Читать онлайн Сэру Филиппу, с любовью, автора - Куин Джулия, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сэру Филиппу, с любовью - Куин Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.87 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сэру Филиппу, с любовью - Куин Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сэру Филиппу, с любовью - Куин Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Куин Джулия

Сэру Филиппу, с любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

…почему ты отказываешься рассказать мне больше? В конце концов, как старшая (на целый год!) сестра, я все-таки заслуживаю твоего уважения! Ты написала лишь, будто все, что рассказывала Энни Мэйвел о тайнах любви, оказалось в точности соответствующим действительности. Спасибо, разумеется, за информацию, но я все-таки была бы признательна тебе за более подробный отчет. Я понимаю, что ты сейчас слишком занята своим счастьем, но уж для сестры-то могла бы найти время и черкнуть на пару строк больше!
Из письма Элоизы Бриджертон сестре, графине Франческе Килмартин, написанного через две недели после свадьбы последней.
Неделю спустя Элоиза сидела в маленькой гостиной, срочно переоборудованной под ее кабинет, и рассеянно кусала карандаш, пытаясь разобраться в счетах хозяйственных расходов. Следовало подсчитать оставшиеся деньги, мешки с мукой, жалованье слугам и еще многое другое. Но, честно говоря, если Элоизе и хотелось сейчас что-либо подсчитывать, так только то, сколько раз они с Филиппом занимались любовью.
Кажется, тринадцать… Нет, четырнадцать. Точнее, пятнадцать, если считать тот раз, когда Филипп не входил в нее, но, тем не менее, они оба…
Элоиза вдруг почувствовала, как кровь приливает к ее щекам, хотя стыдиться было некого - в комнате, кроме нее, не было ни души, а если бы кто и был, он, разумеется, не мог знать, о чем она думает.
Но Боже правый, неужели она действительно целовала Филиппа туда? Неужели она способна на такое?
Элоиза даже не знала до сих пор, что подобные ласки не так уж и редко практикуются между мужчинами и женщинами. Энни Мэйвел, во всяком случае, о таком не упоминала.
Элоиза состроила недоверчивую гримасу. Возможно, Энни просто сама ничего не знала об этом… И в самом деле, трудно представить себе Энни Мэйвел, занимающуюся этим. Впрочем, Элоизе до недавнего времени трудно было представить вообще кого бы то ни было за этим занятием, и в первую очередь себя.
Да, что ни говори, восхитительно иметь мужа, который до такой степени без ума от тебя! Днем они с Филиппом, правда, виделись редко - он, как правило, был занят своей работой, она своей, зато ночью… Перед этим Филипп обычно давал ей несколько минут (сначала двадцать, потом это время постепенно сократилось до пяти), чтобы привести себя в порядок. Но Элоиза едва могла дождаться, когда услышит в коридоре его шаги.
А затем… Затем Филипп набрасывался на нее, словно сумасшедший. Энергия Филиппа казалась неисчерпаемой. Как и его фантазия - каждый раз он изобретал что-то новое. И что бы он ни придумывал, все, в конце концов, доводило Элоизу до экстаза, до исступления.
Филипп клялся, что никогда не испытывал особой страсти к Марине, но Элоизе трудно было поверить, что мужчина с таким темпераментом способен на длительное воздержание. Какие восхитительные вещи он проделывал с ней одними руками… и губами… и зубами… и языком…
Элоиза снова покраснела. На те ласки, на которые способен был Филипп, не отозвалась бы разве что мертвая женщина.
Элоиза рассеянно покосилась на свою тетрадь, колонки доходов и расходов… Разумеется, числа не сложатся чудесным образом сами собой, если она будет витать в облаках. Но всякий раз, как только Элоиза пыталась сосредоточиться на своих подсчетах, цифры начинали плыть у нее перед глазами.
Элоиза посмотрела в окно. Отсюда не было видно оранжереи Филиппа, но Элоиза знала, что та совсем рядом, за углом, и что Филипп там сейчас или сеет что-нибудь, или прививает какой-нибудь черенок, или занимается еще чем-то.
Элоиза поморщилась. Филипп, как правило, пропадал в оранжерее весь день - иногда даже не являлся к обеду, распорядившись, чтобы обед отнесли к нему в оранжерею. Элоиза понимала, что не может все двадцать четыре часа в сутки быть с Филиппом, что у него, да и у нее, есть и другие дела… Некоторые супружеские пары общаются друг с другом еще реже. Но ведь шла лишь вторая неделя их медового месяца…
Свадьба была сыграна слишком поспешно: выходя замуж за Филиппа, Элоиза не могла сказать, что успела как следует изучить его. Знала, разумеется, что он честный, порядочный, будет хорошо с нею обращаться… Но за неделю брака Элоиза узнала о своем муже много нового. И в первую очередь то, какой, оказывается, страстный любовник скрывался за внешностью выдержанного, углубленного в себя человека.
