерное нахальство должно было бы раздосадовать ее, однако только позабавило.
– Очень хорошо, - сказала она, с трудом сдерживая улыбку. - Я выберу кого-нибудь другого.
– И прекрасно, - буркнул Майкл.
– У нее очень большой выбор, - вставила Джанет.
– В самом деле? - ядовито осведомился Майкл.
– Пойду-ка я найду Хелен, - сказала Джанет. - Ей обязательно надо на это посмотреть.
– Не думаю, что цветы эти возьмут и вылетят в окно прежде, чем она встанет, - сказал Майкл.
– Ну конечно, не вылетят, - ласково сказала Джанет и материнским жестом потрепала племянника по плечу.
Франческа с трудом сдержала смех. Майкл не выносил, когда его материнским жестом похлопывали по плечу, и Джанет об этом прекрасно знала.
– Хелен просто обожает цветы, - сказала Джанет. - Можно, я отнесу ей один букет наверх?
– Конечно, - сказала Франческа.
Джанет потянулась было к желтым розам Тревелстэма, но отдернула руку.
– Ах! Нет-нет, эти мне лучше не брать, - сказала она, обратясь к Франческе и Майклу. - Ведь виконт сам может пожаловать сегодня, и выйдет нехорошо, если он решит, что его букет сослали в какой-нибудь дальний угол дома.
– Конечно, - согласилась Франческа. Майкл хмыкнул.
– В любом случае лучше будет, пожалуй, если я сначала поднимусь к Хелен и расскажу ей об этом, - сказала Джанет, повернулась и поспешила вверх по лестнице.
Майкл чихнул, сердито покосился на совершенно безобидный букет гладиолусов и проворчал:
– Придется нам открыть здесь окно.
– Мы же замерзнем!
– Я лично собираюсь надеть пальто, - скрипнул он зубами.
Франческа улыбнулась.
– Ты ревнуешь? - спросила она лукаво.
Он резко повернулся к ней, и у него было такое выражение лица, что ей захотелось провалиться сквозь землю.
– Не меня, - сказала она поспешно, едва не краснея при одной этой мысли. - Ей-богу, я совсем не то имела в виду.
– А что? - спросил он спокойно и холодно.
– Ну, просто… - Она обвела рукой цветы, столь очевидно свидетельствовавшие о ее внезапной популярности. - Мы оба преследуем одну и ту же цель в этом сезоне, ведь так?
Он только непонимающе смотрел на нее.
– Брак, - объяснила она. Боже! До чего же он был туп сегодня!
– И что?
Она нетерпеливо вздохнула:
– Не знаю, приходила ли тебе эта мысль в голову, но я лично полагала, что из нас двоих это ты будешь подвергаться преследованиям как завидный жених. Я никак не думала, что и я… ну…
– Будешь высоко котироваться на ярмарке невест?
Нельзя сказать, что это была очень тактичная формулировка, но, в общем, она довольно точно передавала суть, так что Франческа только сказала:
– Ну да, наверное.
Мгновение он ничего не отвечал, только смотрел на нее со странным, даже каким-то кислым выражением, а затем вдруг спокойно заявил:
– Надо быть полным идиотом, чтобы не хотеть жениться на тебе.
На лице Франчески застыло изумление. Она совершенно не представляла, что ответить.
– Это… это… то, что мне сейчас приятнее всего слышать.
Он вздохнул и провел ладонью по волосам. Франческа решила, что не стоит сообщать ему, что изрядное количество ярко-желтой пыльцы оказалось на его черных волосах в результате этого.
– Франческа, - сказал он, и лицо его стало утомленным. И оно выразило что-то еще.
Сожаление?
Не может быть. Майкл никогда ни о чем не сожалел, не тот он был человек.
– Я никогда бы не стал завидовать твоему успеху. Ты… - Он откашлялся. - Ты имеешь право на счастье.
– Я… - Все это было так странно, особенно после вчерашнего неприятного разговора. Как отвечать? Она не знала. А потому просто переменила тему: - Ничего, Майкл, будет и на твоей улице праздник.
Он только посмотрел на нее недоуменно.
– Праздник уже на твоей улице, собственно говоря, - торопливо продолжила она. - Вчера меня одолевали целые толпы твоих поклонниц, а вовсе не моих поклонников. Если бы женщины могли посылать цветы, мы бы сейчас были завалены цветами до потолка.
Он улыбнулся, но глаза его не улыбались. Лицо его выражало не гнев, а… просто ничего.
И она еще подумала: до чего же странно думать так о лице.
– Кстати, о вчерашнем вечере, - проговорил он и принялся дергать свой белый крахмальный галстук. - Если какие-нибудь мои слова огорчили тебя…
Она не сводила глаз с его лица. Это было лицо дорогого ей человека, и она знала его до мельчайших деталей. Четыре года, похоже, не смазали ее воспоминаний. Но что-то в его лице было теперь иным. Он изменился, но она никак не могла понять, как именно.
И не могла понять почему.
– Все в порядке, - заверила она его.
– Как бы то ни было, - сказал он грубовато, - прими мои извинения.
Но до самого вечера этого дня Франческа все думала, понимал ли он сам, за что извиняется. И она никак не могла отделаться от мысли, что и она как следует этого не понимает.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100