Читать онлайн Все в его поцелуе, автора - Куин Джулия, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все в его поцелуе - Куин Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.92 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все в его поцелуе - Куин Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все в его поцелуе - Куин Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Куин Джулия

Все в его поцелуе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Три дня спустя, когда наш герой узнает, что от прошлого еще никому не удавалось избавиться.
– Вас хочет видеть какая-то женщина, сэр.
Гарет поднял голову от огромного, как бегемот, письменного стола красного дерева, занимавшего почти половину небольшого кабинета.
– Утверждает, что она жена вашего брата, – добавил лакей.
– Каролина? Немедленно проводи ее ко мне.
Он встал из-за стола в ожидании ее прихода. Гарет ни разу не видел Каролину после похорон Джорджа, на которых он все время старался держаться подальше от отца.
Лорд Сент-Клер, выгнав младшего сына из дома, приказал Джорджу порвать всякие отношения с Гаретом, но Джордж не прекратил с ним видеться, хотя во всем остальном беспрекословно слушался отца. И за это Гарет полюбил брата еще больше. Барон не хотел, чтобы Гарет присутствовал на церемонии прощания, но когда тот пришел в церковь, даже он не решился устроить скандал и выгнать его.
– Гарет?
Гарет отвернулся от окна, хотя не помнил, как он возле него очутился.
– Каролина, – приветствовал он невестку, протягивая руки. – Как поживаешь?
Она нерешительно пожала плечами. Каролина вышла замуж за Джорджа по любви, и Гарет никогда не видел ничего более ошеломляющего, чем полные слез глаза Каролины во время похорон ее мужа.
– Я понимаю, – тихо промолвил Гарет. Ему тоже не хватало брата. Они были невероятной парой: спокойный и серьезный Джордж и ведущий разгульную жизнь Гарет. Но они были не только братьями, но и друзьями, и Гарету нравилось думать, что они прекрасно дополняли друг друга. В последнее время Гарет подумывал о том, что ему следовало бы вести более упорядоченный образ жизни хотя бы в память о брате.
– Я разбирала его вещи и кое-что нашла. Думаю, теперь это принадлежит тебе.
Каролина достала из сумочки небольшую книжку.
– Что это? Я не узнаю.
– Конечно, ты и не можешь ее узнать. Она принадлежала матери твоего отца.
Гарет не смог скрыть гримасу. Каролина не знала, что Гарет на самом деле не Сент-Клер. Он не был уверен и в том, что и Джорджу это было известно. Во всяком случае, они никогда этот вопрос не обсуждали.
Небольшая книжечка в кожаном переплете, застегивавшемся на крошечную пуговичку, была перевязана лентой. Гарет снял ленту, расстегнул пуговичку и осторожно раскрыл книгу с пожелтевшими от времени страницами.
– Это дневник, – с удивлением улыбнулся он, обнаружив, что дневник велся на итальянском языке. – Что в нем написано?
– Не представляю. Я даже не подозревала о его существовании, пока не нашла в письменном столе Джорджа на этой неделе. Он никогда не говорил мне о нем.
Гарет смотрел на дневник, на аккуратный почерк, на слова, значения которых он не понимал. Мать его отца происходила из старинного итальянского рода. Гарета всегда смешил тот факт, что его отец наполовину итальянец. Барон так гордился своими английскими предками и любил хвастаться тем, что они жили в Англии со времен Вильгельма Завоевателя. Гарет не помнил, чтобы отец когда-либо упоминал о своих итальянских корнях.
– Там есть записка Джорджа, – сказала Каролина, – в которой он написал, чтобы я отдала дневник тебе.
У Гарета было тяжело на сердце. Он посмотрел на дневник, свидетельствовавший о том, что Джордж не знал, что они братья только по матери. Гарет не имел кровной связи с Изабеллой Маринцоли Сент-Клер, а значит, не имел права читать дневник.
– Тебе придется найти переводчика, – с задумчивой улыбкой тихо сказала Каролина. – Интересно, о чем там написано. Джордж всегда так тепло отзывался о вашей бабушке.
Гарет тоже вспоминал о ней с любовью, хотя они не часто с ней виделись. Лорд Сент-Клер был не в очень хороших отношениях со своей матерью, поэтому Изабелла навещала их довольно редко. Но она всегда баловала своих внуков, и Гарет помнил, как он был потрясен, когда ему сказали, что она умерла. Ему тогда было семь лет. Если любовь так же важна, как кровь, может быть, этот дневник должен быть у него, а не у кого-нибудь другого.
