Читать онлайн Где властвует любовь, автора - Куин Джулия, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Где властвует любовь - Куин Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 96)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Где властвует любовь - Куин Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Где властвует любовь - Куин Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Куин Джулия

Где властвует любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

У каждого есть свои секреты. В особенности у меня.
«Светские новости от леди Уистлдаун», 14 апреля 1824 года
– Жаль, что я не знала, что ты ведешь дневник, – заметила Пенелопа, снова затягивая салфетку на его руке.
– Почему?
– Ну, не знаю. – Она пожала плечами. – Разве не интересно обнаружить, что человек представляет собой нечто большее, чем кажется на первый взгляд?
Колин помолчал, затем неожиданно для себя спросил:
– Тебе действительно понравилось?
Пенелопа улыбнулась. Колин пришел в ужас. Невероятно! Чтобы он, один из самых популярных и утонченных представителей высшего света, опустился до уровня застенчивого школяра, готового ловить каждое слово похвалы.
И от кого? От Пенелопы Федерингтон, Бог ты мой!
Не то чтобы с Пенелопой было что-нибудь не так, поспешил напомнить он себе. Просто Пенелопа… – это Пенелопа.
– Конечно, понравилось, – отозвалась она с мягкой улыбкой. – Я же тебе сказала.
– А что тебя больше всего поразило? – спросил он, решив, что уже достаточно наговорил глупостей, чтобы останавливаться сейчас.
Она лукаво улыбнулась:
– Вообще-то твой почерк. Он оказался куда более аккуратным, чем можно было вообразить.
Колин нахмурился:
– И как это следует понимать?
– Мне трудно представить тебя склонившимся над столом и усердно выводящим буквы, – ответила она, сжав губы, чтобы подавить улыбку.
Если Колин и нуждался в поводе для праведного негодования, то получил его.
– Да будет тебе известно, что я провел долгие часы в классной комнате, склонившись над столом, как ты изволила выразиться, и практикуясь в каллиграфии.
– Неужели? – сочувственно вымолвила она.
– Угу, – отозвался он.
Пенелопа опустила глаза, явно стараясь скрыть улыбку.
– Так что у меня прекрасный почерк, – добавил он тоном капризного мальчишки.
– О да, – согласилась она. – Особенно мне понравились завитушки. Очень изящно исполнено. У тебя талант.
– Ты уверена? – поинтересовался он с самым серьезным видом.
– Абсолютно, – заявила она, подражая его тону.
Колин улыбнулся, затем отвел глаза, ощутив вдруг необъяснимую робость.
– Я рад, что тебе понравился мой дневник, – сказал он.
– Очень, – задумчиво отозвалась она. – Все так увлекательно и живо написано, и потом… – Она отвернулась, покраснев. – Ты подумаешь, что я ужасно глупа.
– Никогда, – пообещал он.
– Видишь ли, у меня возникло ощущение, что ты получал удовольствие, когда писал эти строки.
Колин ненадолго задумался. Ему не приходило в голову, что он получал удовольствие, делая заметки в дневнике.
Просто он не мог иначе. Как можно путешествовать по дальним странам и не записывать, что ты видел, что испытал и, самое главное, что чувствовал?
Но, оглядываясь назад, он осознал, что каждый раз, когда ему удавалось сочинить удачную фразу, точно выражавшую его мысль, его охватывало странное удовлетворение. Колин отлично помнил, как он писал тот отрывок, который прочитала Пенелопа. Он сидел на берегу, закатное солнце согревало его плечи, влажный песок щекотал босые ступни. Это был божественный миг, полный неги, которую можно ощутить только в разгар лета (или на средиземноморском побережье), и пытался придумать, как описать воду.
Он сидел там целую вечность – во всяком случае, не меньше получаса – с пером в руке, склонившись над дневником в ожидании вдохновения. И когда вдруг понял, что теплую морскую воду можно сравнить с температурой воды в слегка остывшей ванне, лицо его осветилось широкой восторженной улыбкой.