Тем не менее, о вкусах, взглядах, пристрастиях Филиппа Элоиза знала пока еще не очень много. О своей прошлой жизни Филипп ей не рассказывал, если не считать того эпизода с отцом. Элоиза пыталась вызвать мужа на разговор, и иногда ей это удавалось, но не часто. Впрочем, удивительно ли, если Филипп целыми днями пропадал в оранжерее, а ночью им было не до разговоров?
Иногда создавалось впечатление, что супруги вообще могли бы обходиться без помощи слов. Однажды, например, когда Элоиза попыталась было спросить совета Филиппа по какому-то хозяйственному вопросу, тот лишь пожал плечами и сказал: “Делай, как знаешь!” - при этом плохо скрывая свое раздражение. Иногда Элоизе начинало казаться, что Филипп женился на ней лишь потому, что ему нужна была хозяйка в доме и партнерша по постели.
Но ведь брачная жизнь, в конце концов, не сводится к этому - по крайней мере, не должна сводиться. Элоиза знала не одну семейную пару, где муж и жена были друг для друга гораздо большим, чем деловые и сексуальные партнеры. Семейную жизнь родителей Элоиза плохо помнила: отец умер, когда она была еще маленькой, но семейную жизнь братьев и сестер имела возможность наблюдать. Как ни восхитительны были ночи с Филиппом, брак их, считала Элоиза, только выиграл бы, если бы они проводили друг с другом больше времени и помимо постели.
Элоиза решительно поднялась и направилась к дверям. Кто, собственно, сказал, что она не может прийти к нему в оранжерею? Возможно, Филипп будет даже рад, если увидит, что она интересуется его научными экспериментами. Слишком уж пытать мужа, может быть, и не стоит, но задать вопросик-другой можно. А там видно будет, завяжется ли разговор.
Но тут Элоиза вдруг словно услышала голос матери: “Не стоит торопить события, Элоиза. Ты должна быть терпелива”.
Вздохнув, Элоиза вернулась на место, хотя, чтобы сделать это, от нее потребовалось огромное усилие воли.
Элоиза знала, что ее мать - мудрая женщина и редко ошибается даже в самых сложных вещах. Если Вайолет сочла нужным дать дочери в день свадьбы подобный совет - значит, она знала, что делала.
В мудрости матери Элоиза не сомневалась. Вот только что означал ее совет?
Элоиза скрестила руки на груди, словно удерживая себя от того, чтобы встать и пойти к Филиппу. Поймав себя на том, что снова смотрит в окно, Элоиза заставила себя отвернуться.
Элоиза почувствовала себя не в своей тарелке. Сидеть без дела было не в ее характере. Внутри Элоизы словно сидел какой-то бес, заставлявший ее все время двигаться, что-то делать, узнавать новое, задавать вопросы, а главное - заботиться, беспокоиться о ком-то, давать советы, высказывать свое мнение всем, кто только согласен ее слушать.
Элоиза нахмурилась. Она понимала, что со стороны, пожалуй, выглядела весьма докучливой девицей, но ничего не могла с собой поделать.
Элоиза снова попыталась вспомнить все подробности тех напутствий, что давала ей мать накануне первой брачной ночи. Несомненно, мать желала ей добра, она любила свою дочь… О чем тогда говорила Вайолет? Кажется, она сказала Элоизе о том, что ей в дочери все нравится…
Нет, не так. Элоиза вспомнила точные слова матери - Вайолет сказала: “Ты всегда была очень нетерпелива”. М-да, комплимент, надо признать, весьма сомнительный…
Как все это ужасно… До сих пор, все свои двадцать восемь лет, Элоиза плыла по жизни, вполне довольная собой, не считая, что ей нужно что-то в себе менять. Не всем нравился характер Элоизы, но, в конце концов, так и не бывает, чтобы ты нравилась всем. Однако большинство знакомых Элоизы любили ее, и она считала, что этого вполне достаточно.
Почему же теперь она чувствует неуверенность в себе? Почему так боится сказать или сделать что-то не то?