– Постараюсь что-нибудь сделать. Наверное, не так уж трудно найти человека, который может перевести с итальянского.
– Я бы не доверила его случайному человеку, – возразила Каролина. – Это ведь дневник твоей бабушки, ее личные мысли и переживания.
Каролина была права. Он в долгу перед бабушкой и найдет тактичного человека, который переведет ее мемуары. И Гарет точно знал, с чего начать поиски.
– Я отвезу дневник бабушке Данбери, – неожиданно сказал Гарет. – Она посоветует, как поступить.
Бабушка Данбери любила говорить, что знает все, и правда была в том, что она почти всегда была права.
– Расскажи мне, когда все узнаешь, – попросила Каролина, закрывая за собой дверь кабинета.
– Конечно, – пробормотал он, не заметив, что Каролина уже ушла.
Гарет посмотрел на дневник. Его начало датировалось 10 сентября 1793 года...
Между тем в гостиной неподалеку...
– А? Говори громче! Я не слышу, – перебила ее леди Данбери.
Гиацинта опустила книгу, придержав пальцем страницу, которую она читала. Леди Данбери любила притворяться глухой, когда ей это было нужно, когда Гиацинта доходила до пикантных мест в любовных романах, которые больше всего нравились графине.
– Я прочла, – повторила Гиацинта, – наша дорогая героиня тяжело дышала. Нет, дайте я посмотрю – она задыхалась, и ей не хватало воздуха.
– Пфф, – леди Данбери. Гиацинта посмотрела на обложку книги.
– Интересно, для автора английский язык – родной?
– Читай дальше, – приказала графиня.
– Хорошо. Так вот: «Мисс Бамблхед
type="note" l:href="#n_1">[1]
, увидев приближающегося к ней лорда Сэвиджвуда, бросилась бежать».
– Ее зовут не Бамблхед, – возразила графиня.
– А следовало бы назвать именно так.
– Что правда, то правда. Но ведь не мы написали эту историю, не так ли?
Гиацинта откашлялась и стала снова читать: «Он был уже совсем близко, и мисс Бамблсхут...»
– Гиацинта!
– Баттеруорт, – проворчала Гиацинта. – Как бы ее там ни звали, она побежала к скалам. Конец главы.
– К скалам? Опять? Разве она не бежала туда в конце предыдущей главы?
– Может, туда далеко бежать?
– Я тебе не верю. Гиацинта пожала плечами.
– Я, конечно, могла бы соврать, чтобы избавиться от чтения нескольких страниц из необычайно опасной жизни Присциллы Баттеруорт, но я говорю правду. – Поскольку леди Данбери молчала, Гиацинта протянула ей книгу и попросила: – Хотите сами проверить?
– Нет-нет, я тебе верю хотя бы потому, что другого выбора у меня нет.
Гиацинта пристально посмотрела на леди Данбери.
– Вы теперь не только глухи, но и слепы?
– Нет. – Леди Данбери вздохнула и картинно положила руку на лоб. – Просто практикуюсь в драматическом искусстве.
Гиацинта громко рассмеялась.
– Я не шучу, – оборвала ее леди Данбери. – Я собираюсь изменить свою жизнь. Я могла бы играть на сцене гораздо лучше тех дур, которые величают себя актрисами.
– Жаль только, что на роли пожилых графинь не очень большой спрос.
– Если бы это сказал мне кто-нибудь другой, – сказала леди Данбери, стуча по полу своей тростью, хотя она сидела в удобном кресле, – я восприняла бы это как оскорбление.
– Мое мнение, стало быть, не в счет? – притворяясь обиженной, протянула Гиацинта.
Леди Данбери хихикнула:
– Знаешь, почему я так тебя люблю, Гиацинта Бриджертон?
– Я вся внимание, – подалась вперед Гиацинта. Лицо графини сморщилось в улыбке.
– Потому что ты, дорогуша, точно такая же, как я.
– Знаете, леди Данбери, если бы вы сказали это какой-нибудь другой девушке, она восприняла бы это как оскорбление.
Графиня затряслась от смеха.
– А ты – нет?
– А я – нет.
– Вот и отлично. – Леди Данбери посмотрела на часы на каминной полке. – У нас есть время еще на одну главу.