Да, ему нравится писать. Забавно, что он не сознавал этого раньше.
– Хорошо иметь что-нибудь в жизни, – тихо сказала Пенелопа, – что доставляет тебе удовольствие, придает смысл твоему существованию и заполняет время полезной деятельностью. – Она сцепила пальцы на коленях и уставилась на них, словно завороженная. – Я никогда не понимала радостей праздной жизни.
Колин ощутил порыв приподнять ее подбородок, чтобы видеть ее глаза и спросить: «А чем ты заполняешь свое время?» Но он сдержался. Это было бы непростительной вольностью, не говоря уж о том, что он не хотел признаваться себе, насколько важен для него ответ.
Поэтому он задал свой вопрос, не давая воли рукам.
– Да ничем особенным, – ответила Пенелопа, все еще изучая собственные ногти. Затем, после недолгой паузы, вскинула глаза и вздернула подбородок так быстро, что он ощутил легкое головокружение. – Я довольно много читаю. Иногда вышиваю, хоть и не очень хорошо. Конечно, хотелось бы чего-то еще, но…
– Чего же? – поинтересовался Колин.
Пенелопа покачала головой.
– Да так, пустяки. Ты должен радоваться, что имеешь возможность путешествовать. Признаться, я тебе завидую.
Последовало молчание, и хотя оно не было неловким, Колин прервал его.
– Этого недостаточно, – резко произнес он.
Это настолько, не вязалось с тоном предыдущего разговора, что Пенелопа несколько секунд изумленно взирала на него.
– Что ты имеешь в виду? – спросила она наконец.
Колин беспечно пожал плечами.
– Нельзя путешествовать вечно. Когда все время находишься в пути, это перестает казаться забавным.
Пенелопа рассмеялась, прежде чем поняла, что он не шутит.
– Извини, – сказала она. – Я не хотела быть нетактичной.
– Я не обиделся, – отозвался Колин, глотнув лимонада. Раненая рука плохо слушалась, и он расплескал бокал, когда ставил его на стол. – Самое лучшее в любом путешествии, не считая отъезда, – это возвращение домой. К тому же я слишком скучаю по своей семье, чтобы болтаться по свету всю оставшуюся жизнь.
Пенелопа никак не отреагировала на это заявление, не желая повторять банальности, которые обычно говорят в подобных случаях, и молча ждала продолжения.
С минуту Колин ничего не говорил, затем усмехнулся и решительно захлопнул дневник.
– Эти заметки не в счет. Я писал их для себя.
– Это не делает их менее интересными, – тихо возразила она. Если Колин и слышал, то не подал виду.
– Наверное, естественно записывать свои впечатления во время путешествия, – продолжил он, – но теперь, когда я дома, мне нечем заняться.
– Мне трудно в это поверить.
Колин только хмыкнул, потянувшись за кусочком сыра, лежавшим на подносе. Пенелопа молча наблюдала, как он прожевал его и запил глотком лимонада. Его поведение изменилось, он казался более настороженным и напряженным.
– Ты читала последний опус леди Уистлдаун?
Пенелопа удивленно взглянула на него, озадаченная внезапной сменой темы разговора.
– Конечно. С чего еще, по-твоему, начинается утро представителей высшего света?
Он отмахнулся от вопроса.
– Ты обратила внимание, как она описывает меня?
– Э-э… как всегда, очень лестно, не правда ли?
Колин снова отмахнулся – довольно невежливо, с ее точки зрения.
– Да, да, но не в этом суть, – рассеянно произнес он.
– Ты бы так не рассуждал, – натянуто отозвалась Пенелопа, – если бы тебя сравнили с перезревшим плодом цитрусовых.
Колин вздрогнул и дважды открывал рот, прежде чем заговорить:
– Если тебе от этого легче, я даже не знал, что ты удостоилась подобного сравнения. – Он задумался на секунду и добавил: – Собственно, я и сейчас не хочу этого знать.
– Да ладно, – сказала Пенелопа, изобразив равнодушие. – Меня это никогда не задевало. Тем более что я питаю слабость к апельсинам и лимонам.