Элоиза снова поднялась. Будь что будет, но она не в силах больше терпеть эту пытку неизвестностью и бездействием. Мать права: не стоит лишний раз беспокоить Филиппа. Но нужно подыскать себе какое-то дело, иначе можно с ума сойти…
Элоиза посмотрела на лежащий перед ней гроссбух с неподсчитанными цифрами. Дело? У нее есть дело - то самое, которым она занималась только что. Что толку искать себе другое?
С минуту Элоиза рассеянно смотрела на книгу - и вдруг резко захлопнула ее, поняв, что, сколько ни заставляй она себя, все равно у нее ничего не получится, если душа в данный момент не лежит к этой бухгалтерии. Но чем же тогда ей занять себя?
“Детьми”, - решила вдруг она. Став женой Филиппа, Элоиза взяла на себя и роль матери его детей - со всеми вытекающими отсюда обязанностями. И именно эти обязанности должны стать для нее первоочередными.
Вдохновленная своей новой идеей, Элоиза снова почувствовала себя самой собой. Она решительно направилась к двери. Нужно, пожалуй, проследить за тем, чему учит их гувернантка: если Филипп пустил это на самотек, то Элоиза должна взять дело в свои руки. Тем более, что Оливера Филипп собирался осенью отдать в школу.
Следует также позаботиться об их гардеробе. Филипп, похоже, не замечает, что дети продолжают носить одежду, из которой уже выросли, да и Аманде не мешало бы подобрать что-нибудь посимпатичнее, чем то, что у нее есть.
Элоиза уверенно начала подниматься по лестнице, на ходу строя планы и загибая пальцы, вспоминая, что еще предстоит сделать для детей. Так, на портных уйдет… Элоиза примерно прикинула в уме сумму. И не мешало бы, пожалуй, нанять детям еще учителей. Пусть начнут заниматься французским, игрой на фортепьяно… Чем раньше, тем лучше.
В приподнятом настроении Элоиза толкнула дверь детской… и застыла на пороге, не в силах сразу понять, что же в ней происходит.
Глаза Оливера были красными - судя по всему, он только что перестал плакать. Аманда тоже всхлипывала, вытирая нос рукавом.
– В чем дело? - спросила Элоиза, переводя взгляд с детей на гувернантку.
Ни мисс Эдвардс, ни дети не произнесли ни слова. Оливер и Аманда смотрели на Элоизу расширившимися от страха глазами.
– Мисс Эдвардс, почему дети плачут? - спросила Элоиза.
– Потому что наказаны, - сухо проговорила та. Элоиза рассеянно кивнула. В том, что дети, должно быть, снова нашкодили, для Элоизы не было ничего удивительного - она уже отлично знала их проказливый характер. Тем не менее, вид Аманды и Оливера говорил о том, что наказание, очевидно, было чрезмерно жестоким. Элоиза уже достаточно успела изучить близнецов, чтобы различать, когда их обида на самом деле есть не более чем игра на публику, а когда нет. Элоизе хватило одного взгляда, чтобы понять: на этот раз дети действительно несчастны.
– За что они наказаны? - спросила Элоиза.
– За непочтительное отношение к старшим. - Тон мисс Эдвардс был все так же сух.
– Понятно, - вздохнула Элоиза. То, что дети недолюбливали мисс Эдвардс, тоже не было для нее новостью - они никогда этого и не скрывали. И все-таки Элоиза по-прежнему сомневалась, что жестокость наказания соответствовала степени их вины.
– И каким же образом вы их наказали? - спросила она.
– Побила указкой по пальцам, - не моргнув глазом, заявила мисс Эдвардс.
Элоиза еле сдержалась, чтобы не заскрипеть зубами. Она была против телесных наказаний, хотя и знала, что в колледжах - даже таких престижных, как Итон, - они применяются сплошь и рядом. Все братья Элоизы окончили Итонский колледж, и, насколько знала Элоиза, ни одному из них не удалось проучиться в нем, не подвергнувшись хотя бы раз этому унизительному наказанию.
Но в школах есть свое начальство, а здесь все решает она, Элоиза, - по крайней мере, с тех пор, как стала в этом доме полноправной хозяйкой. А то, что она собирается действовать, не посоветовавшись с Филиппом, Элоизу не смущало. В конце концов, Филипп сам просил ее взять на себя заботу о детях и в данном случае, наверное, не стал бы возражать против вмешательства жены. К тому же, испытав в детстве на собственной шкуре жестокость отца, Филипп вряд ли одобрил бы подобное отношение к своим детям. Элоиза отозвала мисс Эдвардс в сторону.