– Мы же договорились, что будем читать по одной главе каждый вторник, – сказала Гиацинта, только чтобы поспорить.
– Ну хорошо, – проворчала леди Данбери. – Тогда поговорим о чем-нибудь другом.
О Господи!
– Скажи мне, Гиацинта, каковы твои перспективы на сегодняшний день?
– Вы прямо как моя мама.
– Комплимент высшей пробы. – Леди Данбери откинулась на спинку кресла. – Мне нравится твоя мать, Гиацинта, а мне редко кто нравится.
– Обязательно скажу ей об этом.
– Ба! Она уже давно все знает, а ты увиливаешь от ответа.
– Мои перспективы, как вы деликатно выразились, такие же, как и всегда.
– В этом-то и проблема! Тебе, мое дорогое дитя, нужен муж, вот что я тебе скажу.
– Вы уверены, что моя мать не прячется за занавесками и не подает вам реплики?
– Вот видишь? Мое место на сцене!
– Вы сошли с ума, вы об этом знаете?
– Я достаточно стара, поэтому могу не скрывать свои мысли и говорить то, что хочу. У тебя тоже появится возможность откровенно высказывать свое мнение, когда ты состаришься.
– Я его и сейчас не скрываю.
– Знаю, – согласилась графиня. – Возможно, именно поэтому ты до сих пор не замужем.
– Если бы в Лондоне нашелся хоть один интеллигентный холостяк, – вздохнула Гиацинта, – уверяю вас, я бы попыталась женить его на себе. – Она саркастически улыбнулась. – Вы же не захотите, чтобы я вышла замуж за дурака?
– Нет, конечно, но...
– И перестаньте наконец говорить о своем внуке, как будто у меня не хватает ума понять, что у вас на уме.
– Да я и слова не сказала!
– Но собирались!
– Что ж, он замечательный, – стала отрицать леди Данбери, – и очень красивый.
Гиацинта прикусила губу, стараясь не вспоминать о своем странном поведении в присутствии мистера Сент-Клера на музыкальном вечере у Смайт-Смитов.
– Вижу, ты не возражаешь.
– Что ваш внук красив? Конечно, нет, – ответила Гиацинта, понимая, что тут спорить не о чем.
– И я горжусь тем, что он унаследовал свои мозги от моей родни, чего я, к сожалению, не могу сказать обо всех своих потомках.
Гиацинта стала смотреть в потолок, чтобы не комментировать высказывание леди Данбери. Старший сын леди Данбери прославился тем, что его голова застряла между прутьями ворот Виндзорского замка.
– О, давай говори, не стесняйся, – проворчала пожилая леди. – По крайней мере двое моих детей наполовину дураки, а про их детей я уж и не говорю. Когда они наведываются в город, я стараюсь уехать куда-нибудь подальше. Подумать только – я вышла замуж за лорда Данбери, хотя знала, что в голове у него нет ни одной извилины. Но Гарет – это моя награда, и ты будешь дурой, если не...
– Ваш внук, – перебила графиню Гиацинта, – тоже не помышляет жениться ни на мне, ни на ком-либо еще.
– Да, – согласилась леди Данбери. – И я никак не пойму, почему он сторонится таких, как ты.
– Таких, как я?
– Молодых, женственных, порядочных. Немного поразвлекся и хватит! Пора жениться!
Гиацинта почувствовала, как у нее запылали щеки. Вообще-то это был именно такой разговор, который всегда доставлял ей удовольствие: гораздо веселее быть неприличной, чем наоборот (в разумных пределах, естественно), но на сей раз она только и смогла сказать:
– Вряд ли стоит обсуждать такие вещи со мной.
– Вот еще! – махнула рукой графиня. – С каких это пор ты стала такой жеманной?
Гиацинта открыла было рот, но, к счастью, графиня и не ожидала от нее ответа.
– Он повеса, это правда. Но если ты захочешь, нет ничего такого, что нельзя было бы изменить.
– Я не собираюсь...
– Просто спусти плечи платья пониже в следующий раз, когда его увидишь, – не унималась леди Данбери. – Мужчины моментально теряют голову при виде большой груди. Он...
– Леди Данбери! – Гиацинта скрестила руки на груди. Она не станет гоняться за повесой, который явно не собирался жениться. Зачем ей такое унижение?