Колин хотел что-то сказать, но помедлил, глядя на нее в упор.
– Надеюсь, то, что я собираюсь сказать, не прозвучит как возмутительная неблагодарность, ведь, строго говоря, мне не на что жаловаться.
Беда в том, подумала Пенелопа, что о ней этого не скажешь.
– Но почему-то мне кажется, – продолжил Колин, глядя на нее ясным сосредоточенным взглядом, – что ты меня поймешь.
Это был комплимент. Странный, необычный, но тем не менее комплимент. Пенелопе ничего так не хотелось, как коснуться его руки, но она только кивнула.
– Ты можешь сказать мне все, Колин.
– Мои братья, – начал он. – Они… – Он замолк, уставившись невидящим взглядом в окно, затем снова взглянул на нее. – Они очень самостоятельные. Энтони – виконт. Видит Бог, я не хотел бы подобной ответственности, но у него есть цель. От него зависит сохранение нашего наследства.
– И не только, – тихо заметила Пенелопа.
Он бросил на нее вопросительный взгляд.
– Думаю, твой брат считает себя в ответе за всю семью, – сказала она. – Это тяжкое бремя.
Колин попытался сохранить бесстрастный вид, но он никогда не был искусным актером. Выражение его лица заставило Пенелопу выпрямиться в кресле.
– Я вовсе не хочу сказать, что он имеет что-нибудь против! – поспешно добавила она. – Это часть его натуры.
– Вот именно! – воскликнул Колин, словно только что обнаружил нечто действительно важное. – В противоположность этим… моим легковесным рассуждениям о жизни. Ему грех жаловаться. Он всегда это понимал. А Бенедикт… Ты знаешь, что Бенедикт рисует?
– Конечно, – ответила Пенелопа. – Это всем известно. Одна из его картин висит в Национальной галерее. И кажется, они собираются приобрести еще одну. Пейзаж.
– Неужели?
Она кивнула.
– Мне сказала Элоиза.
Плечи Колина поникли.
– Должно быть, это правда. Странно, что никто не удосужился сообщить об этом мне.
– Ты был за границей, – напомнила Пенелопа.
– В общем, я пытаюсь сказать, что они оба имеют цель в жизни. В отличие от меня.
– Ты не прав, – возразила она.
– Мне лучше знать, прав я или не прав.
Пенелопа откинулась назад, пораженная резкостью его тона.
– Я знаю, что люди думают обо мне, – начал он, и хотя Пенелопа решила, что будет молчать, чтобы дать ему высказаться, она не могла не вмешаться.
– Ты душа общества, – сказала она. – Все просто обожают тебя.
– Знаю, – простонал Колин, смущенный и раздраженный одновременно. – Но… – Он запустил пальцы в волосы. – Господи, как сказать это и не выглядеть полным ослом?
Глаза Пенелопы расширились.
– Мне осточертело, что все считают меня пустоголовым симпатягой, – высказал он наконец.
– Что за чепуха, – возразила Пенелопа, пожалуй, чересчур поспешно.
– Пенелопа…
– Никто так не думает, – настаивала она.
– Как ты можешь утверждать…
– Я проторчала в Лондоне на несколько лет дольше, чем принято, – сердито сказала она. – Может, я не самая популярная женщина в городе, но за десять лет я слышала более чем достаточно слухов, сплетен и дурацких суждений. Но я никогда – ни разу – не слышала, чтобы кто-нибудь называл тебя недалеким.
С минуту Колин молча смотрел на нее, пораженный пылом, с каким она бросилась его защищать.
– Наверное, я не совсем точно выразился, – сказал он, как он надеялся, смиренным тоном. – Не «пустоголовым», а «пустым», так будет вернее. А что касается «симпатяги», то даже леди Уистлдаун называет меня обаятельным.
– И что в этом плохого?
– Ничего, – натянуто отозвался он, – если бы она не делала этого через день.
– Но газета выходит через день.
– Вот именно, – парировал он. – Если бы она видела во мне что-нибудь, помимо моего знаменитого обаяния, неужели ты думаешь, что она упустила бы возможность сообщить об этом всему свету?
Пенелопа выдержала долгую паузу.