– Я знаю, мисс, - начала она, - как относятся к вам дети, и могу предположить, что они вам сказали. Готова согласиться, что подобное поведение с их стороны действительно достойно осуждения. Тем не менее, - Элоиза сурово сдвинула брови, - я настоятельно попросила бы вас впредь обращаться с ними помягче!
– С ними помягче, - тон гувернантки был резок, - так они и вовсе перестанут учить уроки!
– С сегодняшнего дня я сама буду проверять, как они учат уроки. А вам еще раз повторяю - будьте с ними помягче. Это приказ!
Губы мисс Эдвардс скривились, но она, хотя и крайне неохотно, кивнула, всем своим видом давая понять, что явно недовольна подобным вторжением, и подчиняется Элоизе только потому, что у нее нет выбора.
Повернувшись к детям, Элоиза громко сказала:
– Я убеждена, мисс Эдвардс, что свой урок на сегодня они знают. Позвольте мне самой заняться ими. Полагаю, им стоит сделать небольшой перерыв.
– Перерыв сейчас не предусмотрен. Учебный процесс не ждет!
– И все-таки позвольте мне заняться этим, мисс. Что у вас за урок?
– Чистописание.
– Чистописанием могу заняться с ними и я. Могу гарантировать вам, мисс Эдвардс, со мною они не отстанут! - Последнюю фразу Элоиза произнесла с вызовом.
– Не сомневаюсь, мэм! - с ядовитым сарказмом проговорила гувернантка.
Элоиза кинула на нее убийственный взгляд. Она знала, как обращаться с непокорными слугами - недаром же она носила фамилию Бриджертон.
Гувернантку всю просто перекосило, но, тем не менее, она строго сообщила, что сегодня по плану они собирались отработать написание букв М, Н и О - как прописных, так и строчных.
– Понятно, - в тон ей ответила Элоиза. - Не беспокойтесь, мисс. Осмелюсь вас заверить, что во всех тонкостях чистописания - сей основы многих наук - я вполне компетентна.
Лицо мисс Эдвардс приобрело бурый цвет, но она лишь спросила:
– Я могу идти, мэм?
– Вы свободны, мисс. Учитывая всю тяжесть вашей работы, ибо вы, как я понимаю, совмещаете должности няни и гувернантки, полагаю, что отдых вам просто жизненно необходим. Увидимся за обедом, мисс Эдвардс.
Гувернантка покинула комнату с гордо поднятой головой, словно победительницей была она.
– Ну что ж, отлично! - с довольным видом произнесла Элоиза, поворачиваясь к близнецам, которые сидели за своим маленьким столиком, глядя на нее так, словно она была богиней, сошедшей на грешную землю для того, чтобы спасти их от злой ведьмы. - Я думаю, нам стоит начать с…
Но закончить фразу Элоизе не удалось. Аманда бросилась к ней с такой скоростью, что чуть не сбила с ног, и крепко обняла своими худыми ручками. Вслед за сестрой в объятия Элоизы бросился и Оливер.
– Ну-ну, перестаньте! - приговаривала Элоиза, смущенно гладя их волосы. - Все хорошо…
– Да, теперь все хорошо, - согласилась Аманда. Оливер отступил от Элоизы на шаг, очевидно, вспомнив внушения взрослых, что большие мальчики не плачут. Приняв серьезный вид, он действительно стал похож на взрослого, но тут же испортил это впечатление тем, что рукавом вытер нос.
Элоиза протянула ему носовой платок.
Использовав его, Оливер признался:
– Мы любим вас больше, чем мисс Эдвардс!
Элоиза подумала о том, что дети правы: любить мисс Эдвардс действительно невозможно. Нужно как можно скорее подыскать ей замену. Но детям об этом пока лучше не говорить - они наверняка передадут все это самой гувернантке, и та, пожалуй, немедленно уволится, что нежелательно, пока ей не найдена замена, да к тому же еще, возможно, выместит каким-нибудь образом свою досаду на детях.
– Садитесь, - проговорила Элоиза, легонько подталкивая близнецов к столу. - Я пообещала мисс Эдвардс провести с вами сегодняшнее занятие, и поскольку мне - как, думаю, и вам, - не хотелось бы портить с ней отношения, приступим. Сегодня я покажу вам, как пишутся буквы М, Н и О.
“Следует поговорить обо всем этом с Филиппом!” - подумала она.