Кроме того, нужно немало воображения, чтобы назвать ее грудь большой. Гиацинта знала, что телосложением она, слава Богу, не была похожа на мальчика, но и выдающимися женскими прелестями пониже шеи, которые заставили бы мужчину оглянуться – и не один раз, – она не обладала.
– Ладно, – сварливо пробурчала леди Данбери. – Слова больше не скажу!
– Никогда?
– До тех пор, пока.
– До тех пор, пока что?
– Не знаю, – тем же тоном ответила графиня.
Но у Гиацинты было такое чувство, что это «пока» наступит довольно скоро.
Наморщив лоб, леди Данбери с минуту помолчала и добавила:
– Подумай о моем предложении. Мы будем отличной командой, вот увидишь.
– Я заранее содрогаюсь, – раздался мужской голос от двери. – Представляю, бабушка, на что ты подстрекаешь бедную мисс Бриджертон.
– Гарет, – просияла леди Данбери. – Как мило с твоей стороны наконец навестить меня.
Гиацинта обернулась и увидела входящего в комнату Гарета Сент-Клера – красивого и элегантно одетого. В лучах солнца, пробивавшихся в окно, его волосы были похожи на отполированное золото. Его появление оказалось для Гиацинты неожиданностью. Она приходила сюда по вторникам уже целый год, но ни разу с ним здесь не встретилась. Можно было подумать, что он намеренно ее избегает.
Невольно возникал вопрос: почему он пришел сегодня? Их разговор на музыкальном вечере не выходил за рамки светской болтовни, и вдруг Сент-Клер здесь, в гостиной своей бабушки, как раз в тот момент, когда она наносит свой еженедельный визит.
– Наконец-то? Неужели ты забыла, что я был у тебя в пятницу? – Гарет повернулся к Гиацинте и с озабоченным видом спросил: – Может быть, она теряет память, мисс Бриджертон? Ведь ей – дайте подумать – девяносто...
Трость леди Данбери стремительно опустилась на ногу Гарета.
– До этого еще очень далеко, мой мальчик, и если тебе дороги твои ноги, ты впредь не станешь богохульствовать.
– Евангелие от Агаты Данбери, – пробормотала Гиацинта.
Гарет улыбнулся ей, чего она совсем не ожидала. Во-первых, потому, что не думала, что он слышал ее замечание, а во-вторых, потому, что Сент-Клер показался ей в этот момент юным и невинным, хотя она точно знала, что он не то и не другое.
Хотя...
Несмотря на ворчание леди Данбери, Гарет действительно был частым гостем в ее доме. Возможно, он вовсе не такой повеса, каким его заклеймил высший свет. Плохой человек не мог быть так предан своей бабушке. Гиацинта сказала ему об этом на вечере у Смайт-Смитов, но он поспешил переменить тему разговора.
Он был загадочной личностью, а Гиацинта ненавидела загадки, которые не могла разгадать.
Между тем предмет ее размышлений наклонился, чтобы поцеловать бабушку в щеку. Гиацинта неожиданно поймала себя на том, что разглядывает его спину, шею и косичку, лежащую на воротнике темно-зеленого камзола.
Она знала, что у него нет денег на дорогих портных, и то, что он никогда ни о чем не просит свою бабушку. Тем не менее камзол сидел на нем идеально.
– Мисс Бриджертон, – сказал Гарет, присаживаясь на диван и закидывая одну ногу на другую, – сегодня, очевидно, вторник?
– С утра это так и было.
– Как поживает Присцилла Баттеруорт?
Ее удивило, что он знает, какую они с леди Данбери читают книгу.
– Она бежит к скалам, я беспокоюсь за ее безопасность. Вернее, обеспокоилась бы, если бы нам осталось читать еще одиннадцать глав.
– Жаль. Сюжет книги был бы куда интереснее, если бы Присцилла умерла.
– А вы читали книгу? – вежливо осведомилась Гиацинта.
– Бабушка пересказывает мне ее, когда я навещаю ее в среду. А я всегда бываю у нее по средам. А также почти всегда по пятницам и воскресеньям.
– В прошлое воскресенье тебя не было.
– Я ходил в церковь, – будничным тоном пояснил он. Гиацинта чуть было не поперхнулась печеньем.
– Разве вы не видели, как молния ударила в колокольню? – обратился он к Гиацинте.
– Я была слишком поглощена проповедью священника.