– Неужели так важно, что думает леди Уистлдаун?
Колин подался вперед, хлопнув ладонями по коленям, и охнул, с опозданием вспомнив о раненой руке.
– Ты не понимаешь, – сказал он, морщась от боли. – Мне нет дела до леди Уистлдаун. Но нравится нам это или нет, она являет собой частицу нашего общества, отражая его в своих заметках.
– Думаю, найдется немало людей, которые не согласятся с этим утверждением.
Он выгнул бровь.
– Включая тебя?
– Вообще-то я считаю леди Уистлдаун довольно проницательной, – сообщила Пенелопа, чопорно сложив руки на коленях.
– Кого? Женщину, сравнившую тебя с перезрелой дыней?
На щеках Пенелопы вспыхнули два красных пятна.
– С перезрелым цитрусом, – процедила она. – Уверяю тебя, это разные вещи.
Колин окончательно убедился, что женский ум – это нечто загадочное и непредсказуемое, чего мужчине никогда не понять. На свете нет женщины, способной добраться из пункта А в пункт Б, не остановившись по пути в пунктах С, Д и X.
– Пенелопа, – сказал он, недоверчиво уставившись на нее, – эта женщина оскорбила тебя. Как ты можешь оправдываешь ее?
– Все, что она пишет, не более чем правда, – ответила она, скрестив руки на груди. – И признаться, она была довольно добра ко мне, с тех пор как мне позволили самой выбирать себе одежду.
Колин застонал.
– Мне казалось, мы обсуждали нечто более важное, чем тонкости дамского гардероба.
Глаза Пенелопы сузились.
– Еще бы. Мы обсуждали неудовлетворенность жизнью самого популярного мужчины в Лондоне.
Последние четыре слова она произнесла с нажимом, и Колин понял, что его пытаются поставить на место. Что ему чрезвычайно не понравилось.
– Не знаю, с чего я взял, что ты поймешь, – буркнул он, злясь на себя за ребяческие нотки, прозвучавшие в его голосе.
– Извини, – сказала она, – но мне нелегко сидеть и слушать, как ты жалуешься, что твоя жизнь не удалась.
– Я этого не говорил.
– Говорил!
– Я сказал, что моя жизнь пуста, – поправил он, сознавая, кик глупо это звучит.
– У тебя более интересная жизнь, чем у кого-либо из моих знакомых, – заявила Пенелопа. – И если ты этого не понимаешь, тогда, возможно, ты прав – твоя жизнь пуста.
–. Все это слишком сложно, чтобы объяснить в двух слоних, – пробормотал он, все еще сердясь на себя.
– Если тебе нужна цель в жизни, – сказала она, – так, ради Бога, выбери ее и постарайся достигнуть. Перед тобой лежит весь мир, Колин. Ты молод, богат, и ты мужчина, – с горечью закончила она. – Ты можешь добиться всего, чего пожелаешь.
Колин скорчил недовольную гримасу, что было неудивительно. Когда человек убежден, что у него есть проблемы, не слишком приятно слышать, что они не стоят выеденного яйца.
– Все не так просто, – проворчал он.
Пенелопа устремила на него долгий взгляд, впервые в жизни усомнившись, что она знает Колина.
Она думала, что знает о нем все, но не подозревала, что он ведет дневник. Что у него вспыльчивый характер. Что он не удовлетворен своей жизнью.
И что он настолько избалован, чтобы хандрить, не имея на то особых оснований. Какое он имеет право сетовать на свою жизнь? Как смеет жаловаться, особенно ей?
Она встала с кресла и расправила юбки неловким, вызывающим жестом.
– В следующий раз, когда тебе захочется пожаловаться на мучения, причиняемые тебе всеобщим обожанием, попытайся хотя бы на один день влезть в шкуру старой девы, списанной со счетов. А потом приходи и жалуйся сколько угодно.
Пенелопа круто повернулась и, оставив Колина сидеть в кресле с приоткрытым ртом, взирающим на нее как на фантастическое создание с тремя головами и хвостом, быстро вышла из комнаты.
Что ж, отметила она, спускаясь по ступенькам, выходившим на Брутон-стрит, это был самый эффектный уход в ее жизни.
Жаль только, что мужчина, которого она покинула, был единственным человеком, с которым она хотела бы остаться навеки.