Элоиза незаметно взглянула на пальцы Оливера. Внешне они выглядели как обычно, разве что один, пожалуй, немного покраснел… Впрочем, возможно, Элоизе это только показалось…
Да, следует поговорить с Филиппом - и чем раньше, тем лучше.



***



Мурлыча себе под нос какую-то мелодию, Филипп тщательно, придирчиво выбирал растения для посадки. Он вдруг поймал себя на том, что до женитьбы у него не было привычки напевать во время работы - раньше он предпочитал делать свое дело в полнейшей тишине.
Но сейчас Филиппу казалось, что веселый мотив срывается с губ помимо его воли - он словно разлит в здешнем воздухе. Филипп чувствовал себя легко и свободно, словно он вдруг избавился от того, что угнетало его долгие годы. Даже спина почему-то совершенно не болела, несмотря на то что он трудился, согнувшись, уже несколько часов.
Нет, все- таки что ни говори, то, что Филипп женился на Элоизе, было главной удачей его жизни! Впервые за много лет, может быть, даже впервые за всю жизнь, Филипп чувствовал себя счастливым.
Не то чтобы раньше он постоянно был несчастен, как, скажем, Марина… Время от времени он смеялся, наслаждался жизнью… но по-настоящему счастливым себя все-таки не ощущал. Как мало, оказывается, нужно для счастья - всего лишь добрая, отзывчивая жена…
Филипп и раньше не склонен был считать себя неудачником, чья жизнь не сложилась. Но никогда не приходилось ему испытывать того, что нахлынуло на него теперь. Филипп и предположить не мог, что мир может казаться ему таким прекрасным, что, просыпаясь, он каждый раз будет так радоваться новому дню.
Давно уже Филипп не ощущал подобного блаженства - пожалуй, с университетских времен, когда удовлетворение от интеллектуальных занятий смешивалось с чувством свободы, наконец, обретенной им…
Трудно было переоценить все то, что Элоиза внесла в его жизнь. Начиная уже с постели. Даже в самых сокровенных своих мечтах Филипп представить себе не мог, что простой физический контакт с женщиной может быть столь восхитительным. А ведь еще совсем недавно Филиппу казалось, что после стольких лет воздержания он утратил интерес к физической близости с женщиной и желание его уже вряд ли когда-нибудь вспыхнет с новой силой…
С Мариной у Филиппа никогда не было ничего даже похожего… Как, впрочем, и с теми женщинами, что были у него до свадьбы.
Однако, сколь бы важной ни казалась Филиппу эта сторона его существования, жизнь все же ею не исчерпывалась. Например, Филипп обнаружил, что - опять же впервые за многие годы - его перестало, наконец, мучить чувство, что он плохой отец, что все, что бы он ни делал для детей, не то и не так.
Плохим отцом Филипп считал себя всегда. Но, как ни пытался, изменить ничего не мог. Он и теперь не стал хорошим отцом, но нашел для детей идеальную мать.
И уже от одного этого Филипп чувствовал себя так, словно у него гора с плеч свалилась. Наконец-то, он мог работать в своей оранжерее, не думая ни о чем, не тревожась, что дети, предоставленные самим себе, снова что-нибудь уронят или сломают. Теперь он мог полностью сосредоточиться на своей работе, а не работать лишь для того, чтобы заглушить гнетущее чувство вины за то, что он плохой отец.
Как же это все-таки прекрасно, когда на душе у тебя спокойно!
А если иногда жена и смотрит так, словно ожидает от него каких-то других слов, других действий - что ж, такова жизнь, приходится смириться с тем, что мужчины и женщины - разные существа и между ними просто не может быть абсолютной гармонии, во всяком случае, в практических делах. Слава Богу, как правило, Элоиза все-таки четко формулировала, чего она от него хочет, и Филиппу не приходилось ломать голову, что же на этот раз у нее на уме.
Филиппу вдруг вспомнились слова, которые, бывало, повторял его покойный брат: “Бойся женщину, задающую вопросы. Как бы ты ни ответил, все ей будет не так!”
Филипп улыбнулся. Не беда, что порой их споры с Элоизой заканчиваются ничем. Чаще всего они все-таки заканчивались постелью, что Филиппа вполне устраивало.
Филипп вдруг почувствовал, как начинает возбуждаться… Нет, нужно прекратить думать об этом днем - на то есть ночь. Иначе придется все бросить, бежать в дом, искать жену, возможно, отрывать ее от чего-нибудь…
Но не успел Филипп додумать свою мысль, как дверь теплицы вдруг приотворилась и в нее просунулась голова Элоизы, словно та каким-то образом сумела прочитать его мысли.