– Он нес всякую ерунду на прошлой неделе, – провозгласила леди Данбери. – Стареет, наверное.
Гарет хотел что-то возразить, но трость бабушки остановила его.
– Не смей начинать свой обычный комментарий словами «кто бы говорил».
– Мне бы и в голову это не пришло.
– Я тебя знаю. Ты не был бы моим внуком, если бы не сказал этого. Ты согласна со мной, дорогая? – обратилась она к Гиацинте.
К чести Гиацинты, она скромно сложила руки на коленях и ответила:
– Уверена, что на этот вопрос нет правильного ответа.
– Умница, – леди Данбери.
– Я беру уроки у мастера. Графиня просияла.
– Если оставить в стороне его наглость, – она посмотрела на Гарета так, словно он был каким-то подопытным насекомым, – на самом деле он необыкновенный внук. Лучшего я не могла бы и желать. Конечно, – добавила она, – ему не с кем соревноваться. У остальных всего три извилины на всех.
Это было не слишком лестным заявлением, если учесть, что у графини было двенадцать внуков.
– Я слышал, что некоторые животные поедают своих детенышей, – пробормотал Гарет.
Леди Данбери проигнорировала его замечание и сказала:
– Поскольку сегодня только вторник, что привело тебя ко мне, мой мальчик?
Гарет нащупал в кармане книжку. Он был настолько заинтригован дневником, что у него совершенно вылетело из головы, что по вторникам бабушку навещает Гиацинта Бриджертон. Ему следовало подождать до вечера. Но он пришел, и это следовало как-то объяснить. Иначе его бабушка решит, что он пришел специально, чтобы увидеть мисс Бриджертон, и потребуется несколько месяцев, чтобы разубедить ее в этом.
– В чем дело, говори.
Гарет повернулся к Гиацинте, довольный тем, что она смущенно поежилась под его пристальным взглядом.
– Почему вы навещаете бабушку? – спросил он.
– Потому что люблю ее. А вы почему?
Гарет не мог сказать, что навещает ее только потому, что она его бабушка. Леди Данбери была для него не только бабушкой, а строгим судьей, но никогда он не воспринимал общение с ней как обязанность.
– Я тоже ее люблю, – ответил он, не сводя глаз с Гиацинты.
– Прекрасно.
Они долго смотрели друг на друга, словно соревновались, кто же опустит глаза первым.
– Мне нравится, какой оборот принял наш разговор, – громко сказала леди Данбери, – о чем, черт побери, вы здесь толкуете?
Гиацинта откинулась на спинку дивана и посмотрела наледи Данбери так, словно ничего не произошло.
– Понятия не имею. – Она допила чай и добавила: – Он задал мне вопрос.
Гарет с интересом посмотрел на Гиацинту. С его бабушкой не так-то легко было подружиться, и если Гиацинта Бриджертон с радостью пожертвовала своими вторниками, чтобы навещать ее, это явно говорило в пользу девушки. Не говоря уже о том, что леди Данбери редко кого жаловала своим вниманием, а мисс Бриджертон она восхищалась при каждой возможности. Частично это происходило потому, что она желала их свести. По части такта или тонкости в обращении у его бабушки всегда были проблемы.
Но одну вещь Гарет все же усвоил за все эти годы: его бабушка очень хорошо разбиралась в людях. К тому же дневник был написан по-итальянски. Даже если в нем и содержались какие-либо интимные секреты, мисс Бриджертон вряд ли о них узнает.
Приняв решение, Гарет достал из кармана дневник.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все в его поцелуе - Куин Джулия



vpolne!!! ponravilsia +9
Все в его поцелуе - Куин Джулияsvitlana
21.06.2012, 12.29





Роман хороший, но конец,почему дочь, не показала колье и браслет маме.
Все в его поцелуе - Куин ДжулияКтрин
9.08.2012, 20.54





Мило, но не захватывает.Да и кузенов-вредителей нет. Колье и браслет самой доченьке пригодится.
Все в его поцелуе - Куин ДжулияВ.З.,64г.
20.12.2012, 13.26





История с бриллиантами не понравилась. А герои неплохие.
Все в его поцелуе - Куин ДжулияКэт
27.08.2013, 16.13





Ожидала много большего
Все в его поцелуе - Куин ДжулияЛюдмила
28.01.2016, 21.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100