Колин промучился весь день.
Рука немилосердно ныла, несмотря на бренди, которым он щедро заливал рану и собственные внутренности. Агент по недвижимости, которому он поручил снять для него уютный особнячок в Блумсбери, уведомил его, что у прежнего жильца возникли проблемы и Колин не сможет переехать сегодня, как собирался.
В довершение ко всему он подозревал, что нанес непоправимый урон своим отношениям с Пенелопой.
И это было самое скверное, поскольку он дорожил их дружбой, хотя до сегодняшнего дня не сознавал этого. Почему-то это открытие вызывало у Колина легкую панику.
Пенелопа была чем-то постоянным в его жизни: подруга его сестры, неизменная, но незаметная участница светских вечеринок, смиренно ожидавшая кавалеров, не слишком баловавших ее своим вниманием.
Но похоже, в этом мире нет ничего постоянного. Пенелопа, во всяком случае, изменилась. Или это он сам изменился? А может, изменился его взгляд на Пенелопу?
Иначе с чего бы его так огорчила их размолвка?
Все-таки странно было после тех десяти лет, в течение которых он воспринимал Пенелопу как некое приложение к его жизни, вдруг осознать, как много она для него значит.
Жаль, что они расстались, разговаривая на повышенных тонах. Колин не помнил случая, чтобы он чувствовал себя неловко с Пенелопой. Разве что однажды… Господи, когда ж это было? Шесть или семь лет назад? Его мать настаивала, чтобы он женился. В этом не было ничего нового, не считая того, что она предложила Пенелопу в качестве невесты. Это настолько поразило Колина, что у него едва хватило терпения остудить матримониальный пыл матери в своей обычной шутливой манере.
Однако она не успокоилась. Леди Бриджертон твердила о Пенелопе днем и ночью, так что Колин в конце концов просто сбежал. Не очень далеко – всего лишь в Уэльс. Но право, как что мать могла додуматься до такого?
Когда он вернулся, она, конечно же, пожелала поговорить с ним – правда, на сей раз о его сестре Дафне, которая снова ждала ребенка, и леди Бриджертон хотела объявить об этом на семейном собрании. Но откуда же он мог знать, о чем пойдет речь? Уверенный, что его ждут новые уговоры и прозрачные намеки на его холостяцкий статус, Колин крайне неохотно отправился с визитом к матери и на пороге дома столкнулся с братьями. Те принялись подначивать его по тому же поводу, как это умеют делать только братья, и неожиданно для себя Колин заявил, да еще во весь голос, что не собирается жениться на Пенелопе Федерингтон!
И тут он увидел Пенелопу. Она стояла в дверях, зажав рот ладонью; в ее расширившихся зрачках отражались обида, стыд и дюжина других эмоций, слишком неприятных, чтобы размышлять о них.
Это был один из самых ужасных моментов в его жизни. Собственно, Колин постарался забыть о нем. Вряд ли Пенелопа питала к нему теплые чувства – во всяком случае, не более чем многие другие женщины, – но он унизил ее. Выделить ее из всех остальных таким вот заявлением…
Это было непростительно.
Он, разумеется, извинился, и Пенелопа приняла его извинения, но Колин так и не простил себя.
И вот теперь он снова оскорбил ее. Не напрямую, разумеется, но ему следовало бы хорошенько подумать, прежде чем жаловаться ей на свою жизнь.
Проклятие, это звучит глупо даже с его личной точки зрения! На что ему жаловаться?
Не на что.
И все же Колин не мог отделаться от ощущения пустоты. Его грызла тоска по чему-то, чего он не понимал. Боже, он докатился до того, что завидует собственным братьям лишь потому, что они нашли свое призвание!
Похоже, единственный след, который он оставит в мире, это бесчисленные упоминания его персоны на страницах «Светских новостей».
Какая ирония!
Но ведь все относительно, не так ли? И в сравнении с Пенелопой ему не на что жаловаться.
А значит, ему следовало держать свои мысли при себе. Колину не хотелось думать, что у Пенелопы нет шансов устроить свое будущее, но, видимо, она права, называя себя старой девой. Кстати, довольно унизительное положение в британском обществе.
Собственно, если у кого и есть основания жаловаться, так это у Пенелопы.
Но она всегда стоически смирялась, со своей участью, хоть и была недовольна ею.
Хотя кто знает? Может, Пенелопа мечтает о другой жизни, которая не вписывается в рамки скромного существования вместе с матерью и сестрой в их доме на Маунт-стрит. Может, у нее есть тайные надежды и планы, которые она скрывает под маской достоинства и добродушия.
Может, в ней есть нечто большее, чем кажется.
Колин вздохнул. Пожалуй, он должен извиниться перед ней. Хотя в чем именно, он не представлял, да и не был уверен, что Пенелопа нуждается в его извинениях.
Но нужно же как-то исправлять ситуацию.
О черт! Придется, видимо, посетить музыкальный вечер у Смайт-Смитов, Это ежегодное событие служило дьявольским испытанием для каждого, кто обладал хоть каким-то слухом. Но как только возникала уверенность, что все девицы Смайт-Смит выросли и выпорхнули из родительского гнезда, на их месте появлялась очередная кузина, еще более бесталанная, чем предыдущие.
Но раз Пенелопа намерена появиться там этим вечером, значит… значит, и ему, Колину, придется направить туда свои стопы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Где властвует любовь - Куин Джулия