– Не помешаю? - осторожно спросила она.
Филипп чуть было не ляпнул: “Честно говоря, помешаешь”, - но в последний момент все-таки удержался не столько даже потому, что это было бы бестактно, сколько потому, что вдруг понял, что на самом деле не возражает против присутствия жены. Филиппу самому это показалось странным: обычно он не любил, когда кто-нибудь отвлекал его от дела, будь это даже симпатичный ему человек.
– Нисколько, - произнес он, - если только тебя не смущает мой вид.
Элоиза посмотрела на мужа - он был перепачкан землей с головы до ног. Но для нее это не было важным.
– Ничуть, - проговорила она.
– У тебя какие-то проблемы? - спросил Филипп.
– Да, - сразу же перешла к делу Элоиза. - Мне не нравится наша гувернантка.
Это заявление было для Филиппа неожиданным. Он воткнул в землю лопату.
– Чем она тебе не нравится?
– Не могу даже сказать, чем. Не нравится, и все.
– Ты полагаешь, - усмехнулся он, - этого достаточно, чтобы ее уволить?
Элоиза сердито поджала губы.
– Она побила детей указкой по пальцам, - проговорила она.
Филипп вздохнул. Он не был сторонником физических наказаний, но и не видел в случившемся ничего из ряда вон выходящего. Подобные вещи практикуются в каждой школе едва ли не каждый день. К тому же Филипп знал, что его дети отнюдь не отличаются примерным поведением.
– Что они сделали? - спросил он, досадуя в душе, что жена отвлекает его по пустякам.
– Не знаю, я при этом не присутствовала. Мисс Эдвардс говорит, что они разговаривали с ней непочтительно.
– Ну и что? Зная своих детей, - усмехнулся он, - я нисколько не удивлен!
– Согласна, - кивнула Элоиза. - И все-таки мне кажется, что наказание вряд ли равноценно проступку.
Филипп устало прислонился к верстаку.
– “Кажется”! - поморщился он. - Узнай все подробнее, расспроси как следует…
– А сам ты не хочешь с ней поговорить? - Элоиза словно бы вовсе не была возмущена тем, что Филипп отстраняется от этого дела, - лишь удивлена.
Филипп пожал плечами:
– У меня лично никогда не было претензий к мисс Эдвардс. Если у тебя есть какие-то сомнения, ты ее и расспрашивай. В конце концов, у тебя это получается лучше, чем у меня.
Филипп попытался притянуть Элоизу к себе.
– Но, в конце концов, - настаивала Элоиза, сопротивляясь ему, - ты - их отец!
– А ты - мать.
Присутствие Элоизы кружило Филиппу голову, и сейчас ему меньше всего хотелось думать о детях и о какой-то гувернантке. Ему хотелось прекратить этот дурацкий разговор и отнести Элоизу на руках в спальню, где…
– Я вполне доверяю тебе, - проговорил он, смягчаясь. - Я знаю, что ты обладаешь безошибочной интуицией. Именно поэтому я и женился на тебе.
Ответ Филиппа явно обескуражил Элоизу.
– Только поэтому? - пробормотала она.
– И поэтому тоже. - Филипп притянул жену к себе еще сильнее.
– Филипп, прекрати! - Элоиза начала вырываться. Филипп вдруг инстинктивно почувствовал, что с женой что-то не так. Испугавшись, он поспешил разжать объятия.
– В чем дело, Элоиза? Что с тобой?
– “В чем дело?” И он еще спрашивает! - сердито фыркнула она.
– Да что такое, в конце концов?
– Филипп, ты не понимаешь, что сейчас не время?
– Для чего?
Это было для Элоизы последней каплей. Она ничего не ответила, но так посмотрела на Филиппа, что этот взгляд буквально парализовал его. По сути дела, при семейных размолвках Филипп вел себя так же, как обычно в таких случаях большинство мужчин - просто отстранялся и уходил в себя.
– Для этого, - произнесла Элоиза.
– Для чего “для этого”? Элоиза, убей меня Бог, если я хоть что-нибудь понимаю!
Если бы не выражение лица Филиппа, Элоиза решила бы, что он дурачит ее. Но по растерянному взгляду Филиппа было ясно, что он не шутит.
– Не время заниматься любовью, - с расстановкой проговорила она.
– Ты хочешь сказать, не место? - прищурился он. - Согласен, в оранжерее не место: нас может увидеть кто-нибудь из слуг. Но ведь можно же, в конце концов, пойти в дом! А насчет времени… Да, днем мы до сих пор этим не занимались. Ну и что?