Давно читала этот роман. Перечитала с большим удовольствием.
Где властвует любовь - Куин ДжулияНАТАЛЬЯ
16.06.2011, 23.16





хорошая книга вот только имеет два название, не знаешь, чем они отличеются.
Где властвует любовь - Куин Джулияника
21.11.2011, 17.22





Мне роман очень понравился. Действительно лёгкость стиля автора,своеобразность сюжета,интрига,которую хоть и разгадала сразу, всё же не отпускали, пока не дочитала до конца Моя оценка 10.
Где властвует любовь - Куин ДжулияИрина
2.05.2012, 11.43





замечательный светлый роман. И в жизни такое случаеться))))
Где властвует любовь - Куин ДжулияСветлана
4.07.2012, 18.09





Читала в захлеб, советую всем.rnМоя оценка 10.
Где властвует любовь - Куин ДжулияРоксалана
31.08.2012, 19.44





Ничего интересного,мне не понравился роман.Скучный...
Где властвует любовь - Куин ДжулияНИКА*
31.12.2012, 18.14





очень хороший роман...принадлежит к числу тех, которые хочется перечитать
Где властвует любовь - Куин ДжулияМаруська
27.03.2013, 21.19





Один раз можно прочитать.
Где властвует любовь - Куин ДжулияКэт
23.08.2013, 21.50





читать этот роман было одно удовольствие перечитаю его с удовольствием хотя мне нравится вся серия романов этой семьи
Где властвует любовь - Куин ДжулияНастя
3.09.2014, 23.15





Этот роман в другом переводе называется "Романтическая История Мистера Бриджертона". Там я тоже оставила с вой отзыв. Не поленилась, ибо давно не читала такой легкой, но наполненной смыслом вещи. Не знаю, кому как, но мне интрига с разоблачением леди Уислдаун показалась достаточно интересной, чтобы прочесть, а через год - и перечесть эту книжицу. Многогранные характеры, вполне мотивированные поступки героев, отсутствие надуманных и притянутых за уши проблем вроде незаконного рождения, мутного прошлого, убийств, гувернантского прозябания и прочего нытья. Не затянуто, зато очень-очень остроумно (честно признаюсь, я редко имела возможность насладиться таким чувством юмора, какое проявляет автор в этом романе). Если кто-то ищет страсти и эротики - вам не сюда: всего лишь одна постельная сцена, и та достаточно сдержанная. Но такой подход к изображению чувств я считаю единственно верным, и в нем нахожу очередной плюс! Короче говоря, добротная и не пустая книжка )))
Где властвует любовь - Куин ДжулияЛилу
6.03.2015, 14.24





Неплохой роман. Но растянуто... Герой какой-то нерешительный. 8/10
Где властвует любовь - Куин ДжулияВикки
26.04.2015, 19.04





Хороший роман,без политики коварных родственников...читайте
Где властвует любовь - Куин Джулияирина
1.06.2015, 18.28





хороший роман. прочитала с удовольствием.10 балов.
Где властвует любовь - Куин Джулиятату
19.10.2015, 22.01





Какая скука!6из10 еле дочитала.....
Где властвует любовь - Куин ДжулияТанча
21.10.2015, 17.51





Больше всего интересно о леди Уистлдаун.
Где властвует любовь - Куин ДжулияКетрин
4.11.2015, 13.21





Немного растянуто, но интересно. Правда немного вызывает сомнения чувства, резко появившиеся , героя и 12 лет полной слепоты. Советую прочитать и самим посмотреть
Где властвует любовь - Куин ДжулияЛюдмила
24.01.2016, 23.44





На 100% согласна с Лилу.10 баллов
Где властвует любовь - Куин ДжулияВредина
12.05.2016, 7.44





На 100% согласна с Лилу.10 баллов
Где властвует любовь - Куин ДжулияВредина
12.05.2016, 7.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100