– Я совсем не об этом! - почти крикнула Элоиза.
– Черт побери, ты можешь объяснить, в чем дело, Элоиза? Веришь или нет, но я тебя совсем не понимаю!
– Да что с вами, мужчинами, толковать! - вздохнула она. - У вас одна постель на уме, больше вы ни о чем думать не способны!
Эти слова больно резанули Филиппа. Если бы Элоиза нелестно высказалась лишь о нем, Филиппе, это было бы еще не так обидно. Но когда ругают всех мужчин…
– Это комплимент? - с сарказмом спросил он.
Взгляд Элоизы, казалось, способен был заморозить кипящий источник. От этого взгляда у Филиппа сразу же пропало все его желание, чему Филипп, впрочем, был даже рад, ибо чувствовал потребность избавиться от этого состояния - если не удовлетворить, так хотя бы дать ему погаснуть.
– Представь себе, нет! - с вызовом ответила она. Филипп отошел от верстака.
– Элоиза, - в голосе его звучала обида, - я готов признать, что мы, представители сильного пола, все без исключения намного уступаем вам в сообразительности. Но я все-таки настоятельно просил бы тебя не подчеркивать этого в беседе со мной хотя бы из элементарной вежливости.
– А если вы другого не заслуживаете! - фыркнула она.
– На себя посмотри! Мы с тобой препираемся уже минут пятнадцать, а я так и не понял, о чем мы спорим! Не говоря уже о том, что минуту назад ты готова была растаять в моих руках, и тут же стала злой, как мегера. Где же ваша логика?
– Когда это я таяла в твоих руках?
Филиппу вдруг показалось, что земля проваливается под его ногами, а свет меркнет. Должно быть, испытываемый им ужас отразился на лице, ибо Элоиза поспешила успокоить его:
– Я говорила только про данный момент.
У Филиппа немного отлегло от сердца.
– Филипп, - снова начала она, - почему ты не хочешь понять меня? Я пытаюсь поговорить с тобой вот уже, как ты сам заметил, минут пятнадцать, а ты…
– Да ты всегда пытаешься поговорить со мной! - проворчал он. - Сколько я тебя знаю, ты ни на минуту рта не закрывала!
– Если тебе это не нравится, - вспылила Элоиза, - зачем же ты женился на мне?
– Можно подумать, - усмехнулся Филипп, - у меня был выбор! Я пошел с тобой под венец, потому что иначе твои очаровательные братцы, пожалуй, кастрировали бы меня! И не надо, кстати, обвинять меня в том, что я тебя не слушаю. По-моему, именно это я сейчас очень старательно делаю!
Элоиза пыталась что-то сказать, но была так возмущена, что с губ ее срывались лишь отдельные звуки.
– Мой тебе совет, дорогая, - все тем же тоном продолжал Филипп, - если хочешь, чтобы тебя слушали, не болтай без умолку, делай паузы хотя бы время от времени! Рот, между прочим, дан человеку не только для разговоров!
Элоиза вспыхнула, усмотрев в последней фразе двусмысленный подтекст.
– Ты невыносим! - воскликнула она.
Филипп поднял брови, зная, что этот жест раздражает Элоизу.
– И ты еще будешь отрицать, что у мужчин одна постель на уме? - в отчаянии проговорила она. - Я, между прочим, хотела поговорить с тобой о важных вещах, а ты полез обниматься…
– Что же в этом странного? Я, все-таки, - твой муж! Другая бы жена радовалась, что муж к ней неравнодушен!
– Филипп, я ценю твое неравнодушие, - Запальчиво объявила она, - но неужели ты не понимаешь, что оно не всегда уместно? Послушай, если мы хотим, чтобы наш брак был счастливым…
– Разве ты несчастна со мной? - насторожился он.
– Я этого не говорила, - поспешила успокоить она мужа. - Но не можем же мы, в конце концов, все время только…
– Все время только - что?
– Филипп, не валяй дурака! - Элоиза в отчаянии заскрипела зубами.
Филипп молчал. Скрестив на груди руки, он пристально смотрел на жену.
Элоиза закрыла глаза. Губы ее зашевелились. Филипп понял, что сейчас она разговаривает сама с собой, хотя и не произносит ни слова вслух. Господи, эта женщина вообще когда-нибудь молчит?
– Что ты делаешь? - спросил он.
– Пытаюсь понять, стоит ли мне следовать совету, что дала мне моя мама в день свадьбы.
Филипп покачал головой. Нет, черт побери, он никогда не научится понимать женщин! Наступила напряженная тишина.
– Филипп, - нарушила ее, наконец, Элоиза, когда уже решила, что Филипп сейчас уйдет и оставит ее одну, - поверь, мне очень нравится то, чем мы занимаемся в постели…
– Что ж, я польщен, - ухмыльнулся Филипп.
“Надо бы, пожалуй, быть с женой поделикатнее”, - подумал он. Но для этого Филипп еще не окончательно успокоился.
Элоиза, однако, не стала заострять внимание на его неделикатности.
– Но пойми, брак ведь не только это…
– Я бы сказал, - резонно заметил он, - что это составляет большую, если не большую часть брака.
– Филипп, ты по-прежнему не даешь мне даже слова сказать! Если есть проблема, может быть, все-таки обсудим ее?
В голове у Филиппа вдруг словно что-то щелкнуло. Кажется, он начинал понимать, что она хочет сказать…
Есть проблема? Элоиза на что-то жалуется? До сих пор Филипп ни на секунду не сомневался, что их с Элоизой брак можно назвать идеальным. Но по-видимому, жена думает иначе.
– Элоиза, - нервно заговорил он, - мы с тобой женаты всего неделю. Скажи, чего ты хочешь от меня?
– Не знаю. Я…
– Элоиза, в конце концов, я всего лишь - мужчина…
– А я всего лишь - женщина.
Элоиза, казалось, уже остыла, но ее спокойный тон почему-то раздражал Филиппа еще больше. Филипп наклонился к ней, словно для того, что он хотел сказать, ему надо было быть как можно ближе к Элоизе.
– Элоиза, - проговорил он, - ты знаешь, сколько времени я не был с женщиной? Ты не задумывалась об этом?
Глядя в глаза Филиппа, Элоиза отрицательно покачала головой.
– Восемь лет, Элоиза. Восемь долгих лет я был лишен возможности удовлетворять свои желания естественным путем. Так что, думаю, никто меня не осудит за то, что теперь, когда у меня, наконец, появилась эта возможность, я беру реванш за все эти годы. Или ты предпочла бы мужа-импотента? - Последнюю фразу Филипп произнес с нескрываемым сарказмом.
Он вдруг почувствовал, что больше не может сейчас находиться в обществе Элоизы и одному Богу известно, что может произойти, если он сейчас же не покинет ее.
Хотя дело было вовсе не в Элоизе. Больше всего Филипп сейчас злился на самого себя. Он резко повернулся и, не объясняя ничего жене, решительно вышел из оранжереи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сэру Филиппу, с любовью - Куин Джулия



Советую всем прочитать этот роман он также хорош как все остальные я бы даже сказала лучше но у каждого свое мнение.
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияМарта
16.01.2013, 23.10





близко к современному духу, только тогда интернета не было, письмеца писали) довольно занимательно, но не особо впечатлил
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияЮлек
4.02.2013, 22.30





Скучновато.
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияКэт
25.08.2013, 11.23





Почему у Куин всех героев заставляют жениться? Она не верит, что мужчина может жениться по своей воле?
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияОльга
4.06.2014, 19.07





А мне понравилось. Нет, конечно, накала бешеного страстей, но читается легко
Сэру Филиппу, с любовью - Куин Джулияkatsiaryna
29.09.2014, 17.17





Прекрасный роман!!! Это 5-я книга из серии и мое мнение: она не менее интересная, чем предыдущие 4 романа, но почему-то рейтинг занижен. Моя оценка 10+. Я и смеялась и плакала, когда читала. Рекомендую!!!
Сэру Филиппу, с любовью - Куин Джулиямэри
7.01.2016, 19.35





Ожидала большего от этого романа. Но увы... Можно было не читать. ИМХО
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
11.01.2016, 11.36





Странно все как то. Книгу об этой героине я спешила прочитать, но разочарована даже тем что потратила время на данную книгу. Вроде совсем книга другого автора об неизвестной героине. Разочарована!
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияЛюдмила
25.01.2016, 22.30





Как-то мерзко было читать об изменах Энтони. Я то надеялась, что хоть в книгах бывает идеальная любовь без измен.
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияЮлия
31.01.2016, 12.57





9 баллов
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияВредина
12.05.2016, 22.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100